ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Военные подставки

Опубликовано: 1 Августа 2002 00:00
0
2308
"Совершенно секретно", No.8/159

 
Наталья ХМЕЛИК
– специально для «Совершенно секретно»

Сегодня много споров о том, кому выгоден Союз России и Белоруссии. Одно ясно: будущее белорусской «оборонки» напрямую зависит от интеграции с Россией. С 1996 года Белоруссия входит в десятку ведущих мировых экспортеров вооружений и военной техники. При этом сама республика почти ничего не производит. Чьим же оружием она торгует, с кем и на законном ли основании? Ответ на первый вопрос ясен: оружие российское. С кем – тоже разобраться легко. Вот на третий вопрос – о законности – ответить, пожалуй, труднее всего.

Опять они политизируют!

В начале января этого года американская газета «Вашингтон пост» опубликовала статью, в которой Белоруссия была названа лидером по продажам оружия в страны Центральной Азии и Ближнего Востока. «Большую озабоченность вызывает тот факт, – писала газета, – что Судан, известный как прибежище террористов, получил от Белоруссии такие испытанные и действенные системы вооружений, как танки

Т-55 и вертолеты Ми-24 Hind. Вооружение, отправляемое из Белоруссии в Судан, либо попадает в руки террористов, либо используется в гражданской войне, которая уже унесла жизни более двух миллионов человек». Американские журналисты назвали Белоруссию ключевым партнером Саддама Хусейна в восстановлении и модернизации противовоздушной обороны Ирака. Они утверждали, что Багдаду, в нарушение санкций ООН, были секретно поставлены компоненты ракет класса «земля–воздух».

16 февраля в Минск на несколько часов приехала делегация палаты представителей американского конгресса. Попытки обсудить с белорусскими властями проблемы нелегального военного экспорта ни к чему не привели. Что, впрочем, естественно: еще не было случая, чтобы страна, подозреваемая в контрабанде оружия, чистосердечно призналась в содеянном. Белорусские чиновники потребовали доказательств. Американцы их представить не смогли. И все пошло по протоколу – конгрессменам показали отчеты о легальной торговле: такие данные публикуются в ежегодном Регистре ООН. С чем гости и отправились восвояси. Комментируя этот визит, белорусский министр иностранных дел Михаил Хвостов заявил: «С нашей стороны была проявлена открытость, мы представили сведения, факты, цифры, обозначили, что вопрос политизирован, политизируется и что нужно снимать политизацию этого вопроса. Беларусь не является проблемной страной в этом смысле, мы действуем открыто, честно и грамотно».

Позднее Белоруссию посетил заместитель госсекретаря США Стивен Пайфер. Он встречался с министром иностранных дел и министром обороны. На этих встречах Пайфер призвал правительство Белоруссии обратить внимание на неоднократные сообщения различных заслуживающих доверия источников о том, что Белоруссия участвует в поставках вооружений странам и группам, поддерживающим терроризм, и в обучении офицеров в этих странах. Пайфер предложил министру обороны Белоруссии Леониду Мальцеву американскую помощь в создании системы жесткого контроля за экспортом оружия. Ответом было гневное заявление белорусского МИДа о бездоказательности американских обвинений.

На брифинге по итогам поездки Пайфера пресс-секретарь госдепартамента США Ричард Баучер сказал, что доказательства незаконной торговли оружием у США имеются и не представлены они лишь из-за нежелания американцев раскрывать свои источники информации. Баучер даже пригрозил подвергнуть Белоруссию санкциям, заметив однако: отношения между двумя странами настолько плохи, что в реальности Вашингтон немногое может сделать.

Вскоре в печати промелькнули сообщения о продаже в Пакистан белорусских «МАЗов». В подписанных продавцом и покупателем документах черным по белому сказано, что пакистанцы намерены разместить на этих машинах ракетные установки.

Впрочем, пакистанская сделка, несмотря на войну в Кашмире и попытки мирового сообщества прекратить поставки оружия в проблемный регион, выглядит довольно безобидно. Гораздо болезненнее в мире относятся к отношениям Белоруссии с Ираком. Тот же Стивен Пайфер говорил, что осенью 2001 года в Белоруссии обучались иракские офицеры для работы с передовыми системами ПВО, оснащенными ракетами С-300.

Поскольку сама Белоруссия подобных систем не производит, возникает резонный вопрос, откуда она их берет. Ли Волоски, эксперт по транснациональной преступности и член Совета безопасности во времена президента Клинтона, упомянул о возможных контактах между продавцами оружия и экспертами Белоруссии, Украины и России. «Мне неловко говорить о том, что есть указания на подобный заговор или тайное соглашение. Но имеется достаточно факторов, позволяющих это предположить».

А вот свидетельство Скотта Риттера, бывшего военного инспектора ООН в Ираке. Тем более важное, что Риттер не одобряет нынешнюю политику США по отношению к Багдаду. По его утверждению, в 90-е годы он и другие инспектора в избытке находили доказательства нарушений санкций ООН со стороны России, Украины и Белоруссии, продававших Ираку широкий ассортимент обычных вооружений, в том числе системы С-300. По мнению Риттера, подобная деятельность продолжалась и после отъезда инспекторов ООН в 1998 году. Он утверждает, что ряд подставных компаний в Иордании, Сирии, Малайзии и других странах выступали как официальные покупатели оружия, которое затем переправлялось в Ирак. «В 1997 и 1998 годах мы получали информацию о тесных связях Ирака с правительством Сирии и использовании сирийской сети военных закупок в Белоруссии, Украине и России. Сирийцы приобретали военные технологии, оборудование, технику по контрактам с этими странами, а затем тайно переправляли все это в Ирак, за что Ирак расплачивался нефтью».

Уже упоминавшийся заместитель госсекретаря Пайфер тоже говорил, что инспектора ООН обнаружили в Ираке белорусскую артиллерийскую технику в 1996 году, когда санкции ООН действовали в полном объеме. И это корреспондируется с утверждениями Риттера.

Известно также, что в 1995 году Ирак купил у Белоруссии специальное оборудование для переработки алмазов, которые используются, в частности, в производстве ядерного оружия и ракет дальнего радиуса действия.

В мае прошлого года между двумя странами подписан протокол о двустороннем сотрудничестве в области торговли, экономики, здравоохранения и финансов. От имени Ирака протокол подписал Хикмат Мизбан Ибрагим аль Аззави, вице-премьер и министр финансов Ирака, с белорусской стороны – Владимир Заметалин, первый заместитель главы президентской администрации (в межгосударственной практике случай почти уникальный и свидетельствующий, скорее, о личной заинтересованности группы высокопоставленных лиц в определенной области сотрудничества). На церемонии подписания Заметалин отметил, что Минск намерен следовать по пути дальнейшего развития сотрудничества, несмотря на то что некоторые страны пытаются замедлить этот процесс. По словам Заметалина, «независимая политика, которую проводят обе страны, делает их мишенью для агрессивных планов».

Белорусско-иранский лимузин

Переговоры о военно-техническом сотрудничестве с Ираном в 1998 году белорусский президент провел лично. Высокие договаривающиеся стороны быстро нашли общий язык на основе нелюбви к Западу. «Белоруссия не будет подчиняться ничьим приказам, особенно приказам с Запада. Там возмущаются нашей независимой внешней политикой, так же как и политикой Ирана», – заявил Лукашенко после встречи с президентом Мохаммадом Хаттами и первым вице-президентом Хасаном Хабиби.

Стороны составили список товаров, которые Белоруссия и Иран продают друг другу на основе взаимозачетов. Белоруссия экспортирует грузовики «БелАЗ» и «МАЗ», мотоциклы и велосипеды в обмен на нефть. Тогда же в прессу была организована утечка информации еще об одном проекте – создании в Белоруссии совместного предприятия, производящего легковые автомобили с использованием иранской технологии. Проект выглядит весьма экстравагантно, поскольку Иран явно не относится к числу ведущих автомобильных держав. Тем не менее вскоре после визита Лукашенко в Иран в Белоруссию прибыла делегация представителей иранского бизнеса, дабы на месте изучить ситуацию и провести подготовку к созданию совместного предприятия. С тех пор прошло четыре года. О белорусско-иранских лимузинах что-то не слышно. Но, судя по некоторым косвенным данным, СП существует. О том, что оно производит на самом деле, остается догадываться.

В рамках ответного визита Лукашенко в Тегеран министры подписали соглашение о военно-техническом сотрудничестве между Белоруссией и Ираном. Причем незадолго до этого события Борис Ельцин как раз подписал указ, запрещающий передачу Ирану ракетных технологий. После визита Лукашенко американцы, всегда считавшие Иран покровителем мирового терроризма, начали открыто высказывать опасения, что экспорт ракет может осуществляться нелегально через Белоруссию. Белорусский президент парировал: «У них свои интересы, у нас свои – и мы будем продвигать их в этом регионе с помощью Сирии и Ирана».

Торговые партнеры Лукашенко: бывший президент Перу Альберто Фухимори и его правая рука Владимиро Монтесинос; вице-премьер Ирака Тарик Азиз; президент Ирана Мохаммед Хатами.
Ми-24, комплексы С-300, танки Т-55 – лишь часть вооружений, которые поставляет Белоруссия

Эксперты отмечают, что Иран нередко обращается к Белоруссии, когда ему нужно российское оружие, которое Россия по политическим соображениям продавать туда опасается. Так, в начале прошлого года Иран обратился с запросом по поводу систем наведения баллистических ракет. Подобные запросы, полученные Минском в разное время, касались радиолокационных станций. Судить о том, были ли выполнены просьбы друзей, можно по дальнейшему развитию отношений.

Совсем недавно, в середине июня, в Минск приехал министр культуры Ирана Ахмад Джамай. Принимал его сам Лукашенко, и меньше всего государственные деятели говорили о культуре. Джамай передал белорусскому президенту письмо Хаттами, содержащее пожелание расширить политические и экономические связи между Ираном и Белоруссией. В ответ на письмо появилось заявление президентской администрации: «Мы готовы рассмотреть все вопросы, касающиеся сотрудничества с Ираном, и сделаем все возможное для расширения сотрудничества».

Авария на рисовом поле

В марте прошлого года в Перу произошла авиакатастрофа. Истребитель МиГ-29 российского производства, состоящий на вооружении перуанских ВВС, упал на рисовое поле, пилот катапультировался. По его словам, причиной аварии стала техническая неисправность самолета.

Все произошло на глазах членов парламентской комиссии, ведущей расследование коррупции в правительстве бывшего президента страны Альберто Фухимори. Закупками вооружений руководил ближайший советник президента, шеф тайной полиции Владимиро Монтесинос. Подготовленные им распоряжения о закупках подписывал Фухимори. Парламентарии обнаружили распоряжение, датированное 1996 годом, в котором шла речь о приобретении у Белоруссии 18 истребителей МиГ-29 за 385 миллионов долларов.

Авария стала еще одним подтверждением, что Монтесинос начиная с 1990 года брал взятки при заключении контрактов. В некоторых перуанских газетах, правда, появились сообщения, что купленные в Белоруссии машины были устаревшими. Однако никто из военных специалистов не скажет, что МиГ-29 устарел как модель. Просто перуанцы приобрели уже полетавшие самолеты, которые продавец и покупатель договорились выдать за новые. Игра стоила свеч: подержанные МиГи продаются за рубеж по цене 6–7 миллионов долларов за штуку. Перу они обошлись примерно по 20 миллионов долларов каждый.

В ходе парламентского расследования члены комиссии как раз собирались оценить боевые качества МиГов, купленных пять лет назад. Во время демонстрационных полетов и случилась авария, в том числе подмочившая репутацию и российской техники. По утверждению комиссии, за эту сделку Монтесинос получил от продавцов взятку в 35 миллионов долларов. Судя по действиям швейцарской прокуратуры, обвинения не были голословными. Осенью 2000 года швейцарцы арестовали счета Монтесиноса. На них оказалось более 75 миллионов долларов. В заявлении прокуратуры фигурировало, что главным источником богатства Монтесиноса стали «комиссионные», полученные при приобретении у России и Белоруссии в 1996 году оружия на сумму в 1 миллиард долларов. Речь идет главным образом о подержанных МиГах и запасных частях к ним. Следователи рисуют такую картину: сначала Монтесинос заключил сделку с Белоруссией. Затем обнаружилась нехватка запчастей, которые Белоруссия не смогла предоставить, и тогда Монтесинос договорился об их закупке с Россией. Товар опять же шел через Белоруссию.

Схема была использована Россией потому, что в 1995 году начался пограничный конфликт между Перу и Эквадором. В это время продавать оружие в Перу было нельзя. Чтобы сохранить лицо и выглядеть сторонниками мирного урегулирования, российским властям пришлось использовать белорусский канал.

С 1996 года Белоруссия входит в десятку ведущих мировых экспортеров вооружений и военной техники. При этом сама производит немного. Ее основная военная продукция – оптика для танков, бронетранспортеров и подводных лодок, автоматизированные системы управления войсками, автомобильные шасси для ракетной техники. Есть несколько предприятий по ремонту и малой модернизации боевой техники.

После распада СССР на территории Белоруссии осталось наследство Советской Армии. По условиям Договора по обычным вооруженным силам в Европе (ОВСЕ) эти арсеналы следовало сокращать. Технику можно было либо просто уничтожить – и поначалу белорусское руководство приняло именно такое решение, – либо распродать за валюту. Для продажи высвободилось более

2 тысяч танков, около тысячи БМП и примерно 120 самолетов.

Особенно крупными успехами Белоруссии в области военного экспорта считаются контракты с Китаем, куда в разное время были проданы танки, автоматизированные системы управления войсками, два полевых армейских трубопровода; уже упоминавшаяся продажа истребителей МиГ-29 в Перу, а также 100 танков Т-72, проданные в 1996 году в Венгрию по цене около миллиона долларов за штуку. Танки, полученные венграми, судя по цене, были типичным секонд-хэндом.

Успешной попыткой развивать белорусский ВПК, а следовательно – возможности экспорта вооружений считается создание в 1996 году совместного белорусско-китайского предприятия на базе Минского завода колесных тягачей. Занимается оно производством тягачей двойного назначения, которые можно использовать как платформы для ракетно-пусковых комплексов. Возможно, в Пакистане оказалась продукция именно этого завода. А вот попытка выйти на индийский рынок закончилась неудачей. Индия хотела купить боевые вертолеты. У Белоруссии они были. Но индийцы предпочли купить технику с серьезной предпродажной подготовкой и последующим обслуживанием. Все это предоставила российская компания «Роствертол». С ней и был заключен контракт.

Главная особенность белорусской политики в области военного экспорта – умение и желание налаживать связи с такими государствами, куда российские экспортеры идут, по политическим соображениям, с осторожностью. Для Белоруссии эта «преграда» отсутствует. Даже в сфере законного экспорта она действует на грани фола. Среди ее торговых партнеров – Иран, Ирак, Афганистан, до недавнего времени – Югославия, а также африканские страны, где идет гражданская война или действуют экстремистские группировки: Судан, Алжир, Марокко. Так, из Белоруссии в Судан поступают автоматы и стрелковые боеприпасы, в начале 1999 года был заключен выгодный контракт с Анголой, куда за 1,4 миллиона долларов продали семь БМП-1, несколько установок «Град», боеприпасы для артиллерии и стрелкового оружия.

У конфликтных регионов есть одна общая черта – все они испытывают нехватку средств и охотно покупают подержанную военную технику. По мнению польского журнала Wprost, именно торговля с африканскими странами, ведущими гражданские войны, позволила Белоруссии войти в десятку крупнейших экспортеров оружия. По официальным данным, экспорт вооружений приносит республике около 200 миллионов долларов в год.

Сеть Рожеса

С определенной точки зрения Минск разумно распорядился советским наследством, не только заработав на легальном экспорте подержанного оружия, но и установив полезные связи для будущих законных и не вполне законных операций.

По данным наших источников, например, в 1994 году Белоруссия продала в Таджикистан автоматы и БМП. Сделка не шла вразрез с существовавшими международными соглашениями, однако часть этого оружия в скором времени оказалась в руках боевиков из движения «Талибан», которое тогда еще только стремилось захватить власть в Афганистане.

Поскольку международные договоры при этой сделке не нарушались, использованная схема не требовала сложных построений. Чтобы торговать оружием со странами, на которые распространяется эмбарго ООН, приходится создавать цепочки посредников. Так, по одной из версий, радиолокационные станции, модернизированные средства ПВО и оборудование связи, проданное Белоруссией Ираку, поставлялись как бы в Иорданию. После того как груз пришел в иорданский порт Абадан, его переправили в Ирак, где белорусские военные специалисты смонтировали оборудование и сдали китайским инженерам. Китайцы протестировали системы и передали иракским ВВС и ПВО для постановки на вооружение.

В «кладовых» национального Госбанка: они не пусты, вопреки слухам, распускаемым недругами

Причины внимательно следить за белорусским военным экспортом есть у спецслужб Израиля. В начале прошлого года между палестинской автономией и Израилем было объявлено прекращение огня. Оно оказалось недолгим. Но израильские военные обратили внимание, что после возобновления военных действий палестинцы стали гораздо реже обстреливать израильтян из минометов собственного производства. На вопрос, откуда взялась импортная техника, предстояло ответить разведке. Перехваченная вскоре крупная партия минометов помогла напасть на след, и след этот привел в Белоруссию. Минометы были произведены именно там. Попутно выяснилось, что за время «прекращения огня» палестинцы купили в Белоруссии не только 120-миллиметровые минометы и снаряды к ним, но также противотанковые ракеты и ракеты «земля–воздух», автоматы и боеприпасы.

Ту же схему «перемирия» для пополнения арсенала использовали в прошлом году албанские боевики из Армии освобождения Косова. И оружие – автоматы, пулеметы, минометы, противотанковые мины и другие боеприпасы – покупали там же, в Белоруссии. А купив, вторглись в Македонию.

По оценкам израильских и европейских экспертов, за первые шесть месяцев прошлого года Белоруссия продала палестинским и албанским боевикам оружия на сумму более 600 миллионов долларов.

Нелегальный экспорт оружия из Белоруссии, как считают наши источники, может быть связан с сетью контрабанды, созданной бывшим заместителем министра обороны Хорватии Либо Рожесом. Эту сеть, центр которой находится в Загребе, Рожес придумал в середине 90-х годов, во время гражданской войны в Боснии и Герцеговине. Он начал с того, что продавал оружие всем участникам конфликта – сербам, хорватам, боснийцам. Постепенно Рожес наладил связи с поставщиками, через подставные компании завел заграничные счета, словом, сделал все необходимое, чтобы система могла действовать. Сетью Рожеса, по мнению экспертов, и пользуются сегодня белорусские «коммивояжеры», именно через него договариваясь с клиентами.

Собственно говоря, ничего нового Рожес не изобрел. Во всем мире незаконная торговля оружием ведется по одной и той же схеме. Покупатель переводит деньги на счета в оффшорах, чаще всего – на Кипре. Затем средства поступают на счета подставных компаний. Последние заключают контракты с торговыми фирмами в разных странах мира. Эти фирмы покупают оружие у производителей и переводят за него деньги от своего имени. Таким образом, если судить по документам, все выглядит вполне законно. Торговая фирма, от которой производитель получает деньги, всегда оказывается во вполне респектабельной стране. Какую-то часть выручки от такого экспорта можно даже показать в Регистре ООН.

Правда, оппозиционные белорусские политики считают, что официальный Минск показывает далеко не все доходы, полученные от торговли оружием. По их мнению, ежегодная выручка приближается к миллиарду долларов. Лидеры оппозиции обвиняют Лукашенко в том, что значительная часть этих денег попадает не в государственный бюджет, а на его личные банковские счета. Подобные обвинения содержались и в статье, опубликованной в январе в «Вашингтон пост». Статью перепечатали оппозиционные газеты «Пагоня» и «Народная воля». Против главных редакторов сразу же завели уголовные дела по обвинению в клевете на президента. Суд над редактором «Пагони» Николаем Маркевичем и сотрудником редакции Павлом Можейко закончился 24 июня. Журналистов приговорили к «ограничению свободы» – попросту говоря, к принудительным работам на два с половиной и два года.

Впрочем, о существовании специального фонда главы государства, в который поступают средства от продажи оружия, несколько раз упоминал и сам президент Лукашенко. Фонд этот появился в Белоруссии после референдума 1996 года. Тогда народ решил, что глава государства может иметь средства в фонде, который, кроме него, никто не контролирует.

Зиц-председатель Линг

Президент Лукашенко неизменно утверждает, что Белоруссия торгует оружием, доставшимся ей в наследство от Советской Армии. На том и зарабатывает. Именно так он ответил на вопрос «Уолл стрит джорнал». Но этот ответ лишь вызывает новые вопросы.

Военные технологии развиваются стремительно. А это значит, что советское оружие безнадежно устарело. Покупателей на него найти, конечно, можно – это полунищие страны, многие из которых ведут гражданские войны. Среди них обычно называют африканские и некоторые латиноамериканские страны, Северную Корею, Кубу.

С такими клиентами много не заработаешь. Как не заработаешь много на автоматах Калашникова, охотно покупаемых экстремистами. «Вечнозеленый» АК-47 хорош еще и тем, что его производство не требует сложных мощностей. Как, впрочем, и другое оружие, что покупают в Белоруссии палестинцы и албанцы. С их нуждами республика справляется собственными силами. Покупатели за этот товар расплачиваются аккуратно, благо у них всегда есть твердая валюта – нефте- и наркодоллары. А у палестинцев еще и деньги из благотворительных фондов.

С крупными клиентами возникают сложности: им требуются высокие технологии – радиолокационные станции, системы наведения ракет, сложная электроника. В Белоруссии их нет. Зато они есть в России.

Британская «Дейли телеграф», например, описала одну сделку на сумму в 90 миллионов долларов. Иракский лидер Саддам Хусейн решил коренным образом модернизировать систему ПВО страны, дабы сбивать британские и американские самолеты, контролирующие зону, запретную для полетов. По сведениям «Дейли телеграф», первоначально Россия сама намеревалась осуществить секретную сделку с Ираком. Об этом стало известно. На Москву обрушилась волна критики. В результате было принято решение о том, что в дальнейшем все сделки с Ираком, касающиеся вооружений, должны вестись через дружественных посредников.

В июле 1999 года в Москве была организована встреча вице-премьера Ирака Тарика Азиза и главы белорусского правительства Сергея Линга. В результате белорусская государственная компания «Белтехэкспорт» взяла на себя заботу о совершенствовании иракских средств ПВО, переоснащении ВВС и подготовке военных для обслуживания новой техники. Белорусским специалистам предстояло модернизировать иракские ракеты SA-3, увеличив радиус их действия с 18 до 29 километров. Модернизации подлежали и зенитные орудия. По условиям соглашения офицеры иракских ПВО должны были пройти в Белоруссии курс обучения методам ведения современной электронной войны.

Попутно высокие договаривающиеся стороны решили вопрос с 17 иракскими самолетами, находившимися на авиаремонтном заводе в Барановичах с конца 80-х годов. То были машины советского производства, которые Белоруссия в свое время взялась модернизировать. Но заказчик не платил, и контракт аннулировали. Теперь Ирак согласился погасить задолженность в размере 9 миллиардов долларов, и работы возобновились.

Не так давно произошла история, в которой Россия выглядит пострадавшей стороной. В Белоруссию по льготным ценам были проданы образцы новейших вооружений. Из Белоруссии оружие было реэкспортировано в Ливию, но, как выяснилось, на этом путь ценного груза не закончился: российская боевая техника в результате оказалась у чеченских боевиков. Конечно, с российской стороны последовали возмущенная реакция и требование усилить контроль за перемещением российского оружия, обращенное к Минску. Что вызвало в Москве праведный гнев, не совсем понятно – то ли реэкспорт оружия в Ливию, то ли его дальнейшая судьба.

Бывший председатель белорусского парламента, лидер социал-демократической партии Белоруссии Станислав Шушкевич полагает: Россия давно использует Белоруссию как «канал» для продажи оружия странам-изгоям.

Создание союзного государства России и Белоруссии в этом контексте выгодно для обеих стран. Наследство СССР не бесконечно. По оценкам специалистов, Белоруссия уже лет пять назад исчерпала запасы советского оружия, которое могло бы заинтересовать покупателей. Неизвестно, есть ли в республике новые разработки в области военной техники. Но в любом случае при нынешних финансовых трудностях белорусский ВПК ничего нового производить не может. Будущее белорусской «оборонки» напрямую зависит от интеграции с Россией. Предполагается, что в союзном государстве будет единый оборонный заказ, который оплатят из общего бюджета, совместные программы производства и ремонта вооружений. Инженеры Союза объединят усилия в разработке и внедрении новейших технологий. В этой ситуации не сразу и поймешь, чье оружие оказалось не там, где, по мнению мирового сообщества, ему оказаться можно.

Для России экспорт оружия – важный источник бюджетных поступлений. Хотя сегодня наша страна занимает четвертое место среди мировых экспортеров, ее позиции на международном рынке не так уж прочны. Например, из Индии, долгие годы являвшейся крупнейшим покупателем российского оружия, Москву вытесняют западные производители. Не случайно чиновники, отвечающие за военный экспорт, сегодня все чаще указывают на Африку и Ближний Восток как на наши неосвоенные рынки. Однако военно-торговые отношения с этими регионами могут вызывать проблемы с западными друзьями и союзниками и навредить имиджу России как цивилизованной страны. И в этом смысле союз с Лукашенко, которого на Западе называют последним европейским диктатором, кому-то может показаться политически целесообразным: через него можно сбагрить оружие – один из немногих российских конкурентоспособных товаров – куда угодно. А кому-то – откровенно провокационным.


поделиться: