ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Реституция, о которой мы рано забыли

Опубликовано: 15 Ноября 2018 17:17
0
720
"Совершенно секретно", No.9/410, сентябрь 2018
Фрагмент мозаики М.В. Ломоносова «полтавская баталия» (1761–1765)
Фрагмент мозаики М.В. Ломоносова «полтавская баталия» (1761–1765)
Фото: РИА "Новости"

 

В развитом европейском обществе одним из завоеваний римской суровой законности является понятие «реституция». В переводе с высокого юридического наречия на общепонятный язык: если кто-то стащил у тебя кошелек десять лет назад, то с точки зрения закона это все равно твой кошелек. И через десять лет, и через сто, и в далеком будущем ты или твои наследники вправе претендовать на возврат утраченной собственности. Таков закон! И все равно, будет ли идти речь о кошельке, доме или земельных угодьях. Они принадлежат тому, кому принадлежат по праву. В цивилизованном мире это так. «Совершенно секретно» задается резонным вопросом – почему Россия не пользуется этим правом? 
 
Поговорим о суровости закона и о праве собственности, на котором стоит европейская цивилизация. Сегодня ни для кого не секрет, что против России ведется ожесточенная информационная война. Строго говоря, с переменным успехом она велась с тех самых пор, как появилось наше государство, и это, увы, обыденность большой политики. Сокрушительное поражение в прошлой такой войне, в 1991 году, очень дорого обошлось Советскому Союзу. Великая держава перестала существовать, развалилась на радость врагов как внешних, так и внутренних. Желание выйти из того ничтожного положения, в которое вогнали Россию мнимые радетели народного блага, привело к очередному «натиску цивилизованного мира на Восток». И вновь звучат знакомые речи о демократии, верховенстве права и общечеловеческих ценностях. Красивые речи. Содержательные. Что ж, как говорится, в эту игру можно играть вдвоем.
 
 О ПОЛЬЗЕ ИСТОРИИ 
 
В то время когда император Пётр Великий, не щадя живота своего, а уж тем более чужого, рубил окно в Европу, самым рьяным противником этого смелого предприятия был шведский король Карл XII. Война была любимым развлечением северного монарха наряду с верховой ездой и охотой с рогатиной на медведя. И во всех своих начинаниях он немало преуспел.
Северная война была тяжелым испытанием для молодой России. Со школьной скамьи большинство читателей, несомненно, помнит, как летом 1709 года Пётр разгромил шведов под Полтавой. Некоторые даже знают, что после сокрушительного поражения шведский монарх бежал с поля боя и долгое время грел бока в Молдавии. Турецкий султан, которому в ту пору принадлежали эти земли, несколько опешил, но решил без особой нужды не связываться с воинственным северянином. Девять следующих лет шведский король лакомился виноградом, размышляя о превратностях судьбы, и загорал в крепости Бендеры. Даже попытка султана выставить незваного гостя из своих владений силой не смогла заставить короля Швеции изменить решение. 
В схватке с янычарами он потерял кончик носа, но все же продолжал держать его по ветру: когда в воздухе запахло войной с Норвегией, воинственный монарх в мгновение ока стряхнул с мундира пыль и за 12 дней, через всю Европу, добрался до своих владений. Тут-то ему и понадобилось завершить странную долгую войну, названную Северной, чтобы, к собственной радости, ввязаться в новую распрю. А по возможности еще и приобрести себе в лице России союзника в новой войне. И он вступил в переговоры с Петром. 
Чем закончилась Северная война, в школе учат несколько вскользь. Россия получила выход к Балтийскому морю, и земли, на которых Петром был заложен Санкт-Петербург, остались за новыми хозяевами. Словом, наши «ихних» победили. Это действительно так, но сейчас для нас важен не сам факт победы, а тот договор, который был заключен между Россией и Швецией в ознаменование окончания Северной войны в тихом городке Ништадте (ныне финский город Уусикаупунки). 
Сразу нужно сказать, что переговоры шли чрезвычайно тяжело. Начались они еще в 1718 году, при жизни Карла. Увлеченный новыми планами, он сделал роковую для себя ошибку – захотел выйти из войны и тем самым спустить с привязи набравшего силу «ужасного русского медведя». Как заведено в европейской истории, «великие державы»: Англия, Священная Римская империя (Австрия, Венгрия плюс ряд сателлитов), Саксония, Ганновер тут же бросились защищать поруганные монархические (демократические были еще не в тренде) ценности в шведском королевстве. Они пообещали военную помощь для продолжения военных действий и даже предоставили ее. А заодно, по одной из версий, позаботились о том, чтобы начавший переговоры Карл XII был убит «перелетной пулей» при осаде норвежской крепости Фредрикстен.
Однако фокус не удался. Поражение шведского флота при Эзеле и Гренгаме и три русских десанта в шведские владения заставили нового короля в 1721 году вернуться за стол переговоров. Причем, чтобы долго не тянуть, в том самом месте, где собственно столы изготавливали – в маленьком приморском Ништадте. 
Такова в общих чертах история, приведшая к созданию чрезвычайно важного для России дипломатического документа.
 
 ЛАТВИЯ И ЭСТОНИЯ – НАШИ 
 
Вот что говорилось в Ништадтском договоре, подписанном высокими договаривающимися сторонами: 
«…За себя и своих потомков и наследников свейского престола и королевство Свейское Его Царскому Величеству и Его потомкам и наследникам Российского государства в совершенное и непрекословное вечное владение и собственность в сей войне, чрез Его Царского Величества оружие от короны свейской завоеванные провинции: Лифляндию, Эстляндию, Ингерманландию и часть Карелии с дистриктом Выборгского лена, который ниже сего в артикуле разграничения означен, и описан с городами и крепостями: Ригою, Дюнаминдом, Пернавою, Ревелем, Дерптом, Нарвою, Выборгом, Кексгольмом, и всеми прочими к помянутым провинциям надлежащими городами, крепостями, гавенями, местами, дистриктами, берегами с островами: Эзель, Даго и Меном и всеми другими от Курляндской границы по Лифляндским, Эстляндским и Ингерманландским берегам и на стороне оста от Ревеля в фарвате и Выборгу на стороне зюйда и оста лежащими островами со всеми так на сих островах, как в вышепомянутых провинциях, городах и местах обретающимися жителями и поселениями…» (Полное собрание законов Российской империи, т. VI. СПб., 1830, с. 423.)
Ревнители европейских ценностей могут пожать плечами: мол, да, сила силу ломит, злые русские захватили у побежденной Швеции кусок ее священной земли! Все так, но… чуточку не так. За вышеуказанные земли Россия заплатила Швеции два миллиона ефимков! Для ясности: это два миллиона чистопородных европейских (богемских) иоахимсталеров, почитавшихся самой надежной европейской монетой. Для окончательной  ясности: иоахимсталер – крупная серебряная монета весом около 30 г серебра 935-й 
пробы – приравнивалась по стоимости к золотому гульдену. (Кстати, американский доллар тоже ведет свое происхождение от этого талера.) 
По тем временам это была сумма абсолютно астрономическая. Но таким образом эти земли стали законно приобретенной собственностью России. Можно задаться вопросом, отчего вдруг победившая Россия пожелала заплатить разбитой Швеции огромные деньги? Вероятно, как раз для того, чтобы лишить страны антирусской коалиции повода и далее проливать кровь за эти земли. Все честь по чести, вот и чек, в смысле договор, имеется.
Для тех, кто несведущ в старых гео-
графических названиях, подскажу, что Лифляндия – это нынешняя Латвия. Эстляндия, как можно догадаться, – Эстония. Ревель теперь носит гордое имя Таллин. В Ингерманландии нынче расположена Ленинградская область…
Некоторые читатели могут возмутиться: «Минуточку! Октябрьская революция отменила все договора гнилого царизма (как вариант – богоспасаемой империи), и прибалтийские республики приобрели вожделенную независимость!» С этим можно согласиться: да, Советский Союз действительно не признавал себя и не был признан в мире как правопреемник императорской России. И он действительно в какое-то время, под угрозой оружия, признал независимость республик Балтии. Как в знаменитом фильме «Иван Васильевич меняет профессию» самозваный государь объявляет шведскому послу: «Забирай, государство не обеднеет!» Стоит ли говорить, что невольный путешественник во времени Бунша не имел права «разбазаривать казенные земли»? Так вот, и у Советского Союза этого права не было. И его возвращение в прежние границы в 1940 году – дело вполне правомерное. Другой вопрос, что наследником царской России СССР все же не признавался.
Но тут, к печали ревнителей священного права собственности, неприятность в Европе вышла великая – по решению Владимира Владимировича Путина, в 2006 году Россия выплатила долг царского правительства держателям русских облигаций времен Первой мировой войны, так называемому Парижскому клубу. И клуб охотно принял деньги (23,7 млрд долларов), тем самым де-факто и де-юре признавая новую Россию правопреемницей России прежней.
Тут снова можно было бы возразить, мол там была империя, а здесь – республика… Но давайте вчитаемся в текст соглашения: земли передаются в вечное владение «Его Царскому Величеству и Его потомкам, и наследникам Российского государства». Как мы сейчас установили, сегодняшняя Российская Федерация вполне является законным наследником прежней Российской империи. А значит, самое время вспомнить о «европейских ценностях и верховенстве права». Скажем, о реституции.
В самих прибалтийских республиках о реституции и не забывали. Во всяком случае, в Латвии. Здесь с 1995 года население было разделено на людей первого сорта, чьи предки жили на территории республики до 1940 года, и второго – «понаехавших» и, вследствие этого, не имеющих прав гражданства и права собственности на землю и свои дома и квартиры. В силу реституции великое множество народа, получившее жилье от советской власти, внезапно обнаружило, что живет в чужой частной собственности из милости хозяина и именно он и никто другой определяет, жить ли человеку в квартире, сколько платить за нее аренды или же просто выкатываться на улицу.
Некто Л. Розеншильд, восхищаясь торжеством закона, в частности, писал: «Проводя реституцию, правительство Латвии восстанавливает не только историческую справедливость, но и укрепляет право собственности, составляющее одну из важнейших основ рыночной экономики». 
Так поаплодируем же стоя! Вот он, образчик, достойный подражания. Давно пора, по примеру Латвии, восстановить историческую справедливость на территории законно принадлежащих России Лифляндии, Эстляндии и в прочих наших, пусть и отторгнутых, землях. Как же иначе? Естественно, мы мирные люди и уже давно не пользуемся бронепоездами, однако в современном демократическом обществе правило едино для всех – закон суров, но это закон! 
Если республики, чьи территории с 1721 года находятся в российской собственности, и дальше желают ими пользоваться, они должны платить ежемесячную арендную плату. Которую, естественно, установит хозяин земли исходя из собственных взглядов на ценообразование. В этом, несомненно, присутствует и историческая справедливость, и образчик рыночной экономики – все, что так любимо членами семьи цивилизованных европейских народов. Мы столько лет запрягали, что пора уже быстро ехать.
первый лист ништадТского договора / www.vokrugsveta.ru
 
 …И ЛЕВОБЕРЕЖНАЯ УКРАИНА 
 
Кстати, о европейском выборе: развязывать мошну пора не только гордым балтам. Вот еще одна, ныне позабытая история, которую самое время вспомнить. История, столь давняя, что и древних укров тогда еще не существовало. Хотя малороссы уже жили в тех самых местах, где живут и ныне. Случилась она незадолго до восшествия на престол царевича Петра во второй половине XVII века. Жил в этой земле коронный шляхтич Зиновий Хмель, более известный как гетман Богдан Хмельницкий. 
Как, при поддержке польского короля, он сцепился с Польским сеймом – это отдельная история. Но в результате запорожское казачество поднялось на войну и принялось ожесточенно рубить польскую шляхту. Однако вскоре король умер, а его преемник вовсе не горел желанием договариваться с мятежными казаками. И у тех возникла крайне неприятная ситуация: перспектива жить в окружении трех враждебных государств – Речи Посполитой (Польша, Литва, Белоруссия и часть нынешней Украины), Османской Порты (Турецкая империя плюс Крымское ханство) и Московского царства. С тылами у казаков было плохо, с экономикой и того хуже, так что вероятность быть стертыми с лица земли и с географических карт стала весьма реальной. В этих условиях Богдан Хмельницкий начал слать послов в Москву, прося государя принять казаков под свою руку. (Напомню, до этого они состояли на службе Речи Посполитой.) 
Алексея Михайловича такое при-
обретение совершенно не радовало, ибо в нагрузку к разоренной земле и храброму, но слабоуправляемому воинству он получал долгоиграющие военные конфликты с поляками и турками. Довольно долго царь отнекивался и ограничивался, как сказали бы сегодня, «военными поставками». Но в 1654 году ситуация обострилась донельзя – Богдан Хмельницкий потерпел сокрушительное поражение под Берестечком. Нужно было принимать быстрое решение, чтобы не очутиться на плахе в Кракове. В этот момент Хмельницкий вновь отправил посольство в Москву, а заодно и в Стамбул. С идентичным предложением – принять казачьи земли под свою руку.
В отличие от Москвы султан с радостью приготовился включить Малороссию в свои владения, и вот тут в Первопрестольной вздрогнули. Как тут не заволноваться, когда еще немного – и «военные базы» турок будут находиться в трех-четырех конных переходах от русской столицы. Немедленно созвав Земский собор, царь нехотя дал добро на воссоединение. И, конечно же, как и ожидалось, тут же ввязался в войны с поляками и турками.
Рассказ об этих войнах находится вне рамок этой статьи, они шли от Чёрного моря до Балтийского с переменным успехом и огромными жертвами. Но в результате долгих кровопролитных боев и походов, измен и переворотов  в 1667 году между Речью Посполитой и Московским царством было подписано Андрусовское перемирие. Оно заключалось на тринадцать с половиной лет и готовило почву для подписания Вечного мира (тот был подписан в 1686 году, подтверждал и расширял пункты Андрусовского перемирия). Среди прочих пунктов были и весьма интересные с точки зрения нынешнего «европейского выбора» и не так давно вступившего в силу на территории Украины закона о реституции. 
По этому дипломатическому соглашению Москва выплачивала Речи Посполитой 146 тысяч полновесных 
рублей за Киев и еще миллион злотых (в пересчете – 200 тысяч рублей) за уступку России левобережья Днепра… Снова нерушимая частная собственность, абсолютно законно приобретенная у прежнего хозяина. То, что в течение прошедших с этого дня веков метрополия не раз перекраивала свое административное деление, не имеет значения. Даже незаконный акт о распаде Советского Союза, подписанный без каких-либо на то полномочий в Беловежской пуще в 1991 году, не имеет значения. Собственность остается собственностью, а значит, право реституции на нее вполне распространяется. Как говорится, комментарии излишни.
Однако есть вопросы. Совершенно непонятно, почему какие-то обитатели, проживающие в означенных границах, разоряют нашу российскую собственность?! Быть может, пора напомнить, что по закону о реституции, который они столь радостно подписали, в связи с регулярной порчей хозяйского имущества у них есть совсем немного времени, чтобы собраться и очистить территорию от своего присутствия?
Нынче едва ли не каждая неделя приносит очередные претензии соседей, начисто позабывших собственную историю и подменивших ее странными болезненными фантазиями. Отвечать на такие нелепые выпады бессмысленно. Нужно лишь сожалеть о неразумии наших соседей и спокойно, методично объяснять бывшим республикам-сестрам нормы жизни в цивилизованном демократическом обществе. Ничего личного! Мы же европейцы и ценим верховенство закона. Так что просто улыбайтесь и платите по счетам!

поделиться: