ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Без диагноза

Опубликовано: 15 Марта 2019 07:42
0
5976
"Совершенно секретно", No.4/420 Март 2019
Фото: ТАСС
Светлана Холявчук

Лечили язву, а оказалось сердце. Или и вовсе – списали соматическое заболевание на психическое расстройство. Как редкие врачебные ошибки становятся буднями отечественной медицины, что если набор симптомов выдают за диагноз и почему у нас лечат следствия, а не причину. В этом разбирался корреспондент «Совершенно секретно».

Саше К. (имя изменено по просьбе героини) было 24 года, когда она вдруг почувствовала себя плохо, но что еще хуже – это лихорадочное состояние задержалось надолго. Учащенный пульс и сердцебиение, боли в суставах, периодическая тошнота, чувство хронической усталости и постоянно повышенная температура  – с этими жалобами девушка ходила по врачам, но все было тщетно.

В ЛЮБОЙ НЕПОНЯТНОЙ СИТУАЦИИ НАЗНАЧАЙТЕ АНТИДЕПРЕССАНТЫ

Многочисленные анализы, дорогостоящие исследования, консультации у врачей как в частных, так и в государственных клиниках не приносили результата. Пациента буквально «футболили» от одного специалиста к другому: терапевт, кардиолог, гематолог, отоларинголог, гастроэнтеролог, уролог, гинеколог, инфекционист, ревматолог, иммунолог, онколог… Но избавить от плохого самочувствия не мог никто, и даже больше  – диагноз не могли поставить на протяжении четырех лет.

На фоне борьбы с неизвестной болезнью мимо проходила прежняя жизнь Саши. Постоянную работу переводчиком в офисе крупной компании пришлось променять на редкие заказы на удаленке. Затем, видимо, посчитав, что девушка болеет чем-то заразным, из ее круга общения исчезли сначала родственники, а потом и друзья. Предпоследним исчез муж, который, как говорит девушка, хоть и любил ее, но тоже устал. Девушка вернулась в квартиру родителей, где вскоре вместо поддержки стала слышать одни упреки: слишком много денег забирали поиски диагноза, а симптомы только усиливались.

Вдвойне Сашу удручало то, что терапевт направлял ее к психотерапевту, убеждая, что все проблемы в голове. Пациент сама была бы рада поверить в термоневроз, вот только лечение антидепрессантами, которые девушка принимала полтора года по рецепту врача, не приносило результата. Да и показатели анализа крови указывали на наличие воспаления в организме, но найти причины все равно не получалось.

На четвертый год Саша заметила странное белое образование у себя в горле, но отоларинголог смотрела ей в рот и снова не видела ничего необычного: горло же не болит, миндалины не увеличены, простудами не болеет все это время  – ну, точно не ее пациент! По информации с форумов в Интернете Саша сама назначила себе анализы и сама поставила себе диагноз  – хронический тонзиллит. Еще несколько месяцев ушло на то, чтобы получить направление на операцию: даже с готовыми результатами бакпосева из зева и зашкаливающими показателями АСЛ-О и ревматоидного фактора пациента продолжали убеждать, что показаний к тонзиллэктомии нет. За это время из едва различимого «странного белого образования» в горле успел развиться паратонзиллярный абсцесс внушительных размеров, и только это стало веским доводом о необходимости хирургического вмешательства. Температура, которая до этого держалась четыре с лишним года, вернулась в норму на десятый день после операции и больше не поднималась.

Эта история о том, как хроническое воспаление лечили антидепрессантами, звучала бы, как анекдот, если бы промедление в четыре года не стоило пациентке подорванного здоровья. Саша по-девичьи жалуется, что за четыре года болезни у нее сильно испортились зубы, волосы и кожа, но гораздо страшнее, что хронический тонзиллит дал осложнения на суставы, почки и сердце. Такая вот затянувшаяся ангина.

СТАТИСТИКА, КОТОРУЮ МЫ НЕ ЗАСЛУЖИЛИ

Все чаще становится известно о случаях, когда врачи неправильно ставят диагноз или не могут поставить его вовсе. Несколько лет назад на базе клиники Майо в США, штат Миннесота, было проведено исследование, которое наглядно показало, что 86% пациентов нуждаются в повторном обследовании для уточнения диагноза. Из всех пациентов, которые наблюдались в клинике на протяжении двух лет, только у 14% был поставлен точный диагноз, еще 66% пациентов получили не совсем точный или неполный диагноз, а у 20% пациентов поставленный диагноз оказался полностью неверным. Получается, что каждый пятый пациент получил неверный диагноз и, как следствие, неверное лечение.

В отечественной медицине последнее из доступных исследований на аналогичную тему содержится в докладе Российского общества патологоанатомов за 2017 год: в 6,3% случаев наблюдается расхождения клинического и патологоанатомического диагноза или, говоря проще, прижизненного и посмертного. И это только официальная статистика и только по тем случаям, которые привели к смерти.

Также ранее появлялась информация о еще более впечатляющей цифрах: при проверках Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) на каждые десять проведенных экспертиз было выявлено шесть нарушений при постановке диагноза.

Дмитрий Волохов, адвокат бюро «Дмитрий Смелкин и партнеры» говорит, что подобное сегодня не редкость: «Каждый случай ненадлежащего оказания медицинской помощи индивидуален и универсального ответа на вопрос, как доказать данный факт и на что можно в итоге рассчитывать, нет. К сожалению, на практике порой бывает крайне сложно доказать вину врачей при наличии явных ошибок с их стороны, и наоборот: врачей, виновность которых вызывает огромные сомнения, привлекают к уголовной ответственности». Тем, кому пришлось столкнуться с оказанием неквалифицированной медицинской помощи, в результате которой наступили тяжкие последствия, адвокат Дмитрий Волохов предлагает следующий алгоритм действий:

1) обращение/жалоба на имя руководства медицинского центра;

2) заявление в Следственный комитет по факту совершения преступления, в зависимости от тяжести наступивших последствий, предусмотренных:

а) ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности);

б) ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности);

в) ст. 293 УК РФ (халатность);

3) обращение в Федеральную службу по надзору в сфере здравоохранения и прокуратуру.

КАК СИМПТОМЫ ВЫДАЮТСЯ ЗА ОТДЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ

Расхождения наблюдаются не только при постановке диагнозов, но и в том, что именно считать за этот самый диагноз. Жалобы на головокружение, частые головные боли, повышенное сердцебиение, необъяснимую мышечную боль, тошноту, воспаленные лимфатические узлы на шее и в подмышечной области, одышку, чувство нехватки воздуха, снижение памяти и способности концентрироваться, плохое настроение без повода, апатию, сонливость в дневное время, быструю утомляемость и отсутствие ощущения отдыха после полноценного ночного сна обычно списывают на вегетососудистую дистонию (ВСД) или синдром хронической усталости (СХУ).

Однако ни ВСД, ни СХУ не могут быть заболеванием сами по себе. Они являются проявлением другой болезни, которую нужно лечить. Но симптоматику проще списать на проявление нервной системы и отправить очередного пациента «лечить голову», чем искать первопричину. Зато поисками с удовольствием занимаются в частных клиниках. Правда, для неподготовленного ни финансово, ни морально к такому подходу пациента список всех необходимых анализов и дополнительных обследований выглядит как развод на деньги. Впрочем, зачастую именно так оно и есть. Полное медицинское обследование в частной клинике способно пробить нехилую дыру в бюджете среднестатистического россиянина. И это только диагностика.

Несмотря на то, что этиология и происхождение СХУ до настоящего времени остаются неизвестными, на западе придерживаются инфекционной или вирусной теории. Согласно ей, триггерными факторами могут выступать вирус Эпштейна-Барр, цитомегаловирус, герпес 6-го типа и, как предполагается, даже пока еще не идентифицированный вирус из той же группы герпесвирусов, на фоне которого реактивируются остальные. Кстати, упомянутый выше хронический тонзиллит также может являться проявлением герпесвирусной инфекции.

О связи герпесвирусов и синдрома хронической усталости свидетельствуют и первые подтвержденные случаи этого заболевания. В 1984 году в американском штате Невада произошла самая настоящая эпидемия: более 200 пациентов обратились с жалобами на мышечную слабость, ухудшение настроения, депрессию. У всех пациентов был обнаружен вирус Эпштейна-Барр, либо антитела к нему или другим «родственникам» герпесвируса. Аналогичные вспышки заболевания наблюдались в разное время и в разных городах.

Синдром хронической усталости только звучит безобидно: будто можно отдохнуть и снова будешь бодр и здоров. Но многочисленные исследования указывают в первую очередь на нарушения иммунной системы. Изменение фенотипа иммунокомпетентных клеток и дисфункций естественных киллеров считают общим проявлением СХУ или, как его будет правильнее назвать, доброкачественного миалгического энцефаломиелита. Примечательно, что в такой формулировке диагноз у нас не ставят практически никому, тогда как само определение «синдром хронической усталости» является не диагнозом, а совокупным определением сразу нескольких симптомов, за которым чаще всего стоят герпесвирусы, реже  – грибки, бактерии, паразиты. Впрочем, искать причины у нас не принято: обычно предпочитают лечить симптомы.

Найти специалиста, который помог бы найти и обезвредить активные вирусы герпеса в организме, особенно трудно. Хорошо изучены только первые три вируса герпеса, которые проявляются характерными высыпаниями на кожных покровах: «простуда» на губах, генитальный герпес, детская ветрянка или опоясывающий лишай. Вирус Эпштейна-Барр вызывает инфекционный мононуклеоз, который характеризуется лихорадкой, поражением зева, лимфатических узлов, печени, селезенки и своеобразными изменениями состава крови. Пятый тип герпеса  – цитомегаловирус– сопровождается признаками общей интоксикации, слабостью, болями в мышцах. Значение 6, 7 и 8 типов герпеса до конца не ясно. Ориентировочно под их проявление попадает вся симптоматика СХУ. Но в нашей стране их даже диагностируют не во всех частных лабораториях, а большинство врачей в поликлиниках придерживаются тактики: «Вирусы герпеса есть у всех!» и считают, что лечить их не надо. Вот только пациенты, ощутившие на себе все прелести разбушевавшихся в организме вирусов герпеса, придерживаются совсем другого мнения.

ПРЕДСТАВЬТЕ, ЧТО ВЫ БОЛЕЕТЕ ТЯЖЕЛЫМ ГРИППОМ…

Татьяна С. (имя изменено по просьбе героини) столкнулась с герпесами в 2012 году. Все началось с обычной простуды, после которой девушка просто не выздоровела. Состояние постепенно ухудшалось, и уже через год она не могла работать: дикая усталость, головные боли, ночные поты, тошнота, проблемы с пищеварением, жжение в спине и шее, физическая слабость, утомляемость и постоянная температура 37,2–37,5.

После безрезультативных поисков в поликлинике по месту жительства и обращений в частные клиники Татьяна обследовалась в Москве и Санкт-Петербурге, но все было напрасно. Было проведено сотни анализов и исследований, но ни одно из них не указывало на серьезное заболевание. Спустя время был обнаружен хронический Эпштейна-Барр, затем диагностирован вторичный иммунодефицит. Назначенный в Москве многомесячный курс лечения не принес улучшений, состояние ухудшилось, а врач только развела руками: препараты она назначала «вслепую» без иммунограммы. В Интернете Татьяна познакомилась с человеком, который смог самостоятельно победить Эпштейна-Барр и решила действовать сама. За полгода лечения тяжелыми препаратами девушка смогла войти в ремиссию, но затишье было коротким: по ощущениям симптоматика ушла не полностью, а через четыре месяца все началось с удвоенной силой.

«Просто представьте, что вы болеете тяжелым гриппом и параллельно с этим сильно отравились, – Татьяна пытается описать то, что происходит с ее организмом на протяжении болезни, – и это состояние длится не день, не неделю и даже не год. Это происходит круглосуточно на протяжении пяти лет! И с каждым днем становится все хуже…»

Весной 2015 года Татьяна все-таки смогла выйти на специалиста в Санкт-Петербурге, который диагностировал энцефаломиелит и подтвердил вторичный иммунодефицит. Три месяца тяжелого лечения обеспечили только двухнедельную ремиссию. Анализы крови не улучшились, показатели лейкоцитов порой были ниже, чем у онкобольных. Из-за вторичного иммунодефицита во всех органах шла присоединенная бактериальная инфекция: постоянно бурлил кишечник, трижды возникала микоплазменная пневмония. Татьяна вспоминает, что в периоды обострений она не могла ни есть, ни спать – только сутками лежала в постели, не имея сил подняться. Врачи только прописывали антидепрессанты, назначали сильные нейролептики.

«Молитесь, это не лечится», – прямо заявил один из иммунологов, только услышав про герпесы. На его консультацию Татьяна специально приехала в Санкт-Петербург, но, как оказалось, напрасно. Чуть позже она собиралась пройти курс лечения в НИИ в Новосибирске, но там сразу выставили счет на предоплату в 90 тыс. рублей. Понять, что входит в эту сумму, было нельзя, так как заплатить предлагалось до консультации. А потом девушка случайно узнала про специалиста из Киева, который берется даже за самые сложные случаи. Только на Украине Татьяне провели доскональное обследование иммунной системы вплоть до генетики и, наконец, выявили герпес 7-го типа в крови, который не могли обнаружить в России. Нейроиммунолог назначил индивидуальный план лечения: снизить вирусную нагрузку, провести иммунокоррекцию. Прописанные в первый месяц лечения препараты используют только на Украине, лечение назначили тяжелое, долгое и затратное. Вдобавок к основным расходам на лечение Татьяне приходится регулярно ездить в Киев, ведь прерывать курс нельзя, иначе вирус снова размножится, и все усилия будут напрасны. Такой же эффект будет, если после протравки вируса не назначить иммунокоррекцию.

За годы мытарств Татьяна потратила несколько миллионов рублей, причем большая часть расходов пришлась именно на диагностику. Лечение токсичными препаратами дается непросто, но только сейчас она отмечает реальные изменения к лучшему. И самое главное  – впервые за долгое время у нее появилась надежда на возвращение к нормальной жизни.

«Я устала и больше не хочу быть овощем, чье существование подчинено этой бесконечно изматывающей болезни!» – честно признается она.

Герпесы могут вызывать ревматоидный артрит, рассеянный склероз, системную волчанку, язвенный колит и другие тяжелые аутоиммунные заболевания, даже онкологию. Это давно доказано за границей, но в России предпочитают лечить симптомы, а не причину. Упор на психологическое объяснение симптомов сдерживает начало биологических исследований. Пока врачи отправляют пациентов «лечить голову», активные герпесвирусы продолжают порождать необратимые процессы в организме.

За время борьбы с болезнью Татьяна постаралась узнать врага в лицо: она переводит научные статьи на тему герпеса, собирает информацию об опыте лечения герпесвирусов за границей и делится своей историей с другими больными. По ее инициативе был создан крупнейший форум, где собраны уникальные по качеству и объему информации материалы на тему герпесвирусов. На сегодняшний день на форуме зарегистрированы почти две тысячи человек. Многие из форумчан, отчаявшись получить адекватное назначение в России, обращаются за диагностикой и лечением герпеса 7-го типа к специалистам на Украине. Для наших соотечественников поездки в соседнюю страну усложняются не только из-за финансового вопроса, но и по причине российско-украинских отношений: добраться до Киева могут не все.

На запрос в Минздрав РФ одного из участников форума, почему у нас не диагностируют герпес 7-го типа, пришел стандартный ответ: «В настоящее время не существует клинических исследований,  показывающих необходимость лечения ВГЧ-7, в связи с чем показания и схемы противовирусной терапии не разработаны».


поделиться: