ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Курортный триллер

Опубликовано: 1 Сентября 2002 00:00
0
11680
"Совершенно секретно", No.9/160

 
Черноморское побережье Краснодарского края, август 2002 года

Поход на «Джанхот»

Утром 16 июля 2002 года на территории детского пансионата «Джанхот», расположенного в получасе езды от Геленджика, появились вооруженные сотрудники горотдела милиции, сопровождавшие судебного пристава Н.Толпинскую. Г-жа Толпинская прибыла на побережье, чтобы исполнить принятое ровно год назад судебное решение о восстановлении на работе генерального директора пансионата Ирины Рябенко. Конечно, всю эту малоприятную процедуру можно было провести и в январе, и в марте, когда детская здравница пуста. Однако выбран был именно «пик сезона». Образ власти в глазах трех с лишним сотен детей и десятка их родителей, вероятно, должен был обрести очертания восстанавливающей справедливость Фемиды.

Но родители стали звонить в Фонд социального страхования РФ, в ОАО «Центральный совет по туризму и отдыху», требуя объяснений и гарантий безопасности для своих детей. Надежных гарантий профсоюзы, которым принадлежит значительная часть пакета акций пансионата «Джанхот», дать не могли. Заместитель председателя ФНПР В.Пугиев лишь успел написать письмо на имя Главного судебного пристава РФ А.Мельникова с просьбой отложить разбирательство до сентября, когда дети покинут лагерь. Правда, это не помешало геленджикским милиционерам во главе с майором Ходыревым 22 июля вновь появиться на территории пансионата «Джанхот», чтобы выдворить за ворота прежнюю охрану здравницы и разместить людей в камуфляже, приглашенных Ириной Рябенко. Рябенко, которую совет директоров пансионата в соответствии с законом «Об акционерных обществах» 17 июля 2002 года вновь освободил от должности генерального директора. В 9.30 утра Ирине Александровне сообщили о решении совета, состоявшегося в Краснодаре, а к вечеру она привезла определение Геленджикского горсуда, запрещающее акционерам ЗАО «Пансионат «Джанхот» проводить всяческие заседания до рассмотрения «дела Рябенко» по существу.

Многих подобная оперативность черноморской Фемиды удивит: в один день обратиться в суд с иском и получить решение?!

Но знающие местные нравы и правила люди только понимающе улыбнулись: Рябенко здесь ни при чем, просто на «Джанхот» положили глаз более значимые фигуры. Потому и суд был скорый.

...Пансионат «Джанхот» – поистине райский уголок на всем побережье от Новороссийска до Туапсе. Заросли источающей целительный аромат пицундской сосны; спокойная бухта, где море за сутки обновляет прибрежные воды несколько раз. Не случайно классик русской литературы Владимир Короленко, не отличавшийся крепким здоровьем, в конце XIX века обустроил свою дачу именно в этом месте. Да и в советский период детишки отдыхали не абы где...

Несколько корпусов, построенных в «застойные времена», вполне подходят (после небольшой реконструкции) под категорию VIP. А территория! Аллеи, подъезды, места для стоянки автомобилей, галечный пляж... Кстати, рыночная стоимость сотки земли в прибрежной зоне этого края доходит до 15 тысяч долларов.

Кстати, по соседству живут все сильные мира сего местного значения, в том числе мэр Геленджика Сергей Павлович Озеров, которого считают фактическим хозяином этой полоски земли.

Партийный набор

...Леонид Ильич умер в ноябре 1982-го. Для многих партийных чиновников этот год до сих пор окрашен в траурные тона. И не потому, что не стало Брежнева, а потому, что появился Андропов.

По Кубани тогда вволю погуляли «казаки» Генеральной прокуратуры. Только из маленького, но теплого Геленджика «по этапу» отправились сто с лишним деятелей партийно-хозяйственной сферы. Кому-то удалось вовремя смыться. Надо полагать, не в близлежащее море. Например, первому секретарю Геленджикского горкома КПСС Николаю Федоровичу Погодину. Рассказывают, что он бесследно исчез, оставив в рабочем столе служебного кабинета партбилет и табельное оружие. Судачат, что искали его по окрестным горам три сотни милиционеров. Безрезультатно.

Другим повезло меньше. Бэллу Наумовну Бородкину, больше известную в Геленджике как Железная Бэлла, за хищения в особо крупных размерах приговорили к высшей мере наказания. Главному врачу местного треста ресторанов за 850 рублей взятки дали шесть лет. Буфетчик ресторана «Платан», выпускник Новороссийского музыкального училища Христофор Муратов, за «шалости» с материальными ценностями загремел на столько же.

Сергей Павлович Озеров в те времена только начинал партийно-хозяйственную карьеру, а потому к материальным ресурсам допущен не был, что, рискнем предположить, позволило ему благополучно пережить андроповскую чистку. Но в 1985-м бывший инструктор Краснодарского крайкома комсомола Озеров становится секретарем Геленджикского горкома КПСС. В 87-м оканчивает Высшую партийную школу с прицелом на дальнейший карьерный рост. Однако «ветер перемен», поднятый Горбачевым, развернул флюгера внимания и надежд многих «сынов партии» в другую сторону.

К 1992 году Сергей Павлович уже в мире бизнеса. Пока не «акула», но на побережье человек не последний. Под его началом – ООО «Геленджиктурист», располагающее крупной гостиницей, торговыми предприятиями; одновременно Озеров – руководитель филиала АО «Надымспецсвармонтаж», каким-то образом забредшего с севера Тюменской области на юг Краснодарского края. Чуть позже – создатель и председатель совета директоров коммерческого «Геленджикбанка». Надо заметить, что банк – последняя, а потому самая верная любовь Сергея Павловича.

...Но что такое ООО, ОАО и прочие АО и АУ, когда где-то рядом подлинное богатство – власть.

К 1998-му адаптировавшееся к «демократии по-российски» бюрократическое сообщество располагало несколькими «сравнительно честными» способами проникновения во власть. Естественно, речь шла, прежде всего, об исполнительных структурах, находящихся в непосредственной близости к деньгам.

Один из наиболее верных и малозатратных путей в кресло главы административного образования выглядел примерно так: некто «амбициозный ИКС», опираясь на сколоченный материальный ресурс и прежние связи, становился депутатом местного представительного органа; там инициировал принятие местечкового «закона» о выборах, по которому главу районного (городского, областного и т.п.) самоуправления выбирали из числа «народных избранников» сами же «избранники».

Приблизительно за год до намечаемой смены местной власти геленджикские депутаты сочинили проект подобного уложения и приняли его. Но Законодательное собрание Краснодарского края эту затею провалило. Таким образом, один из главных претендентов на геленджикский «престол», бывший секретарь Геленджикского горкома КПСС, а ныне предприниматель, глава «Геленджиктуриста» Сергей Павлович Озеров, был вынужден предстать перед народом.

Сразу объявились злопыхатели, по городу поползли слухи и анонимные листовки. В одной из них говорилось, что в 1995 году «Геленджиктурист» получил 853 миллиона рублей на строительство жилого дома для шахтеров Крайнего Севера. Из них 247 миллионов ушло в счет оплаты расходов на собственные нужды «Геленджиктуриста», а 550 миллионов платежным поручением № 68 были перечислены на депозитный сертификат Озерова. Упоминали в листовке о миллионе долларов, полученном Сергеем Павловичем в 1992 году по договору о строительстве десяти коттеджей с последующей их приватизацией. И о том, что никто пока тех коттеджей не видел...

Конечно, все могло бы сойти за банальный предвыборный компромат. Но, к несчастью, совпадало с информацией, которую еще за год до выборов подтвердила представительная комиссия краевого центра, проверявшая достоверность сигналов, содержащихся в письмах трудящихся из Геленджика.

Например, что «Геленджиктурист», располагая, пожалуй, самым большим земельным наделом в округе и на побережье (78,4 га) и обширной недвижимостью, задолжал в фонд социально-экономического развития города астрономическую по тем временам и местам сумму – 58 миллиардов неденоминированных рублей. И продолжал безбедно существовать.

Мало того, приумножал свое – нажитым другими. Историю с ликвидацией детской турбазы «Тимуровец» вспоминают до сих пор.

Лишний «Тимуровец»

Из документов: «В соответствии с решением Геленджикского горисполкома от 28.10.88 № 750 и утвержденным планом застройки города на существующей территории турбазы «Тимуровец» и прилегающего участка автотурбазы «Кубань» предусмотрено строительство тургостиницы «Парус» на 400 мест ТОО «Геленджиктурист».

Трудно объяснить, чем было вызвано такое решение местных властей, лишающее часть подрастающего поколения «счастливого детства» у Черного моря. Формально – необходимостью «вывода из жилой зоны гостиницы «Парус». Как бы там ни было, денег на строительство гостиницы не нашлось, и «Тимуровец» продолжал «оздоравливать» ребятишек. В 1992 году решением трудового коллектива на основе личных вкладов сотрудников турбазы было создано ТОО «Тимуровец», учредителями которого выступили все – от директора до поварихи. Это было в марте. А уже в июне (в разгар сезона, как в истории с пансионатом «Джанхот»!) приказом по «Геленджиктуристу» № 76 база «Тимуровец» была ликвидирована как юридическое лицо «в связи с отсутствием хозяйственной деятельности». Надо заметить, что формулировка «отсутствие хозяйственной деятельности» в умелых руках работает лучше Уголовного кодекса. Накануне открытия, где-то в апреле-мае, на базу приходит комиссия, состоящая из работников санэпиднадзора, пожарной инспекции и еще десятка чиновников, и при желании (понятно, не их собственном) обязательно находит недостатки, «препятствующие нормальному функционированию» оздоровительного учреждения. И как бы ни старались на турбазе привести все «в соответствие», не получится – есть «заказ»... А там, глядишь, начальство: «На дворе «курортная жатва», а вы еще не «сеяли»?»

И «Тимуровец» закрыли. Территорию бывшей детской базы отвели под строительство коттеджей типа «люкс» как составной части гостиницы «Парус». Право собственности на этот «люкс» зарегистрировало за собой ТОО «Геленджиктурист» во главе с кандидатом на пост мэра С.П.Озеровым. Правда, впоследствии правопреемником ТОО «Геленджиктурист» стал лечебно-оздоровительный комплекс «Горизонт». Последнему перешли все права на землю и недвижимость. Но нынешним летом хозяином участка, где некогда была база «Тимуровец» и автотурбаза «Кубань», предстало некое ООО «Левада», не значащееся ни в каких анналах собственников земли. От «Левады» директору кемпинга «Кубань» И.Карпушину пришло письмо: «...просим освободить территорию, начинаем строить!» А вместо «Тимуровца» вырос отель «Магнолия» с сауной, рестораном и бильярдом. Я не ошибся, «Магнолия», а не «Парус», который нужно было вывести из жилой зоны для блага «трудящихся». «Парус» остался на месте, поблизости от «трудящихся», мало того, вокруг него кипит новая стройка...

Но в 1997–1998 годах, накануне выборов мэра Геленджика, все эти истории вряд ли существенно влияли на электоральные настроения. Страна смаковала финансовые скандалы со звучными именами и миллиардами долларов.

Исход геленджикских выборов могло предопределить разве что известие о неких неблаговидных личных особенностях кандидата либо более веские достоинства конкурентов.

Один из реальных претендентов на пост главы городской администрации, бывший сотрудник милиции, депутат горсовета Василий Карелин, в узком кругу поговаривал, будто располагает неопровержимыми доказательствами хронического алкоголизма Озерова, не способного контролировать собственные поступки, будучи «под газом». Так это или нет, теперь у Карелина не спросишь. 26 декабря 1997 года Василия Карелина расстреляли, изрешетив из автомата его автомобиль.

Убийц нашли сравнительно скоро. Надо было выявить заказчика. И «стрелки» показали на бывшего начальника отдела торговли городской администрации Виктора Колесова, который как раз 3 декабря вышел из-под стражи, где в течение нескольких месяцев находился по делу «о взятке».

Выброшенные деньги

Отдел торговли в курортном городке – нечто вроде знаменитой синекуры в церковной иерархии средневековой Европы. И начальник этого отдела, с одной стороны, желанный объект дружеских притязаний, с другой – фигура, самим фактом своего существования порождающая зависть и стремление напакостить. Неважно, Колесов ты, Петров или Сидоров...

Далее фабулу «Операции Колесов» лучше всего изложить по тексту заявления на имя прокурора Краснодарского края А.Н.Шкребеца, написанного в октябре 1999 года одним из участников этой операции «Взятка» Юрием Славяновым.

«...В июне-июле 1997 года администрацией города (Геленджика. – Ред.) в лице Прозоровского А.С. (в то время мэр города. – Ред.), Дубского В. и Колесова В.И. было сфабриковано против меня уголовное дело и под «шумок» отобрали у меня вещевой рынок и здание магазина, лишив меня средств к существованию и законной собственности.... В это время ко мне обратился начальник УФСБ города Иванов В.А. и сказал, что он возьмется уладить и решить все мои проблемы, если я помогу ему решить его проблемы.... Он мне сказал, что Колесов у него давно на примете, он берет взятки от торговых работников, но доказать этого они не могут. Поэтому если я напишу заявление в УФСБ и под их контролем вручу взятку Колесову В.И., то они решат все мои проблемы. Я поинтересовался у Иванова В.А., в чем же личная его проблема. Он откровенно сказал, что Колесов В.И. «незаконно» занимает эту должность, здесь должна быть Герасимова В.В., а ему лично желательно громкое дело, чтобы получить полковника».

...Между делом заметим, что Герасимова В.В. – заместитель начальника торгового отдела Колесова В.И.

«Счастливое детство» у Черного моря заканчивается...

«...Первый раз я пошел к Колесову В.И. с переписанными и обработанными химией 5 тысячами долларов США 7.08.97, но Колесов их не взял, сказал, «надо больше». Когда я вышел из кабинета Колесова, на лестнице между первым и вторым этажами меня встретила Герасимова В.В. и сказала: «Дай быстро помеченные деньги, я зайду в кабинет к Виктору Ивановичу под каким-нибудь предлогом и незаметно оставлю у него где-либо».

Славянов на это дело не пошел, но Иванов настаивал, что «надо давать, пока не возьмет». Значит, суммы должны расти.

«...У меня таких денег не было, я сказал, чтобы УФСБ дали свои, но Иванов сказал, что у них нет денег на зарплату и вещевое довольствие, а не только на дачу взятки. Иванов В.А. попросил меня занять у кого-нибудь еще 5 тысяч долларов. Я занял и по той же схеме занес Колесову В.И., который также не взял и 10 тысяч долларов, заявив, что менее 50 тысяч не возьмет. Я доложил об этом Иванову В.А., что мне в долг никто не дает и я к Колесову больше не пойду. Но Иванов В.А. сказал, что он договорился с геленджикским «Коммерческим банком» и они мне выдадут кредит на 3 месяца. (Президент банка – С.П.Озеров, будущий мэр Геленджика. – Ред.)

И действительно, 19.08.97 банк мне выдал 120 миллионов рублей...

29.08.97 я в очередной раз по распоряжению Иванова В.А. пришел к Колесову, и принес ему 10 тысяч долларов и 110 миллионов рублей, и написал долговую расписку на 20 тысяч долларов. Колесов предложил мне сесть в его машину, и мы уехали на Новороссийскую, где я оставил в его машине эти деньги и расписку».

Вот как описывает дальнейшее «АиФ Краснодар» в номере от 7 февраля 2000 года: «Колесов, чуя недоброе, звонит сотруднику городской администрации по вопросам безопасности Валерию Дубскому, передает пакет в его машину. В этот момент на машину бросается гражданин с пистолетом и криком «руки вверх». У Дубского, пенсионера МВД, срабатывает профессиональный инстинкт, и он, не зная принадлежности гражданина и его намерений, резко срывается с места. Выстрелы из пистолета вреда ему и его машине не причиняют. Следом уезжает и Колесов».

Можно, конечно, иронично прокомментировать провал незатейливой операции, которую несколько месяцев готовил чуть ли не весь личный состав городского УФСБ. Но не будем. Жалко мужиков. Всех с треском из спецслужб выгнали. Первым – Иванова В.А., так и не получившего третью звезду на погоны. Говорят, недавно несостоявшийся полковник, он же «бескомпромиссный борец с местным взяточничеством», приходил в администрацию похлопотать за какого-то геленджикского «крутого», пробивающего разрешение на организацию аттракциона «Катание кредитоспособного населения на дельтаплане». Надо же как-то подрабатывать, на пенсию ФСБ не проживешь. Чиновник администрации, к которому пришел бывший начальник городской контрразведки, встретил Иванова приветливо, сказал: «Дельтаплан, говоришь?.. Хе! Пусть катают. Десять штук «зеленых» мне на стол – и хоть завтра в полет!..»

Что же касается Колесова и денег, то Колесова арестовали, а денег... не нашли. «Пенсионер МВД» Дубский просто выбросил подозрительный пакет из машины, удирая от «гангстеров», являвшихся на деле оперативниками УФСБ. Выкинул в окно 30 тысяч меченых долларов, занятых «взяткодателем» Юрием Славяновым у друзей и в озеровском банке.

Спустя два года старший следователь краевой прокуратуры Померанцев прекращает «дело о взятке», указав на десятки нарушений закона, допущенных в ходе «операции» и следствия. Как выглядела история со взяткой на самом деле, следствием не установлено, но имя Колесова уже в 1997 году было «поперек горла» тем, кто стоял за провокацией со взяткой. То ли что-то в свое время не поделили или поделили не так...

Итак, Колесова арестовывают сразу после убийства Карелина. Его называют «заказчиком» те, кого взяли по подозрению в исполнении «заказа». Но версия с Колесовым рушится, и его спустя два месяца снова освобождают из-под стражи без извинений и прочих формальностей. Убийц отправляют за решетку, но «инициатора отстрела» так и не находят. Или не хотят искать? В то же время в письме некой Натальи Владимировны Дудоладовой на имя геленджикского прокурора В.Детистова есть такие строки: «В соответствии со ст. 150 ГК РФ я, как наследница Дудоладова Владимира Михайловича, защитница его чести и доброго имени, заявляю, что мой отец собственноручно 26.12.97 расстрелял из автомата депутата Карелина, баллотировавшегося на пост мэра Геленджика. Заказчиком этого убийства является Озеров Сергей Павлович, тоже выставивший тогда свою кандидатуру и являющийся в настоящее время Главой администрации г.Геленджика». В своем письме Наталья Дудоладова говорит о том, что слышала, как ее отец собирался «убрать и самого Озерова С.П., так как тот еще имел наглость не заплатить за это убийство (Василия Карелина. – Авт.), дал аванс, что-то около 3 600 000 рублей, чтобы им было на что уехать в Краснодар. Потом несколько раз обещал заплатить, сначала в марте, потом в мае, а в августе отца вообще убили».

Конечно, можно усомниться в правдивости Натальи Дудоладовой и отнести это «признание» к попытке свалить всю вину за убийство Карелина на уже покойного киллера Владимира Дудоладова, чтобы уберечь от возмездия других, а заодно нанести удар по репутации и доброму имени «всенародно избранного» мэра Озерова. Но уж слишком иезуитский прием, когда дочь клевещет на мертвого отца, подписывая каждый абзац написанного. Да и кому в таком случае понадобилось обстреливать дома Натальи Дудоладовой и находящегося под стражей Вячеслава Сазонова, обвиняемого в убийстве депутата Карелина?.. Того самого Сазонова, который, по утверждению дочери Дудоладова, «признался во всех смертных грехах, в противном случае ему в тюрьму обещали прислать в конвертике руки и ноги его детей».

Какова была реакция на это послание прокурора Детистова и была ли она вообще, остается неизвестным.

Эдем

22 марта 1998 года Сергей Павлович Озеров избрался главой администрации города Геленджика. Или города-курорта, как значится на официальных бланках. Кстати, с этой на первый взгляд незначительной мистификации и начинается цепь метаморфоз, когда закон и право уступают место воле и выгоде.

Дело в том, что статус города-курорта Уставом Краснодарского края закреплен лишь за двумя городами – Сочи и Анапой. Юридически это расширяет права муниципальных властей в вопросах формирования ценовых коэффициентов, с одной стороны, но с другой – ужесточает отчетность за каждый истраченный рубль. И отчитываться надо не перед «карманными» депутатами района, а в краевом центре и даже в столице. И кому нужна такая «головная боль», когда можно ограничиться лишь вывеской «город-курорт» и под ней снимать «урожай»! А урожай сулил быть богатым.

Спустя три месяца после избрания Озеров объявляет конкурс на получение статуса «уполномоченного банка города-курорта Геленджик». Нетрудно догадаться, что «конкурс» выигрывает коммерческий «Геленджик-банк», которым Сергей Павлович руководил с 1992 года. В августе 1998-го все бюджетные и внебюджетные счета города, счета муниципальных учреждений и организаций были переданы в эту структуру. На очереди встал вопрос наполнения счетов. И в апреле 1999-го городской совет принимает «историческое» решение «Об участии в социально-экономическом развитии города-курорта Геленджик». Пафос документа можно выразить двумя словами – платят все! Можно сказать, что власти Геленджика первыми на территории Российской Федерации легализовали рэкет. Вот статья 4 «Положения...»: «Обязанностями юридических, физических лиц и предпринимателей являются: внесение средств». Вот статья 5: «Средства... уплачиваются юридическими, физическими лицами и предпринимателями в следующих случаях:

  • при строительстве ими объектов недвижимости...
  • при реконструкции ими существующих объектов недвижимости...
  • при совершении ими сделок с объектами недвижимости...
  • при заключении и продлении договоров аренды имущества... и земельных участков...
  • при оформлении ими правоустанавливающих документов на земельные участки для ведения всех видов хозяйственной деятельности;
  • при получении разрешения в установленном порядке на ежегодное открытие учреждений (предприятий) санаторно-курортной зоны».

Цинизм этого «документа» можно оценить, заметив, что основная масса местного населения так или иначе связана именно с курортным бизнесом. А следовательно, каждый шаг в этой сфере становился значительно дороже. Типовым договором, который администрация заключала с гражданами, предусмотрены жесткие сроки внесения средств и пени за каждый день просрочки. Не принес – «включают счетчик»! Вот предпринимателю Воробьеву «объявили» 15 тысяч целковых. А вот некто Реваз Сахурия обязуется (конечно, «добровольно») внести 300 тысяч рублей на реконструкцию набережной Геленджика. (Весной этого года набережную, в которую был вкачан не один миллион долларов, размыло.)

Противозаконность поборов была ясна даже начинающему юристу. Но, вероятно, прокурору просто намекнули: «Прокурор, ты свое слово скажешь – а сейчас отойди в сторону, пока мы деньги собираем». Иначе как объяснить, что только в феврале 2000-го, спустя год, городская прокуратура обращается в суд с иском «о признании противоречащим закону и не подлежащим применению Положения об участии в социально-экономическом развитии г.Геленджика № 312 от 27.04.99». А денежки на счета «Геленджик-банка» продолжают поступать. Вот извещение, присланное тому же предпринимателю Воробьеву администрацией Архипо-Осиповского округа с предложением явиться для заключения очередного договора о «добровольных» поборах 15 января 2001 года.

Рассмотрение прокурорского иска, поданного в феврале 2000-го, Геленджикским горсудом было назначено на... март 2001-го. (Вспомните резвость того же суда в деле с пансионатом «Джанхот».) Но заседание так и не открылось. Накануне депутаты предусмотрительно сами отменили свое решение № 312, и суд благополучно прекратил производство по делу о так называемом «долевом участии». «Благополучно», прежде всего, для администрации и «Геленджик-банка», потому как если бы заседание суда состоялось и Положение о «поборах с населения» было бы признано незаконным, то денежки, собранные с граждан в течение двух лет, пришлось бы вернуть.

На берегу пустынных волн

Прошло с отъемом денег – проходит и отъем земли.

...Шестьдесят с лишним лет назад Ленинградской академией связи имени Буденного был построен военный дом отдыха «Бетта». Территория, отведенная под эту здравницу, немалая – тридцать три с лишним гектара. И в 1986-м приказом заместителя командующего войсками СКВО на этом участке была размещена база отдыха рабочих военных совхозов сельхозотдела округа «Малюс», или, по-военному, в/ч 48153. Четырнадцать лет спустя, весной 2000-го, в сопровождении вооруженных милиционеров сюда явился заместитель мэра Геленджика Ф.Колесников с предписанием о сносе базы «Малюс» как незаконно построенной. Военные предъявили документы, государственные акты, солдатики пытались встать на защиту армейской собственности. Но солдатикам просто дали по шее, на документы не взглянули, а базу снесли, заодно поломав и примыкающие к ней сараюшки местных жителей. Распоряжение о сносе было подписано С.П.Озеровым. Здесь не выдержал даже покладистый прокурор: 21 апреля он заявил протест в порядке надзора, предлагая Озерову отменить свое распоряжение как незаконное. На что Озеров ответил беспрецедентным в истории правовых отношений демаршем – он отклонил протест прокурора. А тут геленджикского мэра поддержал «главный правовед Кубани» губернатор Н.Кондратенко, отписав краевому прокурору депешу, в которой сослался на «отклонение» Озеровым прокурорского протеста как на аргумент.

Неделей раньше, несмотря на решение суда, запрещающее снос, под прикрытием тех же вооруженных милиционеров были уничтожены постройки у десятка жителей поселка Дивноморское.

Спустя несколько месяцев таким же путем пытались отобрать землю у ЦСКА ВВС. Но не вышло: вместо худосочных бойцов срочной службы военные выставили на охрану объекта ветеранов, которые шуганули милиционеров, а у особо рьяных просто отобрали табельное оружие.

Активисты местного отделения партии «Единство» в письме на имя полномочного представителя президента в Южном федеральном округе В.Казанцева высказали предположение, что Озеров таким образом выполняет обязательства перед теми, кто кредитовал его избирательную кампанию.

По всем признакам должен был разразиться скандал. Озерову «светила» скамья подсудимых и как минимум от трех до десяти лет лишения свободы за попрание конституционных прав граждан и юридических лиц. Но все пока сошло.

Да что там! В апреле прошлого года Озеров направил в край телеграмму, в которой поставил условие: он исполнит распоряжение правительства Российской Федерации о проведении в Геленджике 3-й Международной выставки и научной конференции по гидроавиации, если ему передадут в муниципальную собственность общежитие, принадлежащее авиакомплексу имени Бериева!

...Геленджик – город маленький. Все и все на виду. Вот дом известного в городе предпринимателя Христофора Муратова, или просто Христо. Того самого бывшего буфетчика ресторана «Платан», отсидевшего шесть лет по делу Железной Бэллы. Теперь Христо – большой человек в маленьком городе. В его руках почти вся оптовая торговля спиртными напитками на этом участке побережья. К Христо частенько захаживает начальник местной милиции полковник П.Манько. Да и сам городской голова не стыдится показаться рядом с такими уважаемыми людьми. У каждого за спиной – мощь и сила: у Озерова – власть, у Манько – милиция, у Христо... А вот здесь не все так просто.

...Однажды начальник линейного отдела милиции геленджикского порта А.Чепелев обнаружил в ларьке на подведомственной территории ящик «левой» водки. Выяснил, что продукт поставлен со склада «Панда», принадлежащего Христофору Муратову. А накладная, на которой стоит штамп «Панды», в Геленджике сродни охранной грамоте Папы Римского. Но Чепелев «закусил удила» и... арестовал склады «Панды». Благо Манько ему не начальник, у него руководство в Ростове. Христо и Озеров на некоторое время исчезли из города, но вскоре объявились. А вот Чепелева срочно вызвали в Ростов и больше его в Геленджике не видели...

Говорят, что «друзья» съездили в Москву к Петру Михайловичу Латышеву, который в то время занимал пост заместителя министра внутренних дел по кадрам. Еще говорят, что Христо ни много, ни мало – кум Петра Михайловича, то есть крестный отец детишек нынешнего полномочного представителя президента в Уральском федеральном округе. Но, может, преувеличивают?..

Почти эпилог

24 мая этого года председатель краевого комитета по курорту и туризму Елена Фурсова сообщила, что 6 июля президент Владимир Путин лично вручит мэру Геленджика Сергею Озерову диплом, удостоверяющий, что по итогам этого года Геленджик – самый благоустроенный город России. «Злопыхатели» и оппоненты Озерова поутихли. А 28-го появились официальные сообщения, что в соревновании благоустроенных городов первое место занял саратовский Балашов...

Решением суда в детском пансионате «Джанхот» восстановлены права акционеров. Прежнее руководство вместе с кассиром сбежало, оставив в сейфе чуть больше рубля. По некоторым данным, их видели в расположенном напротив пансионата частном комплексе, принадлежащем Лефтеру Христофоровичу Кузьмину, больше известному в народе как Чувал. Комплекс (на фото) построен на территории детского пляжа в двух десятках метров от воды, что вызывающе противоречит всем санитарным нормам и правилам. Однажды какая-то экологическая инспекция пыталась Чувала образумить, но, видимо, ей вовремя подсказали, что иногда по выходным в эти бунгало наведываются «отцы» города и окрестностей – Озеров и Манько, чтобы обсудить под шум волны еще не решенные проблемы курорта. Например, всерьез говорится об увековечении памяти бывшего первого секретаря Геленджикского горкома КПСС Н.Погодина, сбежавшего в 1982 году от андроповской «чистки».

* * *

Это далеко не все яркие эпизоды деятельности геленджикских «предпринимателей от власти». Но и приведенные факты свидетельствуют: пока наверху политики и государственные деятели спорят о стратегии развития страны, в маленьких городках местные озеровы, манько, христо и чувалы обустраивают Россию по-своему и под себя.


поделиться: