ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

А город не знал, что ученья идут

Опубликовано: 1 Июня 2002 00:00
0
2918
"Совершенно секретно", No.6/157

 
Рустам АРИФДЖАНОВ
Фото АР

Взрывы жилых домов в Москве в сентябре 1999 года и сегодня отдаются эхом где-то в подсознании. Охватившие тогда людей чувства не укладывались в рамки обычного страха. То был Ужас перед чем-то неотвратимым и непредсказуемым. На этом фоне последовали события в Рязани: жителям многоэтажного дома пришлось спешно покинуть квартиры из-за найденных в подвале мешков с предполагаемой взрывчаткой. Почему людей заставили пережить страшную ночь? И что это было? Предотвращенный теракт? Провокация? Предположений и спекуляций до сих пор предостаточно.

Главный редактор «Версии» Рустам АРИФДЖАНОВ имел возможность познакомиться с реальными документами по этому делу и провести собственное расследование некоторых трагических событий последних нескольких лет. В итоге получилась книга, которую издательство «Совершенно секретно» готовит к публикации. Главу из рукописи под условным названием «Новая ФСБ» мы представляем на суд читателей.

В любом расследовании самое главное – детали. Иногда от того, как был одет подозреваемый или главный герой, что он делал в течение выпавшего из поля зрения получаса, где спал или обедал, зависит подтверждение или опровержение логичной на первый взгляд версии.

Версия, к примеру, авторов книги «Покушение на Россию» Юрия Фельштинского и Александра Литвиненко, двух бывших сотрудников КГБ и ФСБ, уехавших из страны соответственно в 1978 году и недавно, известна. Они обвиняют в организации взрывов жилых домов в Москве в сентябре 99-го и в подготовке терактов в Рязани – ФСБ. Впрочем, авторство такой интерпретации событий приписывают Борису Березовскому, ныне оттесненному от большой российской политики.

Перед нами стояла задача не подгонять факты под ту или иную версию, а найти первоисточники: документы и подлинных исполнителей, чтобы понять подоплеку событий, мотивацию участников и предоставить читателю самому сделать выводы.

Как всегда, в «Совершенно секретно» мы использовали много источников. Как всегда, некоторые из них по соображениям секретности и в силу принятых на себя обязательств мы не имеем права раскрывать. Нам важно было понять, что же на самом деле случилось в Рязани. С помощью участников событий удалось восстановить подробную картину пребывания в этом городе спецгруппы ФСБ. Итак, перед вами хронология тех нескольких дней, ставших источником стольких домыслов, эмоций и взаимных обвинений. Имена, события, время и место действия – все проверено и, на наш взгляд, точно. Некоторые допущения мы позволили себе, лишь слегка «причесывая» диалоги и описывая ощущения непосредственных действующих лиц.


«Закладка мешков в жилом доме в Рязани не могла быть учебной по ряду формальных обстоятельств. При проведении учений в обязательном порядке должен иметься заранее составленный план учений. В нем должны быть определены: руководитель учений, его заместитель, наблюдатели и проверяемые, т. е. те, кого проверяют (жители Рязани, сотрудники УФСБ по Рязанской области и т. д.). План должен расписать вопросы, подлежащие проверке. План должен иметь так называемую легенду, своеобразный сценарий разыгрываемого спектакля. В случае с Рязанью – сценарий закладывания в подвал жилого дома мешков с сахарным песком. В плане должно быть оговорено материальное обеспечение учений: автотранспорт, денежные средства (например, на покупку трех мешков сахара по 50 кг каждый), питание (если в учениях принимает участие большое количество людей), вооружение, средства связи, система кодовой связи (кодовые таблицы).
После всего этого план утверждается у вышестоящего руководства, и только затем, на основании утвержденного плана, издается письменный (и только письменный) приказ о проведении учений...»

Из книги Ю.Фельштинского и А.Литвиненко «Покушение на Россию»


1. Приказ

Информация была короткой: «В ФСБ России получены данные о намерении группы боевиков из так называемой «Армии освобождения Дагестана» провести серию взрывов в городах Курск, Орел, Иваново, Рязань. Для этого они планируют провести закладку взрывчатого вещества в жилых зданиях указанных городов.

Вид и способ закладки взрывчатого вещества террористы планируют осуществить по московскому сценарию.

Наиболее вероятные сроки проведения акции конец сентября – начало октября сего года.

В связи с полученной информацией управлениями ФСБ в городах Курск, Орел, Иваново, Рязань проводятся дополнительные оперативно-розыскные мероприятия. Усилен пропускной и контрольно-досмотровой режим. Проведение указанных мероприятий в плановом объеме поручено силам УВД указанных городов...»

Это то, о чем знали самые посвященные люди в ФСБ и МВД.

Но вот этого не знали даже они. 20 сентября руководитель Центра специального назначения генерал-майор Тихонов поставил учебно-боевую задачу: для проверки состояния жизнеобеспечения и оценки эффективности предпринятых правоохранительными органами оперативно-розыскных и режимных мер откомандировать под видом террористов группы сотрудников управлений «А» и «Б» Центра специального назначения по три человека в каждой. Цель: упредить вероятный удар и проверить реальную готовность этих городов к террористической атаке. Группу № 1 отправили в Рязань.

Легенду они придумали такую – едем за продуктами. Сезон заканчивается: самое время варить варенье. Татьяна пришла в кожаной куртке и спортивных штанах, точно рыночная торговка. Днем в этой куртке она бы запарилась – всего-то третья неделя сентября, и земля еще не остыла от непривычного для Москвы жаркого августа, и солнце еще совсем летнее. Но только стемнеет, и уже чувствуешь – осень. Ночью даже зябко. А была почти ночь.

20 сентября 1999 года почти ночью, в 22 часа 30 минут, трое сотрудников ФСБ – Татьяна Ивановна, Василий Анатольевич и Петр Дмитриевич (имена и отчества подлинные), соответственно капитан и два майора, одного из которых, Василия, назначили старшим группы, – выехали из столицы. Им, офицерам Центра специального назначения ФСБ РФ, их непосредственным начальником генерал-майором Тихоновым в плане-задании от 20 сентября было предписано следующее:

«Первое. В роли условных террористов убыть в город Рязань. Второе. Изучить оперативную обстановку и оценить состояние предпринятых мер по усилению противодействия терроризму со стороны правоохранительных органов. Выявить факты, способствующие совершению диверсий в местах выполнения задачи. Третье. Осуществить базирование группы в указанных населенных пунктах. Четвертое.В местах предполагаемых «диверсий» (квартиры 1-х и 2-х этажей многоквартирных домов, подвальные помещения в жилых зданиях и т.д.) провести изучение обстановки. Пятое. Провести мероприятия по закупке от 3 до 5 мешков сахарного песка, найму автотранспорта для его перевозки и складированию в заранее подготовленном месте. Шестое. При закладке мешков с сахаром установить имитатор взрывного устройства и осуществить фотодокументирование...»

Наконец, в одном из последних пунктов плана-задания было предписано по выполнении указанных мероприятий, но не позднее 27 сентября 1999 года, убыть в город Москву к месту постоянной дислокации. Проезд туда и обратно – на усмотрение старшего группы.

Дальше начиналась бюрократия: «Начальнику автотранспортного отдела обеспечить доставку группы до места убытия из Москвы и обратно... Начальнику отдела материально-технического обеспечения, начальнику финансового отделения Центра обеспечить группу необходимым вооружением, специальными средствами, снаряжением, обмундированием, финансами согласно расчетам ЦСН... Первому заместителю начальника управления «В» организовать инструктаж личного состава по оперативной обстановке в районах учебно-боевых задач... После возвращения из командировки в трехдневный срок представить в штаб Центра отчет о проделанной работе. В десятидневный срок представить в ВЭО Центра отчет о расходах по статье: оперативные расходы...»

Был еще один пункт. Кажется, девятый. «При подготовке и проведении мероприятий строго руководствоваться законами Российской Федерации о безопасности и порядке взаимоотношений с представителями правоохранительных органов». Но так всегда пишут.

2. Машина

«Мы что, на твоей машине поедем, Петь? Все вместе?» – спросила Татьяна. Она была младше мужчин по званию, но чуть старше возрастом, так что – ей так казалось – это позволяло держаться на равных. Петр пожал плечами и кивнул на Василия: мол, записано же – проезд на усмотрение старшего. В общем, стало понятно – особенно возиться бравым майорам не хотелось. Потому что в идеале надо было бы добираться в эту Рязань поодиночке и разными путями. Реальные террористы ведь без нужды не усаживаются всей боевой группой в один автомобиль. Ладно, но раз решили ехать втроем, так постарались хотя бы поискать какую-нибудь чужую машину, а не отправляться на задание на белой Петиной «семерке» с московскими номерами. Это значит, на любом посту ГИБДД надо показывать реальные Петины водительские права, реальный техпаспорт. Тоже мне «диверсанты». Чуть что – менты вычислят в две секунды. Хотя чуть что – пункт девятый: «Строго руководствоваться законами... о безопасности и порядке взаимоотношений с правоохранительными органами».

В общем, после недолгого Таниного ворчания поехали. За четыре с половиной часа дороги их так и не остановили ни разу. Ни пост ГИБДД на выезде из Москвы, ни гаишники на въезде в Рязань. Добрались к трем ночи.

«Спать хочется!» – зевнул Петр. Они хоть и сменялись за рулем, да все равно ночная езда утомила.

3. Город

Но Василий скомандовал: «Изучить обстановку в городе в целях поиска места проживания». Странная манера переходить на заведомо корявый казенный язык плана-задания всегда вызывала у Татьяны не только улыбку, но и внутреннее сопротивление. Вроде бы ясно, что шутка, вроде бы даже ирония чувствуется, но выполнять надо. В результате до пяти утра ездили по Рязани. Город в это время – пустой, машин практически нет, на улицах усиленные милицейские патрули. Проезжая мимо них, Татьяна внутренне сжималась: «Ну вот, остановят. Попросят предъявить документы. Проверят на всякий случай машину на угон. Зафиксируют. Начнут задавать вопросы. Ничего страшного, конечно. Легенда простая: приехали за сельхозпродуктами, ищем, где бы остановиться. Но ведь запомнят. Запишут. Всплывет. Вот и провалим по вине Василия секретное задание. Он что, нарочно на рожон лезет?»

В 5.00 наконец-то поставили машину на платную стоянку на улице Первомайской. «Рядом с СИЗО», – отметила про себя раздраженно Татьяна.

Только к шести поселились в гостинице «Первомайская». Та еще гостиница. Да и у них конспирация та еще! В шесть утра три человека, прибывшие из Москвы, устраиваются в гостиницу. Любой нормальный человек просто обязан удивиться. Москва в четырех часах езды. Могли бы в Москве выспаться, в шесть сесть в машину и в десять часов уже быть в Рязани. Люди, приезжающие под утро из Москвы в рязанскую гостиницу, не могут не вызвать подозрения. Администратор обязательно позвонит куда следует.

Спать пришлось не больше трех часов. В десять утра уже были опять в машине. Когда выходили из гостиницы, администраторша даже не обратила внимания на странную тройку москвичей. Значит, не позвонила. Татьяна начала понимать Василия. Кажется, они сознательно дразнят своими странными поступками окружающих.

Вышли на улицу – свежо. Медики говорят, что сон должен длиться не меньше трех часов – это полный цикл, а дальше число проведенных во сне часов должно быть кратно трем – шесть часов, девять. Татьяна предпочла бы сейчас двенадцать.

Но три-то они точно поспали. Потому что в сон не клонило. После короткой ориентировки на местности приняли решение разделиться. Петр едет в микрорайон Дашково-Песочинское. Василий и Татьяна – в микрорайон Московский. Пора было принимать решение, где готовить имитацию диверсии.

Встречу группы назначили на 18.00 в кафе «Визит» на той же Первомайской улице. Мелькать так мелькать. И разбежались.


«Автомашина, на которой приехали террористы, – единственная улика, остающаяся после взрыва жилого дома. Единственный след, который может вывести на преступников. Автомашина – самое слабое звено в подготовке и проведении любого террористического акта. Иначе как на угнанной машине нельзя было взрывать дом в Рязани».

Из книги Ю.Фельштинского и А.Литвиненко «Покушение на Россию»


4. Объекты

Петр, основательно поблуждав по незнакомой местности, нашел три незащищенных объекта для возможного проведения диверсий. На улице Советской Армии вероятных террористов наверняка привлек бы угловой дом № 1/34 – шестиэтажное одноподъездное блочное здание с проходным подъездом и незакрытой дверью мусоропровода. Вполне беззащитным выглядел и одноподъездный девятиэтажный дом № 4 по той же улице Советской Армии. Дверь в подъезд в течение всего дня была открыта. Наконец, на улице Новоселов в доме

№ 14/16 была сломана дверь подвала. Рядом с домом вовсю работала закусочная, так что неудивительно, что подъезд был превращен в отхожее место. Освещения не было. Кажется, появись здесь чужой человек – никто не заметит.

Он ошибся. Появление постороннего вызвало у жителей живой интерес. Впрочем, это еще и потому, что люди после московских взрывов были заметно подозрительны, да и Петр постарался быть чрезвычайно общительным и приставал чуть ли не к каждому с вопросами. Разговорившись с жильцами, он достаточно быстро выяснил, что ни один из домов милицией не охраняется. Ну-ну.

Потом никто из жителей не вспомнит любопытного сорокалетнего мужчину, кружившего в тот день вокруг их домов. Люди из дома на улице Новоселов не сопоставят разговорчивого незнакомца с событиями, которые им предстоит пережить ближайшей ночью. А ведь это именно ему они говорили, что готовы, если что, защищаться вплоть до применения гладкоствольного оружия. Будут стрелять, если заметят, что кто-то чужой собирается вскрыть подвал и тем более если в него попытаются что-то занести.

«Серьезные мужики, – решил Петр. – Им бы вместе с милицией скооперироваться». Но милиции рядом с домами не было, хотя милицейские и усиленные военные патрули и пешком, и на машинах по микрорайону курсировали.

Василий и Татьяна в это время изучали обстановку в Московском районе. На улице Комбайновой сфотографировали дом с незакрытым входом в подвал. На улице Юбилейной тоже оказался открыт вход в подвал – и этот дом сфотографировали. Оба здания были самыми обычными блочными двенадцатиэтажками. В дневное время их никто не охранял. Усиленных патрулей милиции за все время наблюдения замечено тоже не было. Но у входа в каждый из домов всегда находились люди.

Как и договаривались, в шесть часов вечера встретились в кафе для обмена информацией. Решили больше в гостинице не светиться.

В 19 часов выехали из гостиницы «Первомайская». «Всего доброго!» – буркнула им администратор. «Угу», – пробурчал Петр. Он уже нашел где поселиться – на обследованной им улице Советской Армии в общежитии Рязанского завода автоматных агрегатов. Василий и Татьяна нашли себе другое жилье, но тоже в общежитии.

Договорились сделать ночную вылазку. Каждый в своем районе походит по кафе и барам, поговорит с жителями, прикинет обстановку. Сходит к намеченным для проведения учений домам для изучения обстановки в ночное время.

Наутро они определились. Все дома охранялись жителями самостоятельно. Начиная с 22 часов по два человека из подъезда выходили на дежурство, а через каждые три часа дежурные менялись. Самым удобным местом для проведения диверсии был избран дом № 1416 на улице Новоселов. Однако снять квартиру ни в этом доме, ни в близлежащих не удалось.

5. Сборы

Надо было закупить все необходимое для проведения операции. Поехали на рынок без машины. Она все еще продолжала стоять на платной стоянке на улице Первомайской.

По рынку важно вышагивали патрульные милиционеры. «Так, – сказал Петр продавцу всякой электрической и прочей мелочи, – значит, что мне нужно. Батарейки, ага, вот эти элементы питания, микровыключатель, провода...» Говорил нарочито громко, чтобы стоящие рядом милиционеры слышали. Они, безусловно, слышали. Но не обратили внимания на то, что покупаемые средства вполне пригодны для изготовления взрывного устройства. Не вызвало подозрений.

Впрочем, и в магазине «Охотник» на улице Подбельского, где они купили охотничьи патроны 12-го калибра (эти патроны вполне подходили в качестве имитатора самодельного детонатора), к ним отнеслись без всякой подозрительности. Продавец даже не попросил предъявить соответствующие документы на право приобретения охотничьего оружия.

Сахарный песок в трех мешках по 50 кг был закуплен здесь же, на рынке в районе улицы Почтовой. Для перевозки сахарного песка от рынка до улицы Первомайской поймали грузовой автомобиль УАЗ-452. На всякий случай Татьяна незаметно его сфотографировала.

Песок привезли на улицу Первомайскую, выгрузили его на землю рядом с платной автостоянкой, подождали, пока водитель «уазика» отъедет, и загрузили уже в свою машину. Машину снова поставили на автомобильную стоянку.

– Ну, я пошел делать «бомбу»! – сделал страшные глаза Петр.

– Чего там делать-то? – съязвил Василий, но все же добавил: – Ты это... сделай муляж поубедительнее, что ли. Пострашнее.

Петр уехал к себе в общежитие. А Василий с Татьяной отправились в ту же сторону, на улицу Новоселов.

Рядом с подъездом дома и дверью в подвал находился вход в пивной бар. Это было хорошо. Если что, всегда можно аргументированно объяснить, чего это они тут делают. «Легендированно», как они обычно это называют. А вот то, что не удалось снять квартиру, – это плохо. «Легендированно» пронести мешки не удастся. «Ладно, возьмем машину Петра», – решил Василий.

– Да ты что? – аж задохнулась от такой вызывающей наглости Татьяна.

Ни один элементарно обученный террорист никогда не поедет совершать диверсию на зарегистрированном на собственное имя автомобиле. А потом махнула рукой. Василий – старший. Ему писать отчет. Пусть делают как хотят. Сами же и получают за легкомысленное отношение к операции. Взрослые мужики, а все превращают в игру. Она не знала, какую игру еще придумают эти взрослые мужики.


«...Нет никаких указаний на то, что в Рязани проводились учения, кроме голословных заявлений руководителя ФСБ Патрушева, Здановича и некоторых других офицеров ФСБ. Наоборот, все говорит за то, что в Рязани действительно был предотвращен теракт. Осталось только, чтобы заказчики, организаторы, виновники и пособники этого преступления были судимы и осуждены. Поскольку мы знаем их имена, должности, служебные и домашние адреса, задержать подозреваемых преступников труда не составит».

Из книги Ю.Фельштинского и А.Литвиненко «Покушение на Россию»


6. «Теракт»

В 20.00 Василий и Татьяна, забрав автомобиль со стоянки на Первомайской, прибыли к месту проведения «диверсии». Машину поставили рядом с домом, на стоянку с обратной стороны подъезда. Через 15–20 минут ее должен был забрать отсюда Петр.

– Это что? – спросила Татьяна, увидев прилепленную к номеру автомобиля бумажку. На номер М-534 РТ 77, прикрыв две последние семерки, прицепили написанные от руки цифры «62». – Это детский сад. Вам не надоело постоянно их по-дурацки провоцировать?

Василий пожал плечами. Он именно так и понимал свою задачу: спровоцировать. Людей, милицию, спецслужбы... Кого угодно. Лишь бы обратили внимание.

– Василий Анатольевич! Ты же понимаешь, настоящие террористы в поддавки играть не будут. А мы играем.

Старший еще раз пожал плечами и отошел к милицейскому посту, который находился в пятидесяти метрах от дома. Потом покрутился у соседних домов.

Татьяна стояла почти у подъезда, готовая в любую удобную минуту спуститься в подвал.

В 21.20 Петр сел в машину, подъехал на ней к подъезду и поставил у двери в подвал. У поста милиции остался один милиционер, патрульной машины не было. Пора.

Вся операция заняла по времени 4 минуты 30 секунд. Открыв багажник, Василий и Петр быстро выгрузили мешки, Таня уже находилась в подвале. В ее задачу входило сфотографировать закладку. Спустив в подвал мешки, Петр установил муляж «пострашнее», особенно не поскупился на изоляционную ленту и выскочил из подвала. Таня щелкнула затвором фотоаппарата. Последним покинул подвал Василий.

В 21.27 группа уехала с места проведения «диверсии». Петр поставил машину на стоянку во дворе общежития и избавился от компрометирующих его вещей. В 23.31 втроем они прибыли к месту проведения операции и обнаружили, что место оцеплено нарядом милиции. Их никто не узнал. Особой паники не было, хотя чувствовалось, что люди встревожены и напуганы. Были и те, кто успокаивал себя и соседей: «Все. Нечего переживать. Взрывчатку обнаружили, значит, взрыва не будет».

Жителей еще трех домов по улице Новоселов выводили в безопасное место. Они выглядели подавленными. Их было жалко.

Один из мужчин был взволнован больше других. «Я их видел, – возбужденно говорил он. – Они, гады, что сделали? Они взяли и номер машины заклеили. А бумажка вот так отклеилась. Я в милицию звонить, а там чуть ли не посылают. Эх, если бы милиция раньше приехала, мы бы их точно поймали...»

«Поймали бы, – ухмыльнулся Василий. – Да не прицепи я эту бумажку с цифрами...»

– Что случилось? – тем временем озабоченно спрашивала людей Татьяна.

Ответы были сбивчивыми, но и по ним было можно узнать, что в доме № 14 обнаружили три мешка с кристаллической смесью и взрывным устройством, а на месте проведения операции находились сотрудники МВД, ФСБ, группа разминирования и пожарная машина. Кстати, после первого звонка милиция на место происшествия действительно не выехала, а появилась здесь только через час. После второго звонка...

Что было дальше, читатели уже знают. Об этом написали все газеты, высказав каждая свою версию, сообщили все телеканалы. На эту тему, наконец, по заказу Березовского французские кинематографисты сняли фильм, а Фельштинский и Литвиненко сформировали книгу.

...23 сентября, позвонив в Центр, Василий получил указание срочно прибыть к месту постоянной дислокации. Василий, Петр и Татьяна разными путями в разное время выехали из города Рязань.

24 сентября утром старший группы ОПГ-1 майор Василий М-в (его фамилия, как и фамилии других участников операции, нам известна, но я дал слово их не называть) написал отчет в Центр. Раньше, чем полагалось. Значительно опередив трехдневный срок. Отчет тут же поступил к генерал-майору Тихонову. Он доложил директору ФСБ. 24 сентября в полдень Николай Патрушев сообщил о том, что в Рязани проводились учения. Поднялся шум.

В эти же дни из Иванова, Курска, Орла постепенно возвращались другие группы сотрудников Центра специального назначения. Их никто не заметил, они никого не провоцировали: не ездили демонстративно на операцию на собственных автомобилях, не селились среди ночи в гостиницы, не заклеивали номера машины грубо сработанной фальшивкой. Они никого не провоцировали, просто незаметно заложили свои мешки с сахаром и муляжи и так же тихо и незаметно уехали. Если бы это были не учения, а настоящие террористы – грянул бы взрыв.


поделиться: