НОВОСТИ
Убивший в столичном МФЦ двух человек — психически больной антиваксер
sovsekretnoru

Игра в «Семерочку»

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.12.2001

 
Сергей ГОНЧАРОВ,
обозреватель «Совершенно секретно»

Один из творцов американской демократии Бенджамин Франклин говорил: «На свете есть только две неизбежные вещи – смерть и налоги». За прошедшие двести лет американцы успели признать справедливость этой фразы. Российская демократия пока слишком юна. Поэтому отношения наших налоговиков с гражданами, тем паче с коммерческими организациями, все еще сложны. И действующие законы развитию этих отношений не способствуют...
Заплати налоги и... иди в тюрьму?

Генеральный директор московской фирмы, работающей на рынке производства и оптовой продажи продуктов питания, уже полгода ведет войну с налоговой полицией Западного округа Москвы.

– К нам пришли 20 апреля, – рассказывает он. – На тот момент у нас в связи с нехваткой денежных средств для посевных работ образовалась задержка по выплате налогов в бюджет – восемь дней. Мы свернули ряд проектов, сократили финансирование посевной ради того, чтобы быстро рассчитаться. Выплатили все с учетом пени. Для этого понадобилось семь дней. И тем не менее 26-го числа местное УФСНП возбуждает против нашей компании уголовное дело. За уклонение от уплаты налогов.

Я говорю: при чем здесь уклонение! Задержка уклонением не является, преступного умысла нет! Долг уже погашен. А мне в ответ – статью 199 Уголовного кодекса (УК) России, которая гласит: «Уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах и расходах, либо иным способом...» Вот так! То есть любое нарушение, любая ошибка в документах может трактоваться как уклонение тире преступление. И наказание за него – не штраф в размере нескольких МРОТ, а, как в моем случае, лишение свободы от двух до семи лет плюс лишение права заниматься коммерческой деятельностью.

Значит, девяносто процентов предпринимателей ходят под этой статьей. Ведь задержка по уплате налогов в нашей стране, с ее несовершенной налоговой системой, – не исключение, а, скорее, правило. Но задерживают уплату налогов большинство, и не на восемь дней, как в нашем случае, а на месяцы и годы, но уголовные дела заводят далеко не на всех. Значит, любой предприниматель зависит не от закона (как в цивилизованной стране), а от настроения чиновника. Потому что трактовать фразу из уголовного законодательства: «...либо иным способом...» можно так, как удобно в данном случае для налоговой полиции.

Но налоги-то я все заплатил и пени выплатил, а дело все равно не закрывают – отчетность пострадает. Поэтому мне предлагают подписать «семерочку», то есть статью 7 УК, которая разрешает закрыть дело, если преступление совершено впервые и при «деятельном раскаянии». Получается, что преступление я все же совершил, раскаиваюсь в нем и «больше не буду». Но если следующая проверка выявляет у меня любое нарушение, я, исправно платящий все налоги, иду в тюрьму. А плачу, между прочим, ой как много: свыше миллиона рублей в год в среднем на каждого из двадцати семи сотрудников фирмы. Да еще полторы тысячи человек работой обеспечиваю на наших дочерних предприятиях, которые исправно платят налоги, – еще несколько десятков миллионов рублей.

Что же касается нарушений, то найти их несложно. Например, проверяются фирмы-поставщики. И если среди них находится хотя бы одна, оформленная на не живущего в России человека (что встречается достаточно часто), или прекратившая на момент проверки свое существование, или не находящаяся по указанному в документах адресу, это квалифицируется как отмывание денег. Все! Ловушка захлопнулась. И вот под таким «колпаком» мне предлагают ходить всю жизнь.

Естественно, я все это просчитал и подписывать «семерочку» отказался. И началось. Одна проверка за другой, обыск. Я жалуюсь в прокуратуру – от меня отписываются, в ФСНП – никакого ответа, из администрации президента мою жалобу отсылают в ФСНП. Замкнутый круг! И четыре проверки за полгода. Изъята вся документация за прошлый год. А это более пятидесяти томов. Пропадет одна страница – и снова тюрьма. Главный бухгалтер в предынфарктном состоянии. Я-то мужик, меня труднее запугать, а она – женщина. Представьте ее реакцию, когда ей обещают тюремный срок. А в суд дело не передают, нечего передавать..

При этом, что характерно, выплаченный мною долг и пени – 4 миллиона 700 тысяч рублей – идут в отчетность налоговой полиции и считаются «возвращенными в бюджет». Да они бы и так туда поступили, только без галочки у полицейских. И девяносто процентов их успехов (за девять месяцев текущего года налоговая полиция перечислила в бюджет втрое больше средств, чем за тот же период прошлого года. – Авт.) именно такого рода. Не сомневаюсь, ради этого меня вычисляли специально, ждали, когда возникнет задолженность. Мы работаем с фирмами по всей стране. Я постоянно общаюсь с коллегами и знаю точно: стон стоит по России. Бизнесмены не хотят инвестировать в производство – боятся. «Лучше, – говорят, – за границу деньги переводить. Так спокойнее». Помогаем выводить экономику страны из кризиса, и нас же преследуют. И так только процентов тридцать предпринимателей работают «по-белому», теперь и им руки отбивают...

* * *

Не довольствуясь одним источником, я обзвонил знакомых бизнесменов, работающих в разных городах, и убедился, что налоговая полиция действительно проявляет небывалую активность. И по большей части активность эту люди характеризуют не иначе как «наезд». Разумеется, речь не о всех работниках ФСНП. Но о том, что многие добиваются «успехов» именно таким способом, «сигналят» юридические общественные организации, защищающие права предпринимателей. Количество дел, возбуждаемых только для последующего закрытия, по их данным, очень велико.

В мировой практике существует такое понятие, как «налоговая история». Оно подразумевает, что, если предприятие в течение достаточно долгого времени работает прозрачно и выплачивает все налоги, налоговые органы не станут его теребить без веских на то оснований. У нас же все делается с точностью до наоборот.

«Сажаем мало...»

В ФСНП я встретился с заместителем начальника управления информации и общественных связей Владимиром Бекетовым.

– Сотрудник налоговой полиции может «ради галочки» прийти во вполне благополучную в налоговом отношении фирму. С точки зрения законности он действует совершенно правильно. Ведь о том, что имеются признаки состава преступления, известно на начальном этапе только оперативнику. В упомянутых вами случаях действительно имели место правонарушения. А вот возбуждать уголовное дело или не возбуждать, уже решает следователь. Есть, конечно, и этическая сторона – это касается нажима на бизнесменов, попыток запугивания... Когда поступают такие сигналы, мы разбираемся.

– А вы как оцениваете заявление, будто девяносто процентов нынешних успехов вашей службы обеспечиваются с помощью «семерочки»?

– Таких данных нет ни у кого. Думаю, здесь играют роль эмоции, а также желание некоторых не совсем чистоплотных в налоговом отношении фирм погромче заявить о себе, особенно в ситуации, когда они не в ладах с законом. За девять месяцев текущего года по представлениям налоговой полиции прокуратурой возбуждено около тридцати тысяч уголовных дел. Из них закрыты вследствие деятельного раскаяния около одиннадцати тысяч. Но не только по «семерочке», как вы говорите. Есть еще примечание 2 к статье 198 УК России, которое позволяет прекращать уголовное дело практически по тем же основаниям. В подавляющем большинстве случаев в постановлении о прекращении уголовного дела фигурируют сразу две эти статьи. И еще одно уточнение. На этих основаниях уголовные дела прекращаются не просто по воле следователя налоговой полиции, а только с согласия надзирающего прокурора. Естественно, при полном возмещении причиненного государству ущерба.

– Но и это достаточно большой процент – более трети.

– Мы никогда не ставили цель во что бы то ни стало посадить предпринимателя за решетку. Причины неуплаты налогов могут быть разные. И налоговая полиция старается подходить в каждом случае дифференцированно. Кстати, в той ситуации, которую описываете вы, уголовное дело было прекращено не по статье 7 УПК, а из-за отсутствия состава преступления.

– Вам не кажется, что предложение подписать «семерочку» – уже некий торг между сотрудником правоохранительных органов и подозреваемым или даже обвиняемым? Сегодня «семерочку», завтра...

– Это вовсе не торг, а предусмотренная законом мера. Мы же имеем дело с особым видом преступности, как мы ее называем, «беловоротничковой» преступностью. Предприниматель должен работать, зарабатывать деньги и платить с них налоги государству, а не в тюрьме сидеть.

С другой стороны, налоговая полиция выступает за ужесточение наказания за налоговые преступления. В условиях снижения налогового бремени налоговая полиция, естественно, в рамках своей компетенции, старается создавать для предпринимателей нормальные условия для ведения цивилизованного бизнеса. Но уж если сознательно пошел на обман – извините...

– А что вы скажете по поводу трактовки 199-й статьи УК и формулировки по поводу уклонения от налогов «либо иными способами»?

– Наши аналитики насчитывают более ста пятидесяти способов уклонения от налогов. Хотя основных, базовых способов – несколько десятков, дальше идут варианты в зависимости от сфер бизнеса. Для того чтобы их все прописать, понадобился бы еще один, отдельный Уголовный кодекс, который к тому же постоянно требовал дополнений и изменений. Поэтому в УК и сделано такое добавление.

– Но ведь такая формулировка каждого бизнесмена заставит трижды задуматься: работать ему втемную или выходить на свет?

Профилактическая работа с предпринимателями

– Не вижу прямой связи. Бизнесмены – не дети и прекрасно понимают, что если они уклоняются от уплаты налогов «иными способами», то совершают противоправное деяние. У каждого есть выбор: большая прибыль при большом риске с нарушением закона или прибыль умеренная, стабильная, без нервотрепки, но в рамках закона. А у нас есть обязанность: подсказать, а чаще – заставить сделать правильный выбор. Мы постоянно ведем профилактическую работу с предпринимателями.

– Почему в таком случае мы так мало знаем о работе налоговой полиции? Почему нет публикаций о раскрытых теневых схемах, о задержанных и посаженых мафиози, уклонявшихся от уплаты налогов?

– Мы действительно несколько более закрыты, чем другие силовые ведомства, поскольку, помимо всего прочего, имеем дело с коммерческой и банковской тайной. Оперативно-розыскная деятельность (ОРД) – основное направление нашей работы, но раскрывать ее приемы и методы мы не вправе. Могу только сказать, что нам разрешено организовывать подставные фирмы, как мы их называем, «фирмы-ловушки», внедрять своих сотрудников в подозрительные компании, вербовать агентуру и все остальное, что предписано законом об ОРД. Все это делается. Но вот рассказывать о фирмах, руководителей которых наши сотрудники в течение нескольких месяцев разными методами убеждают или принуждают уплатить налоги, просто неэтично. Наносить им имиджевый вред, публикуя в прессе их названия, вряд ли разумно. Главное – соблюсти принцип неотвратимости наказания и вернуть деньги в бюджет.

* * *

Доводы Владимира Бекетова убедительны. Однако кое-что все-таки вызывает дополнительные вопросы. Если главное – вернуть деньги, то зачем же после их возврата заводить уголовные дела? Зачем их вообще заводить в таких количествах? Не факт, что доведенные до суда дела обязательно решатся в пользу налоговиков. У бизнесменов тоже свои юристы имеются, и неплохие. Всегда есть риск, что дело развалится на начальной стадии. Кроме того, в прессе упорно муссируется информация о том, что каждому налоговому управлению страны негласно спущен определенный план. А с «семерочкой» его выполнять намного проще. Есть в словах представителя налогового ведомства и элемент лукавства. Подписать «семерочку» несколько раз может только физическое лицо. Если же дело возбуждено в отношении фирмы, уйти от ответственности таким способом можно только один раз. Так что немалое число предпринимателей по всей стране действительно «ходит» под весьма весомыми статьями УК.

Наконец, такая система обеспечивает полную защиту налоговому полицейскому, он в любом случае (за исключением прямого получения взятки) действует в рамках закона. Предприниматель же – докажут в итоге его вину или нет – все равно оказывается в неприятном положении обвиняемого или подследственного.

Выходит, все зависит от честности и профессиональной подготовки конкретного налогового полицейского, то есть от человеческого фактора, на который, как показывают годы реформ, сильно полагаться не стоит.

Способ Елены Мизулиной

Одним из ведущих специалистов по статье 199 УК можно считать депутата Госдумы от фракции СПС Елену Мизулину. Именно она активно выступала против включения формулировки «либо иными способами».

– Я действительно сначала выступала против. Однако после консультаций с экспертами сняла свои возражения. Дело в том, что ничего более удобного на тот момент придумать не удалось. Я постоянно встречаюсь с предпринимателями по этому поводу, но и они ничего конструктивного предложить не могут, только жалуются на произвол. Поэтому и остается то, что есть.

– Налоговики утверждают: способов уклонения так много, что для них понадобилось бы составлять отдельный кодекс...

– Это неверно. Во-первых, далеко не все способы являются преступлением. Существует достаточно вполне легальных способов для сокращения налогов, и прописывать их в УК не нужно. Во-вторых, любое преступление можно квалифицировать по правовым признакам. Например, в финансовой сфере если нет преступного умысла, то, по идее, нет и преступления. Я всегда говорила налоговикам: сформулируйте признаки уклонения от налогов, и я вам напишу нормальную статью УК, совершенно не раздутую. Просто, судя по всему, их ситуация устраивает, поскольку под нынешнюю формулировку попадает абсолютно все. Они и используют ее для вышибания налогов.

– Насколько широко это применяется, по вашим данным?

– Повсеместно. Не так давно, например, ко мне обратилась группа предпринимателей из Ярославля.

– Может, это не так плохо, что у налоговиков есть достаточное правовое основание для пополнения бюджета?

– Именно в такой постановке вопроса и содержится главная опасность. Вся наша практика, к сожалению, показывает: если закон допускает двойное или широкое толкование, оно всегда, подчеркиваю, всегда трактуется в пользу правоохранительных органов и против граждан. И самое плохое, что сами граждане, в данном случае предприниматели, как правило, соглашаются с такой формулировкой, изначально оказываясь в роли правонарушителей. Что же касается обоснования для налоговиков, то использование ими такого приема, как возбуждение уголовного дела ради получения долгов, свидетельствует об их непрофессионализме, что и наблюдается в действительности. Это не тот рычаг, которым можно столь часто и беспардонно пользоваться. Они просто не знают других, цивилизованных способов убеждения. Я считаю, что такой формулировки быть не должно, и не сомневаюсь, что рано или поздно мы добьемся того, что она будет изменена...

* * *

Возможно, два-три года назад эта проблема не привлекла бы к себе широкого внимания. В обществе еще сильны были настроения, что каждый бизнесмен – это, по сути, жулик, обманывающий государство, собственных работников и вообще всех ради получения огромных прибылей. Сегодня ситуация меняется. В малом и среднем бизнесе работают десятки тысяч фирм. В этих фирмах в качестве наемных работников трудятся миллионы людей. Произвол, который в любой момент может последовать со стороны налоговой полиции в их отношении, касается практически каждого. И странно, что в числе тех, кто до сих пор предвзято относится к отечественным бизнесменам, наравне с сохранившими партбилеты старушками (они, кстати, другими и быть не могут, так уж сложилась жизнь) находятся и работники правоохранительных органов, которые вроде бы по определению должны стоять на страже государственных интересов.

Счастливый конец

Пока материал готовился к публикации, «дело» обратившегося к нам предпринимателя благополучно завершилось. Пресс-служба ФСНП предоставила нам документ, из которого следует, что «24.10.01 следователем вынесено постановление о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления в действиях Н. ...»

И далее: «Расследование по делу проводилось в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства. Следует признать, что дело возбуждено по материалам некачественной доследственной проверки, недостатки которой вскрыты в ходе следствия. В первую очередь ошибки допущены лицами, проводившими проверку налогоплательщика и не проверившими его доводы, что требует соответствующих мер реагирования. Вины следователя не установлено.

Данный случай не типичен для расследования дел данной категории, по многим делам вынесены обвинительные приговоры. Основное количество дел по фактам уклонения от уплаты налогов с организаций, совершенных иным способом, прекращается на основании статьи 7 УПК РСФСР по заявлениям руководителей предприятий с согласия надзирающего прокурора при условии полного погашения причиненного ущерба».

Дело действительно не типичное. Настолько не типичное, что мне просто не удалось найти других примеров, когда бы бизнесмен, осмелившийся пойти против системы, получил бы то, на чем настаивал. Правда, наш герой считает, что благополучному исходу способствовало, прежде всего, то, что он по-настоящему «завелся». Но решился бы он снова пройти через ту же цепь издевательств и унижений, которым подвергся сам и сотрудники его фирмы? Девяносто девять процентов его коллег «сошли с дистанции» и подписали «семерочку», что и отмечено в документе ФСНП.

Однако, оказывается, правды добиться можно и в нашей стране. Тяжело, но можно. Поэтому, господа бизнесмены, боритесь. Если не вы, то кто же?


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии


  •   , 27 июня 2021 в 04:09:04 #123108


  •   суббота, 13 августа 2021 в 04:09:04 #123374


  •   воскресенье, 04 сентября 2021 в 04:09:04 #123498



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку