ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Самострой объявлен вне закона

Опубликовано: 16 Ноября 2018 08:20
0
375
"Совершенно секретно", No.8/409, август 2018
Фото: РИА "Новости"
Михаил Мокрушин

 

Под вопросом судьба объектов жилой и коммерческой недвижимости, построенной с нарушениями законодательства. Уже арестованы многие региональные чиновники и предприниматели. Ломается давно сложившийся рынок жилья. Катастрофическая ситуация – на юге страны. В Махачкале на законных основаниях построены, судя по масштабам сноса, только советские панельные многоэтажки. И проблема есть везде – в Москве, Екатеринбурге, Краснодаре, во всех крупных городах и развитых регионах страны. С подробностями – корреспондент «Совершенно секретно».
 
В активную повестку дня вопрос самостроя вернулся благодаря прямой линии президента Владимира Путина с гражданами 7 июня этого года. Во время общения с главой государства жители подмосковной Балашихи рассказали о незаконном строительстве многоэтажных жилых домов в непосредственной близости от мусорного полигона твердых бытовых отходов «Кучино». В результате были возбуждены уголовные дела, в отставку подал глава Балашихи Евгений Жирков.
Тут же, как это обычно бывает, активизировалась работа правоохранительных органов. Открылись новые и завершились старые уголовные дела о незаконном строительстве в большинстве регионов страны.
Самое печальное, что страдают добросовестные приобретатели жилья. Самострой очень часто – многоэтажные дома, построенные без документов или с нарушениями при их оформлении. Многие квартиры давно заселены. Схема вырисовывается следующая. Застройщик получает необходимые разрешения для строительства индивидуального жилищного строительства (ИЖС), но вместо разрешенных в таком случае двух или трех этажей строит десять. Такая практика повсеместно судами признается незаконной. Выносятся решения о сносе, невзирая на то, что в доме проживают десятки и даже сотни семей, купившие квартиры на вполне законных основаниях.
Примеров сотни. Типичный – жилой комплекс «Никитинская усадьба» в Приморском районе Санкт-Петербурга. С 2005 года люди заключали договоры до­ле­вого участия в строительстве много­квартирных домов. Впоследствии оформили права собственности. То, что дома построены незаконно, выяснилось, когда стройка уже завершилась. То же происходит в Екатеринбурге, Тюмени, Калининграде, по всей стране… Но по объемам незаконного строительства впереди южные регионы России с их особой спецификой местечковой коррупции и кумовства.
 
АДЛЕР ДОЛЖЕН БЫТЬ СНЕСЕН? 
 
Краснодарский край – регион высокой миграции населения, в том числе из уральских и сибирских округов и облас­тей. Россияне перебираются на юг. Плотность населения Краснодара около двух с половиной тысяч человек на квадратный километр – почти Москва. С соблюдением норм градостроительства и архитектуры здесь всегда была беда. В начале 90-х годов прошлого века город, больше похожий на большую кубанскую станицу с низенькими саманными хатами, начал обрастать пристройками, а потом надстроенными над ними хоромами из популярного некогда итальянского кирпича. Дальше – больше. Нехватка места компенсировалась архитектурными «изысками», стройные многоэтажки растягивали во все стороны, попутно в процессе строительства скупая и выживая собственников окрестных хибарок…
Бизнес не отставал. Нужно сделать магазин заметным – не проблема. Вытянем часть фасада на тротуар, закроем дорогу для пешеходов, у них не будет выхода, кроме как уткнуться носом в наши двери.
Сейчас в Краснодаре расследуются десятки уголовных дел о незаконных стройках. В апреле текущего года задержан главный архитектор города Игорь Мазурок за злоупотребление должностными полномочиями. Следствием установлена причастность архитектора к выдаче разрешений на строительство на территории археологических памятников федерального значения.
В Краснодаре и Сочи была проведена спецоперация по уголовным делам, связанным с нарушениями в строительстве, в том числе многоэтажных жилых домов, в результате которых пострадали дольщики.
«Правоохранительными органами возбуждено 64 уголовных дела. Почти 80% нарушений совершено застройщиками и связано с мошенничеством, остальные касались превышения и злоупотребления должностными полномочиями сотрудниками муниципалитетов, служебного подлога. В апреле 2018 возбуждено еще 40 подобных уголовных дел. Наряду с мошенническими действиями и незаконным предпринимательством застройщиков вскрыты случаи превышения служебных полномочий должностными лицами органов местного самоуправления, дачи экспертами заведомо ложных заключений о соответствии проблемных объектов строительным нормам и требованиям безопасности. В рамках этих уголовных дел 17–18 апреля в Краснодаре и Сочи проведено 97 обысков, задержаны 15 лиц. Расследование уголовных дел находится на контроле прокуратуры», – сообщало Управление Генеральной прокуратуры в ЮФО.
В Сочи в рамках этой же компании и в те же дни были задержаны первый вице-мэр Мугдин Чермит и вице-мэр по вопросам ЖКХ Юрий Паламарчук. Следствие считает, что Чермит согласовал разрешительные документы на строительство жилого комплекса «Остринский», который возводился самовольно, без необходимой технической и регламентной документации. Владелец компании-собственника Антон Остринский был задержан по подозрению в мошенничестве ранее – в декабре 2017 года, и претензии к нему были связаны с другим жилым комплексом, который компания строила в Краснодаре. На строительстве ЖК «Мир» в краевой столице выявлено хищение 220 млн рублей.
В Сочи, где были почти дагестанские масштабы незаконного строительства. Основные нарушения допускались при строительстве гостиничных объектов – «фокус­ники» превращали частные жилые дома в отели и гостевые дома. В итоге бетонными джунглями стала вся береговая зона, а улицы всех приморских поселков представляли собой рыночные ряды. Адлер, несмотря на масштаб борьбы с самостроями, уже не спасти. Город застроен как попало. Чтобы добиться архитектурной чистоты, нужно сносить весь. И строить заново.
И все же некоторые горожане не роптали. Ведь в течение двух предыдущих десятилетий размах незаконного строительства помог десяткам тысяч местных жителей поправить материальное положение. Гром грянул перед зимней Олимпиадой‑2014, когда незаконные постройки начали сносить. Преимущественно в зоне Адлера. При этом дома далеко не всегда были самостроем – но чаще всего необходимые документы для строительства выдавали коррумпированные чиновники. Таковы были правила игры.
Очень драматичны истории семей, понесших колоссальные убытки по собственному недомыслию. В центре внимания прессы оказалась семья Давтян, чей дом находился на холме над адлерским поселком Блиново. На этой земле Давтяны живут с конца XIX века, их предки бежали от османской резни в Турции.
«Помню, когда была война в Абхазии, в 1990-х, мы радовались, что наш прадед высадился на своей лодке здесь, в четырех километрах от границы, за которой шла война. Мог бы, как его братья, высадиться там и спустя почти век попасть под новую войну. Думали, хоть в этом нам повезло. Оказалось, нет, наша война случилась в мирное время и много позже», – рассказывают Давтяны.
С 70-х годов прошлого столетия они принимали отдыхающих, умножали благосостояние семьи, и их старенький дом постепенно обрастал пристройками. Потом его снесли, построили новый двух­этажный, а затем надстроили еще три этажа. Получилась мини-гостиница с потрясающим видом на побережье. Естественно, самострой, который хозяева затем узаконили. «Тогда было можно, а потом нельзя. Такие правила были, и мы вынуж­дены были их принимать». Гостиницу снесли в 2014 году. После длительных судебных процессов семье все-таки выделили трехкомнатную квартиру в Блиново, под тем холмом, на котором стоял их дом. 
В России масштабы незаконной застройки напрямую зависят от плотности населения и уровня миграции. Лидируют южные регионы. Не только Краснодар и Сочи, но и Ростов-на-Дону, где расследуются дела о возможных преднамеренных поджогах старой застройки в исторических кварталах с целью возведения новых высоток. Строить в городе негде – вот и расчищают площадки незаконными методами. Но все прибрежные города Кубани могут позавидовать масштабам самовольной стройки в Дагестане. В столице республики Махачкале почти нет новых зданий, построенных начиная с конца 1990-х годов, которые были бы возведены законно.
 
УПЛОТНЯЕМСЯ, ТОВАРИЩИ! 
 
Не всем в большой России понятны масштабы Махачкалы – по существу, перед нами агломерация регионального масштаба, включающая собственно город и густонаселенные пригороды, в том чис­ле и Каспийск, с населением около 150 тыс. человек. Здесь очень высокая плотность населения, если сравнить с другими российскими городами. В Каспийске, «спальном квартале» столицы Дагестана, на одном квадратном километре живет 3500 человек. Это больше, чем в Краснодаре, сопоставимо с плотностью населения Москвы.
«В России два города, которые перманентно, на протяжении долгого периода времени переживают активный приток населения – это Москва и Махачкала. Огромная миграционная волна в городе, невероятная масса желающих обустроиться здесь, сносит все запреты и правила и подыгрывает коррупционным схемам строительного рынка», – говорит дагестанский юрист и правозащитник Руслан Кадиев.
Миграционные процессы протекают здесь несколько в ином ключе, нежели в более северных регионах страны. Средний возраст жителя республики менее 30 лет. Для сравнения: в центральных регионах страны средний возраст жителя везде выше 40.
Одним словом, людей здесь много вез­де – и в городах, и в селах, откуда более активное население перетекает в Махачкалу. Конкуренция за жизненное пространство высокая во всех сферах, и свое жилье в переполненном городе – венец жизненных успехов среднего дагестанца.
Руслан Кадиев дополняет общую картину дагестанской демографии деталями: «Динамика переселения в Махачкалу со временем становится только выше, благодаря в том числе повышению доходов населения. Кроме того, основным фактором расширения строительства является обычай – каждый пытается дать детям отдельное жилье. Те, кто работает за пределами республики, пытаются купить или построить жилье на родине, чтобы было куда-то возвращаться умирать». Кадиев говорит в том числе и о представителях очень многочисленных дагестанских диаспор, которые есть во всех регионах страны. Свои ресурсы они вкладывают в малую родину, разогревая тем самым рынок жилья.
Недвижимость и земля – колоссальный источник обогащения местных элитных и преступных групп. Растущие доходы населения и общая нормализация жизни в республике позволили вырасти строительному сектору до почти московских масштабов. Поломать этот источник доходов – значит, поломать всю организацию жизни в республике.
Алексей Белкин/тасс
 
ДОМ С ВИДОМ НА МОГИЛЫ 
 
Дом в Махачкале по адресу: улица Гаджиева, 73, известен далеко за пределами Дагестана. Прославился он тем, что окна большинства квартир выходят на действующее кладбище, именуемое «русским» – на нем хоронят христиан. Стены фасада дома от кладбищенской ограды отделяет один метр. Лоджии выходят непосредственно на территорию кладбища.
Дом был построен для выпускников детских домов. Один квадратный метр жилого пространства обошелся застройщикам в 42 тыс. рублей. Цена квадратного метра на рынке жилья в городе – 25–30 тыс. рублей. Дом по этой завышенной цене был выкуплен мэрией Махачкалы у застройщика. Стройка незаконная и была проведена со множеством нарушений всех технических норм. В сданном жилом объекте не обустроен двор, нет подвала, балконов, не закончено строительство подъездов, люди поднимаются на этажи по лестницам без перил. Стены между квартирами сделаны из гипсокартона. Коммуникации работают плохо, с перебоями: жильцам пришлось давать взятки, чтобы обеспечить в квартирах теп­ло и горячую воду.
Но главное – живописный вид на кладбище. Понятно, почему здесь расселили бывших детдомовцев. Продать такие квартиры было сложно даже в Махачкале, где на вес золота каждая сотка за гаражами и в проходах между улицами. Сотка соткой, но на ней можно возвести пяти­этажку – махачкалинские умельцы знают, как делать деньги на недвижимости. Теперь каждый такой дом может быть снесен. В процессе исполнения десятки судебных решений.
Новый глава Дагестана Владимир Васильев заявил о готовящемся сносе 300 подобных строений. Еще 400 строек, все без исключения, остановлены. Сейчас на принудительном исполнении Федеральной службы судебных приставов более полусотни жилых и коммерческих зданий, на которые нацелены ковши бульдозеров.
Если власти доведут историю со сносом до конца, Махачкала будет выглядеть как в середине 1990-х годов – только советские панельные многоэтажки и разбросанный между холмами и предгорьями частный сектор.
Размах незаконного строительства в Дагестане действительно впечатляет. Впечатляет и уровень вовлеченности в этот бизнес высокопоставленных чиновников. Даже нескольких поколений местного чиновничества.
 
МАХАЧКАЛУ СНОСЯТ 
 
Махачкала начнет меняться по результатам сносов многоэтажных домов в ближайшее время. Существенно изменится внешний вид микрорайона Приморский, где возле автовокзала «Пирамида» будет снесен квартал многоэтажных домов. На участках, предназначенных для малоэтажного индивидуального жилищного строительства, построили в том числе десятиэтажные дома.
Будет снесен большой и пафосный 14-этажный жилой дом с коммерческой недвижимостью на первых этажах, построенный на берегу махачкалинского озера Ак-Гёль. Оказалось, он возведен вообще без разрешительной документации.
В числе сносимых самостроев преобладают недостроенные дома. Уничтожать многоэтажки с жилыми квартирами намного сложнее. В июне на митинг в центр Махачкалы вышли люди, купившие квартиры в новостройках в поселке Семендер и Кировском районе города.
«Власти приостановили снос. Такое тоже бывает, – Руслан Кадиев комментирует ситуацию «Совершенно секретно». – Просто умножьте число домов, о которых идет речь, исчисляются они сотнями, на число жильцов в каждом из них. Получим масштабы проблемы. Конечно, это очень много».
Проблема сильно обострилась в последние месяцы и может вылиться в серьезное противостояние властей и жителей дагестанской столицы. Далеко не все новые жилые дома строились так, как дом на озере Ак-Гёль. У проектов имелась необходимая разрешительная документация. Но выдавалась она с очевидными нарушениями чиновниками, большинство из которых сегодня уже не работают и во многих случаях являются фигурантами уголовных дел.
«Чиновники в страхе перед новым руководством прокуратуры стали пачками отменять ранее выданные разрешения на строительство без суда. Это привело к тому, что люди купившие квартиру в строящемся доме со всеми документами, вдруг стали обладателями незаконной стройки. Это начало происходить уже после прихода к руководству республикой Владимира Васильева, это и разожгло страсти», – говорит Руслан Кадиев.
Журналист Антон Чаблин, в течение продолжительного времени занимающийся исследованием проблематики сноса самостроя, рассказал «Совершенно секретно»: «Еще в начале февраля этого года Владимир Васильев на встрече с журналистами заявил, что по его личному распоряжению в Дагестане остановлены все новостройки – их порядка 400. Была создана межведомственная комиссия во главе с первым вице-премьером Рамазаном Алиевым (ныне фигурант уголовного дела, задержан. – Прим. ред.), призванная рассматривать все спорные ситуации по самостроям. Если они построены без проектно-сметной документации, некачественно, угрожают жизни жильцов, создают перегрузку коммунальных сетей – только сносить! А вот все прочие объекты можно и узаконить».
михаил мокрушин/«риа новости»
 
ЗЕМЛЯ ОПТОМ.  БЕЗ ДОКУМЕНТОВ 
 
За прошедшие десятилетия в Дагестане сложился колоссальный по объемам рынок незаконного перераспределения земель. В него были вовлечены чиновники всех городов и районов многомиллионного региона. «Теневой» рынок приносил основные коррупционные доходы всей вертикали местной власти. Хотя в оборот в большей степени были вовлечены земли городов и муниципалитетов, предназначенные для жилищного строительства, та же история и с обширными пространствами земель сельскохозяйственного назначения, паст­бищами в северных районах республики. Земельный беспредел – мина замедленного действия. Несправедливость, которая пронизывает социальные слои Дагестана, способна вызвать множество локальных конфликтов в будущем.
Взрывной рост незаконного строительства в Махачкале произошел в 2015–2016 годах.
«Изначально вся сфера строительства в республике, и особенно в Махачкале, явно не была прозрачной. Кризис настал при Абдулатипове. При нем незаконное строительство пошло огромными темпами. Власти ничего не делали, чтобы остановить беспредел. – рассказывает Руслан Кадиев.
Сейчас в строительной отрасли Дагестана массовые «зачистки». Были задержаны мэр Махачкалы Муса Мусаев и начальник Управления архитектуры и градостроительства Махачкалы Магомедрасул Гитинов: по версии следствия, они незаконно распоряжались землями под строительство. Было возбуждено уголовное дело в отношении министра строительства Ибрагима Казибекова: по версии следствия, он завысил стоимость жилья для расселения ветхих и аварийных домов. Деньги на расселение получала компания «Гранит», которую СМИ связывают с министром. Другая компания – «Атриум» – строила за бюджетный счет интерактивный исторический парк «Россия – моя история» в Махачкале. СМИ писали, что фактическим владельцем был сын министра. Проектно-сметную документацию готовило архитектурное бюро, подконтрольное главному архитектору города Гитинову. 
Но незаконная застройка городских территорий Махачкалы и других дагес­танских городов – это лишь полбеды. Хуже то, что изуродован исторический облик крупнейших культурных центров Дагестана, в первую очередь Дербента. «Совершенно сек­ретно» писала об этом в статье «Время разбирать камни» («Совершенно секретно», № 27/356, 2015 год). Здесь при Абдулатипове в 2016 году началось строительство на территории, прилегающей к крепости Нарын-Кала, находящейся в списке объектов культурного наследия ЮНЕСКО.
Хотелось бы закончить статью на позитивной ноте. Пьянящая шальная свобода обращения с деньгами, которая была у застройщиков, сформировала рынок незаконных услуг коррумпированных чиновников – при дальнейшей легитимации самовольно возведенных объектов. Изъятие у девелоперов возможности оперировать деньгами населения (в основном дольщиков) до сдачи объектов в настоящий момент принципиально решен на уровне Правительства Российской Федерации. Рынок жилья таким образом перестраивается, недобросовестные игроки должны уйти. Впрочем, криминал уже готовит ответный шаг, не желая отдавать столь лакомый кусок пирога, как незаконная застройка. И потому что делать с тысячами обманутых россиян, купивших квартиры на законных основаниях в незаконно возведенных домах? Нельзя допустить их превращения в бомжей и неимущих. Региональные власти обязаны решить проблемы каждой пострадавшей от действий мошенников семьи.

поделиться: