ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Варварство по-европейски.

Опубликовано: 4 Декабря 2018 08:59
0
2625
"Совершенно секретно", No.13/414 декабрь 2018
Американские войска во Владивостоке весной 1918 года
Американские войска во Владивостоке весной 1918 года
Фото: РИА "Новости"
Нынешний 2018 год ознаменован 100-летием начала Гражданской войны в России. В советское время эта историческая драма называлась иначе – «Гражданская война и иностранная военная интервенция». В постсоветский период вторая составляющая – «иностранная военная интервенция» – исчезла из названия, что произошло, вероятно, в рамках общей идеологической установки сближения России с Западом. Очевидно, сегодня об этой черной странице в истории отношений между нашими странами самое время вспомнить. Справедливость должна быть восстановлена.
 
Войны исторической памяти являются сегодня реальностью мировой политики. Государства предъявляют друг другу обвинения в причинении ущерба, нанесенного в прошлом. Экономическая сторона этих обвинений – претензии на выплаты компенсаций. В действительности же рассчитывать на это не приходится (никто за события прошлого платить без принуждения к таким выплатам не будет). Гораздо более важна моральная сторона – призывы покаяться за былые преступления. Такая постановка вопроса делегитимизирует государство, определяемое в качестве преступника, в глазах мирового сообщества, формирует негативный образ страны, переносимый из минувшего в настоящее.
Часто обвинения такого рода адресуются нам со стороны внешних недоброжелателей России, образ которой становится жупелом исторически воспроизводимого империализма и несвободы. Неплохо было бы вернуть обвинителям их претензии в той же логике – возмещения ущерба и покаяния за преступления.
 
 ПРОВАЛЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ 
 
С первых лет существования Советской России Запад предъявлял к ней претензии в невыплате по царским долгам и долгам Временного правительства, что явилось основанием установления антироссийской экономической блокады. О разрыве торговых отношений с Россией объявили вначале США, потом другие страны Антанты, а затем и побежденная Германия. Так что экономические санк­ции в 2014 году были введены против нашей страны далеко не впервые.
В 1921 году на Генуэзской конференции вовсю развернулась дис­куссия об обязательствах России по царским долгам. Большевики были в принципе готовы этот долг признать и погасить. Но требовали в этом случае погашения долга за ущерб, нанесенный военной интервенцией на территории России. Нарком иностранных дел РСФСР Г. В. Чичерин предъявил цифровые выкладки, согласно которым внешний долг прежних правительств России составлял 18,5 млрд золотых рублей, а российский ущерб от иностранной интервенции – 39 млрд золотых рублей.
Проходят годы, и Российская Федерация в начале 2000-х годов расплачивается с Западом по долгам Российской империи. Но как быть с суммой долга за иностранную интервенцию? О ней не вспоминают, что естественно, на Западе. О ней не говорят, что удивительно, и у нас. А ведь, помимо экономического ущерба, были десятки тысяч убитых интервентами российских граждан. Американцы, англичане, французы, японцы… убивали русских людей и за это не понесли никакой, даже моральной, ответственности. Вопрос о признании неправоты их действий, необходимости извинений перед Россией за содеянное давно не поднимается.
Трупы рабочих, растрелянных интервентами / РИА Новости
 
Могут возразить, что интервенция явилась ответом Антанты на разжигание большевиками пожара мировой революции. Но Коммунистический интернационал был основан только 2 марта 1919 года, когда интервенционное наступление уже являлось состоявшейся реальностью. Да и не из-за коммунистической угрозы вводились на территорию России войска стран Антанты. Запад действовал в характерной для себя политической манере. Официальное объяснение ввода войск состояло в противодействии не России, а Германии, чтобы та не смогла продвинуться на Восток. То, что цели преследовались иные, – геополитическое расчленение России и раздел ее на сферы влияния, – было понятно сразу, даже большевикам.
 
 СТРАТЕГИЯ ВЕРОЛОМСТВА 
 
Подготовка к иностранной военной интервенции стала активно вестись едва ли не на следующий день после революции. Уже 30 ноября 1917 года американский госсекретарь Р. Лансинг писал послу США в России Д. Фрэнсису о проработке вопроса о возможности создания на российском юге армии для противоборства большевикам.
На следующий день, 1 декабря, с предложением «начать военную интервенцию» американская сторона выходит на премьер-министра Франции Ж. Клемансо. Консул США в Архангельске Ф. Коул 9 декабря 1917 года пишет о видении стратегии американских действий: «Наша политика в России должна быть такой, чтобы последняя оставалась в разрухе».
Речь, таким образом, шла вовсе не о борьбе с коммунизмом и тем более не о противодействии Германии, а об устранении в лице России геоэкономического конкурента.
С 14 декабря Великобритания выделяет первые средства в помощь атаману А.М. Каледину. 2 января 1918 года началось финансирование Добровольческой армии, возглавляемой на тот момент генералом М.В. Алексеевым. Наконец 18 января 1918 года принимается резолюция Генерального штаба главного командования армиями Антанты «О необходимости интервенции союзников в Россию». На это время, когда Антанта принимает решение о вооруженной интервенции, следует напомнить: не была даже создана еще Красная Армия, и какой-либо реальной угрозы для Запада большевики не могли представлять.
Всего в походе против России приняло участие 14 иностранных государств: Великобритания (включая Австралию, Канаду, Индию), Франция, США, Германия, Австро-Венгрия, Турция, Италия, Греция, Румыния, Польша, Финляндия, Япония, Китай, Сербия. Это была самая широкая за всю историю военная коалиция, направленная против России. Совокупно интервенционный контингент насчитывал к февралю 1919 года армию в размере 202,4 тыс. чел. В их числе: англичане – 44,6 тыс. чел.; французы – 13,6 тыс. чел; американцы – 13,7 тыс. чел.; японцы – 80 тыс. чел.; чехи и словаки – 42 тыс. чел.; итальянцы – 3 тыс. чел.; греки – 3 тыс. чел.; сербы – 2,5 тыс. чел. Это было меньше, чем численность войск у Колчака, но больше, чем у Деникина, Врангеля и Юденича.
Большое значение имело использование финансовых рычагов. Армия Колчака была фактически полностью вооружена и экипирована на западные, прежде всего английские и американские, денежные средства. Огромные суммы от стран Антанты были получены и Добровольческой армией. «Было бы ошибочно думать, – разъяснял английскую политику в России У. Черчилль, – что в течение этого года мы сражались за русских белогвардейцев. Напротив, русские белогвардейцы сражались за наше дело».
То, что внешнее вмешательство не ограничивается исключительно прямыми действиями вооруженных сил, наглядно иллюстрируют современные гражданские войны. За спиной противоборствующих армий чаще всего стоят внешние акторы, политически режиссирующие происходящие процессы. Так и в Гражданской войне в России Запад использовал различные форматы борьбы:
– военный инструктаж;
– финансовую поддержку сторон конфликта, кредитование;
– поставки вооружения;
– политическое давление;
– экономическое давление (установление санкций);
– информационную войну.
Принимая во внимание объем этого внешнего участия, еще неизвестно, приобрела ли бы Гражданская война такой размах, если бы не целевые попытки Запада решить «русский вопрос».
 
 РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ 
 
Планы союзников по разделу и колонизации России были гораздо глобальнее, чем требования немцев на Брестских переговорах. От Антанты исходила более серьезная угроза для российской государственности, нежели от Германии. Для белых главковерхов не являлось секретом англо-французское соглашение от 23 декабря 1917 года (подтверждено 13 ноября 1918 года) о разделе зон влияния в России: Великобритании предоставлялись Северный Кавказ, Дон, Закавказье и Средняя Азия; Франции – Украина, Крым, Бессарабия; США и Японии – Сибирь и Дальний Восток. Японское правительство не скрывало своих замыслов по отторжению от России Дальнего Востока. Даже греки в рамках концепта «Великой идеи» (греческого панэтнизма) выдвигали претензии на российские территории в Причерноморье, в частности на Одессу.
Станция обозерская Мурманской железной дороги, взорванная интервентами / РИА Новости
 
«Интервенция – единственное средство защиты британских интересов в России», – признавался Брюс Локхарт – легендарный английский разведчик, глава специальной миссии Великобритании при советском правительстве.
А вот свидетельство Жозефа Нуланса – посла Французской республики в России: «Наша интервенция в Архангельск и в Мурманск оправдала себя результатами, которых мы добились с экономической точки зрения. Вскоре обнаружится, что наша промышленность в четвертый год войны нашла дополнительный ценный источник сырьевых материалов, столь необходимых демобилизованным рабочим и предпринимателям. Все это благоприятно отразилось на нашем торговом балансе». Посол Франции признается, что экономическое положение его страны было улучшено за счет разграбления России. Очевидно, что государства, организовавшие такое разграбление, согласно нормам международного права, обязаны возместить ущерб, да еще и с процентами.
Признание со стороны третьего из основных субъектов Антанты – Соединенных Штатов Америки, сделал Уильям Буллит, советник американского президента Вудро Вильсона: «Свергнуть Советское правительство можно, только окончательно разрушив страну и шагая «через трупы простых русских людей», но даже после этого любое иное правительство сможет держаться в стране только на иностранных штыках». В понимании Буллита большинство населения поддерживает советскую власть. Но, тем не менее, США участвует в военной интервенции и действует против этого большинства. Трупы простых русских людей тоже были, и немало.
 
 ЗВЕРСТВА ОККУПАНТОВ 
 
Особый кровавый след в событиях столетней давности в России оставил Чехословацкий корпус. Известно, какое значение в антироссийской пропаганде в Чехии и на Западе в целом имеет подавление советскими войсками в 1968 году Пражской весны. Но до 1968-го был 1918 год. И фактически бескровная операция войск Варшавского договора в 1968 году не идет ни в какое сравнение с кровавыми злодеяниями чехов в России в 1918-м. Вот свидетельство одного из очевидцев: «Это был поистине безудержный разгул победителей. Массовые расстрелы не только ответственных советских работников, но и всех, кого подозревали в признании советской власти, производились без суда, – и трупы валялись по целым дням на улице». «Раненых, – вспоминал вхождение чехов в Казань другой очевидец, – зверски добивали… Это было похоже на пир дикарей, справляющих тризну на трупах побежденных».
А вот приводимое в книге В. Галина «Интервенция» свидетельство о взятии Чехословацким корпусом Троицка: «Около пяти часов утра 18 июня 1918 года город Троицк был в руках чехословаков. Тотчас же начались массовые убийства оставшихся коммунистов, красноармейцев и сочувствующих советской власти. Толпа торговцев, интеллигентов и попов ходила с чехословаками по улицам и указывала на коммунистов и совработников, которых чехи тут же убивали. Около 7 часов утра в день занятия города я был в городе и от мельницы к гостинице Башкирова, не далее чем в одной версте, насчитал около 50 трупов замученных, изуродованных и ограбленных. Убийства продолжались два дня, и по данным штабс-капитана Москвичёва, офицера гарнизона, число замученных насчитывало не менее тысячи человек». Сегодня многие историки, в том числе и западные, пишут, что с действиями в России Чехословацкого корпуса, взятого на службу и материальное довольство Франции, увязывались перспективы создания независимой Чехословакии. И менее чем через полгода после начала мятежа Чехословацкого корпуса Чехословакия была действительно создана, исходно позиционируясь как демократическое правовое государство.
Не отставали от чехов в жестокости и другие. Творимые японцами зверства на Дальнем Востоке ничем не отличались от того, что они будут совершать во время Второй мировой войны в Китае и что потом будет осуждено на Токийском процессе (аналог Нюрнбергского процесса над японским милитаризмом).
А вот свидетельство о «цивилизаторской миссии» в России американских интервентов полковника армии США, сетовавшего, что его солдаты «не могли уснуть, не убив кого-нибудь в этот день». «Когда наши солдаты брали русских в плен, они отвозили их на станцию Андрияновка, где вагоны разгружались, пленных подводили к огромным ямам, у которых их и расстреливали из пулеметов», – вспоминал он. Во время одного из таких эпизодов «было расстреляно 1600 человек, доставленных в 53 вагонах».
Японские интервенты на улицах Владивостока, 1918 / ТАСС
 
О том, что Запад ведет борьбу не против большевизма, а против России как таковой с запозданием начинают понимать и убежденные противники советской власти, представители Белого движения. К лидеру кадетов Павлу Милюкову такое прозрение приходит самое позднее к началу 1920 года, когда он писал из Лондона графине С.В. Паниной, находящейся в расположении Белой армии на Дону: «Теперь выдвигается в более грубой и откровенной форме идея эксплуатации России как колонии (ради ее богатств и необходимости для Европы сырых материалов)». «Военная помощь иностранцев, – констатировал он чуть позже в анализе итогов интервенции в Россию, – не только не достигла цели, но даже принесла вред: всегда и всюду иностранцы оказывались врагами не только большевизма, но и всего русского».
 
СИНДРОМ ОТЛОЖЕННОГО ДЕЙСТВИЯ 
 
Казалось бы, сегодня в условиях новой холодной войны было бы целесообразно обратиться к этим страницам истории, предъявить очевидные свидетельства антироссийских злодеяний. Однако этого не происходит. Причины обнаруживаются в сохраняющихся установках антисоветизма, выработанных еще 1990-е годы. Реинкарнированная сегодня вражда с Западом оказывается в рамках этого подхода менее принципиальной, чем тотальная дискредитация большевиков. Соответственно, признать, что борьба Запада с большевизмом была его борьбой с Россией, а большевики оказывались защитниками российской цивилизации, означало бы начать ревизию всего прежнего антисоветского багажа.
На разрывах национальное историческое сознание выстроить невозможно. Нам крайне необходимо иметь объективную и преемственную историю российской цивилизации. И в рамках этого исторического преемства советский период есть одна из фаз цивилизационного существования нашей страны. Если встать на эту точку зрения, иностранная военная интервенция оказывается именно тем, чем она и являлась – войной против России, прямо изобличающей враждебные намерения Запада и консолидирующихся вокруг него сил.

поделиться: