ИДТИ В ПЛЕН К РУССКИМ НИКТО НЕ ХОТЕЛ

ИДТИ В ПЛЕН К РУССКИМ НИКТО НЕ ХОТЕЛ
Автор: Дмитрий ЖУКОВ
30.04.2015
 
ХАЛЬБСКИЙ КОТЕЛ – ПОСЛЕДНЕЕ КРУПНОЕ ОКРУЖЕНИЕ ВОЙНЫ
 
Войска 1-го Украинского фронта под командованием маршала И. С. Конева в последней декаде апреля 1945 г. окружили южнее Берлина части и соединения 9 й полевой и 4 й танковой армий, в которых находилось, по разным оценкам, от 150 до 200 тысяч солдат и офицеров. В советских документах эта группировка именовалась франк­фуртско-губенской – от названия рубежа обороны на Одере, который занимала значительная ее часть к началу Берлинской операции.
 
О котле под Хальбе в современной отечественной исторической литературе говорится мало. А ведь благодаря тому, что войска Конева окружили здесь крупные силы противника, немецкие пехотные и танковые соединения не смогли отойти к Берлину, усилить его оборону и оттянуть окончательный разгром Третьего рейха. В распоряжении «Совершенно секретно» оказался интересный источник – телеграмма под грифом «K.R.» (высшая степень секретности), подготовленная в ОКХ (главнокомандование сухопутных сил вермахта) и направленная 23 апреля 1945 г. в 9 ю полевую армию вермахта.
 
Документ представляет собой приказ командующего группой армией «Висла», генерал-полковника Готхарда Хейнрици об отводе частей и соединений 9 й армии на новые оборонительные рубежи. В нем в том числе говорится: «Фюрер приказал отвести 9 ю армию Восточного фронта на общую линию севернее Коттбус – Пейтц – Либерозе – Бесков – Шпрее».
 
Когда этот приказ достиг штаба армии, ее командующий, генерал от инфантерии Теодор Буссе, уже не мог его исполнить. Еще несколькими днями ранее он просил руководство рейха начать отвод линии фронта на Одере и Нейсе, но всякий раз получал строгий приказ оставаться на месте.
 
Хейнрици делал все возможное, чтобы убедить Гитлера отвести войска. После долгих споров с диктатором он, например, добился разрешения эвакуировать гарнизон города Франкфурта-на-Одере – одного из мощных укрепленных узлов обороны. Но время, необходимое для отвода войск, было упущено. Чтобы дать разрозненным частям хоть какой-то шанс покинуть пылающий Франкфурт, Буссе пришлось направить им на помощь боевую группу при поддержке батальона «Тигров». Военнослужащие этой группы фактически были смертниками.
 
Фото из архива автора
 
Еще за день до того, как приказ Хейнрици попал к Буссе, в полосе 9 й армии сложилась катастрофическая ситуация. Армия, теряя личный состав и боевую технику, едва сдерживала натиск советских войск. Чтобы сохранить контроль над ситуацией, Буссе, не дожидаясь, когда из Берлина дадут разрешение, приказал своим соединениям отойти и занять новые рубежи от северных окраин Люббена до Хальбе, блокировав при этом все лесные переправы через Шпрее. Высвободившиеся части и подразделения перебрасывались на запад.
 
Впрочем, это не очень помогло немецким войскам. В своих мемуарах Буссе вспоминал: «22 апреля кольцо вокруг трех корпусов 9 й армии замкнулось, когда противник перекрыл все проселочные дороги через Шпреевальд на юге, железную дорогу Люббен – Хальбе на юго-западе. Тотчас же войска 1-го Белорусского фронта перерезали и последний путь на запад, проходящий через Эркнер и южнее него».
 
1 й Украинский фронт, войска которого насчитывали 511 700 солдат и офицеров, 1388 танков, 667 САУ, 917 реактивных установок, 5040 полевых орудий и 5225 минометов, получили задачу разгромить немецкую группировку в районе Коттбуса и южнее Берлина. Своими действиями фронт Конева должен был содействовать войскам 1-го Белорусского фронта маршала Г. К. Жукова в овладении столицей рейха. Как известно, при утверждении плана операции Сталин снял разграничительную линию между фронтами на городе Люббен. Это давало возможность 1-му Украинскому фронту стремительными и маневренными действиями войск создать выгодные условия для удара на Берлин с юга.
 
К 20 апреля Конев усилил ударную группировку фронта, введя в сражение 3 ю и 4 ю гвардейские танковые армии. Сломив немецкое сопротивление, танкисты генералов П. С. Рыбалко и Д. Д. Лелюшенко с ходу форсировали Шпрее и прорвали оборонительный рубеж, достигавший в глубину 40 км. Немцы нанесли контрудар по левому флангу ударной группировки 1-го Украинского фронта, в результате 52 я армия генерала К. А. Коротеева вынуждена была прервать наступление и отражать натиск войск противника. Однако 3 я и 4 я гвардейские танковые армии продолжали наступление, взяв направление на Берлин.
К 25 апреля соединения 9 й полевой и 4 й танковой армий были окружены советскими войсками. В так называемом Хальбском котле образовалось три группировки, предпринимавшие попытки пробиться на запад и выйти на соединение с частями 12 й армии генерала танковых войск Вальтера Венка.
 
Надо сказать, что уже утром 26 апреля генерал Буссе, оценив положение, искал в кольце слабое звено и приказал войскам выходить из окружения. Немцы пересекли шоссе Берлин – Дрезден и достигли дороги Барут – Цоссен. Соединениям 1-го Украинского фронта пришлось срочно организовать контрудар, чтобы не дать противнику выскочить из котла. С помощью фронтовой авиации и контратак стрелковых частей немцев принудили отступить обратно, в лесной массив под Хальбе.
 
27 и 28 апреля кольцо окружения сузилось. Советские войска жестко пресекали попытки прорыва, обстреливая лес из артиллерийских орудий. Авиация практически непрерывно наносила удары с воздуха (в общей сложности 2 я воздушная армия нанесла 2459 штурмовых и 1683 бомбовых удара по окруженным). Потери среди немцев возрастали с каждым часом. 28 апреля, во второй половине дня, все командиры корпусов и дивизий, кто смог, прибыли в штаб 9 й армии, располагавшийся в лесничестве Хаммер.
 
Генерал Буссе отдал приказ начать в 6 часов вечера прорыв на запад через Хальбе в сторону Беелитца. Для прорыва были сформированы две ударные группы – северная и южная. Ядром северной группы являлись подразделения танкового батальона «Курмарк». К нему присоединили остатки 10-го разведывательного танкового батальона дивизии СС «Фрундсберг». Основу южной группы составляли танки «Тигр» 502-го танкового батальона СС, бронетранспортеры дивизии «Курмарк» и минометная батарея. Вслед за ними должны были следовать остальные подразделения и части немецких дивизий.
 
К прорыву из окружения оказались готовы на все. В лесу под Хальбе творился настоящий хаос. Солдат и офицеров, получивших тяжелые ранения, бросали на произвол судьбы, поскольку нести их вместе с собой не было возможности. Отмечались ссоры и драки между военнослужащими вермахта и СС. Некоторые, не видя смысла сопротивляться дальше, сдавались в плен. Так, шесть солдат 36 й дивизии СС добровольно сложили оружие. На допросе в расположении советских войск один из них сообщил, что уже прошло пять дней с того момента, когда они последний раз видели своего офицера. Затем он подчеркнул: «Мы чувствуем, что война подходит к концу, и не хотим умирать».
 
29 апреля 1945 г. был осуществлен прорыв из котла под Хальбе. Прорыв осуществлялся несколькими группами. Один из участников прорыва вспоминал: «Идти в плен к русским никто не хотел… Сильный артиллерийский огонь привел к очень большим потерям. Но мы больше не обращали на это внимания. Уже было наплевать, убит или смертельно ранен человек, по нему шла толпа, давившая его своими ногами. Мы перебежали шоссе и достигли леса. Здесь мы вновь попали под артиллерийский огонь русских. Снаряды попадали в гущу людей и разрывали их в клочья. Но мне повезло. Главное было не останавливаться и бежать, бежать, бежать».
 
29 апреля 1945 г. небольшие группы немецких солдат и офицеров достигли населенного пункта Барут. Другие группы вели ожесточенные бои под Куммерсдорфом. Для тех, кому удалось выжить в этих боях, путь на запад продолжился. 3 мая остатки 9 й полевой и 4 й танковой армий достигли оборонительных рубежей 12 й армии, которая организовала в Беелитце сборные пункты для военнослужащих вермахта и войск СС. По документам через эти сборные пункты прошли солдаты 23-й, 32-й, 35 й и 36 й дивизий СС, 286-й, 391-й, 214-й, 342 й пехотных дивизий, остатки гарнизона Франкфурта-на-Одере – боевые группы 169-й, 712-й, 303 й пехотных дивизий и остатки панцергренадерской дивизии «Курмарк», сыгравшей ключевую роль в прорыве из Хальбского котла.
 
В целом около 25 тысяч (по другим подсчетам – около 40 тысяч) германских солдат и несколько тысяч беженцев сумели прорваться через советские заслоны и выйти в район Беетлица. Войска 1-го Украинского фронта потеряли примерно 20 тысяч человек. Жертвы среди гражданского населения оцениваются в пределах 10 тысяч человек. Однако приведенные данные приблизительные.
 
Никто точно не знает, сколько всего погибло людей. На кладбище Вальдфридхов в Хальбе похоронено более 30 тысяч солдат и офицеров. Но эта цифра, разумеется, неполная, так как останки военнослужащих вермахта и СС находят до сих пор. По словам немецких историков, только 9 я армия, проделав путь от Меркиш-Бухгольц до Беелитца, потеряла 60 тысяч человек убитыми.
 

Авторы:  Дмитрий ЖУКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку