Имитация конкуренции

Имитация конкуренции
Автор: Михаил МЕЛЬНИКОВ
02.04.2019

В ночь с 11 на 12 марта 2019 года на телеканале НТВ вышло очередное интервью в программе «Поздняков». Гостями Кирилла Позднякова были многие известные люди: половина политического истеблишмента России – министры, губернаторы, а также представители других, не менее уважаемых видов деятельности. На сей раз в студию пришел глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС) России Игорь Артемьев.

Игорь Юрьевич – чиновник нетипичный. Осанистый, бородатый, остроумный и самокритичный член партии «Яблоко» – он совершенно не вписывается в портрет обычного современного околоправительственного деятеля. Да и задачи у него необычные: бороться с теми самыми монополиями, которые сейчас фактически захватили власть и в энергетике, и в ЖКХ, и в транспортной сфере… Кто еще может похвастаться тем, что штрафовал на миллионные суммы «Газпром», РЖД, «Аэрофлот»? А Артемьев и его молодая команда делают это постоянно.

«Мы единственное ведомство, в названии которого содержится «анти», – лишний раз подчеркивает свою уникальность Артемьев. А еще одна особенность его службы – то, что за 15 лет ее существования в ней ни разу не менялся руководитель. Нет больше у нас чиновника подобного уровня, который работал бы столь стабильно  – даже Владимир Путин за это время уходил порулить правительством, что уж говорить об остальных!

Долгое пребывание в чиновничьей среде способствует осторожности, особой стертости высказываний, оглядке при каждом неудобном вопросе. Отчасти это случилось и с Артемьевым. Но несмотря на это, он дал весьма яркое интервью. Некоторые места были настолько резкими, что НТВ не стал выкладывать текстовую версию. Кроме того, в одном месте присутствует нетипичная для этого телеканала неаккуратная склейка кадров  – судя по всему, что-то вырезали в последний момент. Тем интереснее ознакомиться с наиболее яркими высказываниями чиновника.

ТАК ГОВОРИЛ АРТЕМЬЕВ

«Я последние четыре года процентов на 50 занимаюсь тарифами, потому что там нужно все перевернуть с головы на ноги. Приведу пример: один и тот же водоканал в одном и том же регионе может иметь на один кубический метр тариф, различающийся в 54 раза. Вот есть две деревни, и в одной люди платят в 54 раза больше, чем в другой. Это везде. По теплу – в восемь раз, по водоотведению  – в 56 раз, по электроэнергии – в 12 раз. Никаких объективных причин для этого нет и быть не может».

«Мы используем метод сравнительного анализа цен. Если ты производишь куб воды в тех же условиях климатических, в соседней области, в 54 раза дороже, то очевидно, метод сравнительного анализа показывает, что ты получил завышенный тариф. И, как правило, дальше, когда мы начинаем выяснять, там работает сынуля какого-нибудь губернатора или какого-нибудь высокопоставленного чиновника, который это все пробил через соответствующую региональную энергетическую комиссию и так далее».

«Граждане в большинстве своем по большинству коммунальных позиций давно переплачивают больше 100 процентов себестоимости, и все эти разговоры, что мы какие-то там убогие, не доплачиваем этим коммунальным монстрам, – это все чушь собачья. Мы давно им все переплачиваем. Они на это дело содержат различного рода рестораны, дома отдыха для себя, охотничьи заимки».

«Сегодня примерно три четверти российских регионов на различных станциях коммунальных услуг, от воды до тепла, переплачивают, а одна четверть имеет заниженные тарифы, недостаточные для того, чтобы обеспечить себестоимость».

«Самое большое свинство заключается в том, что картелей больше всего в социально значимых отраслях: в таблетках, в медицинском оборудовании, я бы выделил эту отрасль, просто катастрофически картелизировано… Там не так много поставщиков, плюс огромное значение имеет интеллектуальная собственность, есть монополисты на 15–25 лет. Но когда у препарата есть 5–6 заменителей, они должны конкурировать, а они сговариваются между собой внаглую абсолютно».

«Вторая отрасль, самая циничная и наглая после фармации – это строительство. Мы никуда не денемся, мы оплатим и подводку газа через свой тариф, и подводку электроэнергии, воды, канализации, всего остального – платит каждый».

«Авиакомпании жалуются на то, что недополучают прибыль, 70–80 миллиардов рублей. Пассажиры жалуются на дорожающие билеты и на падающее качество услуг. Самая большая бяка, которая здесь есть, – что все эти компании-плакальщики неплохо зарабатывают».

С ГОЛОВЫ НА НОГИ

Согласитесь, впечатляет. Столь резкую критику положения вещей в России может себе позволить разве что президент, да и от него в последнее время мы не слышали столь резкой риторики. Неудивительно, что оценка Артемьевым ситуации в ЖКХ облетела все СМИ. Правда, при этом случилось недопонимание на всю страну: все пестрело заголовками про «мы переплачиваем в два раза», хотя если не выдергивать реплику из контекста, а вслушаться в целом в сбивчивую, неровную речь Артемьева, то складывается ощущение, что он не имел в виду двукратное повышение  – а только то, что планка «100% стоимости услуг», о которой, если помните, много говорили в 1990–2010-е, давно позади. Интересно, впрочем, что на момент подписания номера в печать сам Артемьев никоим образом не прокомментировал собственное интервью, не расставил точки над «i» в спорных моментах

Но главное – глава ФАС четко дал понять, что проблема переплаты существует, что она системная, что она носит коррупционный характер. И сразу же предложил вариант ее решения:

«Мы подготовили первый в истории России, включая Российскую империю, закон об основах тарифного регулирования. В нем не только вводится определение эталона, но и вообще все с головы переворачивается на ноги. Там расчетным образом показано, какой у тебя экономически обоснованный тариф».

Ощущение, что именно ради продвижения этого законопроекта (назовем его для простоты «законом Артемьева»), который находится сейчас на рассмотрении в правительстве, и было организовано все интервью. На данный момент правила таковы: работающая в сфере ЖКХ компания должна рассчитать «экономически обоснованный тариф» и приплюсовать к нему свою выгоду: 12% для поставщиков ресурсов (вода, тепло, свет, газ…), 5% для остального (вывоз мусора, ремонтные работы и так далее). При этом методика расчета «экономической обоснованности» весьма туманна, что позволяет «сынулям» играть цифрами в свое удовольствие.

ПРОТИВ АРТЕМЬЕВА

Вот только есть одна незадача. ФАС занимается тарифным регулированием с сентября 2015 года, и за это время цены в платежках растут быстрее, чем в предыдущие годы. И остроумный чиновник не назвал ни одного региона-нарушителя, ни одной компании, ни одной фамилии. К сожалению, анализ правоприменительной практики показывает, что реальные данные Артемьев привести не может, потому что их нет. Дела «ФАС против коммунальщиков такого-то региона» если где-то и ведутся, то в засекреченном режиме – периодически выявляются мелкие нарушения на местном уровне, но ни одного разоблачения регионального масштаба нет.

И в Государственной думе не преминули указать на все эти несоответствия. Там тут же напомнили совсем недавнее выступление того же Артемьева в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП): «Когда нам передали тарифное регулирование, то мы… могли установить кому угодно какой угодно тариф, кому угодно отказать или дать 200 процентов». Возникает вопрос: почему же ФАС не делает этого, почему позволяет «сынулям» «хулиганить»? Деликатный Кирилл Поздняков не задал этого вопроса  – не в его стиле ставить высокопоставленных гостей в неудобное положение.

Еще резче возразили главе ФАС в российской Общественной палате. Самый что ни на есть профильный ее специалист, председатель Комиссии по жилищно-коммунальному хозяйству, строительству и дорогам Общественной палаты России Игорь Шпектор буквально обрушился на Игоря Артемьева:

«Я могу констатировать, что, выезжая в регионы РФ, я проверяю тарифы и вынужден, к сожалению, сказать, что очень часто они занижены» – да, господин Шпектор сожалеет о том, что где-то тарифы недостаточно высоки. «Сначала тарифы нужно утвердить изначально правильно, с тем чтобы потом говорить, что идет переплата. В этом случае в целом ряде субъектов тарифы вырастут». Каково? Нет, если бы так выступил представитель упомянутого Союза промышленников и предпринимателей или другой бизнес-ассоциации, это было бы понятно. Но в Общественную палату РФ людей набирают вообще-то для того, чтобы они защищали интересы общественности. Здесь же человек напрямую выступает на стороне монополистов  – поставщиков услуг. Вряд ли это нормально.

БЛАГОТВОРИТЕЛИ ПОНЕВОЛЕ

Покажем, как действуют эти поставщики услуг, на примере Бурятии. Тепло туда поставляет главным образом ТГК-14  – одной из частных компаний, созданных при приватизации РАО «ЕЭС России». И получается так, что в тариф жителей главного города республики, Улан-Удэ, заложено чрезвычайно много лишних рублей. Депутат Госдумы Николай Будуев, называя тариф в 2017 рублей 12 копеек за гигакалорию тепла, считает его очень сильно завышенным; с ним солидарны и в Общественной палате Бурятии (не все общественные палаты настроены против общественности). ТГК-14 объясняет высокие цены тем, что владеет разными источниками тепла, и дает всем потребителям усредненные тарифы независимо от того, дорогое ли в реальности у них тепло или дешевое. То есть жители Улан-Удэ платят и за себя, и за убыточные котельные в отдаленных районах: получается «принудительная благотворительность». Причем облагодетельствованные населенные пункты могут находиться даже в других климатических зонах (исполинская ТГК-14 обслуживает еще и Забайкальский край). Ну это – с некоторым утрированием  – как жители Кубани доплачивали бы за тепло для заполярных регионов

Общественники Бурятии доказывают расчетами, что в Улан-Удэ из-за подобного подхода переплачивают за тепло примерно в 2 раза  – такая цифра получается, если рассчитать тариф не по местным правилам, а по соответствующему Постановлению Правительства России. Разница существенная. А главное  – ссылками на необходимость компенсировать какие-то убыточные котельные можно объяснить практически любые цены! Если не получится – бухгалтер другие убытки найдет, за это ему премии и платят.

А где ФАС? А она, похоже, только «констатирует» ситуацию, никак на нее не влияя. Есть отдельные новости типа «в деревне Гадюкино зафиксированы повышенные тарифы на вывоз мусора»  – не более того. Даже на региональный уровень разоблачения не выходят. То ли у Игоря Артемьева не хватает аппаратного веса, то ли ему важнее провести новый закон, чем разруливать проблемы здесь и сейчас.

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО «ПРИВАТИЗАЦИЯ»

Но как же так получилось? Почему всякие ТГК устанавливают свои правила в регионах? Здесь надо вспомнить, что еще недавно генерацией тепла в стране занималась единая государственная компания  – РАО «ЕЭС России». Управлял ею Анатолий Чубайс, который доказывал, что если этого гиганта разбить на части и передать в частные руки (приватизировать), то работа будет эффективнее, возникнет конкуренция и невидимая рука рынка организует приемлемые для людей цены.

Разбили. Приватизировали. Только в 2007 году в частных руках оказались половина электростанций и 22 десятка сбытовых компаний. Государство получило от приватизации около $25 млрд. Сумма, конечно, ощутимая, но это лишь 2% от ВВП того года. По $171, по тогдашним деньгам порядка 5 тыс. рублей на человека, сейчас чуть больше 11 тыс. рублей на каждого жителя страны. Оглядываясь на те времена  – просто задаром. И именно эта приватизация дала возможность «рыночно» повышать цены  – хотя где тут рынок, если от своей единственной ТГК Бурятии никуда не деться. Не буржуйкой же топить…

Закончив приватизацию РАО «ЕЭС России», Анатолий Чубайс заявил: «Теперь отсыпаться буду. Знаете, сколько мне нужно, чтобы отоспаться? Года два нужно…»

Пока Анатолий Борисович отсыпался, новые компании потихоньку взяли энергетическую власть в стране в свои руки… И сейчас, по оценке главного научного сотрудника ФГБУН «Центральный экономико-математический институт РАН» Ивана Грачёва, высказанной им в интервью «Бизнес-газете», «реально в 4–5 раз завышены тарифы для населения». Хотя Грачёв подтверждает свои данные большим количеством цифр, мы склонны думать, что это все же преувеличение – за исключением сборов на капитальный ремонт и на вывоз и утилизацию мусора в этих сферах творится особенный беспредел. Примерно такая же приватизация произошла с системой дирекций единого заказчика (ДЕЗов) и жилищно-эксплуатационных контор (ЖЭКов). Они внезапно стали акционерными обществами (АО) или обществами с ограниченной ответственностью (ООО); кроме того, «сверху» им спустили обязанность «конкурировать» друг с другом. Ага, сейчас – весело отозвались в бывших ДЕЗах и начали подсчитывать будущие прибыли.

КОНКУРЕНЦИИ НЕ БУДЕТ

Вообще, есть одна очень большая ложь про конкуренцию, которую мы с вами должны устанавливать «снизу». Нам рассказывают про собрания собственников дома, которые якобы способны решить любой вопрос  – и какую управляющую компанию выбрать, и по какой схеме с ней работать, и заключать договор с поставщиками услуг напрямую… По закону все это действительно так. Но в реальной России такие вещи не работают.

Власти прекрасно знают, что не можем мы провести реальное собрание собственников в двухсотквартирном доме  – не те обычаи, не тот менталитет, общинные связи давно разрушены. В лучшем случае своего добиваются корыстные крикуны, в худшем  – протоколы попросту подделываются. Никакого рынка коммунальных услуг («у тех тепло по пять, но стабильно, а у этих по четыре, но аварий многовато, кого выбираем?») у нас не существует. Цены устанавливаются исключительно в интересах новых владельцев генерирующих, сбытовых и обслуживающих организаций, а владельцы эти обычно принимают на своих охотничьих заимках местных и региональных чиновников…

ФАС вам не поможет, дорогие читатели. Общественная палата поднимет вам цены еще выше. Так что выбирайтесь из коммунальной ямы сами – если хотите, поищите конкуренцию через собрание собственников (иногда помогает), если хотите, пишете жалобы губернатору, президенту и в правительство (это эффективнее, чем в ФАС). Голосуйте за партии, которые внятно объясняют, как должна быть устроена система ЖКХ и как сократить расходы потребителей.

Нужен ли нам «закон Артемьева»? Да, нужен, он действительно призван исключить случаи многократной переплаты за услуги ЖКХ. Но Госдума, мягко говоря, не торопится его принимать. Потому что у депутатов тоже есть свои «сынули».

* * *

А ведь глава ФАС говорил не только про ЖКХ – те же безобразия, напомним, творятся в медицинской сфере и в строительстве: несколько хорошо понимающих друг друга организаций делят рынок и устанавливают максимально возможные цены. На наш взгляд, подобная ситуация сложилась и среди продуктовых сетей, хотя Артемьев решительно отрицает это.

Подводя итоги 15 лет работы ФАС, говоря о количестве штрафов и грядущих «посадках», Артемьев тем не менее не мог не признать главного: монополизация всех сфер нашей жизни за эти 15 лет значительно выросла, так что эффективность этой службы можно оценить только со знаком минус.

Правда, сформулировал он проблему своеобразно: «У нас беда в том, что мы, казалось бы, работаем, работаем, работаем, но ситуация с конкуренцией не улучшается. Потому что госсектор вырос до неимоверных размеров – естественные монополии, новые госкорпорации… Мы создали этих монстров сами, своими руками, за последние двадцать лет. А госсектор сам по себе антиконкурентоспособен. И одна эта история убивает все».

Между тем без госсектора в ЖКХ все оказалось куда хуже, чем было с ним. Не бывает конкуренции по приказу.


Авторы:  Михаил МЕЛЬНИКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку