НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Игры патриотов

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.05.1999

 
Григорий МКРТЧЯН,
обозреватель «Совершенно секретно-Версия»

На днях в редакцию «Совершенно секретно» пришло весьма любопытное письмо – ответ на статью «Куда текут нефтедоллары Самотлора?», опубликованную в мартовском номере. Исполнительный директор «Нижневартовскнефтегаза» О.С. Нам и председатель профкома А.П. Пинчук утверждают, что написано оно от имени всего коллектива ОАО. Не будем оспаривать саму возможность написания письма от имени нескольких тысяч человек. В конце концов, и не такое бывало. Но вот некоторые положения этого документа заставили нас снова обратиться к теме самотлорской нефти.

«Мы не отрицаем факты, приведенные в статье, – пишут авторы, – но характер их изложения, трактовка и манера преподнесения аудитории читателей... вызывает у нас решительное неприятие общей оценки ситуации».

Что же вызывает это неприятие? А то, что мы упомянули про сокращение численности работающих в «ННГ». Оказывается, виновата в этом «экономическая ситуация, сложившаяся на мировом рынке с ценой на нефть, которая потребовала от нефтяников снижения затрат на свою продукцию».

Увы, господа! Не продает «Нижневартовскнефтегаз» «черное золото» на мировом рынке. Всю нефть, добываемую «ННГ» на Самотлоре и предназначенную на экспорт, отбирает «Тюменская нефтяная компания». Именно отбирает.

«Начиная с сентября месяца 1998 года почти вся реализация нефти на экспорт производится ОАО «Тюменская нефтяная компания»... Если ситуация не изменится, это приведет к значительному уменьшению начислений платы за право пользования недрами, 30 процентов которых поступают в городской бюджет. За декабрь месяц средняя цена 1 тонны нефти в ОАО «ННГ» составила 415 рублей, тогда как по другим нефтедобывающим предприятиям города она составила 643 рубля».

Это выдержка из письма руководителя Госналогинспекции по г. Нижневартовску Л. Гончарова и.о. главы городской администрации Грабовскому.

«Начиная с 01.09.98 года почти вся реализация нефти, добываемой ОАО «ННГ» на экспорт, производится ОАО «ТНК». В результате этого снижается средняя цена реализации нефти и происходит уменьшение налогооблагаемой базы в городской и окружной бюджеты».

А это – из послания председателя гордумы Нижневартовска А. Титова губернатору Ханты-Мансийского автономного округа А.Фипенко.

Так что лукавят господа Нам и Пинчук, когда говорят о негативном влиянии на благосостояние «ННГ» падения мировых цен на нефть. Компания сама продает ее за бесценок. Зато «ТНК» делает на этом миллиарды. Покупая в «ННГ» нефть по 415 рублей, «Тюменская нефтяная компания» продает ее за рубеж уже по 90 долларов за тонну. Разница в цене – не менее 1600 рублей. А дальше – простая арифметика. За октябрь – декабрь «Нижневартовскнефтегаз» продал «ТНК» 1 726 000 тонн «экспортной» нефти. Навар «Тюменской нефтяной компании» – более 2,7 миллиарда рублей. Что это – рэкет со стороны «ТНК»? Или неожиданная благотворительность «ННГ»?

Увы, об этом в «коллективном» письме Нама – Пинчука ни слова...

Передо мной обращение жителей Нижневартовска к президенту Ельцину, тогда еще премьеру Черномырдину, председателям обеих палат Госдумы Строеву и Селезневу. В нем – мольба обратить внимание на проблемы города и на готовящуюся приватизацию «Тюменской нефтяной компании», одна из дочек которой – «Нижневартовскнефтегаз» – градообразующее предприятие.

«...Тревога вызвана попытками московских финансовых структур, работающих под покровительством отдельных членов правительства Российской Федерации, таких как Анатолий Чубайс и Альфред Кох, скупить за бесценок контрольный пакет акций «Тюменской нефтяной компании», чтобы безраздельно владеть крупнейшим месторождением России Самотлором.

Что за этим обычно следует, нам известно: массовая безработица, ликвидация социальной сферы, радикальное сокращение ассигнований на образование, медицину, науку, культуру...»

К сожалению, на обращение 32 тысяч подписавшихся под этим письмом никто не отреагировал. Стране нужны были деньги. Как можно быстрее и любым способом. Отменять аукцион по продаже 40 процентов акций «ТНК» не собирались...

БЛИЖЕ К ТЕЛУ СВОЙ КАРМАН

ОАО «Тюменская нефтяная компания» было учреждено постановлением правительства РФ № 802 от 9 августа 1995 года. В уставный капитал «ТНК» внесли закрепленные в федеральной собственности пакеты акций таких отечественных нефтегигантов, как «Нижневартовскнефтегаз», «Тюменнефтегаз», «Рязанский НПЗ»... Всего десять предприятий.

На момент создания уставный капитал «ТНК» составлял 7 миллиардов 908 миллионов 221 тысячу «старых» рублей.

Для начала за государством закрепили 45 процентов акций, которые оно могло продать только через три года – в сентябре 98-го. А вот с оставшимися 55 процентами ввиду финансового голода было решено расстаться; 15 процентов были проданы сразу же. Продажная цена акций уже тогда превысила номинал аж в 87 раз. Оставшиеся 40 процентов планировали реализовать на инвестиционном конкурсе в 1997 году, согласно утвержденному Госкомимуществом Сводному плану приватизации «ТНК». И завертелось...

В битву за обладание одним из самых лакомых нефтяных кусков ринулась «Альфа». Не спецподразделение, а банковская группа. Им не давала покоя мысль, что государственная нефть течет мимо. «Нефтяной барон» – это вам не какой-то банкир, которых к тому времени в России набралось как собак нерезаных. В бой были брошены все силы. И все средства были признаны хорошими. К делу подключились самые высшие инстанции...

2 августа 1996 года утверждается Инвестиционная программа «ТНК». Обязательное условие для будущих владельцев компании – инвестирование минимум 160 миллионов долларов деньгами. Спустя несколько месяцев, 21 марта 1997 года, премьер Черномырдин поручает ГКИ и Минтопэнерго провести конкурс только после завершения реструктуризации задолженности «дочек» «Тюменской нефтяной компании».

Но уже 5 июня председатель ГКИ Альфред Кох спешно утверждает условия и сроки проведения инвестконкурса (распоряжения ГКИ № 437-р и № 468-р).

Поспешность неудавшегося «писателя» Коха объяснялась очень просто – несколько ранее на совещании у тогдашнего председателя совета директоров «ТНК» Юрия Шафраника были утверждены поправки и дополнения к Инвестиционной программе «ТНК». Теперь уже инвестировать можно было не только «живые» деньги. Желающий купить 40 процентов акций «ТНК» получал право приобрести для компании установку первичной переработки нефти АВТ-2, оцененную в 40 миллионов долларов. Кроме того, позволялось прикупить 50 процентов акций некоего конструкторского бюро КОННАС за 35 миллионов и пакет технологий (проще говоря – патентов) переработки нефти на 15 миллионов долларов. В итоге претендент получал право инвестировать в «ТНК» 90 миллионов не долларами, а, скажем так, товаром.

Вот с такими изменениями г-н Кох и утвердил условия и сроки конкурса.

Кажется, ну что особенного! Раз «Тюменской нефтяной компании» позарез нужны эти технологии, какая-то установка и акции конструкторского бюро, то пусть инвестор их покупает.

Но тут был свой секрет.

Во-первых, владельцем установки АВТ-2 являлась фирма «Альфа-Эко». И стоила эта махина реально чуть менее 4 миллиардов рублей – в 60 раз дешевле, чем ее потом загнали в «ТНК».

Во-вторых, 50 процентов акций конструкторского бюро для «ТНК» купили у той же «Альфа-Эко» и еще у АОЗТ «Ренова-инвест». А теперь держитесь за стулья! Цена одной тысячерублевой акции – около 11 600 долларов! В России дороже акций нет. «Газпром» или «Лукойл» и близко не стояли!

И наконец, в-третьих, пресловутые патенты, которые можно было внести вместо денег в «ТНК». До покупки они находились в... чьей бы вы думали собственности? Все той же АОЗТ «Ренова-инвест», а также ЗАО «Разносервис» и еще одной оффшорной компании. Всех их вместе можно представить одним именем – Д.Кульпин. Учредитель и руководитель.

Даже по самым грубым подсчетам, «товар», который предлагался вместо реальных денежных инвестиций, никак не стоил 90 миллионов долларов. По оценкам экспертов, цена «товара» не превышала 2,5 миллиона.

Так что же получается? Совет директоров соглашается с инвестиционной программой, по которой «ТНК» теряет большие деньги. Альфред Кох эту программу поспешно утверждает. Зачем все это? Кто от этого выиграет?

Вспомните, кто в результате одержал победу на инвестиционном конкурсе.

НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ, ДА...

За право стать совладельцем «Тюменской нефтяной компании» соревновались пять фирм: ООО «Росагронефтепродукт», ООО «Спецагропромсервис», ООО «Ван-Джуд», ЗАО «Новый холдинг» и ООО «Астра». Победителем должна была стать та, которая предложила бы больше денег за сам пакет акций и на инвестирование в «ТНК»

Список претендентов кажется весьма пестрым только на первый взгляд. С высоты сегодняшних дней становится ясно, что исход схватки за самотлорскую нефть был предрешен. Две из пяти компаний-претендентов состояли в откровенных родственных связях. «Новый холдинг» представлял уже знакомый нам Кульпин. Он же выступал как руководитель другого участника аукциона – «Спецагропромсервиса».

И, что самое интересное, Кульпин – владелец тех самых патентов, которые нужно было купить и «инвестировать» в «ТНК».

18 июля 1997 года состоялся инвестиционный конкурс. Когда вскрыли конверты с предложениями и объявили победителя, не удивился никто. Счастливым обладателем 40 процентов акций «ТНК», приобретенных за 25 миллионов долларов или 146 миллиардов рублей, стало ЗАО «Новый холдинг». На членов конкурсной комиссии произвела впечатление предложенная сумма инвестиций – $ 810 000 000.

А теперь вспомним те самые изменения в инвестиционной программе, которую утвердил г-н Кох. Победитель имел право купить на 40 миллионов долларов нефтеперерабатывающую установку, на 35 миллионов «немножко конструкторского бюро» и на 15 миллионов – патенты. Установка и бюро, как мы уже знаем, принадлежали фирме «Альфа-Эко», а патенты – фирмам, которые представлял Кульпин.

Фокус же в том, что эта же самая «Альфа-Эко» – соучредитель «Нового холдинга»!

«Включение дополнительных условий в Инвестиционную программу ОАО «ТНК» (установка АВТ-2, 50 процентов акций ОАО «ОКБ БН КОННАС», 16 патентов) осуществлено в интересах победителя инвестиционного конкурса по продаже пакета ОАО «ТНК», составляющего 40 процентов его уставного капитала, – ЗАО «Новый холдинг».

Госкомимущество России (председатель А.Р.Кох), утверждая указанные дополнения, действовал в интересах одного из участников конкурса – ЗАО «Новый холдинг».

Это – выдержка из отчета по результатам проверки Счетной палаты России.

Какая выгода для «Нового холдинга» во всем этом, спросите вы? Прямая. Во-первых, все столь необходимые патенты-установки стоили значительно ниже заявленной цены, никак не 90 миллионов долларов, а где-то на порядок меньше. Во-вторых, покупая у самого себя, можно же вообще не платить. Даже по себестоимости.

Вот он – секрет поспешности руководителей отечественной приватизации! Пока все это дешевое барахло еще висело на балансе «Альфа-Эко» мертвым грузом, нужно было поскорее спихнуть его куда-нибудь. А тут такой удобный случай – в обмен заиметь 40 процентов одной из крупнейших нефтяных компаний.

Но 90 миллионами «сэкономленных» долларов «Новый холдинг» не ограничился.

2 июля 1997 года президент Ельцин направил первому вице-премьеру Борису Немцову и руководителю ГКИ Альберту Коху поручение, в котором обязал сделать все, чтобы задолженность дочерних компаний «ТНК» была погашена до 1 октября 1997 года. А заодно просил установить запрет на продажу акций «ТНК», приобретенных на конкурсе, до полного выполнения победителем всех связанных с ним обязательств.

Вослед этому поручению 23 июня 1998 года вышло распоряжение Мингосимущества РФ № 542-р, в котором «Тюменской нефтяной компании» предписывалось из будущих средств, полученных на инвестиции, покрыть долги своих «дочек», в том числе «Нижневартовскнефтегаза», перед бюджетом и внебюджетными фондами.

«Новый холдинг» в лице «ТНК» эти требования выполнил. Правда, не в полном объеме. Но почти 50 миллионов долларов было перечислено на покрытие долгов. А спустя некоторое время «ТНК» оперативно изъяла должок из оборота «Нижневартовскнефтегаза».

И самый большой подарок «Новому холдингу» был сделан в том же распоряжении МГИ № 542-р. Весомую долю инвестиционных средств предписывалось направить на выкуп акций компаний «Нижневартовскнефть», «Самотлорнефть», «Белозернефть» и «Приобьнефть».

А фактически выделенные на это 200 миллионов долларов возвращались к своим хозяевам – близким «Новому холдингу» и группе «Альфа» компаниям.

Проведя нехитрые подсчеты, получим, что не 810 миллионов направлялось «Новым холдингом» на инвестиции, а значительно меньше – 470. «Экономия» составила аж 340 миллионов.

И ведь всего-то надо было – небольшие поправки в инвестиционной программе и подпись господина Коха.

Нечистоплотная возня вокруг этого инвестиционного конкурса была столь откровенной, что, предчувствуя «грязную игру» одной из сторон, Генеральный прокурор России Юрий Скуратов за две недели до торгов, 4 июля 1997 года, обратился к президенту Ельцину с предложением об их отмене. Заодно Юрий Ильич предлагал отменить те самые распоряжения Альфреда Коха, которыми тот заранее фактически вывел в победители «Новый холдинг».

Увы, игры, в которых приз сотни миллионов долларов, так просто не останавливаются.

Есть еще более интересный документ. Ответ первого заместителя Генпрокурора РФ Юрия Чайки депутату Валерию Воротникову.

«По материалам конкурса по продаже 40-процентного пакета акций ОАО «ТНК» Генеральной прокуратурой РФ подготовлено исковое заявление в арбитражный суд о признании недействительным распоряжений Госкомимущества России № 437-р и № 468-р, а также протокола заседания конкурсной комиссии по подведению итогов инвестиционного конкурса от 18.07.97.

Однако полагаем, что в настоящее время направлять иск в суд преждевременно, так как ОАО «ТНК» утратило фактический контроль над градообразующим дочерним предприятием – ОАО «Нижневартовскнефтегаз», акции которого проданы иностранным инвесторам».

Распродажа началась.

ЭПИЛОГ

У этой истории нет концовки. Воз, как говорится, и ныне там. Те, кто владеет «Тюменской нефтяной компанией», стараются выжать из нее и ее «дочек» все возможное. В ход идут все средства. Акции входящих в холдинг компаний продаются за границу по очень низким ценам. Затем выкупаются обратно, но уже в несколько раз дороже – а деньги остаются там, «у них», за бугром.

Нефть, добываемая дочерними компаниями, забирается подчистую в «ТНК», перепродается за копейки оффшорным компаниям, а потом – по цене раз в пять дороже – реальным покупателям. Теряют на этом все – добытчики, производители, города нефтяников. Государство.

Не теряют только те, кто когда-то правильно выбрал друзей и покровителей.

Но это уже отдельная история.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку