ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

НДС ударит по карману

Опубликовано: 16 Ноября 2018 08:55
0
711
"Совершенно секретно", No.8/409, август 2018
Фото: РИА "Новости"

 

НДС в России поднимают с 18 до 20 %. 24 июля 2018 года Государственная дума России приняла в последнем, третьем чтении законопроект № 489169–7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах». После утверждения в Совете Федерации и подписи президента этот документ станет законом, и ставка налога на добавленную стоимость в России поднимется до 20 %. Произойдет это событие 1 января 2019 года. По оценкам зависимых экспертов (не путать с независимыми), товары и услуги подорожают в среднем на 1–1,4 %. По факту – все же больше. Корреспондент «Совершенно сек­ретно» разбирался, какие налоги и взносы влияют на розничные цены в России. 
 
Оставим многочисленные нюансы системы налогообложения – поговорим только о базовых правилах и ставках. На примере кузницы и кузнеца – то есть производителя самой простой необлагаемой акцизами продукции.
Налоги – деньги, собираемые на функ-ционирование государственного аппарата. Когда армия и правоохранительные органы пытаются обеспечивать себя самостоятельно, ничего хорошего не получается. Управленцам тоже некогда за огородом ухаживать, да и гигантские богатства средневековых монастырей (идеологической службы государства) отнюдь не трудами монахов собраны. Хочешь жить без войны и ковать железо – заплати налог в государственную, а затем и в монастырскую казну.
Впоследствии – в основном через институт церкви – налоги начали играть иную важную роль. Именно из монастырской, а потом и из государственной казны понемногу стали финансироваться социальные программы: сперва помощь погорельцам и пострадавшим от неурожая, затем финансирование иных человеческих и общественных нужд (сгорела кузница – получи новую, но будь готов отдать долг и платить повышенный налог), и наконец дело дошло до современных чрезвычайно развитых систем государственной поддержки.
Знаете, что такое социальное государство? В странах Северной Европы более половины всех заработанных народом средств (до 60 % ВВП) попадает в бюджет и оттуда распределяется «по справедливости». Примерно так же обстояли дела и в Советском Союзе. Ведь когда-то вся страна жила социалистическим строительством, которое в конечном счете должно было привести нас к светлому коммунистическому будущему. Хочешь быть передовиком кузнечного производства – куй железо в три смены и будь доволен, что твоей кузницей владеет государство.
Современная Россия отличается исключительно низкой налоговой нагрузкой на граждан (плоская шкала подоходного налога 13 % с развитой системой вычетов) и весьма высокими налогами на предприятия. Однако расходы предприятий в итоге оплачивает все равно конечный потребитель. За продукцию кузницы он заплатит сполна, чтобы хватило на все.
Налоги, сборы, пошлины, платежи – прямо влияют на формирование конечной цены любого товара. Себестоимость продукции складывается из материальных издержек (кузнец купил металлическую болванку), амортизации оборудования (молот и наковальня не вечны, не говоря уже о фартуке с перчатками) и заработной платы (кузнец должен что-то получать, да и подмастерье тоже). А в розничной цене продукции, помимо себестоимости, присутствуют: а) прибыль кузницы и других причастных – в первую очередь, увы, перекупщиков и б) как раз налоговая нагрузка.
 
Повышение НДС в цифрах 
 
Налог на добавленную стоимость (НДС), как правило, наиболее серьезное обременение для покупателя; его доля в стоимости товара очевидна и прямо прописана в законе. Платит НДС покупатель, причем на всех стадиях производства товара. Кузнец купил болванку – платит НДС. Закупочная контора приобрела у него сделанный из болванки товар – заплатила НДС. Магазин приобрел товар у этого посредника – заплатил НДС. Конечный покупатель, как нетрудно догадаться, тоже платит НДС. Все – по 18 %, а с 1 января 2019 года – по 20 %.
Но все участники этой «пищевой цепочки», кроме самого первого и самого последнего, при расчетах с бюджетом имеют право вычесть из полученной при продаже суммы НДС уплаченную при покупке сумму. Поскольку цена при последовательных продажах практически всегда возрастает (появляется «добавленная стоимость»), то несложно подсчитать, что основная налоговая нагрузка ложится именно на конечного покупателя.
При этом законодательство и особенно его толкование в части НДС весьма сложны, существует множество льгот по уплате этого налога, что, в свою очередь, может приводить к определенным злоупотреб­лениям, особенно при возврате части НДС из бюджета, когда налоговые вычеты превышают требующуюся к уплате сумму.
Рост НДС с 18 % до 20 % в основном станет проблемой покупателя. Хотя предприниматели тоже немного ужмутся в доходах. Товары и услуги при этом отнюдь не подорожают на 2 %, как может показаться на первый взгляд. В самом деле, сейчас мы платим за товар 100 рублей и еще 18 процентов НДС, а будем платить 100 и 20. Рост со 118 до 120 рублей – это около 1,7 %. Тоже, конечно, неприятно. Но давайте надеяться, что и у нас, как в Северной Европе, когда-нибудь будет социальное государство. И тогда анонсированный рост доходов бюджета на 600 млрд рублей в год пойдет на благие цели. Легко подсчитать и реальный масштаб проблемы – новый налог обойдется среднему гражданину России в четыре с небольшим тысячи рублей в год, или 340–350 рублей в месяц.
Акцизы и НДПИ – без них государству никак 
Куда более значимой нагрузкой на розничную цену являются акцизы – впрочем, они применяются только к небольшой группе высокорентабельных товаров. По сути, это изъятие в пользу государства части (иногда львиной доли) прибыли. Акцизы в России распространяются на всю спиртосодержащую продукцию, кроме лекарств, на алкогольную продукцию, на табачные изделия, легковые автомобили и автомобильный бензин и т.д. Формально акцизы платит предприятие – производитель готовой продукции, фактически же они прямо вкладываются в цену товара.
Возьмем в качестве примера бутылку водки за 230 рублей. Специалисты Алкогольной сибирской группы рассчитали ее содержание следующим образом (от малого к большему):
– заработок производителя – 5 рублей;
– затраты на логистику – 5 рублей;
– НДС – 25 рублей;
– себестоимость бутылки водки, включая налог на прибыль – 35 рублей;
– наценка розницы* – 60 рублей;
- акциз – 100 рублей.
* Разумеется, «наценку розницы» можно раскладывать дальше, там найдется свой спектр расходов и доходов, но наша задача – показать решающую роль акциза в формировании розничной цены.
Как видим, именно высокий акциз поз­воляет поддерживать установленную законом минимальную цену. Таким образом, государство одним махом убивает двух зайцев: пополняет бюджет и отсекает от правового поля подпольно изготовленные суррогаты, которые не могут попасть в легальные магазины по цене менее 205 рублей за поллитровую бутылку, а ведь низкая цена – их единственное конкурентное преимущество.
Но, повторимся, акцизы распространяются лишь на очень узкие группы товаров и не всегда они так велики, как на винно-водочные изделия. 
21 июля этого года Президент России в связи с критическим подорожанием бензина подписал закон о снижении акцизов. Для бензина класса Евро‑5 акциз составляет 8213 вместо 11 892 рублей за тонну. Учитывая, что литр бензина весит примерно 750 г, несложно подсчитать, что доля акциза в одном литре Аи‑95 составит 6,16 руб. – 13,7 % от средней розничной цены на момент написания материала. В стоимости бензина гораздо выше доля НДПИ – налога на добычу полезных ископаемых. Также никуда не делся НДС. Более 60 % стоимости бензина – акциз и налоги.
Вообще, НДПИ – самый крупный российский налог, приносящий до половины доходов российскому бюджету. Но основная масса облагаемой им продукции идет на экспорт; до рядового россиянина она доходит главным образом в составе цены на горюче-смазочные материалы – как закупаемые напрямую, так и используемые в причудливой российской логистике, с помощью которой товары доставляют до конечного потребителя.
новый налог обойдется среднему гражданину России в четыре с небольшим тысячи рублей в год, или 340–350 рублей в месяц / Дмитрий беркут/photoxpress
 
Пошлины и торговые войны 
 
Еще одна важнейшая составляющая розничной цены – таможенные пошлины: налоги, взимаемые за пересечение товаром границы. Как раз для взаимного снижения пошлин Россия столько лет рвалась во Всемирную торговую организацию (ВТО). Важно также знать, что именно размер пошлин является предметом нынешней торговой войны между Китаем и США.
Современный смысл пошлин можно показать на простом примере. Если государство К. производит, скажем, мобильные телефоны по 100 долларов за штуку, а государство С. точно такие же по 140 долларов за штуку, то нетрудно догадаться, что, как только телефоны из К. попадут на внутренний рынок С., производство телефонов в стране С. можно будет закрывать. А это потеря рабочих мест, социальная напряженность, да и риск технологической зависимости от коварного и непредсказуемого государства К. Поэтому С. в этой ситуации вводит ввозные пошлины на телефоны – скажем, 40 % от их стоимости. И государство не внакладе, и конкуренция становится равной (но едва ли честной).
Чтобы избежать постоянных торговых войн, и была создана Всемирная торговая организация, регламентирующая предельный размер пошлин на все мыслимые виды товаров. Членство в ВТО выгодно в первую очередь странам-экспортерам (Россия входит в их число), так как максимальные ставки здесь весьма щадящие. Но политического веса у ВТО нет, и, как только начинаются споры и санк­ции, все дружно забывают про правила. А президент страны С. Дональд Трамп решениями об одностороннем повышении пошлин от дешевой продукции из К. фактически похоронил ВТО – без крупнейшего в мире импортера эта организация утратила смысл.
В России, кстати, нулевые ввозные пошлины на мобильные телефоны – надо заплатить лишь 18 (скоро 20) процентов ввозного НДС. Своего производства у нас нет, так что ни о какой конкуренции с российским товаром речи не идет. А вот, скажем, за помидоры придется заплатить на границе 15 %, причем не менее 0,08 евро за килограмм (с 15 мая по 31 октября – не менее 0,12 евро). Эта высокая ставка, неизбежно включаемая в розничную цену, призвана защитить отечественного производителя, который только-только начал поднимать голову после многолетнего засилья импортеров. Так что, покупая летом-осенью турецкие томаты, знайте – почти 10 рублей с килограмма уходит в федеральный бюджет России как таможенная пошлина.
Россия соблюдает нормы ВТО во всем, что не касается продуктового эмбарго, так что доля таможенных пошлин в наших товарах невелика: обычно от 0 до 15 % ввозной оптовой цены, которая на пути к потребителю часто вырастает в два раза и более. Усредненно можно говорить о 3–4 % таможенной нагрузки в стоимости импорта на российских прилавках.
 
Налоги на зарплату – скорбь работодателя 
 
Важной частью себестоимости товара и особенно услуги является заработная плата. Все вы, конечно же, слышали, о «серой» зарплате, а некоторые – о ужас! – возможно, даже когда-то получали ее. Строго говоря, налоги и взносы с доходов платит тот, кто их получает, однако в нашей стране налоговым агентом работника является, как правило, работодатель, перечисляющий в соответствующие службы и 13 % (за редкими исключениями) налога на доходы физических лиц (НДФЛ; из заработной платы), и 30 % взносов в социальные фонды (сверх заработной платы; для больших зарплат доля взносов меньше, чем 30 %). Таким образом, наняв в ту же кузницу работника, мы приходим к интересным расчетам. При зарплате 100 рублей он получает на руки 87 рублей, а государство в качестве налогов и взносов еще 43 рубля (часть из них формально идет на персональные пенсионные счета, в действительности же эта система не работает). Понятно, что и работодателю, и работнику зачастую выгоднее просто передать 100 рублей из кармана в карман. Не делайте так, пожалуйста, – НДФЛ является важнейшей составляющей дохода и без того бедных российских регионов.
Налоги и взносы с заработной платы чаще всего включаются в себестоимость продукции, что, естественно, эту себестоимость повышает. К этой же группе можно отнести налог на имущество, налог на землю, транспортный налог и другие расходы любой производственной компании. Своеобразным налогом, правда, не поступающим в казну, можно назвать различные виды обязательного страхования.
Доля этих налогов в итоговой цене сильно различается в зависимости от групп товаров: слишком разная производительность труда в разных отраслях. Считается, что доля заработной платы (с учетом расходов по НДФЛ) в себестоимости продукции в России колеблется от 5 % до 25 %, что весьма мало по мировым показателям; при этом НДФЛ плюс взносы составляют 2–10 %. А поскольку себестоимость у нас далеко не главный параметр формирования общей стоимости, то и доля этих налогов в розничной цене оказывается неожиданно скромной.
 
Налог на прибыль – скорбь предпринимателя 
 
Естественно, практически любое предприятие работает ради прибыли. Но и на эту старуху есть проруха – 20 % налога на прибыль. Безусловно, зная об этой ставке, предприниматель также делит расходы с клиентом, перекладывая на него часть затрат. Норма прибыли в России довольно высока по мировым меркам (ради 1–2 % никто просто не будет открывать предприятие), но и риски велики. Если прибыль изготовителя или посредника составляет, положим, 10 % от стоимости товара, то налог на нее составит 2 % от этой стоимости и будет поделен, предположим, поровну. То есть эти издержки составляют примерно 1 % розничной цены.
Налоги – штука хитрая. Разбираясь в специфике федеральных, отраслевых, региональных поборов, можно голову сломать. Например, в период действия моратория на рост налогов в Москве вдруг появились нешуточные торговые сборы (игра словами для видимости сохранения моратория).
Существенной частью конечной стоимости товара являются, скажем так, расходы на взаимодействие с представителями контролирующих органов – как с погонами, так и с наколками. 
«В белую» же, то есть легально, мы в среднем перечисляем в федеральные, региональные и местные бюджеты 35–50 % стоимости товаров и 15–35 % стоимости услуг (меньше цепочка посредников, выше доля неформальных платежей и серого рынка). Поставляет ли нам государство в обмен услуги соответствующего качества – сложно сказать. Не исключено, что мы переплачиваем не только коммерсантам, но и властям. И скоро будем переплачивать еще больше.

поделиться: