НОВОСТИ
Замначальника УМВД Самары много лет работал на бандитов
sovsekretnoru

ИГРА В МОЛЧАНКУ

Автор: Леонид ВЕЛЕХОВ
01.09.2005

 
Галина СИДОРОВА

Вчера мне приснился президент. Бывает же такое! Видимо, телевизор вредно смотреть не только детям. В последние дни какой канал ни включишь – знакомое лицо: то в шлеме пилота бомбардировщика, то в кабине машиниста поезда, то на борту флагмана Северного флота, а то и просто за рулем раритетной «Волги» времен 50-х. Одиноко и без охраны движется она по новому туннелю под Сочи, подходы к которому, естественно, заблаговременно заблокировали на дальних подступах. Здорово все-таки иметь энергичного молодого руководителя! Только вот переусердствовали пиарщики с демонстрацией мужских забав. Или вовремя не подсказали шефу, что здесь и сейчас слишком много людей ждут от своей Власти чего-то совсем другого...

Год назад сразу после бесланских событий я задала на этих страницах Владимиру Путину четыре наивных вопроса. 1. Не следует ли, дабы избежать новых Бесланов и «Норд-Остов», подойти к чеченской проблеме с «открытым умом», то есть подумать о каких-то совершенно других к ней подходах? 2. Не пора ли отказаться от практики нахождения там, да и в соседних республиках, «удобных» партнеров, которые Москву же и используют, решая на родине собственные проблемы и сводя личные счеты? 3. Даже если учесть, что власть не хочет играть в демократию, нельзя ли применить хотя бы принцип «разделяй и властвуй» – разделить политических сепаратистов и отморозков – говорить с одними и мочить других? 4. Вы с нами, господин президент?

На ответы я особо не рассчитывала: когда это было, чтобы кремлевские небожители отвечали своим подданным: только в письменном виде и на «правильно поставленные», проверенные пресс-службой вопросы. Но я ошиблась. Президент ответил. Ответили кремлевские чиновники, сконцентрировавшие в своих руках реальную власть. Ответили своими делами, указами и решениями.

На фоне страшных кадров годичной давности, когда из разрушенной школы выносили полуголых и полуживых детей, президент призвал нас объединяться против терроризма «в борьбе с внешним врагом, вынашивающим планы по развалу России». Политический лозунг момента «Кто не с нами, тот против нас» вскоре получил развитие. Из Кремля нам сообщили, что намерены строить «суверенную демократию» в одной отдельно взятой России. «Суверенную» – значит не зависимую ни от каких принятых в цивилизованных странах условностей – вроде защиты прав маленького человека или народа. В общем, удобную и угодную Власти. В эту уникальную «демократию» прекрасно ложатся изменения в избирательное законодательство, сводящие к нулю возможность для оппозиционных партий к прохождению в парламент, а соответственно, для значительной части наших сограждан быть услышанными на законных основаниях. С ней замечательно согласуется и президентская идея недопустимости финансирования из-за рубежа российских общественных организаций, а заодно и участия последних в политической деятельности. И замена губернаторских выборов назначением угодных Кремлю кандидатур. Ничего лишнего. Сильная властная вертикаль – для решения хозяйственных вопросов и борьбы с терроризмом.

Прояснился и ответ на вопрос, кто с кем. С властью – «Наши» из спешно созданного и проплаченного одноименного движения. Остальные, соответственно, – не наши. В этой связи правительство только что утвердило Программу патриотического воспитания граждан РФ на 2006-2010 годы, выделив на эту благородную цель 77 миллионов рублей только на 2006 год. Могли бы и больше, конечно, – ведь предусматривается немало образовательных и культурных программ в соответствующих ведомствах. Но особо обращает на себя внимание «разработка методических рекомендаций по проблемам формирования и развития личности патриота России». Это дорогого стоит. Не иначе как от недостатка патриотизма, по оценкам аналитического центра Юрия Левады, самыми криминальными профессиями «невоспитанные» жители России назвали милиционера и депутата. 62 процента интернет-опрошенных, правда, считают, что патриотизм воспитывается достойным уровнем жизни. Но Власти виднее, конечно.

Кропотливая идеологическая работа как-то вытеснила предпринятое в связи с Чечней и Северным Кавказом вообще.

А там произошло даже очень существенное: показательно ликвидировали террориста номер один Аслана Масхадова, а заодно и саму возможность вести переговоры с реальным представителем сепаратистов, а не полных отморозков.

Теперь все под контролем или дело в том, что информация из-за гор по-прежнему тщательно фильтруется? Но даже если руководствоваться только официальными источниками, сообщения о ликвидации очередной банды очередного полевого командира поступают с завидной регулярностью. Если верить представителям федеральных сил, то «тысяча оставшихся боевиков», переходящая из года в год из сводки в сводку, уже давно должна была бы иссякнуть. Что наводит на мысль: то ли ловят не те, то ли ловят не тех. В этой связи даже не удивляют слухи, будто именно спецслужбы «подставили» нашему коллеге Андрею Бабицкому для интервью Шамиля Басаева – в рамках «спецоперации» по показательному наказанию Эй-би-си.

Слухи слухами, но число погибших за две чеченские кампании, включая российских солдат, боевиков и мирных жителей, – если вывести среднее между тем, что сообщают чеченские власти, федеральные силы и правозащитные организации, – уже приблизилось к отметке 100 тысяч.

Зачистка в станице Бороздиновской Шелковского района Чечни в июне 2005 года – «рядовая», по выражению местных чиновников, – с увозом в неизвестном направлении «неустановленными» бойцами «неустановленного спецназа» 11 жителей (по подозрению в пособничестве террористам) и последующим исходом 250 семей через границу в Дагестан – лишь один из примеров «мирной жизни» в регионе. Из тех, что не удалось замолчать. Пришлось и представителю президента в Южном федеральном округе Дмитрию Козаку поставить перед силовиками вопрос о многочисленных фактах похищения людей в Чечне, которую, кстати, еще год назад кремлевские чиновники запросто называли республикой, победившей терроризм.

На заседании Верховного Суда Северной Осетии по делу Нурпаши Кулаева – единственного пойманного террориста, участвовавшего в захвате бесланской школы, – бывший заложник признался, что на него оказывали давление «неизвестные в камуфляже», чтобы он не рассказывал о спрятанном в школе оружии. После его слов на установленных в зале для журналистов мониторах пропал звук.

Родственники потерпевших подали Генпрокурору России ходатайство о возбуждении уголовных дел в отношении руководителей силовых структур по факту преступной халатности, «бездеятельности и ошибок». Но подобные дела у нас возбуждать не принято. Как и вообще после очередных провалов вроде бесланского спрашивать с тех руководящих «силовиков» в центре и на местах, по чьему недомыслию либо умыслу не удалось защитить сограждан.

Беслан. Кто виноват?

С ответом на этот вопрос Власть не торопится. Общаться с народом через зрачок кинокамеры легче, чем смотреть в лицо людям, потерявшим детей и родных в Беслане или «Норд-Осте». Грозить боевикам-террористам неминуемой расплатой и смаковать по телевизору тело «душегуба Масхадова» – проще, чем искать реальный политический выход из чеченской мясорубки.

Сильная Власть не боится признавать свои ошибки. Она не поворачивается спиной к народу. Она с ним говорит. И чем доверительнее общение, чем терпимее она к тем, кто с ней не согласен, тем надежнее такая Власть выглядит в глазах сограждан. Но это, увы, все еще не наша история.


Авторы:  Леонид ВЕЛЕХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку