ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Войны и неравенство

Опубликовано: 28 Февраля 2019 03:01
0
2174
"Совершенно секретно", No.3/419 Февраль 2019
ZUMA/TASS
ZUMA/TASS

Нынешний Всемирный экономический форум (ВЭФ) в Давосе показал: десятилетие, прошедшее со времен глобального финансового кризиса 2008 года, пошло на пользу только богатым. На форуме в этом году центральными стали два доклада: экспертов ВЭФ о главных рисках мировой экономики и доклад международной исследовательской группы Oxfam о глобальном росте неравенства. И эти темы связаны друг с другом.

Начался Давосский форум на позитивной ноте: несмотря на прошлогодние разговоры о приближающемся кризисе, Международный валютный фонд (МВФ) предсказал рост мировой экономики – впервые после нескольких лет негативных прогнозов. По прогнозу фонда, все экономически развитые страны, кроме переживающей Brexit Великобритании, в 2019 году покажут больший рост, чем ожидалось раньше. Улучшен прогноз и для Китая. 

БОГАТЫЕ БОГАТЕЮТ, БЕДНЫЕ БЕДНЕЮТ

Благодарить за такой прогноз надо центробанки ведущих стран, прежде всего, ФРС, которые решили в этом году взять паузу в повышении ключевой ставки. «Центробанки перестраховывались, и когда они начали повышать ставки, это пришлось на позднюю стадию экономического цикла», – пояснил в Давосе гендиректор банка UBS Аксель Вебер.

Пауза в повышении ставок означает, что бизнесменам не придется беспокоиться о растущей дороговизне кредитов. Недаром бизнес тоже полон энтузиазма. Как следует из опроса глав транснациональных корпораций, проведенного PricewaterhouseCoopers (PwC), 57% из них уверены, что в этом году мировая экономика будет расти.

Другая причина – начало структурных реформ. К примеру, в том же Китае, который дает возможность усилиться конкуренции – как между государственными и частными предприятиями внутри страны, так и международной конкуренции.

Однако есть одно большое «но». Десятилетием «легких денег» смогли воспользоваться не все.

Больше выиграли самые богатые. Доходы миллиардеров в 2018 году увеличились на $900 млрд, богачи ежедневно наращивали свои активы на $2,5 млрд в день, хотя мировая экономика в 2018 году выросла лишь на 3,8%. Сегодня доходы 26 самых богатых людей равны доходам 3,8 млрд беднейших людей на земле. Всего в мире насчитывается 2208 долларовых миллиардеров, такого количества миллиардеров не знала мировая история.

Но и число бедных достигло рекорда, отмечается в докладе Oxfam. Сейчас в крайней нищете (доход менее $5,5 в день) по всему миру живут около 736 млн человек. Проблема здесь в том, что богатые могут наслаждаться рекордно низкими налогами – в результате государственные бюджеты страдают от недофинансирования социальных статей, а население – от недоступности качественных медицины и образования. Нет хорошего образования – нет шансов разбогатеть. Нет денег – нет доступа к хорошей медицине. В среднем бедные живут на 20 лет меньше, чем богатые, отмечается в докладе. Самые пострадавшие слои – женщины: их меньше и хуже учат, им меньше платят и реже берут на высокие должности. Мужчины в мире зарабатывают на 50% больше, чем женщины, они контролируют 86% корпораций по всему миру, говорится в докладе Oxfam. По подсчетам экспертов ВЭФ, для достижения гендерного равенства понадобится 108 лет.

Бедные страны страдают больше богатых. На поддержание жизни среднего американца, например, уходит ресурсов в 3,5 раза больше, чем в среднем на одного жителя Земли и в 9 раз больше, чем на одного жите ля Индии, отмечают эксперты Oxfam. Но нарастающая нищета- проблема не только бедных стран. В развитых странах разрыв между бедными и богатыми также растет. К примеру, самые бедные 10% британцев платят более высокую налоговую ставку, чем 10% богатейших британцев.

Причиной эксперты называют налоговую политику. После финансового кризиса 2008 года крупному бизнесу дали невероятные возможности для развития. Они ими с удовольствием воспользовались – но забыли поделиться с обществом. Налоговые ставки для состоятельных людей и корпораций были резко снижены с 62% в 1970 году до 38% в 2013 году. В развивающихся странах несправедливость налогообложения выше, чем в развитых: средняя максимальная ставка подоходного налога составляет всего 28%, а максимальная ставка корпоративного налога – 25%. При этом богатые пользуются еще и возможностью оптимизации налогов, в том числе через офшоры. В результате, лишь четыре цента в каждом долларе налогового дохода приходится на фискальное бремя богатых. Остальное платят бедные.

Нарастание неравенства ставит под угрозу дальнейший прогресс, заявил директор политических исследований Oxfam Мэтью Спенсер. Французский экономист Тома Пикетти в связи с этим призвал к глобальному налогу на богатство. Пока же развитые страны решили бороться с офшорами. Незадолго до Давосского форума компания PricewaterhouseCoopers (PwC) подготовила доклад об ужесточении требований офшоров к бизнесу. С начала 2019 года во многих офшорах заработали законы, которые обязывают компании вести реальную деятельность. Реформы запустили Бермуды, Британские Виргинские острова (BVI), Кайманы, острова Гернси, Джерси, Мэн, Маврикий, Багамские и Сейшельские острова. Эксперты PwC пришли к выводу, что эпоха островных офшоров, на которые приходилась львиная доля оптимизации налогов мировыми гигантами бизнеса, пришла к концу. Стоит отметить, что и другие офшорные юрисдикции последовательно ужесточают свои требования. Возможно, что глобальный налог на богатство и не потребуется, если богатые будут платить хотя бы те налоги, которые платят их соотечественники.

В РОССИИ НЕРАВЕНСТВО СТАБИЛЬНО И РАСТЕТ

В России также существует налоговое неравенство. Бизнес имеет возможность оптимизировать налоги, в том числе через офшоры – а с граждан требуют платить 4% даже с проданного пирога. Бизнес тревожится о повышении НДС с 18% до 20% – но для него это может означать лишь снижение продаж, а платить за это все равно придется покупателям. Бизнес жалуется на высокие тарифы ЖКХ – но для населения они растут быстрее, и правительство прямо говорит, что хочет сделать тарифы одинаковыми как для бизнеса, использующего услуги ЖКХ для производства прибыли, так и для населения, использующего эти услуги для выживания.

Само правительство пока больше обеспокоено налоговым неравенством между различными секторами бизнеса. К примеру, Минэкономики подсчитало, что нефтегазовый сектор платит самые высокие налоги (от 67% у «Новатэка» до 83% у «Роснефти», а автопром и IT-сектор – самые низкие (средний показатель 33%, а у «АвтоВАЗа» вообще 0%). Поэтому ведомство продвигает идею выравнивания налоговой нагрузки.

Между тем независимые эксперты чаще говорят о том, что плоская шкала налогообложения доходов устарела и служит росту неравенства. По их мнению, нужно взять в пример развитые страны, где самые богатые платят запредельно высокие налоги, а самые бедные вообще освобождаются от налога на доход.

«Боюсь, что прогрессивная шкала налогообложения приведет к тому, к чему привела во Франции, когда оттуда был перенесен почти весь крупный капитал», – говорит независимый финансовый советник Наталья Смирнова. В России, где крупные состояния не всегда прозрачные, нужно акцентировать внимание на программах налоговой поддержки регионального бизнеса, считает она, чтобы бизнесмены и крупные частные инвесторы были заинтересованы вкладываться именно туда. А значит, создавали бы рабочие места и давали зарплату местному населению.

«Также можно делать то, что было сделано с «Газпромом»: ключевых налогоплательщиков страны перевозить из Москвы и других крупных мегаполисов в более мелкие города, где дешевле рабочая сила», – продолжает Наталья Смирнова. «Региональная децентрализация крупных компаний помогла бы и им денег сэкономить, и в регионы вдохнуть жизнь, повысить доходы», – уверена эксперт.

Звучит разумно, тем более что в России необыкновенно велико именно региональное неравенство: если Москва и еще пара регионов буквально купаются в деньгах, то многие регионы сегодня практически банкроты. Однако недавние коррупционные скандалы в регионах, от Коми до Дагестана и Карачаево-Черкесии, показывают, что корпорации могут опасаться конфликта с региональным властями или недобросовестности местных кадров, лояльных не своему руководству, а местным элитам.

ГЛАВА ВСЕМИРНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ФОРУМА БЁРГЕ БРЕНДЕ. ШВЕЙЦАРИЯ. ДАВОС. ФОТО: ERA/TASS

Тем временем индекс Джинни, показывающий уровень неравенства, в России составляет опасные 40-41, а некоторые эксперты считают, что он уже достиг 46-47, догнав США (46). Это, конечно, не коэффициент в 60, как в некоторых странах Латинской Америки и ЮАР. Но эксперты недаром отмечают, что реальный индекс вывести сложно: здесь и непрозрачность доходов богатейших россиян (тем более, юридически многие из них в России получают копейки, а основные доходы идут через офшоры), и явно заниженный прожиточный уровень для подсчета бедных (сейчас около 10 тыс. рублей). Недаром в последнее время российские министры наперебой выражают обеспокоенность: глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин назвал уровень неравенства в России запредельным, а глава Минтруда РФ Максим Топилин признал, что результатов борьба с бедностью не дала. А главное – неравенство продолжает расти: за январь-сентябрь 2018 года индекс Джинни вырос по сравнению с тем же периодом 2017 года с 0,400 до 0,402. Тома Пикетти отмечает, что сейчас неравенство в России аналогично тому, которое было здесь в 1905 году.

Впрочем, экономист Сергей Хестанов уверен, что к революции, как в 1905 году, это не приведет. «Пока сохраняется социальная стабильность, рост неравенства в России ничем не угрожает статус-кво. Более того, никаких особых рисков, с этой точки зрения, российские власти не усматривают. Да и Росгвардия пока рассматривается как надежная», – говорит он. Пожалуй, тут уместно вспомнить, что на Давосском форуме российская делегация хвасталась именно стабильностью.

ВОЙНА – НЕ МАТЬ РОДНА

России, пожалуй, есть чем хвастаться на фоне многих других участников Давосского форума. Потому что именно со стабильностью сейчас в мире не очень. И ладно бы, речь шла о вечно бурлящих Африке и Ближнем Востоке. Или хотя бы о Китае, где власти вынуждены решать непростую задачу: как сочетать рост благосостояния населения (а в условиях торговой войны с США придется делать ставку на внутренний спрос) с незыблемостью политической системы, где даже легендарный создатель Alibaba миллиардер Джек Ма состоит в Коммунистической партии. Социальное недовольство растет и в благополучных странах. Бурлит Франция, где на улицы выходят сотни тысяч «желтых жилетов». Им уже мало, что правительство Эммануэля Макрона отказалось от планов роста цены на дизельное топливо, подняло минимальную зарплату и т. д. Они требуют остановить падение доходов среднего класса.

Трясет Великобританию, где сторонников и противников выхода страны из ЕС разделяет, по сути, та же проблема: глобализация приносит пользу, в первую очередь, богатым, а бедным от нее часто только хуже. И на доводы, что выход из ЕС затронет и их интересы, отвечают – пусть, лишь бы богатеям пришлось еще хуже.

США и здесь были пионерами: именно массовое недовольство тем, что политический истеблишмент думает лишь об интересах верхушки, привело в Белый дом Дональда Трампа. И теперь он выполняет обещание оградить нижние слои общества от проблем глобализации: не дать мигрантам демпинговать на рынке труда, вернуть производства в США и остановить поток дешевых китайских товаров, разоряющих местных производителей. Пока опять выиграл крупный бизнес, которому Трамп снизил налоги, но простые реднеки все еще верят, что Донни за них горой. Между тем именно войны – как обычные, так и торговые, названы в докладе экспертов Давосского форума главными экономическими рисками в 2019 году. При опросе 1000 бизнесменов, политиков и ученых, участвующих в форуме, 91% из них главным риском назвали экономическую конфронтацию между крупнейшими державами, 88% – разрушение международных торговых правил и соглашений, 85% – политическую конфронтацию между крупнейшими державами. Система международных экономических связей находится под серьезной угрозой, констатируют авторы доклада, и это грозит мировому рынку непредсказуемыми последствиями.

Непредсказуемость – это, наверное, главное, чего стоит бояться в этом году. В конце прошлого года мировые фондовые рынки лихорадило: они то рушились, когда США и Китай обменивались санкциями, то рвались вверх, если лидеры этих стран произносили примирительные речи. Споры в британском парламенте о параметрах выхода из ЕС также заставляли понервничать: когда непонятно, будут ли рваться связи с одним из крупнейших торговых партнеров и мировым финансовым центром, невозможно просчитать и экономические последствия. Выйти из ЕС Великобритания должна уже этой весной, а соглашения о порядке выхода на момент написания статьи так и не было. Добавьте сюда санкционную войну с Россией, когда санкции, наложенные на алюминиевый бизнес Олега Дерипаски, больно ударили по мировым потребителям этого металла. Даже внутри США бушует война между парламентариями и президентом – в результате «шатдаун» не только нарушил работу государственных служб, но и обрушил фондовые индексы.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

«Для России главный фактор риска – снижение поступлений от экспорта, прежде всего, нефти. С этой точки зрения, риски торговых войн на порядок выше любых других, ибо могут привести к обвалу цен, как это было в 1997–1998 и 2008 гг.», – считает Сергей Хестанов.

Наталья Смирнова рекомендует инвесторам и предпринимателям внимательно следить за новостями. К примеру, при введении санкций можно купить акции попавшей под них компании (или облигации, если вы консервативный инвестор) – как правило, первая реакция рынка паническая, впоследствии эти ценные бумаги отрастают. А в случае, если санкции с компании снимаются, как это было с «Русалом», можно ожидать их значительного роста. Надо только иметь в виду, что шанс на снятие санкций выше у тех компаний, чей экспорт критически важен для рынков развитых стран. Например, российский алюминий используют американские авиастроители.

Для развивающихся стран, к которым относится и Россия, есть специфические риски: это риски продолжения роста учетной ставки США, роста доллара и продолжения бегства капитала из развивающихся рынков в развитые, особенно в США, отмечает Наталья Смирнова. «В этом смысле я отслеживаю доллар-рубль и стараюсь успевать докупать валюту по 65,5 и ниже, чтобы поддерживать диверсификацию портфеля не ниже 50% не в рублях», – говорит она. В валюте, предпочтительнее в долларах, если вы – агрессивный инвестор, можно пробовать «в долгую» приобретать ETF (страновые паевые фонды на зарубежных биржах) на развивающиеся страны (ЮАР, Турция, Индонезия и другие). Более консервативные инвесторы опять могут ограничиться облигациями этих стран либо ETF на такие облигации, добавляет эксперт.

Можно получить выгоду даже от торговой войны США и Китая, если запастись бумагами на случай любого ее исхода. «Для агрессивных инвесторов можно рекомендовать обратить внимание на ETF на Китай, а для более консервативных – на облигации китайских компаний или ETF на такие облигации. И, одновременно, – на ETF на нефть, так как при очередном витке торговой войны ее цена явно опять просядет», – советует Наталья Смирнова.


поделиться: