НОВОСТИ
YouTube объяснил, почему заблокировал аккаунт Марии Шукшиной
sovsekretnoru

Игра для дураков

01.09.2001

 
Джек РИТЧИ
Перевел с английского

Рисунок Игоря ГОНЧАРУКА

За час, проведенный за рулеткой, я выиграл три тысячи долларов.

Последние тридцать минут компанию мне составляла симпатичная девушка с зелеными глазами.

– У вас удачный вечер, – прокомментировала она мои успехи.

Я выиграл еще тысячу долларов, по ходу узнав, что зовут ее Адрейн Макклоузи, и направился к столам, за которыми играли в блэкджек. Адрейн последовала за мной.

– Вам же везло в рулетку. Зачем переходить на блэкджек?

– В рулетке правит случай, – улыбнулся я. – Или удача. Предпочитаю более интеллектуальную игру. В блэкджеке человек, в определенной, конечно, степени, сам кует свое счастье.

Я присоединился к трем понтерам, сидевшим за одним из столов, и к одиннадцати часам стал богаче еще на две тысячи долларов, выиграв за вечер шесть тысяч.

– Пожалуй, на сегодня хватит.

Обменяв фишки на наличные и договорившись встретиться с Адрейн следующим вечером, я сел в «кадиллак» и поехал домой.

В доме не горело ни одного окна. Я поднялся в свою спальню на втором этаже, выложил деньги из бумажника и долго на них смотрел. Чем обусловлена страсть людей к азартным играм? Болезнью? Глупостью?

Утром, как обычно, позавтракал вместе с тетей Сарой, сестрой моего отца. Она так и не вышла замуж. Мои отец и мать погибли в авиакатастрофе, когда я учился на первом курсе колледжа. После похорон обнаружилось, что унаследовал я главным образом долги. Тетя Сара решила, что обязана оплатить мое образование. Колледж я окончил, но не проработал и дня: она предпочла держать меня при себе. Не то чтобы мы были особенно близки. Подозреваю, ей хотелось, чтобы в доме жил кто-то из родственников.

После завтрака тетя Сара протянула мне знакомый белый конверт с чеком на тысячу долларов – мое месячное пособие.

Я чмокнул ее в щечку:

– Ты так добра и великодушна, тетя Сара.

В восемь вечера я вернулся в «Клуб Джейсона». Адрейн сидела в баре с полным джентльменом. Я с ним уже встречался. То ли Свенсон, то ли Свансон. Кажется, он занимал пост вице-президента одной из компаний тети Сары. Увидев меня, Адрейн приветственно помахала рукой и вскоре уже стояла рядом.

– Я вижу, вы человек слова, мистер Уэнтуорт.

Вроде бы прошлым вечером я не называл ей свою фамилию, но мог, конечно, и запамятовать. В кассе поменял тысячу долларов на фишки и направился к рулетке.

– Вы же предпочитаете блэкджек, – удивился Адрейн.

– Сейчас хочется поиграть в рулетку.

За час я выиграл три тысячи долларов.

По ходу игры обратил внимание на худого черноволосого мужчину, пристально разглядывающего меня, и признал в нем мистера Джейсона, владельца клуба. Нас, разумеется, не представляли друг другу, но я неоднократно лицезрел его физиономию в газетах.

Собрав фишки, я перебрался за стол для блэкджека. И продолжал выигрывать. Банкомет все чаще менял колоды. Наконец, Джейсон заменил банкомета. Вероятно, на того, кому он полностью доверял. Ничего, однако, не помогало.

Адрейн последовала за мной к кассе.

– Вам, похоже, сопутствует удача, – улыбнулась она. – Или дело не в удаче?

Я засунул банкноты в бумажник.

– Вернусь завтра вечером.

Дома я пересчитал двенадцать тысяч долларов, выигранные за два вечера. Налил себе бренди, не спеша выпил.

В среду, как обычно, встретился за ленчем с Амосом Тиллманом, адвокатом тети Сары, ее финансовым советником, полагавшим себя другом семьи. Он внимательно посмотрел на меня.

– Между прочим, Роджер, я слышал, ты увлекся азартными играми.

– От Свенсона?

– Свансона. Он упомянул, что видел тебя в «Клубе Джейсона». Дважды.

– А что делал Свансон в «Клубе Джейсона»? Дважды.

Тиллман пожал плечами:

– Это его проблемы. Но, Роджер, если уж ты решил поиграть в рулетку или в блэкджек, почему выбрал именно это заведение?

– Ничего я не выбирал. Просто проезжал мимо и обнаружил, что остался без сигарет. Думал, там обычный бар. И неожиданно для себя обнаружил, что под боком есть место, где можно сыграть в ту же рулетку, а я об этом знать не знаю. Вот и решил попробовать

– А ты что-нибудь знаешь об этом Джейсоне?

– Читал о нем в газетах.

– Половину жизни он провел в тюрьмах. Кражи со взломом, нападение с оружием, чего только за ним не числится. Трижды его арестовывали по подозрению в убийстве, но освобождали из-за недостатка улик.

– Возможно, он действительно ни в чем не виноват.

Тиллман фыркнул.

– Все жертвы задолжали ему крупные суммы. – Он пригубил коктейль. – Сколько ты уже проиграл?

– Если уж на то пошло, я выиграл двенадцать тысяч.

Он обдумал мои слова.

– С другой стороны, Роджер, так ли благоразумно выигрывать такие деньги? Особенно имея дело с Джейсоном. Он может решить, что ты ничем не отличаешься от его должников. И в твоем случае он в минусе на двенадцать тысяч долларов.

– Между прочим, я буду вам очень признателен, если вы ничего не скажете тете Саре, пусть я и в выигрыше. Вы знаете ее отношение к азартным играм.

Вчером я вновь появился в «Клубе Джейсона».

Адрейн Макклоузи, как обычно, присоединилась ко мне за рулеткой.

За два часа я проиграл около тысячи долларов. Перешел к столу для блэкджека и оставил за ним еще тысячу. И подумал, что на сегодня хватит.

– Ты, похоже, становишься ночной совой. Все ходишь в кино? – спросила тетя Сара за завтраком.

– Боюсь, что пристрастился к фильмам, как наркоман.

– Что ж, это твои деньги. Но, как я понимаю, цены на билеты сейчас просто фантастические. Я-то помню времена, когда даже в центре билет в кино стоил сорок или пятьдесят центов. – Она намазала маслом гренок. – Я все думала о приглашении Уэллингтона.

Тэддей Уэллингтон и его жена пригласили меня провести несколько недель на их ранчо на Гавайях. В колледже мы с Теддеем жили в одной комнате, и до встречи с ним я понятия не имел, что на Гавайях могут быть ранчо, где пасутся огромные стада бычков.

Тетя Сара положила нож на стол.

– Я решила, что ты можешь поехать.

– Ты очень добра ко мне, тетя Сара, но тебе будет так одиноко.

– Я переживу.

– На сколько дней я могу поехать?

– Думаю, недели хватит.

После завтрака я позвонил нашему агенту в турбюро и обо всем договорился. Уехать решил в конце месяца.

В тот вечер я оставил в «Клубе Джейсона» пять тысяч. На следующий – шесть, включая мое месячное пособие.

– Вот и все. Тринадцати тысяч как не бывало.

– Своих-то денег вы проиграли только тысячу, – поправила меня Адрейн и завлекающе улыбнулась. – Завтра, разумеется, придете? Удача повернется к вам лицом.

– Боюсь, что нет. У меня не осталось ни цента.

– Ни цента? Быть такого не может, мистер Уэнтуорт.

– В принципе вы правы. Но дело в том, что у меня нет наличных. Я не могу даже выписать чек. Все мои активы связаны, и живые деньги я получу только первого числа следующего месяца.

– Но у вас нет причин отказываться от любимого развлечения только потому, что под рукой нет наличных. Почему бы вам не занять денег?

– Наверное, я мог бы завтра обратиться к друзьям.

– Я не об этом. Почему бы вам не взять кредит у Джейсона?

– Но я с ним не знаком. С чего ему предоставлять мне кредит?

– Я поручусь за вас.

– Вы знаете Джейсона?

Она кивнула:

– Встречалась с ним несколько раз. Он очень щедр, всегда готов понять и помочь.

Она оставила меня на пару минут и направилась к Джейсону, наблюдавшему из бара, как посетители его клуба расстаются с деньгами. Они перекинулись парой слов, Адрейн повернулась ко мне, махнула рукой.

По узкому коридору мы втроем прошли в маленький кабинет.

– Мистер Уэнтуорт, – улыбнулся Джейсон. – Адрейн объяснила мне ситуацию. Я уверен, что мы сможем вам помочь. С кредитом проблем не будет. Вам надо лишь написать расписку. Какую сумму желаете получить?

Раньше я никогда не занимал денег, так что разговор этот сильно меня раздражал.

– Честно говоря, даже не знаю.

– Тысяча? Две? Назовите цифру, мистер Уэнтуорт.

Я написал расписку на тысячу долларов и обменял деньги на фишки. К одиннадцати часам поднялся из-за стола для блэкджека: фишки перекочевали к банкомету.

– На сегодня достаточно.

Адрейн нежно улыбнулась.

– Но завтра вы придете, не так ли?

– А что, я по-прежнему кредитоспособен?

Когда я вошел в кабинет Джейсона двадцать пятого числа, мой долг составлял тридцать четыре тысячи долларов.

– Как обстоят дела с моим кредитом? Сколько еще я могу у вас занять?

Джейсон перебирал в руках мои расписки, хотя, несомненно, и так знал, сколько я ему должен.

– Вы понимаете мое положение, мистер Уэнтуорт. Приход должен сходиться с расходом. Негоже залезать в долги слишком уж глубоко. Иначе ситуация выходит из-под контроля. Это чревато неприятными последствиями. – Он посмотрел на настольный календарь. – Полагаю, я могу ссудить вам сорок тысяч. Это предел

Я задумчиво почесал подбородок.

– У меня такое предчувствие, что сегодня мне обязательно повезет. Но все же хотелось бы иметь при себе достаточно денег, чтобы не выбрасывать белый флаг при временных неудачах. Можете дать мне оставшиеся шесть тысяч прямо сейчас?

За рулеткой я начал выигрывать: разбогател на добрых пять тысяч. Но потом удача отвернулась от меня, и к половине одиннадцатого я спустил все, включая шесть тысяч, полученные от Джейсона. Я наклонился к Адрейн:

– Можете уделить мне несколько минут для личного разговора?

Она пожала плечами.

– Почему нет?

– Хорошо. Жду вас в своем автомобиле. Мы поездим по округе, и я вам кое-что объясню.

Я молчал, пока мы не выехали на шоссе.

– Адрейн, я чувствую себя виноватым, поэтому подумал, что прежде всего должен переговорить с вами. Все-таки вы поручались за меня перед Джейсоном.

– Уж не собираетесь ли вы надуть его? – В ее голосе появились жесткие нотки.

– Господи, да нет же! Я намерен вернуть ему все до последнего цента, но не так быстро, как он рассчитывает. Я смогу отдавать ему лишь по пятьсот долларов в месяц. Через шесть лет и восемь месяцев я полностью с ним рассчитаюсь.

Ей потребовалось время, чтобы вновь обрести дар речи.

– Вы вроде бы говорили, что получите наличные в начале месяца.

– Говорил. И получу, но не так много, как рассчитывает Джейсон. Видите ли, первого числа каждого месяца я получаю наличными одну тысячу долларов.

Она остолбенела:

– Одну тысячу долларов? Одну?

Я кивнул.

– Карточные долги для меня святое. Пятьсот долларов я буду посылать Джейсону, а на остальные как-нибудь протяну до конца месяца.

Адрейн начала злиться.

– У Уэнтуортов есть деньги. К примеру, поместье.

– Не на мое имя. Даже этот автомобиль не мой.

– А теперь слушай сюда, – повысила она голос. – Джейсон желает получить деньги первого числа. Все деньги. Ты знаешь, что случается с теми, кто не оправдывает его ожидания.

– Этого я и опасался. Пришлось принять некоторые меры предосторожности. Я просто исчезну на шесть лет и восемь месяцев, в течение которых Джейсон будет получать по пятьсот долларов ежемесячно.

Она нервно рассмеялась.

– Ничего у тебя не выйдет. Где бы ты ни спрятался, Джейсон тебя найдет.

– Ерунда. Ну есть у него два или три человека, которые вышибают долги. Они не смогут прочесать всю Землю и найти того, что твердо решил от них спрятаться. А на серьезные поиски у него уйдет гораздо больше тех сорока тысяч, что я ему задолжал. Нет, я уверен, что Джейсон, когда успокоится, поймет, что я предлагаю наилучший вариант.

– Отвези меня в клуб, – приказала Адрейн.

Я подчинился.

Она вылезла из машины.

– Подожди здесь.

Но желания ждать Джейсона или кого-то еще я не испытывал и направился прямо в аэропорт. Зарулив на тамошнюю автостоянку, достал из багажника два заранее упакованных чемодана и нырнул в здание аэропорта.

Через полчаса я улетел в Сан-Франциско, оттуда, другим рейсом, на Гавайские острова, где три дня наслаждался обществом Теддея Уэллингтона и его жены, прежде чем мне позвонил Амос Тиллман. Он сообщил плохие новости: тетю Сару убил какой-то человек, проникший в дом глубокой ночью. Усилия полиции найти преступника пока ни к чему не привели.

Я положил трубку. Кто ее убил? Джейсон? Один из его громил? Может, даже Адрейн? Джейсон или Адрейн сообразили, что я смогу вернуть долг, как только получу наследство?

Я вздохнул. Конечно, я сразу же расплачусь с Джейсоном и больше никогда не появлюсь в его клубе. Азартные игры – для дураков. Нельзя надеяться на выигрыш, а первые два моих вечера в «Клубе Джейсона» показали, что нельзя рассчитывать и на проигрыш.

Я налил в бокал бренди.

Получилось!

Если бы нет, пришлось бы придумывать что-то менее изощренное, но получилось!

Как найти и нанять профессионального убийцу? Они рекламируют свои услуги в газетах? Разумеется, нет. Наводить справки у друзей или незнакомцев? Неразумно. Слишком опасно. Да и можно нарваться на шантажиста или полицейского осведомителя.

Нет, есть только один безопасный способ: наемный убийца не должен знать, что его наняли.

Сколько это стоит?

В моем случае – сорок тысяч долларов.



Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку