ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Багдад за Чечню

Опубликовано: 1 Марта 2003 09:00
0
1736
"Совершенно секретно", No.3/166

 
Леонид ВЕЛЕХОВ
 

Разногласия по иракскому вопросу предоставляют возможности для политического торга. Когда Владимир Путин примкнул к франко-германскому альянсу, Жак Ширак «смирился» с планами проведения референдума в Чечне
AP

Суета вокруг Ирака окончится известно чем. Более или менее скоротечной войной, изгнанием Хусейна и воцарением проамериканской администрации. Нет в Европе политика, которому не был бы известен этот секрет Полишинеля. И тем не менее шума и пыли вокруг «иракского вопроса» поднято сегодня беспрецедентно много. Предыдущие опрокинутые Штатами диктаторы, господа Милошевич и мулла Омар, должны обзавидоваться, глядя, сколь бурно мировое общественное мнение протестует против вооруженного свержения их багдадского товарища. И какое мнение! Антивоенную коалицию, «новую Антанту», как ее уже окрестили, «возглавили» Жак Ширак, Герхард Шредер и несколько неожиданно примкнувший к ним в ходе своего февральского визита в Западную Европу Владимир Путин. Неожиданно потому, что буквально за неделю до своей европейской поездки Путин говорил, что не намерен участвовать ни в каких компаниях вокруг Ирака и хочет сохранить за Россией право на особую позицию вплоть до самого решающего момента.

Впрочем, в излишней последовательности не упрекнешь не только Путина, но и других членов новоявленной Антанты. Не успел российский президент вернуться из Елисейского дворца в Кремлевский, как главный противник вооруженного свержения Хусейна, Жак Ширак, уже скорректировал свою точку зрения. Через месяц, сказал он (то есть к середине марта), Франция будет готова поддержать военную акцию, если Саддам к тому времени не образумится и не начнет полноценно сотрудничать с комиссией по разоружению. Ширак также дал понять, что Франция ни в какой ситуации не станет прибегать к праву вето в СБ ООН, чтобы заблокировать резолюцию о применении к Ираку силы. Засуетился и германский канцлер Шредер. Его страна поддержала в НАТО американское предложение о предоставлении военной помощи Турции. Помощь Турции, как известно, своего рода «запасной мандат» (вроде того, как бывают запасные аэродромы) на право начать против Ирака военные действия. Его американцы приберегают на случай, если им не удастся провести свой вариант резолюции в Совете Безопасности.

В чем же дело? Почему столько риторики и маневров вокруг истории, исход которой фактически ясен? Зачем столько лишних телодвижений на фоне неотвратимого, как рок, движения авианосцев в Персидский залив?

Говорят, всему причиной нефть. Вокруг Ирака идет большая игра. Цена вопроса куда выше, чем в аналогичных ситуациях с Югославией и Афганистаном. Это так. Но, как ни парадоксально, я не стал бы измерять пресловутую цену вопроса только в баррелях нефти. Хотя нефть страны, занимающей второе в мире место по разведанным запасам этого важнейшего ископаемого, бесспорно, вполне достаточный casus belli. Тем не менее американская администрация не блефует, когда говорит, что конфликт «не имеет ничего общего с нефтью» и планируемая военная акция не преследует цели установить контроль над иракскими нефтересурсами. У американцев куда более дальние и стратегически продуманные планы – установить геополитический и стратегический контроль над Ближним Востоком, создав в лице Ирака без Саддама противовес усиливающемуся региональному господству Ирана. Динамично развивающийся фундаменталистский Иран – вот что всерьез беспокоит Соединенные Штаты. В отличие от одиозного, обложенного флажками санкций, не имеющего серьезного влияния в исламском мире Багдада Тегеран представляет собой действительную угрозу интересам Соединенных Штатов в жизненно важном для них регионе мира.

Под натиском Дмитрия Рогозина лорду Джадду пришлось оставить пост главы международной комиссии по Чечне
ФОТО БОРИСА КРЕМЕРА

Не сошелся свет клином на нефти в нынешнем иракском кризисе и для Кремля. В отличие от своего предшественника, «заложника олигархов» Бориса Ельцина, Путин не только дистанцируется от крупного (в данном случае нефтяного) капитала, но и любит продемонстрировать стопроцентную зависимость этого капитала от политической воли Кремля. За примерами ходить недалеко – последние перипетии в еще недавно, казалось, триумфальной и безоблачной судьбе нефтяного монстра по имени «ЛУКОЙЛ». И ситуацию с Ираком Путин разыгрывает прежде всего в своих внутри- и внешнеполитических интересах.

Путин недаром имеет репутацию удачника и баловня политической судьбы. Нынешний иракский кризис как нельзя более кстати пришелся на новую «чеченскую комбинацию», затеянную российской властью. Можно не сомневаться, что в другое время главный критик российской политики в Чечне – Белый дом – не прошел бы мимо такой затеи, как референдум по новой чеченской конституции, назначенный Кремлем на конец марта.

Референдум и впрямь не выдерживает проверки международными правовыми стандартами. Хотя бы потому, что свободное волеизъявление и режим ЧП (который официально в Чечне до сих пор не введен, однако, что для всех очевидно, де-факто существует в полном объеме) – вещи несовместные. Но сейчас Штатам не до нарушений прав человека на Северном Кавказе. В Кремле отлично понимают: надо использовать момент, и действуют энергично. В конце января на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы в Страсбурге я был свидетелем того, сколь агрессивно посланники Москвы противостояли любой попытке европейских парламентариев не только торпедировать идею референдума, но даже покритиковать ее. Главный кремлевский дипломатический «ястреб», председатель думского комитета по международным делам Дмитрий Рогозин требовал отставки лорда Джадда с поста председателя международной комиссии по Чечне и роспуска самой комиссии, члены которой позволили себе усомниться в целесообразности и легитимности предстоящего референдума. Самое удивительное, что Рогозин, похоже, добился успеха. Лорд Джадд подал в отставку, работа комиссии фактически парализована. На референдуме в Чечне не будет международных наблюдателей, которым российская делегация в Совете Европы отказалась дать гарантии безопасности. Без наблюдателей референдум и вовсе пройдет как по маслу.

Еще более удивительно, что в ходе уже упоминавшегося визита в Европу (последовавшего вскоре после бурной сессии ПАСЕ в Страсбурге) президент Путин ни разу не столкнулся с «недопониманием» его политики в Чечне. Еще недавно именно Париж, по мнению Кремля, «совершенно неуместно» критиковал действия федеральных властей в северокавказском крае. Можно предположить, что вразумлению Парижа по чеченскому вопросу способствовало обретенное русско-французское взаимопонимание по вопросу иракскому. В свойственной ему осторожной, предельно обтекаемой манере Путин заявил, что дипломатический путь решения иракского кризиса предпочтительнее военного. И получил в ответ индульгенцию на чеченский референдум от столь щепетильной обычно в вопросах прав человека французской политической элиты. При этом он не связал себя ровным счетом никакими обязательствами.

Единственный из участников этой игры по-крупному, у кого пока что «своя игра» не идет, – Жак Ширак. Объяснить действия французского лидера одним лишь желанием «спасти» французские нефтяные контракты в Ираке нельзя. Эти контракты – сущая фикция до тех пор, пока у власти Саддам. Что им будет угрожать после его ухода? Пока что трудно представить себе ситуацию, в которой новые, подконтрольные Штатам власти Ирака захотят проигнорировать интересы крупнейшей европейской державы. Выступив против планов Соединенных Штатов в отношении Ирака, Ширак и Шредер рискнули по-крупному. Они стараются заработать остро необходимые им очки внутри своих стран (расчет на традиционный для Франции и Германии антиамериканизм) и, взяв на себя роль политических лидеров ЕС, максимально концентрировать в своих руках власть над объединенной Европой. Верен ли был их внутриполитический расчет – покажут будущие французские и германские выборы. Но вот попытка говорить от лица ЕС оказалась едва ли не самоубийственной. Единая Европа раскололась на «старую» и «новую», по определению министра обороны США Рамсфельда. Причем в «старой», наряду с Францией и Германией, оказалось куда меньше государств, чем в лояльной Штатам «новой». Де-факто возглавившая «новоевропейцев» Британия, верный союзник Соединенных Штатов, уже заявила устами комиссара ЕС Криса Паттена: «Европейский Союз – не Варшавский договор». Иными словами, не нужно пытаться «построить» европейцев и узурпировать право говорить от их имени. И даже если опытному Шираку удастся сгладить противоречия (что он уже пытается сделать), линия раскола прочерчена. Теперь от Соединенных Штатов зависит, углублять ли ее в дальнейшем. Все инструменты для этого – у них в арсенале.

лорд Джадд
AP

Так что среди главных последствий нынешнего кризиса вокруг Ирака – передел не только нефтяного рынка. Трудно спрогнозировать ход будущей войны в деталях, но одно очевидно: она изменит «политическую карту» мира.

 


поделиться: