ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Приступить к ЛИКВИДАЦИИ

Опубликовано: 1 Марта 2003 09:00
0
13257
"Совершенно секретно", No.3/166

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ
Обозреватель «Совершенно секретно»

 

Второго марта 2000 года на окраине Грозного был расстрелян отряд сергиевопосадского ОМОНа: двадцать два человека убиты, более пятидесяти ранены. Эта трагедия стала одной из самых загадочных и позорных страниц в чеченской военной кампании. Долгое время за гибель подмосковных милиционеров вообще никто не хотел отвечать. Когда в прессу просочились сведения, что омоновцев расстреляли свои, высшие чины МВД их гневно опровергали. Так, еще в январе прошлого года допрошенный в качестве свидетеля на процессе по этому делу бывший начальник ГУВД Московской области Юрий Юхман назвал «домыслами журналистов» версию о том, что по бойцам сергиевопосадского ОМОНа огонь открыли их коллеги из подольского ОМОНа.

Так кто же – кроме журналистов, естественно, – должен ответить за все? Вспомним самую недавнюю трагедию – «Норд-Ост». Вы слышали, чтобы кто-нибудь был наказан? А ведь его нашли – участкового, который плохо выполнял свои профессиональные обязанности. Бред, скажете вы. Ну и зря. За массовую гибель людей у нас всегда наказывают «стрелочника».

Вот и в громком деле трехлетней давности «виновными» были назначены три офицера МВД: их обвинили в халатности. В связи с тяжелой болезнью уголовное дело бывшего заместителя командира подольского ОМОНа Игоря Тихонова было приостановлено. Бывший заместитель начальника ГУВД Московской области Борис Фадеев и бывший руководитель группы управления объединенной группировкой войск в Чечне Михаил Левченко оправданы судом. Но прокуратура пытается реанимировать это дело. Участники процесса, в том числе родственники погибших, уверены: для того, чтобы увести от ответственности истинных виновников трагедии, до сих пор занимающих руководящие посты в МВД. Они молчат. Зато немало скандальных заявлений сделал заместитель начальника милиции общественной безопасности ГУВД Московской области Владимир Позняк. Сначала он обвинял генерала Фадеева в трусости и как следствие – «нежелании служить в Чечне». Эти заявления его бывший начальник Юрий Юхман опроверг еще в суде, сообщив, что после гибели своих бойцов Фадеев еще три месяца находился в Чечне.

В то же время многие из тех, с кем я беседовала, уверяют: громче всех «держи вора!» кричит сам вор. По их мнению, за кулисами трагедии скрывается именно генерал Позняк. Вспоминают слова погибшего командира сергиевопосадцев Дмитрия Маркелова: «Если с нами что-то случится, то это – Позняк». Отец одного из погибших омоновцев Николай Грачев, проводивший собственное расследование, считает, что случившееся – спланированная провокация. Что стоит за ней – деньги, месть или то и другое вместе? Как только потерпевшие стали давать правдивые показания и говорить, что попытка осудить невиновных – генерала Фадеева и полковника Левченко – приведет лишь к тому, что от ответственности уйдут настоящие виновники трагедии, на них началось беспрецедентное давление. Одиннадцать сотрудников сергиевопосадского ОМОНа написали заявление на имя Геннадия Селезнева, они требовали прекратить давление: «Мы подвергались преследованиям, нас шантажировали в прессе, проводили обыски в кабинетах, угрожали, склоняли к даче ложных показаний, отправляли во внеплановые командировки в Чечню». Вдове Дмитрия Маркелова сожгли дачу, нынешнему командиру Александру Волкову, чтобы инициировать уголовное дело, подбросили мешок с патронами. А генерал Позняк назвал оставшихся в живых омоновцев, выступавших в суде, предателями интересов погибших товарищей. Боевые офицеры, защищая свою честь, вынуждены были обратиться в суд. Всех шокировал рассказ Бориса Фадеева о том, что Владимир Позняк предложил убрать его с помощью гранаты. Александр Волков считает, что внезапная командировка остатков отряда в Чечню уже в июле 2000 года (напомню: после 2 марта 2000 года от отряда в 150 человек осталась половина, более двадцати раненых к этому времени находились в госпитале) – это попытка полностью уничтожить и отряд как боевую единицу (в случае отказа его бы просто расформировали), и свидетелей трагедии. Направлял в Чечню остатки отряда в 50 человек – как куратор всех подмосковных ОМОНов – все тот же генерал Позняк.

Попытка прокуратуры реанимировать это дело заставила заговорить молчавших до этого участников процесса (раньше ход дела комментировали лишь адвокаты). Сразу хочу объяснить непосвященным, почему сейчас главный конфликт происходит между генералами Фадеевым и Позняком, почему раньше погибший Маркелов конфликтовал все с тем же Позняком и почему особенно не муссируется имя полковника Левченко. Маркелов, Позняк и Фадеев всю жизнь прослужили в органах внутренних дел, и судьба неоднократно сводила их вместе, а Левченко в милиции человек новый: до МВД он 28 лет отслужил в армии, у него не было списка взаимных обид с милицейскими генералами.

А теперь попробуем разобраться.

Перекрестный расстрел

 

Борис Фадеев, генерал-майор милиции, начальник УГИБДД Московской области: «Когда я вернулся в Москву, 6 марта 2000 года пришел к своему начальнику генералу Юхману и сказал: «Убирайте этого урода, работать я с ним не буду (речь шла о кураторе подмосковных ОМОНов Владимире Позняке. – Л.К.)». Юхман ответил: «Этот, как ты говоришь, урод спас тебе жизнь. Он настоял, чтобы ты шел именно с колонной патрульно-постовой службы».

Февральская командировка в Чечню была внеплановой – в конце 1999 года отряд уже побывал в зоне боевых действий. Я тогда находился в отпуске, а до этого спортивным снарядом сильно ушиб ногу. Когда ОМОН уже подготовили к отправке, меня отозвали из отпуска – я должен был сопровождать отряд в Чечню, хотя обычно кто готовит, тот и сопровождает (подготовкой занимались Владимир Позняк и заместитель начальника ГУВД Московской области Евгений Петин. – Л.К.). Всего подготовили четыре отряда – один ОМОНа и три ППС. Впервые отправляли не самолетом, а поездом. Этим же поездом мы должны были вернуться. Старшим назначили заместителя начальника ГУВД Московской области Александра Вельдяева. Я должен был отвечать за отряды ППС. Мы должны были выйти в Гудермесе, а Маркелов со своими бойцами – в Моздоке. Это меня очень удивило. Звоню начальнику штаба Прокопенко: «Почему ОМОН выходит в Моздоке?» Тот отвечает: «Не лезь не в свое дело, выполняй приказ!» Оказалось, что наших бойцов в Моздоке никто не встречал – обычно же давали колонну сопровождения. Вельдяев позвонил заместителю министра внутренних дел Ивану Голубеву и доложил обстановку. Тот подтвердил: «Идите как предписано».

1 марта в 7.10 утра к нам подошел командир щелковского ОМОНа Андрей Кукушкин, который должен был как старший ехать с сергиевопосадским ОМОНом. Забрал автомат и сообщил, что ребята уже погрузились и стоят на площади (но сам он поехал другим путем). У нас с отрядом ППС возникли новые сложности. К поезду с людьми прицепили цистерну с горючим – ее нужно было отцепить, но мы этого сделать не успели: на поезд запрыгивали на ходу. Поездка затянулась. В Гудермес прибыли около 17.00. Позже, уже в Москве, выяснилось, что на нашей дороге пришлось снимать фугас. Если бы его не обнаружили, мы бы горели, как в аду. Теперь ясно: нас хотели уничтожить любыми путями.

Сергиев Посад, март 2000 года. Погибших в Чечне омоновцев хоронил почти весь город

2 марта по дороге в Гудермес одна из машин колонны ППС попала на мину-растяжку. К счастью, никто не погиб. Мы прекратили движение, заняли оборону. Через два с половиной часа продолжили движение. В Гудермес я прибыл с последней партией бойцов ППС. А спустя два часа после случившегося мы услышали о расстреле ребят. Вечером узнали: стреляли свои – подольский ОМОН и ППС свердловского РОВД. Раненные омоновцы из Сергиева Посада оказались вместе с подольскими в госпитале. А один сотрудник милиции свердловского РОВД, узнав, что убивал своих, вскрыл себе вены. До сих пор не известно, кто дал команду подольскому ОМОНу сняться с места и перейти в Старопромысловский район Грозного, где и произошла трагедия. Такие вещи делаются только по распоряжению руководства. Не известно, кто дал ложную информацию и кто отдал приказ стрелять на поражение».

Следствие установило: колонну ждали. И не только боевики, но и бойцы подольского ОМОНа, и сотрудники ППС Свердловского временного РОВД Грозного. Выяснилось, что руководству свердловского РОВД поступила информация: в Грозный направляется большая колонна боевиков якобы для захвата больницы. Говорят, ложную информацию командиру сообщил его заместитель-чеченец. По некоторым данным, именно он и его брат первыми открыли огонь по колонне из ручного пулемета. Из документа, подписанного Юрием Юхманом, следует, что за час до нападения люди с оружием предупреждали местных жителей, что скоро здесь начнется бой. Это были боевики Гелаева. Таким образом, гелаевцы и наши милиционеры вместе расстреливали колонну, ехавшую под российским флагом. Огромными буквами на ней было написано: «ОМОН. Сергиев Посад». Итог той бойни ужасен.

Позже Фадеев встретился с Голубевым, и тот спросил: «Где ты был?» «Вы же знаете, в Гудермесе, по приказу начальника», – ответил Борис Викторович. «Ты сам себе этот приказ выписал», – заявил заместитель министра и приказал Фадееву заниматься «грузом-200».

ЧП «районного масштаба»

 

Кто из руководства МВД лично отвечал за безопасность наших бойцов в Чечне? Курирующий это направление заместитель министра внутренних дел Иван Голубев и Александр Чекалин, ныне замминистра внутренних дел.

6 марта 2000 года тогдашний министр внутренних дел Владимир Рушайло подписал приказ № 240 (для служебного пользования) о ЧП в Старопромысловском районе. Вот выдержки из него: «Проведенное по факту служебное расследование показало, что случившееся в значительной степени явилось следствием ненадлежащего исполнения рядом должностных лиц приказов МВД России, снижение бдительности...

Заместитель министра внутренних дел Российской Федерации генерал-полковник милиции Голубев И.И., первый заместитель командующего ОГВ(с) от МВД России по проведению контртеррористической операции в Северо-Кавказском регионе генерал-лейтенант милиции Чекалин А.А. и начальник УВД МВД России по Чеченской республике полковник милиции Новиков В.И. не обеспечили должного выполнения требований приказов МВД России (далее идут номера. – Л.К.)... в части организации контроля за доставкой личного состава и принятия мер безопасности передвижения войск и подразделений ОВД по территории Чеченской республики.

Не обеспечивалось обязательное сопровождение колонн бронетехникой, а в необходимых случаях – вертолетами. Не имелось четкой системы принятия, регистрации и обеспечения проводки по территории Чеченской республики к местам дислокации прибывающих и сменяющих частей и подразделений...» и т.д. и т.п.

Далее идет перечень наказаний. Потом список «ответственных». Особо отмечаются полковник Левченко, который «не обеспечил безопасного маршрута передвижения, боевого охранения ОМОНа», и генерал-майор милиции Фадеев, который, «зная об отсутствии броневого прикрытия, тем не менее дал команду на выдвижение колонны». По итогам этой проверки первый освобожден от занимаемой должности, второго предупредили о неполном служебном соответствии. Основная масса перечисленных начальников получила по выговору. Александра Чекалина, например, строго предупредили, что не помешало ему в дальнейшем стать заместителем министра внутренних дел. Ивану Голубеву указали на ослабление контроля, но в своем кресле он остался.

«Приказ, изданный 6 марта, даже не согласовали с правовым управлением – он безграмотен, – говорит Михаил Левченко. – Все функции и задачи возложили только на меня. В суде уже был зачитан приказ, из которого следовало, что в группу управления входили генералы Голубев, Казанцев, Чекалин. Моя «ответственность» за расстрел ОМОНа – это нарушение закона «О милиции», трудового законодательства. К сожалению, мало кто разбирается в этой странной «кухне», где вместе действуют милиция и армия, но у каждого свои задачи и своя ответственность, своя рация и свои частоты. Журналисты называют меня убийцей, но никто не задает вопрос, почему позже под славным руководством Голубева – Чекалина погибли 43 человека из пермского и ханты-мансийского ОМОНов?

Наши приказы – это бездна безграмотности. Как можно прикрыть передвижение колонн вертолетом, если он летит на высоте 5 тысяч метров? Как он может стрелять, если нет приказа о применении боевого оружия в жилом секторе? До сих пор не выяснено – кто же отдал приказ о проведении спецоперации, приведшей к расстрелу сергиевопосадского ОМОНа, кто вывел людей на линию огня, кто дал команду стрелять на поражение».

Генерал Борис Фадеев и полковник Михаил Левченко были оправданы судом.
ФОТО ИТАР-ТАСС

Суд отменил приказ о наказании Фадеева. Из материалов уголовного дела следует, что он действительно был откомандирован в Гудермес, куда и прибыл с вверенным ему личным составом, а значит, сопровождать бойцов ОМОНа не мог. Выяснилось, что приказы № 54 от 21.02.2000 и № 57 от 23.02.2000, согласно которым именно Фадеев отвечал за все, появились позже. С этими приказами его никто не знакомил, мало того, они не прошли нужных инстанций и фактически «изготовлены» Позняком, отвечавшим за подготовку отряда. Первоначальная экспертиза приказов, проведенная в Ростове-на-Дону, как выяснилось на судебном заседании, была подтасована. «Как нам сказали, так мы и сделали», – заявил один из экспертов.

Кто-то очень хотел, чтобы Фадеев оказался в тюрьме. Не получилось. Тогда генерал Позняк решил сработать на уничтожение и предложил одному из заместителей начальника подмосковного РУБОПа «повесить Фадееву гранату», о чем тот и сообщил в докладной записке руководству ГУБОП МВД РФ.

Сергиевопосадский ОМОН был детищем Фадеева, возглавлявшего когда-то УВД этого города. У него там возникали конфликты то со славянскими бандитами, то с чеченской ОПГ. «Наши» очень хотели выкупить землю монастыря, а чеченцы проявляли настойчивый интерес к Краснозаводскому химическому заводу, выпускающему огнеметы «Шмель». Симпатизирующий и тем и другим, а вернее, их финансовым возможностям легендарный генерал Орлов лично грозил Фадееву: «Я тебя урою!» Говорят, когда помощнику министра, пустившемуся в бега, выправляли новый загранпаспорт, то букву «о» превратили в «а», может быть, поэтому найти его не могут? Где сейчас Орлов, а где Фадеев!

Борис Викторович вспоминает свое уголовное дело – из 13 томов в суд попали лишь 9. Многие тома перешиты, страницы в них не совпадают, масса откровенных подчисток. Конечно, сейчас невозможно представить доказательства причастности к трагедии 2 марта 2000 года того же Орлова. Но вот справка Управления собственной безопасности МВД РФ в отношении генерала В.Позняка чрезвычайно красноречива. Недавно депутаты Госдумы подготовили запросы на имя руководителей МВД и ФСБ с требованием проверить изложенные в ней сведения. Безусловно, справка для служебного пользования – это не приговор суда и ни в коем случае не подменяет его. Но документ основан на материалах уголовных дел, по которым проходил В.И.Позняк, на материалах служебных проверок по фактам увольнения его из органов внутренних дел 16.09.1992 и 1993 года.

Кто вы, генерал Позняк?

 

«В период с 1990 по 1994 г. <...> в поле зрения подразделения по борьбе с организованной преступностью МВД РФ по Московской области в связи с коррупционной деятельностью и как связь лидеров балашихинского и чеченского ОПС попал гр-н Позняк В.И., работавший в тот период на различных руководящих должностях в МВД России и имевший специальное звание «полковник милиции», – говорится в справке. – Уже первоначальное оперативное изучение Позняка позволило получить сведения о том, что он и ранее, т.е. в период работы в ГАИ Московской области, а также будучи прикомандированным к Главалмаззолоту (по линии ГУБХСС МВД СССР) и работая заместителем директора по режиму на Фрязинском заводе по вторичной переработке драгоценных металлов, также проходил по материалам уголовных дел.

<...> Однако при помощи связей и умения «договариваться» с должностными лицами, ссылаясь при этом на близкие знакомства с известными политиками, от уголовной ответственности он уходил.

Так, находясь в командировке в Республике Афганистан и занимаясь в основном вопросами спецперевозок, он познакомился с А.Руцким, Р.Аушевым, Б.Громовым, И.Кобзоном, А.Лебедем, И.Астапкиным и В.Брычеевым (оба – бывшие начальники ГУК МВД России), В.Огородниковым и А.Куликовым (бывшие начальники ГУВД Московской области) , В.Ганеевым (МЧС России) и другими, которым он оказывал услуги и старался поддерживать дружеские отношения. В числе его знакомых известны: П.П.Бородин, В.М.Поддевалин (бывший сотрудник администрации президента), А.Ф.Дунаев, И.Н.Зубов, В.И.Федоров, В.А.Васильев (замминистра внутренних дел), В.Н.Петров (бывший замминистра внутренних дел), Ю.Я.Чайка (министр юстиции), П.В.Вилков (зам. прокурора Московской области, ранее работавший начальником Управления Генеральной прокуратуры России по надзору за следствием, дознанием и ОРД в органах МВД), В.С.Овчинский (бывший помощник министра внутренних дел А.С.Куликова). Тесные отношения он поддерживал до последнего времени с Ю.И.Юхманом и М.П.Скурчаевым (ГУВД МО), А.Л.Орловым, бывшим советником В.Б.Рушайло. Посредником в этих отношениях выступал В.М.Поддевалин.

Согласно имеющимся сведениям, находясь в Афганистане, Позняк стал объектом оперативного изучения сотрудников Управления военной контрразведки КГБ СССР. Впоследствии, работая в аминистрации президента, он также попал в поле зрения ФСК России.

Генерал-майор Позняк Владимир Ильич, 1951 г.р. (звание присвоено в июне 1999 года), состоит в должности заместителя начальника милиции общественной безопасности ГУВД Московской области, по функциональным обязанностям курирующий деятельность ОМОНов, но в большей мере занимается личными вопросами. Он фактически устранился от решения вопросов по развитию баз ОМОНов, организации их оперативно-служебной деятельности и обучения личного состава, в т.ч. выезжающего в Северокавказский регион. (В настоящее время В.И.Позняк – начальник кафедры милиции общественной безопасности Академии МВД РФ. – Л.К.).

Имеется информация о том, что подольский и щелковский ОМОНы Позняк использует как «личную гвардию», а сергиевопосадский ОМОН ему подмять под себя не удалось из-за твердой позиции бывшего командира Д.Маркелова (погиб в марте 2000 г.) и А.Волкова (командует в настоящее время). Известно, что воздействие на командира щелковского ОМОНа Кукушкина стало безраздельным после того, как бойцы этого отряда были задержаны с большим количеством неучтенного оружия при возвращении из Чечни.

Замминистра внутренних дел Иван Голубев, отвечавший за безопасность бойцов в Чечне, до сих пор остается в своем кресле.

Этот инцидент В.Позняк уладил через свои связи в Генеральной прокуратуре (П.В.Вилков), после чего он фактически «подмял» этот отряд для решения своих коммерческих задач.

Подольский ОМОН он втянул в коммерческую деятельность практически с момента своего вступления в должность. Так, летом 1999 года после присвоения В.Позняку звания генерал-майора милиции он с группой бойцов подольского ОМОНа вместо проведения операции по борьбе с преступностью в Подольском районе приехал на оптовую базу в пос. Б. Столбы Домодедовского р-на, где шла реализация ликеро-водочной продукциии, приостановил ее деятельность, лично пересчитывая при этом ящики с водкой. Впоследствии, согласно оперативным сведениям, с руководителей этой коммерческой структуры получил 55 тысяч долларов США. Кроме этого, Позняк В.И. <...> обеспечивает силами ОМОНа «прикрытие» Подольского оптового рынка, лично получая за это солидное финансовое вознаграждение.

Известно, что еще в 1992 году по уголовному делу № 79177 была установлена противоправная деятельность В.Позняка по незаконной регистрации нарезного огнестрельного оружия лицам, с которыми он решал коммерческие вопросы приобретения иномарок, и решался вопрос о его задержании и аресте. Однако в эту процедуру по указанию А. Руцкого вмешался В.Краснов, в тот период руководитель секретариата вице-президента России. <...> под давлением указанных должностных лиц <...> уголовное преследование В. Позняка было прекращено. В.Позняк в сентябре 1992 года был трудоустроен в администрацию президента России.

В процессе оперативной разработки по данному уголовному делу была получена достоверная оперативная информация о тесных отношениях В.Позняка с одним из лидеров чеченского ОПС Дудаевым Шахмарзом Заутдиновичем, 1956 г.р., по кличке Лечо, двоюродным племянником Д.Дудаева. С последним и его связями В. Позняк занимался получением безвозвратных кредитов через создаваемые ими коммерческие структуры. При этом на стадии возврата кредита с руководителем структуры-получателя, как правило, происходил несчастный случай со смертельным исходом.

Кроме этого, Ш.Дудаев и его связи занимались вымогательством крупных партий различных товаров, в т.ч. и автомашин, большая часть из которых, как и финансовые ресурсы, переправлялись в Чечню для поддержания режима Д.Дудаева.

Таким образом эти лица при участии В.Позняка в 1992 году незаконным путем завладели 300 автомобилями «вольво-850», «940»... Общая сумма контракта составляла 5 850 000 долларов США. Большая же часть автомашин «вольво» из этой партии Ш.Дудаевым и его связями была переправлена для Д.Дудаева в Карачаево-Черкесию, а оттуда – в Чечню, где они некоторое время хранились у Мадлены – жены В.М.Семенова, бывшего в тот период времени главкомом сухопутных войск МО России (ныне президент Карачаево-Черкесии). Несколько автомашин из этой партии использовались лично Д.Дудаевым и его ближайшими сподвижниками.

По информации об этих фактах Управлением собственной безопасности МВД и Генеральной прокуратурой России проводилась проверка, однако об этом стало известно В.Позняку, который через свои связи в этих ведомствах сумел воздействовать на ход проверки.

В то же время факт общения В.Позняка со связями Д.Дудаева был установлен. Одновременно были изучены сведения о коммерческих связях В.Позняка с гр-ном Дадахановым Шахруди Мусаевичем, 1965 г.р., по кличке Шах. Последний, входя в чеченскую ОПГ, в 1992-1996 гг. совместно с Русланбеком Хусаиновым контролировал торговлю на территории спорткомплекса ЦСКА и способствовал финансированию незаконных вооруженных формирований.

Известно, что в июле 1996 г. В.Топыричевым, заместителем начальника ГУОП МВД РФ, оперативные материалы о связях В.Позняка с членами преступных сообществ были доложены В.Петрову, бывшему в тот период первым заместителем министра внутренних дел.

Вместо организации проверки предоставленной оперативной информации В.Петров ознакомил с ней В.Позняка. Спустя некоторое время В.Позняк предложил свою помощь В.Петрову по обмену трехкомнатной квартиры на новую большей площади, в элитном доме. Это предложение В.Петров принял и обещал назначить В.Позняка своим помощником. Учитывая договоренности с В.Петровым, используя свои финансовые возможности, В.Позняк решил возникший квартирный вопрос. На ул. Удальцова <...> В.Н.Петрову была выделена кв. 119 (д.т. 131-17-74) из коммерческих фондов... В то же время было установлено, что в улучшении жилищных условий В.Н.Петров не нуждался. Его сыну из фондов МВД была уже выделена квартира на ул. Красносельская для отселения от отца.

Куратор подмосковных ОМОНов генерал Владимир Позняк (в центре) на годовщине трагедии

В ноябре 1996 года В.Позняк, был назначен помощником В.Н.Петрова.

<...> В должности помощника В.Позняк проработал пять-шесть месяцев, после чего был отстранен от исполнения обязанностей по указанию министра А.С.Куликова, отдавшего распоряжение о подготовке материалов на увольнение В.Позняка. Однако его покровители организовали перевод В.Позняка в ГУВД Московской области. При этом министру было доложено об отчислении В.Позняка из центрального аппарата МВД.

<...> Работая в должности заместителя начальника милиции общественной безопасности ГУВД Московской области, В.Позняк под различными предлогами уклонялся от решения конкретных вопросов борьбы с преступностью. В то же время он, пропагандируя деятельность подольского и щелковского ОМОНов, всячески принижал уровень работы бойцов сергиевопосадского ОМОНа, особенно по недопущению проникновения в свои районы чеченских группировок. Любой незначительный промах в работе этого ОМОНа он пытался преподнести как ЧП, предвзято относился к полковнику Д.Маркелову, командиру отряда.

Характерный пример. 1 августа 1999 года бойцы этого ОМОНа совместно с сотрудниками ДПС ГИБДД УВД г. Черкесска (Карачаево-Черкесия) несли службу на стационарном посту «МАЯК-9». В 16 часов 10 минут ими были остановлены для проверки автомашины «КамАЗ» с государственными номерами Чеченской республики. На законные требования сотрудников ОМОНа Киселева А.Н. и Пахомова А.В. выйти из автомашины для досмотра один из пассажиров, гр-н Джамбулатов Б.И., житель с. Гойты Урус-Мартановского р-на, в категорической форме отказался выполнить требование сотрудников милиции и оказал им неповиновение. Свои действия он мотивировал тем, что является родственником заместителя прокурора г. Черкесска Джамбулатова С.И. и является лицом неприкасаемым. Трое других граждан требования работников милиции выполнили.

Необходимость полного досмотра водителей и пассажиров вызывалась как оперативной необходимостью, так и наличием в кузовах автомашин небольших остатков белого вещества. Спустя некоторое время на пост ГИБДД на личной автомашине «БМВ» прибыл С.И.Джамбулатов, зам. прокурора г. Черкесска, и тут же обвинил всех сотрудников милиции в незаконных действиях.

Он же на следующий день, 2.08.1999 г., не проводя никакой первоначальной проверки, в отношении Киселева и Пахомова возбудил по надуманным поводам уголовное дело № 22739 по ч.З ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Своими действиями заместитель прокурора пытался воздействовать на сотрудников ОМОНа и повлиять на их активную работу в Карачаево-Черкесской Республике.

Несмотря на явную предвзятость по отношению к бойцам ОМОНа никто на их защиту, кроме командира Д.Маркелова и заместителя начальника ГУВД МО Б.Фадеева, не встал. Их настойчивость, неоднократные обращения в Генпрокуратуру России способствовали установлению истины и прекращению 9.02.2000г. уголовного дела.

В.Позняк, несмотря на то что он является куратором ОМОНов, полностью устранился от разрешения возникшей ситуации. Без внимания им был оставлен факт задержания двух автомашин «КамАЗ» в г. Черкесске и после двух террористических актов 9 и 13 сентября 1999 года в г. Москве, о чем ему докладывал Д.Маркелов. Не исключено, что эта четверка чеченцев могла быть причастной к перевозке взрывчатки в Москву, и требуется процессуальное исследование данного обстоятельства в рамках расследуемых ФСБ России уголовных дел.

Показания сотрудников сергиевопосадского ОМОНа могут способствовать установлению ряда интересующих следствие обстоятельств, пролить свет на первопричину расстрела их товарищей 02 марта 2000 г. в Старопромысловском р-не г. Грозного. Это трагическое происшествие значительно осложнило стабилизировавшуюся к этому времени оперативную обстановку в Чечне.

Согласно имеющейся информации, В.Позняк настоял перед Ю.Юхманом, начальником ГУВД Московской области, об отзыве из отпуска заместителя начальника ГУВД Б.Фадеева и направлении его в Чечню сопровождающим сводного отряда. Это было сделано несмотря на то, что семь других заместителей начальника ГУВД находились на месте.

Командир сергиевопосадского ОМОНа Дмитрий Маркелов (в центре) с коллегами, 1998 год.

Еще одна деталь, которая требует тщательного исследования, связана с подготовкой и выпуском приказов по этой командировке. Так, приказом ГУВД МО № 54 от 21.02.2000 г. Б.Фадееву предписывалось сопровождать сергиевопосадский ОМОН в г. Грозный, однако с этим приказом Б.Фадеева не ознакомили, и он был подшит в дело (исполнитель приказа В.Ланкин, начальник отдела УООП).

Приказом по ГУВД № 57 от 23.02.2000 г., с которым Б.Фадеев был ознакомлен под роспись, ему предписывалось сопровождать сводный отряд ППС в г. Гудермес. Таким образом, приказ № 54 полностью противоречит приказу № 57, что отражено в судебном решении по иску Б.Фадеева. В то же время оба приказа готовились под руководством В.Позняка, но разными сотрудниками. При этом просматривается личная заинтересованность В.Позняка обвинить в случившемся других лиц.

Кроме этого, известно, что сергиевопосадский ОМОН к месту дислокации 2.03.2000 г. должен был встретить и сопровождать А.Г.Кукушкин – командир щелковского ОМОНа. Однако, не поставив никого в известность, он к месту дислокации поехал по другой дороге. При этом на неоднократные вызовы по рации С.А.Масленцевым, заместителем командира сергиевопосадского ОМОНа, не отвечал.

<...> Немаловажным фактом являются оперативные сведения о проявлении В.Позняком интереса к приезду президента России на горнолыжную базу в Дмитровский р-н Московской области.

Так, при проведении 11.02.2001 г. на этой базе «Лыжни России» В.Позняк проявил повышенный интерес к периодичности приезда президента, о чем он расспрашивал главу дмитровской администрации В.В.Гаврилова.

По имеющейся информации, вопросы приезда президента на горнолыжную базу В.Позняк также обсуждал и с А.Л.Орловым – советником министра.

<...> Следует отметить, что по характеру В.Позняк агрессивен, мстителен, имеет травму головы, периодически допускает неадекватные ситуации действия, очень жаден, ради финансовой выгоды готов пойти на любые действия и авантюры. При общении не стесняется и не скрывает свои связи с криминальными структурами...»

А вот ответ генерала Позняка на все обвинения в свой адрес: «Попытки преступников опорочить представителей правоохранительных органов всегда имели место в нашей практике, но в последнее время огорчает другое – то, что мы все чаще становимся свидетелями того, с какой легкостью чеченские и другие ОПГ используют российских журналистов в своих интересах, а в итоге оказываются вместе с бандитами по одну сторону баррикад, способствуя им в очернении наших солдат и офицеров.

Вот и относительно меня, генерала милиции, ветерана афганской войны, бывшего не раз в «горячих точках», – очернительство и клевета».

Напоминаю: данный документ, составленный Управлением собственной безопасности МВД РФ, приводится практически полностью. Его уже использовали коллеги из Агентства федеральных расследований, но журналисты ответа от нынешнего руководства МВД так и не получили. Хотя до Позняка ли нынешнему министру, возглавляющему партию власти, несмотря на то, что закон исключает подобное «совместительство». Какая уж тут борьба с преступностью и коррупцией, когда рейтинг не стоит и не растет?

Очередная командировка в Чечню. Станица Шелковская, 1999 год

Можно ли этот документ проверить журналистам? Кое-что можно. Так, я сама помню, как будущая теща нынешнего президента Карачаево-Черкесии Тамара любила похвастаться, какие богатейшие застолья она устраивала Позняку и его гостям за знакомства своих многочисленных земляков из Чечни с нужными людьми.

О чеченской ОПГ, контролировавшей ЦСКА и направлявшей деньги на финансирование боевиков, я писала в статье «Блудный сын ЦСКА» (Совершенно секретно. 2000. № 12). Бывшим хозяевам ЦСКА – Ш.Дадаханову и Р.Хусаинову они очень не понравились, и мы судились последние два года. «Совершенно секретно» выиграла все суды. Но только сейчас мне стало известно, кто именно тот самый могущественный генерал – покровитель Дадаханова и Хусаинова, которым через свои связи пытались запугать меня лидеры чеченской ОПГ.

Нынешний командир сергиевопосадского ОМОНа Александр Волков выдвинул три версии трагедии. Во-первых, это могла быть месть отряду, досаждавшему бандитам и не допускавшему беспредела в родном городе, это могла быть и личная месть жесткому и неподкупному Дмитрию Маркелову. Второе – чеченский «след» в отношении Маркелова. Полковник, много раз бывавший в Чечне, сформировал из местных жителей станицы Шелковской милицейский аппарат, пресекал все нарушения, всегда честно делил гуманитарную помощь. Люди поверили ему. Поверили в справедливость новой российской власти. Боевиков это явно не устраивало. О Маркелове в Чечне осталась добрая память. По решению старейшин одна из улиц Шелковской названа его именем. И третье. Обстановка на то время в Чечне была спокойная. Но приближались выборы президента России. И вот понеслось – сергиевопосадский ОМОН, пермский, 6-я рота псковской дивизии...

«Предпринятая боевиками акция была не случайной и направлялась конкретно по адресу, – считает полковник Михаил Левченко. – Очевидно, что вследствие утечки служебной информации боевики знали маршрут, количество единиц автотранспорта и время прибытия отряда. По всей видимости, часть террористов была из местных жителей, заблаговременно вошедших в доверие сотрудников милиции и военнослужащих. Боевики использовали дезинформацию и тщательно, вплоть до погодных условий, разработали план нападения. Трагедия стала возможной вследствие тщательно спланированной и подготовленной операции».

Узнаем ли мы когда-нибудь всю правду о гибели бойцов подмосковного ОМОНа? Вряд ли. Она никому не выгодна, как невыгодна и вся правда о бессмысленной войн


поделиться: