ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Блаттер смеется последним

Опубликовано: 1 Июня 2002 00:00
0
2150
"Совершенно секретно", No.6/157

 
Игорь СЕДЫХ
– специально для «Совершенно секретно»

В последних числах мая, накануне чемпионата мира, внеочередной конгресс ФИФА вопреки всем ожиданиям переизбрал своего президента Блаттера на новый срок. А ведь еще накануне казалось, что песенка нынешнего руководителя всемирного футбольного союза спета: слишком мощная оппозиция «президентской линии» сформировалась в недрах УЕФА, главной из континентальных ассоциаций, входящих в ФИФА...

Девиз Международной федерации футбольных ассоциаций (ФИФА) «Для блага футбола» сегодня звучит как насмешка. Футбол как таковой, похоже, меньше всего волнует людей, поставленных управлять его развитием. Крупнейшее в мире спортивное объединение, включающее 204 национальные федерации и насчитывающее более трехсот миллионов активных игроков обоего пола, переживает беспрецедентный кризис. Вот уже несколько месяцев в его руководстве идет склока. Забыв о нуждах самого футбола, люди, любящие рассуждать о «честной игре», в стремлении уничтожить противника не брезгуют самыми грязными приемами.

Третьего мая генеральный секретарь ФИФА Мишель Зен-Руффинен представил на заседании исполкома федерации доклад, в котором выдвинул серьезные обвинения против президента Йозефа (Зеппа) Блаттера. Пятеро вице-президентов из семи потребовали, чтобы Блаттер ушел в отставку, но исполком высказался за то, чтобы он представил письменные объяснения по всем восьми пунктам обвинений. Неудовлетворенные этим решением, одиннадцать членов исполкома из двадцати четырех во главе с президентом УЕФА Леннартом Юханссоном направили заявление в прокуратуру Цюриха.

Зепп Блаттер подозревается в растратах и коррупции. Кроме того, ему вменяют в вину финансовые нарушения и нанесение материального и морального ущерба ФИФА. Швейцарский уголовный кодекс предусматривает за эти деяния наказание до пяти лет тюремного заключения.

Скандал разгорелся вовсю, но пока что пресса сводит все к личному соперничеству Блаттера и Юханссона и историям о злоупотреблениях президента ФИФА. На самом деле корни уходят гораздо глубже: за личной враждой скрывается разный подход к футболу и борьба гигантов маркетинга за превращение спорта в источник огромных прибылей.

Представим основных действующих лиц скандала.

Йозеф (Зепп) Блаттер, 66 лет. Уроженец швейцарского кантона Валлис, увлекается футболом с малых лет. Ему было 19 лет и он учился на экономическом факультете, когда один из лучших швейцарских клубов Losanne Sports предложил ему профессиональный контракт. Но отец, мастер по ремонту велосипедов, порвал контракт со словами: «Ты никогда не сможешь заработать футболом на жизнь».

Говорят, что теперь, руководя мировым футболом, Блаттер получает миллион швейцарских франков в год. Своей карьерой он обязан уникальному умению убеждать, «продавать» свою идею. Французская спортивная газета L’Equipe даже назвала его как-то «коварным соблазнителем».

Генсек ФИФА Мишель Зен-Руффинен и президент УЕФА Леннарт Юханссон

Час Блаттера пробил в середине 70-х годов, когда новый президент ФИФА Жоао Авеланж сколачивал свою команду и искал преданных и при этом толковых людей. В августе 1975 года Блаттера взяли в штаб-квартиру ФИФА по рекомендации Хорста Дасслера, патрона фирмы Adidas. А уже в 1983 году Авеланж настолько доверял ему, что назначил на пост генерального секретаря – второго человека в федерации. Карьера в ФИФА настолько поглотила Блаттера, что ни на что другое, в том числе на личную жизнь, времени не осталось. Две попытки создать семью закончились неудачей. «Я женат на ФИФА, – сказал как-то Блаттер. – Нельзя любить двух женщин одновременно».

В 1998 году Зепп Блаттер был избран президентом ФИФА. Он активно содействовал принятию ряда игровых нововведений и организации четкого календаря международных соревнований; учредил программу «Гол», в рамках которой оказывается содействие развитию национального и регионального футбола (в частности, проведению Кубка СНГ); наконец, создал компанию FIFA Marketing AG, которая занимается продажей телевизионных и спонсорских прав на проводимые ФИФА международные соревнования.

Леннарт Юханссон, 72 года. Как и Блаттер, выходец из рабочей семьи. Сделал хорошую карьеру в строительном бизнесе. В течение двенадцати лет входил в состав исполкома УЕФА, ничем особенным себя не зарекомендовав. На конгрессе УЕФА в 1990 году был избран президентом при поддержке Жоао Авеланжа и Зеппа Блаттера, тогдашних президента и генерального секретаря ФИФА. Желая провалить влиятельного Фредди Румо, они сделали ставку на «незаметного» Юханссона. И просчитались, обретя в лице своего протеже гораздо более опасного противника.

Главным достижением Юханссона считается создание Лиги чемпионов взамен терявших популярность европейских кубков. Лига превратилась в одно из крупнейших финансовых предприятий европейского масштаба. Доходы УЕФА только от маркетинга Лиги вдвое превышают весь бюджет всемирной федерации, ФИФА. Сам же Юханссон параллельно с карьерой футбольного чиновника – и благодаря ей – продолжил путь в бизнесе. Сегодня он – один из руководителей крупного швейцарского концерна Forbo.

Мишель Зен-Руффинен, 43 года. Уроженец кантона Валлис, как и Блаттер. Ему и обязан своей карьерой. Юрист по образованию, высококлассный футбольный арбитр в прошлом. Карьеру в ФИФА начал в 1986 году. Очень скоро Блаттер, в ту пору генсек ассоциации, считающий Зен-Руффинена своим «духовным сыном», поставил его во главе юридического отдела ФИФА, затем назначил своим заместителем, а став президентом ФИФА, выдвинул на пост генерального секретаря.

Исса Айату, 55 лет. Уроженец Камеруна, сын вождя племени. Его братья сделали политическую карьеру – один стал министром, другой премьер-министром, но сам Айату всегда был предан футболу. В течение 28 лет он работает чиновником от спорта, дослужившись до поста президента Африканской конфедерации футбола. Член Международного олимпийского комитета.

Наследник Авеланжа

Восьмого июня 1998 года в парижском отеле MПridien делегаты конгресса ФИФА избирали нового президента федерации. Это были первые выборы после четвертьвекового господства на футбольном троне бразильца Жоао Авеланжа.

На руководство всемирным футболом претендовали правая рука Авеланжа, генеральный секретарь ФИФА Зепп Блаттер, и президент УЕФА Леннарт Юханссон. Блаттер, обещавший увеличить помощь развивающимся странам и провести чемпионат мира 2006 года в Африке, получил в первом туре 111 голосов. За Юханссона было подано 80 голосов.

Знаменитый в прошлом футболист, ныне видный функционер УЕФА Мишель Платини

Несколько месяцев спустя известный английский журналист-расследователь Дэвид Яллоп выпустил книгу «Как смухлевали игру», в которой поведал, что в канун голосования на конгрессе ФИФА восемнадцать делегатов африканских федераций получили по 50 тысяч долларов каждый за обещание отдать свои голоса Блаттеру. Но эта версия стала получать подтверждение только в феврале этого года. Вице-президент Африканской конфедерации футбола Фарах Аддо из Сомали неожиданно «вспомнил», как «конверты с деньгами переходили из рук в руки». Сам он якобы получил 100 тысяч долларов. Тут же старая версия Яллопа стала обрастать новыми деталями. Так, например, пошло гулять, что двенадцать голосов делегатов стран СНГ якобы «продал» Блаттеру Вячеслав Колосков, которому президент заплатил 100 тысяч долларов.

Но журналистские версии и слухи к делу, как говорится, не пришьешь. Это отлично понимали Леннарт Юханссон и его «команда», сплотившаяся под знаменами УЕФА. Не уповая на эффективность журналистских разоблачений, они на протяжении четырех лет, прошедших с момента их парижского фиаско, планомерно, как исподтишка, так и открыто, боролись со всем, что бы ни предложил Блаттер, стараясь дискредитировать его линию по существу. Так, их стараниями положено под сукно предложение проводить чемпионаты мира каждые два года на разных континентах, а проведение Кубка мира для лучших клубных команд шести континентальных конфедераций уже дважды откладывалось.

Первый серьезный кризис в руководстве ФИФА разразился в августе 1999-го. Чунг Монг-чжон из Южной Кореи, возглавлявший Конфедерацию футбола Азии, потребовал предоставить азиатскому континенту дополнительное пятое место на ЧМ-2002. Чунг, влиятельный политик и наследник концерна Hyundai, даже пригрозил бойкотом чемпионата со стороны азиатских государств в случае отказа. Блаттер, тем не менее, отказал. Бойкота не последовало, но чрезвычайно влиятельного и амбициозного врага руководитель ФИФА себе нажил.

Более сильный гром грянул летом 2000 года, когда на заседании исполкома ФИФА решался вопрос о месте проведения ЧМ-2006. Он был «обещан» Южной Африке, однако неожиданно в противовес ЮАР европейцы выдвинули кандидатуру Германии. Все прикидки показывали, что голоса двадцати четырех членов исполкома разделятся пополам и тогда решающим окажется голос президента. Но до «тай-брейка» дело так и не дошло. Перед решающим туром голосования неожиданно исчез престарелый новозеландец Чарльз Демпси, которому его конфедерация поручила голосовать за Африку. Германия одержала победу 12:11, и голос президента уже не мог ничего изменить. Бежавший на родину Демпси признался, что подвергся мощному давлению со стороны «агентов» Юханссона. А возмущенные южноафриканцы обвинили ФИФА в предательстве.

Весной 2001 года над головой Блаттера собрались грозовые тучи. В апреле объявила о неплатежеспособности крупнейшая маркетинговая группа ISL/ISMM, и в мае суд кантона Цуг признал ее банкротом. Между тем именно этой группе руководство ФИФА уступило спонсорские права и часть прав телетрансляции на чемпионаты мира 2002 и 2006 годов. Руководители УЕФА во главе с Юханссоном и генеральным секретарем Герхардом Айгнером немедленно потребовали отставки Блаттера. Дело в том, что группа ISL была учреждена в начале 80-х годов Ади Дасслером, хозяином компании Adidas. А Дасслер, как мы помним, стоял за спиной Блаттера на протяжении всей его карьеры в ФИФА. По его протекции Блаттер попал в ФИФА на работу, а став президентом, даже получал одно время зарплату в фирме Adidas, поскольку ФИФА тогда испытывала трудности с деньгами.

Крах ISL всего за год до ЧМ-2002 поставил ФИФА в труднейшее положение, ибо рухнули все маркетинговые планы. И, тем не менее, Блаттер тогда сумел выкрутиться, создав компанию FIFA Marketing AG, которой попросту были переданы все права, принадлежавшие ISL, даже не дожидаясь решения ликвидатора обанкротившейся группы. Противники Блаттера в очередной раз вынужденно отступили. Однако это было лишь тактическое отступление.

Новый вызов президенту бросили 8 марта этого года на заседании исполкома ФИФА, где был представлен доклад об аудите финансов федерации, подготовленный известной консалтинговой фирмой KPMG. В нем констатировалось хорошее состояние финансов, а потери от краха ISL оценивались в 53 миллиона франков. Однако, по расчетам экспертов УЕФА, проведших собственное расследование, речь шла о более чем 300 миллионах. Пятьдесят четыре национальные федерации потребовали проведения чрезвычайного конгресса для обсуждения финансового положения ФИФА. Исполком назначил его на 28 мая – в канун очередного конгресса, на котором должны были состояться выборы нового президента всемирной футбольной федерации.

На заседании исполкома Леннарт Юханссон, Чунг Монг-чжон и Исса Айату выступили с инициативой проведения внутреннего аудита. С этой целью была создана комиссия во главе с шотландцем Дэвидом Уиллом, еще одним противником Блаттера.

Президент Азиатской конфедерации футбола, южнокорейский магнат Чунг Монг-чжон

Срок выдвижения кандидатур на пост президента ФИФА истекал 28 марта, но еще за две недели до этого Исса Айату неожиданно для многих объявил о намерении баллотироваться. О его поддержке сразу же заявили Юханссон и Чунг Монг-чжон, явно согласовавшие эту акцию с намерением добиться отстранения Блаттера. Понятно, что каждый преследовал свои цели. Юханссон явно рассчитывал на то, что камерунец в обмен на поддержку прекратит посягательства ФИФА на доходы УЕФА, а Чунг не скрывает честолюбивых планов сменить Айату через четыре года.

Зепп Блаттер не остался в долгу. По его распоряжению была приостановлена деятельность комиссии по внутреннему аудиту. Поводом для этого послужили «нарушение конфиденциальности и передача документов третьему лицу». К тому же, как стало известно, к работе исподволь были привлечены эксперты фирмы Deloitte&Touche.

И ты, Брут!

Совершенно неожиданный удар в спину глава ФИФА получил в конце апреля, когда генеральный секретарь организации Мишель Зен-Руффинен, обязанный ему своей карьерой, опубликовал разоблачительное антиблаттеровское интервью на страницах женевской газеты Le Temps.

Свои тезисы о «системе Блаттера» Зен-Руффинен в полном виде изложил в докладе, с которым выступил 3 мая на заседании исполкома ФИФА. Это было уникальное заседание. В повестку дня входило не менее десяти вопросов, так или иначе связанных с предстоящим чемпионатом мира, но все понимали, что наибольшее внимание привлечет пункт 2, под которым значился доклад генерального секретаря.

Двадцать четыре члена исполкома собрались в конференц-зале дворца в 9.30, и было решено, дабы «избежать утечек и внешнего воздействия», не выходить из помещения до окончания заседания. Оно окончилось лишь в восемь часов вечера. Только Чунг и Колосков ушли раньше, сославшись на необходимость успеть на самолет.

Зепп Блаттер попытался предотвратить неблагоприятный для него ход событий и привел на заседание своего адвоката, поскольку, мол, могут быть затронуты юридические тонкости. Тонкости действительно были затронуты, но адвоката выслушали и выдворили. Слово было предоставлено генеральному секретарю. Зен-Руффинен обвинил президента в установлении диктатуры в ФИФА, в финансовых нарушениях и злоупотреблениях – некоторые из них по швейцарскому праву, которым руководствуется ФИФА, представляют уголовно наказуемые деяния.

Когда Зен-Руффинен закончил доклад, вице-президенты попросили Блаттера пройти с ними в смежный кабинет. После короткой дискуссии пятеро из семи предложили ему уйти в отставку. Но Блаттер заявил, что намерен до последнего защищать свое честное имя. Большинством голосов исполком вынес решение обязать президента ФИФА дать письменный ответ на обвинения, выдвинутые генеральным секретарем.

Журналисты, просидевшие весь день в ожидании новостей, сначала были поражены. Как в доброе старое время, за стол на пресс-конференции сели рядышком улыбающийся Зепп Блаттер и серьезный Мишель Зен-Руффинен. Президент коротко рассказал о решениях, принятых исполкомом, а генеральный секретарь подтвердил, что представил доклад с обвинениями в адрес своего соседа.

Глава Африканской футбольной конфедерации камерунец Исса Айату

На этом, казалось, все кончилось. Но Зен-Руффинен предложил тем, кто не очень спешит, проехать с ним в отель Dolder, где он расскажет о событиях подробнее. Каково же было удивление журналистов после этой беседы, когда они увидели, как Зен-Руффинен прошел в бар, где его уже ожидали Исса Айату и генеральный секретарь УЕФА Герхард Айгнер, не входящий в состав исполкома ФИФА.

В интервью швейцарскому еженедельнику Sonntags Zeitung Леннарт Юханссон не скрывал, что вместе с генеральным секретарем УЕФА прилагает активные усилия, чтобы помешать Блаттеру в его, как он выразился, «нападках на интересы европейского футбола»: «У нас в ФИФА нет культа конфиденциальности. Каждый может прийти и спросить отчет, нам нечего скрывать», – хвастался он.

Но Юханссон, Айгнер и прочие функционеры европейской футбольной федерации улыбчивы и открыты только на официальных мероприятиях. Автору этих строк на практике довелось убедиться, что в УЕФА прозрачен только стеклянный дворец штаб-квартиры ассоциации на берегу Женевского озера. Когда в свое время я пытался добиться беседы с кем-либо из ответственных лиц, чтобы получить разъяснения в связи с неожиданным решением о переигровке матча «Сьона» со «Спартаком», меня не пустили дальше вестибюля и выдали официальное коммюнике, которое можно было получить и по факсу. Впрочем, это так, лирическое отступление...

Блаттер против всех

В середине мая Зепп Блаттер разразился ответом на обвинения своего генсека. Он категорически отверг обвинения в коррупции, по-своему объяснив каждый из эпизодов, инкриминируемых ему Зен-Руффиненом. Так, два чека на 50 тысяч долларов каждый, выписанных Блаттером на имя председателя Российского футбольного союза Вячеслава Колоскова, на самом деле пошли на «обеспечение футбольных нужд Восточной Европы». Блаттер заявил: «Вячеслав Колосков был вице-президентом ФИФА семнадцать лет – с 1982 по 1998 год. В исполкоме он представлял бывший Советский Союз, а после 1994 года и восточноевропейские страны. Вячеслав Колосков не был переизбран на конгрессе УЕФА в 1998 году, что означало, что вся Восточная Европа (двадцать две страны) осталась без представительства в исполкоме ФИФА. Поэтому я попросил Вячеслава Колоскова поддерживать связи с этими странами и быть представителем президента ФИФА в этом регионе... Следует отметить, что он активно участвовал в проведении программы «Гол», даже в некоторых странах Африканской конфедерации футбола. Вячеслав Колосков получил ту же сумму, что члены исполкома, то есть 100 тысяч долларов».

Блаттер, однако, признал, что допустил ошибку, не оформив эти выплаты официально. Что же до чека на 25 тысяч долларов, выданного арбитру из Нигера Люсьену Бушардо, то это деньги с личного блаттеровского счета. Президент ФИФА пожертвовал их африканскому арбитру, узнав о его разорении.

Во дворце Зонненберг фактически образовались как бы «палата общин» в зоне кабинета Блаттера в пентхаусе и «палата лордов» вокруг дирекции Зен-Руффинена. В результате европейская оппозиция Зеппа Блаттера стала получать важную конфиденциальную информацию из штаб-квартиры ФИФА.

Однако Леннарта Юханссона подвела спешка. Ему надо было успеть разобраться с соперником еще до сеульского конгресса, назначенного на конец мая. А тем временем соотношение сил менялось не в пользу президента УЕФА. Хотя в конце апреля он и был избран на конгрессе УЕФА в Стокгольме на очередной четырехлетний срок, это была пиррова победа. Вице-президентом вместо его верного союзника, итальянца Антонио Матаррезе, был избран испанец Анхель Мария Вильяр Льона, человек Блаттера. В состав исполкома вошел соратник президента ФИФА Мишель Платини и другой его союзник, швейцарец Джанджорджо Шпис. Еще один сторонник Блаттера, немец Герхард Майер-Форфельдер, заменил норвежца Пера Равна Омдаля, активного участника всех антиблаттеровских акций.

В конце мая герои этой истории собрались на седьмом этаже сеульской гостиницы Grand Hyatt Hotel. Заседание исполкома, состоявшееся за закрытыми дверями, не внесло спокойствия. Улыбаясь для телекамер, главные действующие лица ни на минуту не прекращали рыскать по извилистым узким бесконечным коридорам, словно созданным специально для плетения интриг и закулисных маневров.

Главный чиновник российского футбола Вячеслав Колосков

Генеральный секретарь Мишель Зен-Руффинен в 21-страничном докладе вновь обрушил весь свой пафос на Зеппа Блаттера, перечисляя его финансовые нарушения и преступления. К Вячеславу Колоскову и Люсьену Бушардо, которые по-прежнему остаются козырями противников президента, он добавил камерунскую звезду футбола Роже Милла. Тот обратился с просьбой помочь организовать прощальный матч, и по распоряжению Зеппа Блаттера ему было выделено 25 тысяч швейцарских франков, что якобы использовалось в пропагандистских целях для избирательной кампании президента.

Но неожиданно для всех Зен-Руффинен отказался вести чрезвычайный конгресс, как ему полагалось по должности. Он заявил, что не хочет, чтобы его имя увязывалось с официальным докладом ФИФА. Этот доклад представил председатель финансового комитета, вице-президент ФИФА Хулио Грондона из Аргентины, заключивший свое выступление словами: «Наше финансовое положение никогда не было более здоровым».

Финансовый директор Урс Линси подкрепил это цифрами. По его словам, запасы ФИФА составляют 588 миллионов долларов и даже после расходов на чемпионат мира и финансирования ряда проектов развития футбола к концу года в кассе останется около 260 миллионов.

Между тем в кулуарах по рукам ходил доклад прямо противоположного содержания, который подготовил другой вице-президент, Дэвил Уилл, возглавлявший комиссию по внутреннему аудиту, «прихлопнутую» Блаттером в апреле. «Я хочу, чтобы конгресс узнал о серьезности финансового положения. Если бы мы были не ассоциацией, а акционерным обществом, нам пришлось бы объявить о банкротстве».

В сущности, Уилл оперирует теми же цифрами, что и Грондона и Линси, но интерпретирует их иначе. С его точки зрения, выплаты от продажи прав на ЧМ 2002 и 2006 года нельзя заносить в доход в 2001 финансовом году. Исходя из этого, Уилл расценивает доходы бюджета в 1999–2001 годах в размере 690 миллионов франков как «доходы, взятые взаймы у будущего». В результате таких подсчетов он выводит дефицит в размере 536 миллионов. Он также ссылается на вывод аудиторского доклада KPMG: баланс ФИФА будет негативным как минимум до 2005 года.

Финансовое руководство ФИФА, со своей стороны, отвергает эту логику. Поступления от продажи прав попадают, естественно, в доход соответствующего года, а не откладываются до времени самого события, и поэтому их использование в бюджете вполне обоснованно. Кроме того, утверждается, что Уилл не принимает во внимание достижения компании FIFA Marketing AG (противники Блаттера по-прежнему настаивают, что ее деятельность приносит не прибыль, а одни убытки, поглощая 100 миллионов в год). Кому верить, если в споре о цифрах доминируют страсти, далекие от математики и экономики?

В намеченное регламентом время Зепп Блаттер закрыл чрезвычайный конгресс, предложив остальным высказаться на очередном конгрессе. Пятнадцать делегатов, так и не получившие слова, и их сторонники ошикали президента. Но большинство не поддержали эту акцию. Для многих представителей национальных федераций Блаттер остается символом защиты футбола, тогда как его соперники – сторонниками коммерциализации футбола в интересах богатых стран и клубов.

Несмотря на то что на сеульском конгрессе Блаттер победил и добился переизбрания на очередной четырехлетний срок, конфликт не исчерпан. Содействуя коммерциализации футбола, УЕФА попал в заколдованный круг. Чтобы преуспевать в гонке за доходами, нужно все время повышать ставки, но экономический спад, рост расходов богатых европейских клубов, преждевременный «износ» ведущих игроков из-за непомерно высоких нагрузок не способствуют этому. Руководство европейского союза обречено драться не на жизнь, а на смерть за господство в ФИФА, однако это вызывает все большую озабоченность у большинства национальных федераций, в том числе европейских. Они все отчетливее понимают, что в результате «УЕФА-центристской» стратегии могут навсегда остаться на обочине футбола, в лучшем случае – в роли поставщиков наемников для богатых европейских клубов.


поделиться: