ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

В постели с митрополитом

Опубликовано: 1 Августа 2002 00:00
0
14388
"Совершенно секретно", No.8/159

 

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ,
обозреватель «Совершенно секретно»

 

 

В этом храме автономно служит отец Валентин

«Я все-таки считаю, что он стремился привести детей к Богу», – рассказывает священнослужитель. «Стремился к Богу, а привел в постель», – возражает ему собеседник. «Получается так», – соглашается священнослужитель, и даже на видеозаписи видно, как лицо его заливает краска смущения…

 

То, что происходит в древнем русском городе Суздале, где церквей больше, чем жилых домов, нормального человека может повергнуть в шок. Прикрываясь именем православной церкви (подчеркиваю – прикрываясь) в городе действует целая секта педофилов, совратившая сотни мальчиков. Самое поразительное, что об этом в городе знали последние десять лет, но предпочитали молчать. С одной стороны, говорить об этом стыдно, с другой – главарь секты человек могущественный. Он почетный гражданин города, депутат Суздальского горсовета народных депутатов. Он председатель Архиерейского синода Российской православной автономной церкви. Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (в миру Анатолий Петрович Русанцов, 1939 года рождения). А еще он – подсудимый. Отцу Валентину вменяются ст. 132 ч. 2; ст. 133 и ст. 151 ч. 1 УК РФ, то есть он обвиняется в «насильственных деяниях сексуального характера, неоднократно совершенных в отношении несовершеннолетних», в «понуждении к действиям сексуального характера» и в том, что вовлекал «несовершеннолетних в систематическое употребление спиртных напитков».

Слушания по делу не могут начаться уже второй год. Первое заседание состоялось в феврале 2001 года и было отложено по ходатайству адвокатов Русанцова, настаивающих на проведении психиатрической экспертизы несовершеннолетних потерпевших. В июне нынешнего года ответчик в суд не пришел – была представлена справка о его болезни. Он тянет время, оно работает на него, на его безнаказанность, а она всегда была его верной спутницей. Вот уже и свидетели с потерпевшими отказались от своих показаний. Правда, сейчас некоторые раскаялись, написали заявление в прокуратуру о том, что на них оказывалось давление.

«Происки КГБ»

Так получилось, что главным обличителем отца Валентина стал в недавнем прошлом самый преданный его союзник и заступник, долгие годы служивший ему верой и правдой. Отец Андрей (Андрей Осетров) – сейчас настоятель храма села Кидекша Суздальского района Владимирской области. Когда-то он окончил энергетический институт, восемь лет проработал инженером во МХАТе. В 1987 году, став верующим, пришел в церковь, познакомился с архимандритом Валентином. Начинал у него чтецом, алтарным служителем. Затем стал личным секретарем, секретарем синода, председателем духовного суда, работал с прессой.

Отец Валентин – человек очень деятельный, прекрасный администратор. Отец Андрей был поначалу очарован им и с удовольствием писал для него проникновенные, грамотные речи. Не задумывался как-то, что архимандрит, согласно его автобиографии, окончивший исторический факультет Дагестанского университета, духовную семинарию и Московскую духовную академию, защитивший кандидатскую, пишет «дарагая пиридача», «карова» и т.д. Слухи о греховной страсти Анатолия Петровича к детям доходили до отца Андрея еще тогда. Но он искренне считал, что это «происки КГБ».

Отец Валентин появился в Суздале в 1973 году – был назначен настоятелем Казанского храма. Через шесть лет стал благочинным церквей Владимирского округа, членом Епархиального Совета и ответственным по приему делегаций при Владимирском епархиальном управлении.

И вдруг в 1988 году его переводят в Покров (явное понижение). Отец Валентин объясняет это просто: не хотел писать доносы на иностранцев и пострадал – от КГБ, естественно. Тогда в его защиту выступили почти все суздальские прихожане, а отец Андрей и монахиня София написали сотни писем в Кремль, лично Михаилу Горбачеву, в зарубежные СМИ, предав тот, как им тогда казалось, несправедливый случай огласке на весь мир. Но Московская Патриархия была непреклонна. Обиженный отец Валентин перешел под покровительство Русской православной церкви за рубежом. Однако и там не пришелся ко двору. Вот тогда и появилась его церковь – Российская православная автономная (она насчитывает пятьдесят приходов, три из которых – в Суздале). София и Андрей, считавшие себя «духовными детьми» отца Валентина, последовали за ним.

В 1998 году автономную церковь посетила группа «проповедников» из Санкт-Петербурга во главе с Григорием Лурье. Послушав несколько проповедей в исполнении гостей, отец Андрей оценил их как «ересь». Затем случайно в личном деле одного из проповедников увидел документ, удостоверяющий, что его обладатель является председателем общества… сексуальных меньшинств города на Неве. Это было шоком. Последней каплей стали рассказы собственных детей о похождениях его кумира. Священник, отец двенадцати детей, решил все проверить. И узнал чудовищные вещи. А кроме того, из документов узнал подлинные причины «гонений» на Анатолия Петровича, которого в 1997 году Собор Русской православной церкви отлучил от РПЦ за действия, не совместимые с духовным саном.

Тогда отец Андрей записал на видеокассеты показания свидетелей, сделал несколько копий и отправил их в ФСБ РФ, Генеральную прокуратуру РФ. Вскоре Владимирская областная прокуратура получила поручение провести проверку. По результатам проверки было возбуждено уголовное дело, по которому проходило более сотни свидетелей. Сейчас оно в суздальском суде.

Что же произошло в 1988 году, за что Анатолия Петровича Русанцова пытались «выслать» из Суздаля? Во Владимирской области в то время разразился громкий гомосексуальный скандал (статью 121 УК РФ за мужеложство отменили в 1994 году). Начался он с того, что у нескольких подростков обнаружили сифилис. Когда стали выявлять их контакты, вышли на мощную группировку гомосексуалистов (около ста человек), куда входили жители Москвы, Ленинграда, Владимирской и Ивановской областей. Среди них – священнослужители, экскурсоводы, армейские офицеры, сотрудники МВД и несовершеннолетние. Следствие проходило, как тогда было принято, в глубокой тайне, но слухи об этом деле пошли. К тому же во время следствия повесился один обвиняемый – милиционер. А Суздаль был полон иностранцев, в город постоянно наезжали съемочные группы – снимали художественные фильмы, и происходило все это накануне празднования тысячелетия крещения Руси. В прокуратуру поступило указание – «отсекать» как можно больше фигурантов. В итоге осудили лишь тех, кто являлся носителем сифилиса.

Отец Валентин тоже проходил по этому делу. Прозревший отец Андрей уверяет, что тогда ему помог столь ругаемый им КГБ – якобы Русанцов на него всегда работал. Это похоже на правду: гомосексуальные склонности – прекрасный объект для шантажа. Когда я готовила материал о педофилах (Совершенно секретно. 2000. № 8), ветеран МУРа, много лет проработавший в отделе по борьбе с половыми преступлениями, рассказывал, что во время действия статьи 121 в его отделе были т-а-к-и-е осведомители, к которым, если бы не их слабость, милиции и близко бы не подойти. Наиболее ценных забирали себе «старшие братья» с Лубянки. Они же и выручали агентуру из различных «историй».

Конечно, фанаты Русанцова могут уверять, что его оговорили. Приведу протокол допроса по уголовному делу № 0543 (начато 20 ноября 1987 г., окончено 9 мая 1988 г.) свидетеля Пучкова:

«В ноябре–декабре 1986 года я вместе с Давыдовым поехал в Суздаль. Мы посидели в баре Покровского монастыря, немного выпили. Затем Давыдов пригласил меня сходить в гости к его знакомому – отцу Валентину. Когда мы пришли к нему, отец Валентин пригласил нас за стол и угостил домашней настойкой, похожей на вермут. Мы выпили, закусили, после чего решили заняться любовью. На отце Валентине была одета ряса. Давыдов снял штаны, отец Валентин наклонил его, расстегнул рясу. Достал свой половой член и ввел его в задний проход. Я дал свой половой член в рот Давыдову, а отец Валентин совершал с ним половое сношение через задний проход. Все это продолжалось минут семь – десять. Затем мы с Давыдовым оделись и ушли от отца Валентина. Ранее мне Давыдов рассказывал, что он приезжал к отцу Валентину со своим знакомым и они также занимались гомосексуализмом».

Это подтвердил и сам Давыдов. Но отец Валентин все отрицал. Дело в его отношении было прекращено. Однако именно за это его и попытались перевести в Покров.

Отец Андрей нашел свидетелей, рассказавших, как даже во время следствия отец Валентин, боявшийся предаваться «любимому делу» в Суздале, надевал старую шинель и ездил во Владимир, где посещал «голубые» точки в туалетах, на вокзалах.

Затем нашлись и люди, поведавшие, что из родной Махачкалы в 1973 году отец Валентин и несколько близких ему человек сбежали со страшным скандалом, буквально на ходу прыгая в поезд, не захватив с собой даже смены белья. Говорят, скандал произошел, когда выяснилось, что под прикрытием церкви в городе действует притон для «голубых», который посещают и дети. Судачили о какой-то придушенной подушкой кухарке, братья которой поклялись отомстить священнику, сделавшему это.

Выяснилось, что в Русской православной церкви за рубежом имел место подобный же скандал: нашего героя застукали с мальчиком. Но, поскольку в самой РПЦ за рубежом произошел раскол, отец Валентин смог найти несколько заграничных приходов, сочувствующих и верящих в «происки» КГБ и Московской Патриархии.

Мощная гуманитарная и финансовая поддержка из-за рубежа – одна из причин «неприкасаемости» Анатолия Петровича Русанцова.

Живой товар

Заговорила и монахиня София, около двадцати лет проработавшая у отца Валентина.

Когда ее из Владимирского собора в 1985 году пригласили в Суздаль, подруги предупреждали: ты – девушка, а у отца Валентина скандальная репутация. Но София скоро поняла, что дело не в женщинах. Однажды после очередного приема она случайно увидела гомосексуальное соитие отца Валентина и отца Феодора. «Оба были в рясах, и я сначала даже не поняла, что они делают», – рассказывает София. Она долго об этом никому не говорила, потом убедилась: все, кто попадает в дом отца Валентина, втягиваются в его любовные игрища. «Если говорить о священнослужителях, то их десятки, если о детях, то речь уже идет о сотнях», – добавляет она. Дети появились с 1991 года – именно тогда открылась воскресная школа. Многие родители были рады, что их ребятишки смогут получить церковное образование. София говорит, что отец Феодор – родственник Валентина – еще страшнее, так как поставляет «живой товар», детей, ставших у него диаконами, чтецами, пономарями.

Почти все они проходили через руки Анатолия Петровича. Многие были свидетелями его «контактов». В показаниях детей меняется только место «происшествия» – постель, сауна, алтарь (!), а также «форма одежды» – обнаженный, в рясе, в подряснике. И, естественно, меняются партнеры. Часто называют Андрея Смирнова, которого отец Валентин воспитывает с трех лет (у него в аварии погибли родители). Мальчик вырос и, есть показания, сам уже несколько раз пытался совратить других мальчиков.

 

отец Валентин

На вопрос отца Андрея, откуда у Смирнова деньги, квартира и машина, один из свидетелей рассказал любопытную историю. Мол, отец Валентин часто меняет во Владимире крупные суммы денег. Однажды не успел поменять и оставил на кровати 54 тысячи долларов. Их и стащил Смирнов, вскоре купивший себе все, что ему хотелось. Заявлять на мальчика отец Валентин не стал – тот его шантажировал, но заставил бить 54 тысячи поклонов (по числу долларов) во искупление грехов.

 

Детей для совращения отец Валентин, как правило, выбирал из неблагополучных, неполных семей, а священнослужителей подыскивал посимпатичнее, поженственнее, как рассказывает отец Паисий, с мягким характером. Отец Паисий сам подвергался настойчивым «ухаживаниям». «Зря сопротивляешься», – говорил ему отец Валентин, обещая и карьерный рост, и материальные блага. Когда же он отказался в десятый раз, начались гонения. И все же отец Паисий считает, что отец Валентин стремился «привести детей к Богу», а его греховную страсть объясняет как «слабость» и «болезнь».

Несмотря на стремление к «непротивлению злу», отец Паисий дал показания следствию. Потом его обманным путем вывезли в Чечню, бросили в горах, и он чудом остался жив. Сейчас игумен Паисий написал заявление на имя начальника УВД Владимирской области, что уличенный им в грехе мужеложства митрополит Валентин подверг его давлению, в результате чего он был вынужден отказаться от своих слов, о чем заявляет при свидетелях (про Чечню игумен говорить не любит).

Если взрослый мужчина не выдержал давления, что же говорить о детях! А детей по этому делу проходит очень много. Смотрю видеозапись. Вот мальчики, смущаясь, рассказывают, как митрополит их откровенно щупал. Вот говорят, как видели его «соитие» в алтаре. Вот 11–12-летние рассказывают, как он поил их водкой и кагором, да так, что они от него выползали, вспоминают Ванюшку из третьего класса, которого спаивал митрополит.

Одному из свидетелей и потерпевших по делу накануне суда люди Валентина угрожали, и адвокаты обещали затаскать его по психушкам. Этого мальчика митрополит заставлял заниматься оральным сексом. Он дал показания, потом под давлением от них отказался. Сейчас намерен идти до конца. А его брат, также совращенный Валентином, ходит теперь с подаренным мобильным телефоном, с деньгами и от прежних показаний отказывается.

Свидетель Андрей пришел к Валентину, когда ему было всего 13 лет. Его тоже принуждали к оральному сексу, водили в сауну. Там он видел, как отец Валентин занимался сексом с одним из мальчиков. Но самое омерзительное произошло в алтаре: митрополит в рясе на голое тело призывно распахивал ее, пытался заставить мальчика пономаря взять в рот свой вялый орган. Андрей понял, что «церковью здесь и не пахнет». Накануне суда его принудили отказаться от показаний, но сейчас он готов идти до конца.

Однако не все ведут себя так. В полном отказе свидетель, который в свое время был готов от позора покончить жизнь самоубийством, а его мать, по словам монахини Софии, рыла себе могилу.

Бог им судья. Тем более, как следует из заявления жены одного из потерпевших, Александры Игнаткиной, она откровенно опасалась за свою жизнь и за жизнь мужа. Ее запугивали, угрожая пистолетом, говорили, что если ее муж не откажется от показаний против Русанцова, его убьют и ее застрелят.

В цивилизованных странах подобные заявления – повод для возбуждения нового уголовного дела. И там – мощная система защиты свидетелей. В Нью-Йорке мне рассказали, что с тех пор, как мадам Ола – эмигрантка из СССР, фиктивная жена Вячеслава Иванькова, более известного как Япончик, дала против него показания, ее с другими документами перевезли в другой штат, помогли сделать пластическую операцию по изменению внешности и теперь она вне опасности.

На что могут рассчитывать свидетели в нашем маленьком городе? С одной стороны – угрозы, с другой – детей в школе дразнят «петухами», родители не хотят выносить сор из избы. Город тоже не в восторге от огласки этого скандала. Есть люди, которые уверяют: можно простить все за гуманитарную помощь. Одна дама договорилась до того, что, мол, певцы у нас почти все «голубые» и это никому не мешает.

Удивительно: митрополита защищают и его прихожане. Бабушки не разбираются в том, что такое «автономная» православная церковь. Как им объяснить, почему православные храмы сдают в аренду, по существу, секте: «автономия» Русанцова охватывает семь храмов! К тому же митрополит сам как-то жаловался пастве – меня, мол, в содомии обвинять будут. Так и получилось. Значит, провидец он, почти святой!

Естественно, возникает вопрос: почему отказавшиеся от показаний свидетели решили теперь идти до конца? Уж они-то знают, на что способен «святой провидец»? Дело в том, что в начале 2002 года в дело вмешались несколько патриотических организаций (Союз ветеранов Чечни, Антифашистский центр по борьбе с экстремизмом), объединенных под общим лозунгом «Наше дело». Они взяли свидетелей под охрану. Делают это бескорыстно, и бросить тех, кто им доверился, они не могут.

На последнем, июньском заседании суда выяснилось, что компанию Русанцова охраняет структура, сформированная из бывших бойцов «Альфы». «Мы подошли к ним и говорим: если это контракт – одно дело, а если по движению души, то у вас же есть дети, подумайте, кого вы охраняете? Растлителя!» – рассказывали ребята из Союза ветеранов Чечни. Оказалось, что просто заключен контракт на охрану. На ребят, решившихся охранять свидетелей, защитники Русанцова постоянно пишут доносы в том, что они «террористы и торговцы детьми». В нескольких газетах тут же появились публикации об экстремистски настроенных молодцах. В качестве ужасающего примера экстремизма «Нашего дела» приводилось такое высказывание: «Мальчиков необходимо воспитывать как защитников Отечества, а девочек как будущих матерей». Весь ужас этого желания, видимо, состоит в том, что еще остались у нас и мальчики, и мужчины, несмотря на рост в геометрической прогрессии числа педофилов, трансвеститов, транссексуалов и просто «голубых». А так как ворон ворону глаз не выклюет, мощное «голубое лобби» оказывает Анатолию Петровичу мощную поддержку.

«Голубое лобби» и другие защитники

Нынешний настоятель Троицкого собора в Александрове Виктор Кукин рассказал, что еще в 1977 году нынешний митрополит Валентин, будучи студентом Загорской семинарии, изнасиловал юношу, за что ректор семинарии решил его отчислить. Вскоре ректор скончался при невыясненных обстоятельствах, и вопрос об отчислении был закрыт.

Уже тогда, сообщил он, Валентин искал защиту в органах госбезопасности. Его родственники Татьяна, Борис и Петр Курдюмовы до сих пор работают в системе ФСБ в Подмосковье.

В сентябре прошлого года в Центральном доме журналиста прошла пресс-конференция, на которой представители митрополита Суздальского и Владимирского Валентина защищали своего владыку от нападок местной прессы. «Доверчивые журналисты» после этой встречи писали: «Никто не знает, был ли применен хитрый монтаж (речь идет о показаниях малолетних свидетелей, записанных на пленку и легших в основу уголовного дела. – Л.К.) или пацанов просто запугали, но грязная история сыграла на руку противникам Русской православной автономной церкви».

Никто не задал вопрос: почему автономной? Почему наш Минюст регистрирует «автономную РПЦ», «чистую РПЦ»? Еще немного – и будет, видимо, зарегистрирована «чисто-конкретная РПЦ», тем более прихожан там предостаточно, а то им приходится ограничиваться подписями на колоколах «От солнцевской братвы» (такой колокол подарен одной из переделкинских церквей). Помню, ветеран МУРа Владимир Кочанов рассказывал, что в свое время именно в Минюсте было сформировано мощное «голубое лобби». Вот первое объяснение.

Второе. Развал православия начался давно, еще с сект. Сейчас на «автономии» разрывают саму РПЦ. Определенным западным кругам это выгодно, а потому хорошо финансируется. То ли финансированием, то ли просто пофигистским ко всему отношением можно объяснить и то, что в аренду автономной секте сдаются православные храмы.

Одним из наиболее рьяных защитников отца Валентина является сайт «Вертоград.ru». Но здесь без затей пропускают слово «автономная» и клеймят «гонителей» Валентина как гонителей православия, демократии и лично президента России Владимира Путина. А при чем тут президент, спросите вы. Говорят, что «Вертоград.ru» – один из сайтов известного политтехнолога, близкого к президенту Глеба Павловского. В конце июля на сайте Интернет-издания «Страна.ru» появилось и его интервью, в котором однозначно говорилось о дискредитации митрополита Валентина и его церкви.

Отец Андрей предполагает, что на Павловского может влиять его «крестный отец» (в полном смысле этого слова) Григорий Лурье – один из питерских сподвижников Валентина, проповедующих сейчас в Суздале.

Среди друзей Валентина – несколько послов зарубежных государств, откуда к нему приезжали целенаправленно «голубые» делегации. В одном из домов, принадлежащих автономной РПЦ, на втором этаже даже сделали для них гостиницу. Живущие на первом этаже монашки с ужасом рассказывают об оргиях, о порнухе, которую крутят там для поднятия тонуса, о пьянках. Но они боятся – им некуда пойти и негде жить, они во всем зависят от отца Валентина.

Страх

 

«Голубая семья» (слева направо): неизвестный; митрополит Валентин; Георгий Новаковский (Серафим, двоюродный брат Валентина); Владимир Гинеевский (Феодор); внизу – Алексей Нончин (Иринарх)

«Я его боюсь, особенно когда услышала, что в Махачкале он якобы кухарку придушил подушкой», – рассказывает монахиня Мария. Она стала свидетелем гомосексуальных отношений двух мальчиков – воспитанников Валентина. Наивная пожилая женщина даже не поняла, в чем дело, и сказала: «Боритесь, боритесь, только штаны подтяните, а то совсем сползли». Ее и монахиню Софию Валентин много раз выгонял, и они скитались по чужим людям.

 

Страх усилился после истории с бабушкой Фионой Цехмистро. Жила она в селе Кидекша, потом – в Суздале, где купила дом в центре. Посещала Цареконстантиновский храм, где служит отец Валентин. В обмен на попечительство решила завещать ему дом. Но, узнав о «голубых» похождениях митрополита, захотела переписать завещание, к тому же помощи она от него не получала. Тот, навещая 93-летнюю старушку, лишь спрашивал: «Когда же ты умрешь?»

Бабушка Фиона умерла вскоре в страшных мучениях. Ее забили молотком в ее же доме, долго издевались и возили головой по полу. Обнаружившие труп рассказали об ужасной картине свечнице Вере Сорокиной и пошли в милицию. Орудие убийства – молоток – было найдено, на нем отчетливо виднелись отпечатки пальцев. Все знали, что молотком Вера Сорокина убила своего мужа, после чего долго находилась на принудительном излечении. Экспертиза подтвердила, что убийство совершено женщиной или подростком, но Сорокину, ярую сторонницу отца Валентина, никто не допрашивал, отпечатков пальцев не брал. Валентин вступил в права наследства. Дело об убийстве старушки так и осталось нераскрытым.

Свидетели рассказывают, что основные методы воздействия Анатолия Петровича – ложь, шантаж и угрозы, любимое слово – «вор». Несчастного, как правило, он обрабатывает с ближайшим окружением – архиепископом Феодором (в миру Владимир Гинеевский, по признанию Валентина – его первая любовь) и архимандритом Евфимием (Николай Каракозов). Все они дальние родственники и любовники. По рассказам свидетеля, работавшего в храме и также подвергавшегося «ухаживаниям» отца Валентина, с детьми жил не только Анатолий Петрович, но и его старшие фавориты. Если в пристойной форме изложить показания рабочего, то и Феодор, и Евфимий не раз на его глазах занимались оральным сексом с мальчишками 13–16 лет. Так что если отца Валентина и посадят, гнездо педофилов в Суздале не разорят.

Все на продажу

«Будучи обличенным, Русанцов неоднократно произносил ложную клятву на святом кресте и Евангелии, что он неповинен в грехе мужеложства. Это было сделано им во время богослужений, – продолжает рассказ отец Андрей. – Когда я узнал от детей всю правду, уже не мог терпеть его мерзости. Мы провели три заседания духовного суда Суздальской епархии Российской православной автономной церкви и вынесли вердикт: митрополит Валентин мерзкими деяниями опозорил церковь и ее членов, предав их сатане… Если Русанцов А.П. не пожелает раскаяться в своих грехах и помириться с церковью, он не может быть удостоен по смерти своей погребения по христианскому чину, и тело его не должно полагаться на православном кладбище.

С тех пор я не имею отношения к автономной РПЦ. Епископ рукоположил меня в священники Русской православной церкви, и я служу в обычном православном храме. Чем больше времени проходит с того дня, как я разоблачил А.П.Русанцова, тем больше узнаю и о том, какой урон он нанес не только православной нравственности, но и культуре. Да и фамилия эта явно вымышленная, и биография его полна темных пятен, многие факты изложены каждый раз по-разному и противоречат друг другу».

В свое время из Франции отцу Валентину было передано множество уникальных вещей, среди них дневник Петра I, коллекция наград российской царской армии. В одном из домов, принадлежащих РПАЦ, недавно произошел пожар. И отец Валентин тут же заявил, что это – поджог, попытка его запугать. Отец Андрей опасается, что на самом деле под предлогом пожара легко растащить экспозицию расположенного там музея.

В опасности, по мнению отца Андрея, чудотворная икона «Никола Теплая Рука». Когда-то она принадлежала храму поселка Николополосье Владимирской области, где служил отец Евфимий. Теперь «Никола» – в Русской православной автономной церкви (РПАЦ).

Вероятно, опасения не напрасны. Владимирские коллеги из газеты «Призыв» сообщали, что перед празднованием 1000-летия крещения Руси летом 1988 года отец Валентин приказал сжечь множество старинных книг, облачений и иконостасов, хранившихся в Скорбященской церкви. Отцом Валентином и его клириками в 1994 году из Каземского храма было «взято» около двух десяткой подсвечников, более сорока икон и иконостасов. Среди них – иконы XVII – XIX веков, украшенные жемчугом и драгоценными камнями. Отец Андрей говорит, что почти все они проданы за границу.

В храмах, где он служит, много икон-новоделов. Цареконстантиновский храм украшает иконостас, сделанный из варварски выдранного иконостаса храма села Березницы, где в 1977 году архимандрит Валентин занимался реставрацией.

Говорят, архиепископ Феодор похитил из гробницы святителя Феодора Суздальского частицы его мощей. Также была похищена частица мощей святого Иоанна. Уникальные иконы и церковная утварь похищены из музейных хранилищ Успенского и Предтеченского храмов в Суздале.

Накануне 1000-летия крещения Руси Цареконстантиновскому приходу были переданы мощи святых Суздальских преподобной Евфросинии и преподобного Евфимия. В последние годы частицы мощей неоднократно похищались членами «семьи» Русанцова и продавались за границу или в частные коллекции. В 1996 году Русанцов ездил в Святую Землю. Во время поездки в Вифлеем им были украдены из храма частицы мощей младенцев-мучеников Христа ради убиенных. Об этом он сам рассказывал во время застолий своим клирикам.

На фоне похищенных святых мощей продажа англичанину старинного здания, в котором в последние годы располагался гараж райкома партии, кажется мелочью. Хотя именно это добротное здание предназначалось для воскресной церковной школы.

…Не оттуда ли деньги у отца Валентина и его «семьи» и гуманитарная помощь городу? «Он хоть и считается у нас священником, но деньги у него есть», – говорит один из малолетних свидетелей, объясняя, почему он отказывался от своих показаний.

Наперсники разврата

Получить какой-либо официальный комментарий о том, что происходит в Суздале, не удалось, хотя вполне понятны причины молчания. Анатолий Петрович Русанцов уверяет, что его травит Русская православная церковь, поэтому любой комментарий РПЦ может восприниматься как давление на истинно верующих прихожан, а комментарий администрации города – как давление на независимый суд.

У нас вообще очень модно писать и говорить о «давлении», «неприкосновенности частной жизни». О том, что совращение малолетних мальчиков является его личной жизнью, Анатолий Петрович не говорит: это было бы странно для митрополита. Он, естественно, все отрицает. Невольно вспоминается мой давний «герой» – бывший министр юстиции Валентин Ковалев. Ставший пять лет назад героем первого секс-скандала (А министр-то голый. Совершенно секретно. 1997. № 6), он вновь замелькал на экранах, рассказывая, что «все неправда». Безусловно, если бы он получил девять лет лишения свободы реально, а не условно, у него не было бы возможности столь активно заниматься собственным пиаром.

Опубликование видеоряда банных забав министра стоило ему должности и доброго имени. Тогда это породило организацию подобных съемок в особо крупных размерах: люди решили, что нашу власть можно сразить лишь ударом ниже пояса. Прошло время, и недавно на съемках передачи «Принцип домино», где я впервые лично встретилась с Валентином Ковалевым (он всегда отказывался от возможного диалога, предпочитая заученные монологи), ведущие вдруг сказали удивительную вещь: «Зачем нужно было обязательно публиковать видеокомпромат, когда достаточно было сообщить Ковалеву о том, что он есть». Во-первых, Уголовный кодекс трактует это как шантаж, а при полном отсутствии совести (в чем еще раз убедилась, прослушав очередную порцию вранья бывшего министра, нынешнего узника-заочника) такое сообщение вообще никакого впечатления не произвело бы.

Помнится также, что после скандала 1997 года в передаче, которую в народе называли «Час петуха», ведущий возмущался: «Тоже мне диво – в бане с девочками, вот если бы с мальчиками» – и жмурился от собственных сладостных воспоминаний.

К чему я вспомнила историю с Ковалевым? Есть возможность проиллюстрировать и этот материал фотографией забав митрополита Валентина именно с мальчиком (уже говорила, что такие съемки были хорошо налажены в нашей стране заинтересованными в сборе компромата сторонами, как правило, деловыми партнерами).

Может быть, и отца Валентина кто-то захотел держать на коротком поводке, а возможностей для такого рода съемок он давал предостаточно, ведь его часто заставали и с мальчиками, и со взрослыми мужчинами.

Мы долго совещались в редакции и решили снимок этот все-таки не публиковать. В основном из-за того, что на фотографии четко видно лицо несовершеннолетнего мальчика. Если лицо закрыть, Анатолий Петрович тут же все начнет отрицать, клянясь, как это у него водится, на Евангелии. Впрочем, он уже и так все отрицает, но суда опасается, поэтому затягивает процесс. Но, кроме суда земного, есть суд Божий. О нем хорошо бы помнить и автономному митрополиту, и бывшему министру. На этот суд нельзя оказать давление и, как писал поэт, «он недоступен звону злата». Он ждет.

Ссылки по теме
Никодимов грех митрополита N - "Совершенно секретно", No. 6/111 1998

поделиться: