ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Вот это номер!

Опубликовано: 21 Ноября 2018 12:50
0
838
"Совершенно секретно", No.7/408, июль 2018
«Мерседес» Президента Российской Федерации Бориса Ельцина
«Мерседес» Президента Российской Федерации Бориса Ельцина
Фото: РИА "Новости"

 

Как правило, автовладельцы считают государственный регистрационный знак, установленный на их машине, её составной частью. Ещё Антон Павлович Чехов заметил, что «в человеке всё должно быть прекрасно». В автомобиле – тоже. Вот и стали наши граждане с определённых времён стремиться к тому, чтобы их «железные кони» получили «красивые» номера. И желательно не просто имеющие симпатичное сочетание букв и цифр, но и дающие какие-либо преимущества (официальные либо нет) перед другими, менее удачливыми участниками движения.
 
Сегодняшние реалии таковы, что особо интересные, с точки зрения автовладельцев, номерные знаки могут стоить на чёрном рынке дороже автомобилей, на которых они установлены. В СМИ и на различных интернет-сайтах время от времени появляются статьи о том, как те или иные жестянки становились ценными, какие они давали преимущества перед другими водителями, каким ведомствам, организациям и частным лицам принадлежат. Есть и многочисленные таблицы, которые якобы расшифровывают истинную принадлежность той или иной «сек-
ретной» или «специальной» серии. На самом деле разбираться в десятках тысяч «интересных» номеров – задача неблагодарная и трудновыполнимая. 
Цель этой статьи – попробовать в разрезе новой и новейшей истории нашей страны исследовать вопрос о том, как магия цифр (и букв тоже) влияла на организацию дорожного движения, какие номера были самыми модными и желанными и откуда вообще появлялись «спецсерии» и «спецзнаки». Повторяю, написать обо всех интересных для читателя сериях и номерах – задача неподъёмная, но некоторые правдивые истории о вожделенных номерных знаках мы вам расскажем.
 
У ЦАРЯ «БЛАТНЫХ» НОМЕРОВ НЕ БЫЛО
 
Первые автомобильные номера появились в России ещё в начале прошлого века. Они представляли собой жестяную табличку с трёхзначным номером. Выдавались они городской управой строго в порядке очереди, а если быть более точным, то по мере регистрации новых автомобилей. А затем таблички ежегодно менялись. Номеров вполне хватало, поскольку легковых авто было немного, да и регистрировались они лишь в крупных городах. К 1914 году в нашей стране официально передвигалось более 2000 машин. Среди них был и «Роллс-ройс», на котором впоследствии ездил основатель ленинизма. Его регистрационный номер был 236.
Не номер красит владельца, а владелец – номер. «Запорожец» Президента России Владимира Путина / Сергей гунеев/«риа новости»
 
Автомобили Его Императорского Величества гаража в 1911 году получили первые спецзнаки – синюю табличку формата А4 с силуэтом короны. Но на сам автомобиль государя такие знаки не устанавливались.
Потом пришли большевики. В 1920 году Ленин подписал декрет «О номерных знаках». Передний номер надлежало прикреплять на левом крыле, а задний на специальной стойке не выше аршина от земли. Машин стало больше, и числа, соответственно, использовались четырёх- и пятизначные. А в 1931–1932 годах к ним добавились и буквы. На белом фоне чёрные символы типа Г-00-01. Правда, по какой-то причине новшество не прижилось, и уже через пару лет появились номера с названием региона выдачи. Если слово «Москва» на знаке умещалось полностью, то другим названиям городов везло меньше. Например, ленинградский номер выглядел так: сверху цифры, скажем, 2-44-00, а снизу надпись: Лен-град». Но и эти номера очень быстро поменяли, и в 1936 году регион впервые зашифровали в сочетании букв. Грузия, например, получила буквы ГА, а Москва – номера, начинавшиеся с буквы М. Частных машин в столице то время было немного, и их номера начинались на МИ. Остаётся добавить, что номера стали чёрными, символы – белыми, а количество цифр равнялось четырём.
Первые серии специальных номеров в СССР появились ещё в довоенные времена. Например, в 1939–1941 годах автомобили Красной Армии получили номера с буквой А и пятью цифрами. 
А номера правительственных автомобилей начинались с букв МА. Естественно, ни о каких регистрационных действиях с установкой правительственных номеров на частные машины и речи быть не могло. Равно как и в 1946–1959 годах, когда автомобили высокопоставленных чиновников получали московские номера серий МА, МЩ и ЭО. Интересно, что если выдача армейских регистрационных знаков регламентировалась приказом наркома обороны, то «спецсерии» в сталинские времена формировались без всяких письменных документов. Во всяком случае, до настоящего времени о таких документах ничего не известно.
В 1946 году началась настоящая «номерная реформа». Во время войны многие регистрационные знаки, равно как и документы, были утеряны, к тому же нужно было легализовать многотысячный парк трофейных автомобилей. И тогда появились новые номера жёлтого цвета с чёрными символами и чёрные номера с белыми буквами и цифрами для служебного транспорта. В Москве, кстати, до середины 1950-х разрешалось иметь только один, задний номер. На самом деле же некоторые правительственные автомобили имели только один задний номер вплоть до горбачёвской перестройки. Я вырос в центре Москвы, на Смоленской площади, и много раз видел в арбатских переулках, особенно на Сивцевом Вражке, где была расположена поликлиника 4-го Главного управления при Минздраве СССР, или в Плотниковом переулке, где была построена гостиница ЦК КПСС «Октябрьская», автомобили «Чайка» ГАЗ-13 с одним задним номером. Несколько лет назад, не доверяя собственной памяти (а вдруг?), я спросил у бывшего начальника Гаража особого назначения Юрия Павловича Ланина, существовала ли такая прак-
тика, и он подтвердил мне, что «Чайки» с «голым бампером» разъезжали в Москве вплоть до середины 1980-х годов.
А чёрными в конце 1950-х стали все номера, за исключением тракторных, оставшихся жёлтыми. Кстати, пару недель назад, проезжая по Садовому кольцу, я заметил «Волгу» ГАЗ-21 с чёрными номерами. Автомобили с такими номерными знаками, если кто не помнит, имели четыре цифры и три буквы.
Очередная «знаковая реформа» была проведена в начале 1980-х годов. Летом 1980 года в столице появились многочис-
ленные автобусы с белыми номерами серии ОЛМ и автомобили такси салатового цвета с белыми же номерами серии МЕБ и надписью «Подольск» на передних дверцах. После Московской Олимпиады все номера были заменены на обычные, но через год началась массовая замена чёрных жестянок на новые, белые. При этом частные автомобили получали номера, начинавшиеся с букв (например, а0001МО), а государственные – с цифр типа 0001 МОК. И наконец, 30 июля 1993 года вышел приказ министра внутренних дел России Виктора Ерина о введении современных номеров, которые, кстати, производились по французскому образцу.
И ещё одна небольшая деталь: до середины 1990-х годов все номерные знаки изготавливались заключёнными. В упомянутом приказе Ерина есть такой пункт: «Главному управлению исполнения наказаний (Калинину Ю.И.) обеспечить переориентацию подведомственных учреж-
дений, осуществляющих производство регистрационных знаков, на выпуск данной продукции в соответствии с требованиями ГОСТ Р 50577-93, получение соответствующих лицензий и утверждение образцов-эталонов».
С 1960-х годов появились новые серии номеров, которые давали возможность достаточно чётко определить статус автомобиля, на котором они устанавливались. Например, Гараж особого назначения (ГОН), обслуживавший первых лиц государства и других высокопоставленных персон, получил в своё распоряжение самую известную серию МОЛ. И в чёрном, и в белом варианте эти номера, в брежневские времена имевшие шутливую расшифровку «Мы охраняем Лёню», было невозможно ни купить, ни установить на частные автомобили. Равно как и правительственные номера серии МОС, про которые в народе даже сочинили одностишие, одновременно служившее инструкцией для сотрудников ГАИ: «В машину МОС не суй свой нос!»
Но машины первых лиц государства и большинства охраняемых лиц, что показательно, в те времена вообще не имели каких-то специальных номеров. Мы беседовали на эту тему с уже упомянутым Юрием Ланиным, в прошлом начальником Гаража особого назначения, служившим в органах госохраны с 1963 по 1992 год. Он рассказал, что серия МОЛ в основном стояла на «Волгах», которые обслуживали руководство 9-го управления КГБ и семьи охраняемых лиц. Представители сановных семейств считали престижным получить номер с нулями впереди. И получали. Руководство «девятки» тоже использовало номера с первыми цифрами 00, но начиная с 00-30 и дальше. На личные автомобили эта серия в то время не устанавливались. 
Если кто-то помнит художественный фильм 1992 года «Серые волки», посвящённый свержению Хрущёва, то в нём есть несколько киноляпов. Например, сын Хрущёва Сергей разъезжает в 1964 году на «Волге» с государственным регистрационным знаком серии МОЛ. Такого быть, судя по рассказу начальника ГОНа, просто не могло. Машина могла быть только с водителем из спецгаража. В этом фильме, кстати, не один «автомобильный» ляп. В сцене встречи Хрущёва по возвращении из Пицунды, в его кортеже показаны несколько «Волг» ГАЗ-24. В октябре 1964 года их просто не было! ГАЗ-24 в действительности начали выпускать лишь через пять лет после показанных в фильме событий.
Что же касается серии МОС, то она, по словам Ланина, была распределена по различным ведомствам. Чёрные номера образца 1959 года были и в ЦК КПСС, и в Совете Министров СССР. Их цифровая комбинация давала знающим людям понять, чья машина едет… А вот когда я спросил Юрия Павловича о том, какие номера использовались на машинах первых лиц и оперативном транспорте, он ответил следующее: «На этих машинах были самые незапоминающиеся, путаные номера, без всяких нулей или одинаковых цифр. Сначала, правда, они использовались только из «наших» серий типа ММА. Мы между собой называли их «кривые». Всё это, конечно, относилось к сфере обеспечения безопасности. А по большому счёту мы могли использовать любые номерные знаки…»
 
МИЛИЦИЯ, КОСМОНАВТЫ И ХОККЕИСТЫ
 
В 1960-е – 1970-е годы появились и другие спецсерии. Например, московская милиция использовала номера серии МКМ, что расшифровывалось как «Московская краснознамённая милиция», ММЖ и другие, а в КГБ использовались несколько серий типа ММА, ММБ, ММВ, ММГ, ММС и др.
Но именно в те времена появились, так называемые блатные номера на частных машинах. Они, правда, крайне редко выдавались из спецсерий (я помню только «Волгу» нашего знаменитого хоккеиста Александра Якушева с буквами из «милицейской серии», и автомобильные номера некоторых других игроков сборной СССР). Хоккеисты, которые в те времена были настоящими национальными героями, как правило, получали регистрационные знаки, символизирующие номер, под которым они выходили на лёд. У Александра Мальцева в середине 1970-х на серой «Волге» был чёрный номер 
00-10 МОИ, у Валерия Харламова 00-17 ММБ, у Александра Рагулина 00-05, а вот молодому Владиславу Третьяку получить «двадцатку» поначалу не удалось, и его первая «Волга» была с чёрным номером 00-52 (по аналогии с 1952 годом – годом его рождения). На «Волге» с чёрным номером 00-17 ММБ Валерий Харламов и разбился в августе 1981 года.
После введения новых номерных знаков в 1981 году буквенные сочетания спецсерий в основном сохранились. Никаких специальных инструкций и тем более законодательных актов на эту тему не издавалось. Просто «государственные» серии МОЛ, МОС, ММД, ММГ, МКМ и некоторые другие не выдавались теперь частникам.
Валерий Харламов и администратор хоккейной команды ЦСКА около того самого автомобиля, на котором в августе 1981 года разбился великий хоккеист / Любовь Алексеева/uraldaily.ru
 
Исключением были космонавты, специально для личных автомобилей которых была выделена особая «подмосковная» серия ММО, по виду напоминавшая номера не частных, а государственных автомобилей. Номер, как правило, соответствовал порядковому номеру полёта. После пребывания на орбите они, как правило, получали в подарок «Волги» вместе с номерами. А потом их перевешивали на следующие машины. У Валентины Терешковой, к примеру, был белый «Мерседес» с номером 0006 ММО, у Алексея Леонова – машина с номером 0011, сначала «Волга», а потом «Мерседесы» E- и S-класса, у Евгения Хрунова – «Волга» с номером 0015 и так далее. 
Несколько лет назад, паркуясь около здания Совета Федерации, я видел чёрный «Мерседес» w 221 с белыми номерами 0011 ММО образца 1981 года, и у меня были самые серьёзные подозрения относительно того, что это был автомобиль Алексея Архиповича… Единственным «некосмонавтом», который обладал в 1970-е годы «космическим» номером, был Юрий Никулин, который выбрал номер 0013 ММО (его звёздные «братья и сёстры» не хотели брать из суеверия). Несуеверный Никулин был «наказан» судьбой – в 1982 году его «Волгу» угнали, причём так и не нашли.
В 1980-е годы стало легче определять принадлежность автомобилей с номерами спецсерии МОС. К примеру, с цифр 04 начинались номера машин фельдъегерской службы, обслуживавших 
Первая «Волга» Владислава Третьяка. Номер 00-20 ему получить не удалось, поэтому 
он выбрал цифры, созвучные его году рождения (1952) / Дмитрий Донской /«риа новости»
 
ЦК КПСС, с пятёрки – инструкторов ЦК, с 11 – министерские автомобили, с 16 – машины 4-го Главного управления при Минздраве. Даже редакции популярных газет получили такие номера. Например, за «Московским комсомольцем», в котором мне довелось работать, были закреплены машины 1430, 1431 и 1432 МОС.
В смутные времена начала 1990-х годов появилась настоятельная необходимость в очередной реформе. В первую очередь это было вызвано тем, что про-
изошёл распад СССР, и поэтому единая система регистрации автотранспорта приказала долго жить. Сначала постепенно была изъята серия МОС, как связанная с ЦК КПСС, но «комитетовские» и «милицейские» серии оставались. Правда, они постепенно стали перекочёвывать и на частные автомобили либо автомобили, принадлежавшие коммерческим структурам: банкам, различным ООО и пр. Например, только вышедший из тюрьмы зять Брежнева Юрий Чурбанов, с которым мы дружили много лет, ездил в 1996 году на «Вольво» с номером серии МОЛ, который был оформлен на фирму «Росштерн». Что уж говорить о менее известных, но более состоятельных гражданах.
 
О «ФЛАГАХ», АМР И ЕКХ
 
Но настоящий период расцвета специальные, околоспециальные, «блатные» и просто «красивые» номера стали переживать с 1994 года, когда система регистрации в очередной раз была реформирована. Вот тогда и появились у нас первые официальные «не такие, как у всех» государственные регистрационные знаки. Думаю, что наши читатели ещё помнят множество автомобилей, у которых вместо номера региона красовался большой флаг Российской Федерации. В приказе министра внутренних дел специально оговаривался порядок выдачи этих номеров: «Выдача регистрационных знаков… с изображением вместо кода региона регистрации и надписи RUS Государственного Флага Российской Федерации осуществляется только аппаратом Главного управления ГАИ МВД России по особому распоряжению».
Поначалу все благие намерения реформаторов соблюдались. Первая партия спецномеров была распределена следующим образом: серия А***АА была закреплена за Главным управлением охраны РФ, серия В***АА – за президентской администрацией, А***АВ – за правительством, а серия Р***АА – за региональными структурами.
Космонавт Алексей Архипович Леонов пользовался номером 0011 ММО и тогда, 
когда практически все номера этого стандарта были изъяты / Из архива автора
 
Сотрудники Госавтоинспекции поначалу необдуманно и опрометчиво останавливали «флаговые» автомобили за нарушения и просто для проверок. Пришлось новому министру внутренних дел Куликову издать в марте 1997 года приказ МВД № 138, который прямо предписывал сотрудникам ГАИ «оказывать содействие в безопасном передвижении автомобилей с особыми государственными регистрационными знаками». Отныне даже без мигалок эти машины становились «неостанавливаемыми», хотя формального указания на это в приказе не было. Пять лет спустя, когда началась очередная кампания по борьбе с мигалками и спецномерами, новый министр внутренних дел Борис Грызлов отменил упомянутый приказ. После этого за центральным аппаратом МВД, кстати, была закреплена серия А***МР77. А космонавтам в это время начали выдавать вместо номеров серии ММО новые знаки Т***МР77. 
Но вернёмся к «флагам». В январе 1996 года вышло постановление российского правительства № 3 «Об упорядочении использования специальных сигналов и особых государственных регистрационных знаков на автотранспорте». Изменения в него вносились иногда по несколько раз в месяц, например 4 февраля, 
14 февраля, 1 марта, 15 марта, 7 мая, 
28 августа, 29 декабря 1997 года, 10 августа 1998 года… В результате количество спецномеров стало расти. Появились новые серии А***АТ, Т***ТТ «флаг». Особенно популярной у состоятельных и известных людей стала «резервная серия особых государственных знаков» К***РР. Её даже прозвали «коммерческим резервом России». Первая сотня, правда, была выдана государственным структурам. Хотя с номером К033РР неоднократно видели машину Никиты Михалкова. А вот начиная с двухсотого… особые регистрационные знаки получили «Газпром» и «Лукойл», Сбербанк и Внешторгбанк, Группа «МОСТ», частные охранные предприятия и владельцы структур, управлявших Черкизовским рынком. 
Были введены «депутатские» серии, новые серии для регионов. Депутаты Госдумы и члены Совета Федерации имели право оформить номера с «флагом» на свой личный автомобиль. Некоторые из них «покупали» автомобиль у страждущего бизнесмена, устанавливали на него спецномера, а этот самый бизнесмен за каких-то 30–40 тысяч долларов в год ездил на такой машине по доверенности. И всё это безобразие продолжалось до 1 февраля 2007 года, когда все «флаги» были отменены. Бывший начальник ГОНа Юрий Ланин, кстати, оценивал затею с выдачей «флаговых» номеров как противоречащую нормам обеспечения безопасности: «Номера охраняемых лиц должны быть самыми неприметными, – сказал он, – правильно, что все эти «флажки» изъяли и порезали!»
Было запрещено также использовать на машинах без цветографической окраски синие милицейские номера. Помню две истории с синими номерами. Ранней весной 1999 года, когда они только-только появились у руководящего состава МВД, еду я по Симферопольскому шоссе в районе Подольска. Меня обгоняет машина замминистра внутренних дел России Владимира Борисовича Рушайло, с которым мы за год до этого вместе работали у председателя Совета Федерации Егора Семёновича Строева. Машина Рушайло с новенькими синими номерами передвигалась почему-то без сопровождения. Проходит пара минут, и я вижу картину: автомобиль замминистра стоит, а перед ним милицейские «Жигули» с работающими спецсигналами. И бравого вида гаишник с решительным видом направляется к машине высокого начальника. Я не стал останавливаться и проехал дальше, представляя себе, на какие неприятности нарвался сотрудник, остановивший автомобиль будущего министра внутренних дел…
Другая история из того же 1999 года связана с известным в Москве мошенником Михаилом Давидовичем (он же Эркин Джумалиев). Знаю о нём не понаслышке, поскольку Давидович на заработанные в ходе своих афер деньги одно время частично финансировал хоккейный клуб МГУ, в котором я был вице-президентом. Миша всегда приезжал на «Мерседесе» или «Ауди» с «флаговыми» номерами. Я, заподозрив неладное, «пробил» эти автомобили. Один из них был «приписан» к Управлению делами президента, другой – к Администрации президента. Выяснилось, что Миша просто нелегально арендовал их, из расчёта 200–300 долларов за поездку. А потом, когда его деятельность в хоккейном клубе МГУ закончилась, он много раз звонил мне и просил «посодействовать» в получении синих номеров. «Мечта у меня такая, – говорил он, – едешь, и никто не имеет права тебя тормознуть…»
Самое любопытное – то, что Миша чуть-чуть не успел попасть в «струю», когда за приличные деньги можно было через службу вневедомственной охраны раскрасить свой джип в милицейские цвета, повесить синие номера и спецсигналы (совершенно официально, за 30–40 тысяч долларов в год) и ездить куда угодно и как угодно. Не успел потому, что попал под следствие и был осуждён.
Кстати, у него нашли множество качественно подделанных удостоверений госструктур, а также предписания на транспортные средства, дававшие право беспрепятственного проезда (тоже фальшивые). Выйдя из тюрьмы Миша пересел на скромный «Мерседес» с номерами московской серии ООО (по старой схеме в важных случаях арендовал и «Мерседес» с номерами АМР и мигалкой), снял офис около Минобороны и стал, в зависимости от ситуации, выдавать себя то за генерала СВР, то за советника вице-премьера российского правительства Виктора Зубкова, то за фээсбэшного куратора депутата Николая Валуева (предъявляя качественно сделанные удостоверения, конечно). Очередной виток его похождений закончился в 2011 году четвёртой судимостью.
О судьбе «флагов» и «синек» сегодня знают уже все: первые были уничтожены, а вторые запрещены к коммерческому использованию и вообще к использованию на автомобилях без специальной цветографической окраски.
Пришлось возвращаться к старому забытому подзаконному методу: спецсерий нет, а номера есть! Первыми сориентировались депутаты Госдумы. Прямо в здании на Охотном Ряду начался обмен «флаговых» номеров на номера новой серии Е***РЕ. Журналисты тут же «расшифровали» их как «Единая Россия» едет». Московская милиция получила серии А***КР177 и им подобные. Правда, эта замена номеров стала достоянием гласности, и пришлось регистрационным подразделениями начать выдавать милиции наряду с КР и обычные номера.
Но такой порядок не касался по крайней мере одной серии номеров, которая распределена по различным государственным структурам. Автомобили с номерами серии А***МР97 принадлежат совершенно разным организациям. Некоторые из них прикреплены к своим «хозяевам» и обслуживают только их. Больше всего номеров этой серии – две с лишним сотни – у Федеральной службы безопасности. Более ста номеров у Министерства внутренних дел, примерно столько же у Генеральной прокуратуры и Следственного комитета. По нескольку десятков таких номерных знаков на машинах ФСО, Минобороны, фельдъ-
егерской службы. Есть автомобили с этими госномерами в Министерстве иностранных дел, у руководства судебной власти, других чиновников высокого ранга. По два номера отдаются в регионы – губернаторам и руководителям законодательных органов. Есть такие машины в Госдуме, Совете Федерации, у министров, руководителей аппарата правительства и Администрации президента. Несколько машин были 
закреплены за руководителями телерадиокомпаний и крупных госкорпораций. Сейчас это практически единственная «неприкасаемая» серия номерных знаков, используемая разными структурами. 
Забавная история произошла несколько лет назад, когда по недосмотру (в чём я сильно сомневаюсь) «ушёл» на сторону номер А082МР97. Житель Подмосковья Олег Быченков выставил на продажу десятилетний автомобиль «Ауди А8», который он выкупил у Министерства туризма за 600 тысяч рублей. Вместе с автомобилем мужчине достались и номера 
А082МР 97. Решив продать автомобиль, владелец иномарки оценил товар в 10 миллионов рублей, однако из-за проявленного к блатному госзнаку интереса цена выросла до 15 миллионов. Я считаю, неплохой бизнес – заплатить за машину с номерами 600 тысяч рублей и получить прибыль в 14 с половиной миллионов…
Ещё есть серия номеров, которые формально не дают никаких преимуществ в передвижении (если едут без спецсигналов, конечно). Но автомобили с этими номерами московского региона сотрудники полиции могут остановить лишь в редчайших случаях. Сначала появились номера Е***КХ77. Сейчас они полностью изъяты и заменены на регионы 97, 197, 177. Люди несведущие утверждают, что все эти номера закреплены за Федеральной службой охраны. Открою страшную тайну: это не так, номерами этих серий пользуются и другие организации. Но никто и никогда не подтвердит вам официально, к какому ведомству приписана та или иная машина. На автомобилях частных лиц данных номеров нет. 
Номера эти никогда никому не продаются, их водители обычно тщательно соблюдают правила, и за всем служебным транспортом установлен строжайший контроль. Лет десять назад была одна история о том, как раскрыли банду, изготовлявшую спецномера-двойники и документы к ним. Граждане создавали копии государственных регистрационных знаков реально существующей машины, готовили «пакет документов», начиная с разрешения на спецсигналы и заканчивая поддельным служебным удостоверением реально существующего чиновника. Затем всё это хозяйство продавали по цене от 30 до 100 тысяч долларов. Оставалось только подобрать модель машины и спокойно ездить, не обращая внимания на гаишников. И всё сходило бандитам с рук, пока они не изготовили «двойника» автомобиля ФСО. Не буду раскрывать все секреты спецслужб, но их совместными усилиями машина была вычислена, задержана, а потом были выявлены, пойманы и осуждены несколько десятков участников преступной группы.
Любопытно, но во многих регионах номера Е***КХ спецслужбы также используют на вполне официальных началах. В апреле нынешнего года я, отдыхая в санатории Управления делами Президента РФ «Сочи», лично видел въезжающий в ворота правительственной резиденции автомобиль «Ауди» с мигалкой и номерами Е***КХ 23 региона (Краснодарский край)…
 
«ТРИ ОЛЬГИ», «ТРИ АННЫ» И ТАК ДАЛЕЕ…
 
А теперь о сериях «околоспециальных». Скорее всего, инициатором их появления в 1994 году стал начальник управления ГАИ МВД РФ Владимир Фёдоров. Во всяком случае, в годы его руководства главным гаишным ведомством, в Москве, как утверж-
дают, была запланирована выдача номеров серии О***ОО77 для машин одной из спецслужб. Но чекисты решили, что лучше иметь неприметные серии, и «три Ольги» (так их зовут гаишники) «зависли». После некоторого раздумья Главное управление ГАИ МВД стало выдавать эти номера «особо приближённым» к власти. 
Сам Фёдоров получил на собственную «Ниву» номер О070ОО77, а на «Жигули» – О100ОО77. Любопытна судьба номера О070ОО, который перекочевал сначала на «Гелендваген» Фёдорова, а затем на «Бентли» некой дамы… Начальник Уголовного розыска Владимир Колес-
ников в те времена поставил на личную «Волгу» номер О003ОО77, а Президент России Борис Ельцин скромно зарегистрировал БМВ 750 (серый, как у Джейм-
са Бонда) с номером О065ОО77. Такие номера получили члены Общественного совета ГАИ, в том числе их установил на две свои машины мой тогдашний коллега, в то время генеральный директор газеты «Совершенно секретно» Пётр Гладков. Другой мой приятель, Эдик, руководивший овощной базой, а потом торговавший цементом, тоже получил на свою БМВ 730 «три Ольги» и заламинированную картонку, свидетельствующую о близости к ГАИ. В общем, идея выделить «псевдоспецномера» нашла в массах широкий отклик. Такие номера были и у певца Александра Малинина, и на «Бентли» Максима Галкина.
На мой взгляд, самыми «крутыми» и самыми заслуженными были единственные в своём роде номера, которые начальник Госавтоинспекции генерал Фёдоров подарил на день рождения Юрию Никулину, официально зарегистрировав их. Номера были достаточно информативными – «Ю. Никулину 75». В 1997 году несколько раз видел «Мерседес» 
w 126 Юрия Владимировича с этими номерными знаками на Большой Бронной, около его дома. За рулём, правда, сидел не великий актёр, а его водитель. 
Но вернёмся к пресловутым «трём Ольгам». В провинции, кстати, они пользовались авторитетом не везде. Как-то раз в 1996 году я вёз на своём «Мерседесе» моего большого друга, тогдашнего начальника УВД Орловской области Илью Петровича Савченко. И вдруг на Кутузовском проспекте он видит такую картину: следующий впереди нас БМВ разворачивается через две сплошные линии на глазах у гаишника, а тот – ноль внимания. Илья Петрович спрашивает меня: «Что это у вас за сотрудники такие?» Я ему отвечаю: «А ты номера на БМВ видел, серии ООО?» Потом милицейский генерал долго расспрашивал меня про эти номера, вспоминал, что видел КамАЗ орловского региона с номером О00100. Спросил меня и о том, какое сочетание цифр нравится мне. Я сказал: 007. Через пару недель меня пригласил начальник орловской ГАИ и, забрав мои «жестянки», вручил мне региональные номера О007ОО, которыми, кстати, я пользуюсь уже больше 20 лет…
Не могли остаться в стороне от процесса «нумеризации» и московские власти. Правительство Москвы получило доступ к серии А***МО с кодами региона 77 и 99. Несколько сотен таких номеров были закреплены за мэрией, остальные установили на личные машины друзья и родственники Юрия Лужкова и другие руководители города. Некоторые серии, которые поначалу принадлежали силовикам и службам спецсвязи, такие как «три Семёна» или «три Анны», со временем стали доступными для известных или очень состоятельных граждан. Например, номер А001АА77 был закреплён за БМВ бывшего президента Адыгеи Хазрета Совмена, табличка с сочетанием А001АА97 стояла на «пульмане» Аллы Пугачёвой, а её бывший супруг Филипп Киркоров получил в своё время регистрационный знак А777АА97…
В каждом регионе есть свои «неприкасаемые» номера. Где-то они похожи на московские, где-то власти предержащие придумывают свои местные «суперсерии». Я помню, как на посту ГИБДД в Тульской области видел (дело было в середине 1990-х) висевший на стене список местных номеров, машины с которыми не рекомендовалось останавливать. Но сейчас и «спецсерий», и «списков» постепенно становится всё меньше. Впрочем, количество «интересных» номеров не уменьшается, только они «в случайном порядке» изредка начинают попадать обычным гражданам. Летом 2008 года были внесены изменения в правила регистрации транспортных средств. Ими запрещено резервирование отдельных серий или сочетаний символов. Всё это направлено на то, чтобы искоренить коррупцию в милицейских рядах. Ну а побочным эффектом, как считают разработчики изменений, может стать снижение значимости «красивых» номеров.
Эти безусловно замечательные идеи напомнили мне, однако, попытки борьбы с «блатными» номерами в конце 1980-х годов, когда в Москве все номера, начинавшиеся с трёх нулей, устанавливали на машины инвалидов, как правило, «Запорожцы» с ручным управлением. В других регионах они ставились на мусоровозы, ассенизаторские машины и прочую спецтехнику. Но потом «красавцы с нулями» с пугающим постоянством постепенно перекочёвывали на автомобили владельцев коммерческих киосков, бандитов и прочих желавших выделиться граждан. Кто-то из древних мудрецов заметил, что вода всегда найдёт себе дорогу, даже камень она точит. А человек, он ведь при желании может вообще горы свернуть. Особенно человек со связями, деньгами и живущий у нас в России…
Бывший начальник ГОНа Юрий Павлович Ланин с автором на выставке, посвящённой юбилею Гаража особого назначения / Из архива автора
 
Небольшой экскурс в историю показывает, насколько непроработанным в те времена было законодательство и сколь вольную трактовку допускали подзаконные акты. Любопытно, что сокращение количества привилегированных автомобилей (в данном случае критерием было наличие мигалки) вроде бы никак не должно было повлиять на выдачу номерных знаков. Но оно косвенным образом осложнило работу спецслужб. 
После выхода правительственных постановлений 2001–2002 годов число мигалок резко пошло на убыль и более-менее стабилизировалось в 2009 году. Странное дело, именно тогда началась кампания по «охоте за мигалками». Одна известная радиостанция призвала всех посылать фото машин со спецсигналами на свой сайт, и довольно быстро выяснила, что таких автомобилей даже в столице значительно больше, чем официально объявленная тысяча. Выходит, дурило правительство нашего брата?
Скажу вам как специалист – наши ошибки часто происходят из-за элементарного незнания. Объясню, что я имею в виду. Не буду детализировать нынешний (ещё более строгий) порядок, но в своё время, когда оперативным службам выдавались так называемые предписания на транспортное средство (в просторечии спецталоны), в них указывалась информация только о марке и модели автомобиля, его цвете, годе выпуска и идентификационном номере. Для получения права использования мигалок на предписании ставился специальный штамп. Государственный регистрационный знак мог быть любым. И вот представьте себе картину: автомобиль «под прикрытием» с мигалкой и «кривым» номером с самым обычным сочетанием букв и цифр едет по Кутузовскому. Его фотографируют и размещают фото в Интернете. Авто засвечено. На следующее утро «опубликованный» в Сети номер либо откладывается, либо утилизируется, а машина выезжает из гаража с другим номерным знаком…
Чистая правда, что у спецслужб, решающих иногда очень сложные задачи, и сегодня есть не только оружие и средства связи, но и различные документы прикрытия, автомобили для решения особых задач и прочие необходимые для работы аксессуары. И использование специальных сигналов и различных номеров, как выглядящих «особыми», так и самых 
обычных, в данном случае просто часть их работы…
 

поделиться: