ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История ЖИЗНЬ туризм Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Почему Россия не ответит Израилю

Опубликовано: 19 Сентября 2018 19:28
0
70768
Онлайн-версия

«Совершенно секретно»: Инцидент со сбитым над Средиземным морем российским Ил-20 не станет причиной российско-израильского разрыва и не поставит регион на грань серьезного военного противостояния, как это было в 2015 году, когда турецкие ВВС сбили российский истребитель. У России и Израиля разные задачи в Сирии, и они не пересекаются, считает Евгений Крутиков, военный эксперт, специалист по проблематике ближневосточного кризиса. Вот что он рассказал в эксклюзивном интервью «Совершенно секретно».

- Минобороны России заявляет о том, что израильская сторона подставила российский военный самолет под удар сирийской ПВО. Что там произошло?

 — Картина события такова. Израильские истребители заходили на атаку, оставив российский Ил-20 позади себя на низкой высоте. Не видеть его они не могли. После атаки истребители ушли на разворот, а Ил-20, который в пять раз больше малоразмерных F-16, оказался прямо на пути сирийских ракет ПВО. Это называется «змеиной тактикой». Со стороны израильских летчиков это не только как минимум некрасиво, но и попросту трусливо.

- Летчики имеют возможность самостоятельно принимать решение о применении скажем, этой «змеиной тактики», или за этим стоит решение их командования?

 — Это вполне могло быть самостоятельное решение пилотов.

- Насколько этот инцидент можно считать «дружественным огнем»? То есть ударом своих по своим. Насколько это серьезная проблема в ходе военных кампаний? Скажем, по данным Moscow Defence Brief, в августе 2008 года в ходе войны в Южной Осетии, Россия потеряла шесть самолетов, половина из которых была сбита дружественным огнем. То есть, это своего рода системная проблема?

 — Я не могу подтвердить информации о гибели российских самолетов в 2008 году от «дружественного огня». Доподлинно известно, что Грузия использовала украинские системы ПВО с украинскими же расчетами. Вряд ли такой огонь можно назвать «дружественным». Кроме того, все случаи надо рассматривать отдельно, никакой системы в них нет. И сейчас можно говорить только о том, что сирийским расчетам не хватает подготовки, а сама система ПВО Сирии на данный момент лучшая на Ближнем Востоке.

- То есть проблема могла быть банально в недостаточном уровне владения техникой военными?

 — Да, это, к сожалению, обычная история для Сирии.

- Реакция президента Путина, субъективно, была довольно мягкой в целом. То есть он явно не планирует дипломатический демарш, так как это было после аналогичного инцидента в Турции. Можем ли мы говорить, что у России «связаны руки» для более решительных действий? Какие действия Москвы на ваш взгляд, в этой ситуации были бы нужны?

 — Реакция президента была выдержанной. На практике же последствия могут быть куда более жесткими. Уже сейчас можно утверждать, что Израиль надолго откажется от воздушных ударов по объектам в Сирии. Возможно, что негласно для израильских ВВС будет введена «бесполетная зона», где их просто будут сбивать. Реакция Израиля очень характерна: в Москву направлен командующий ВВС ЦАХАЛа, чтобы извиниться и прояснить детали. Кроме того, инцидент действительно значительно отличается от конфликта с Турцией. Турецкий самолет сознательно сбил российский бомбардировщик, точно понимая, что он делает. Израильские же летчики просто рассчитывали, что сирийцы не будут запускать ракеты ПВО в тот сектор, где находился российский ИЛ-20. Это разные позиции. Руки связаны у Москвы не более, чем у других участников и акторов сирийского конфликта. И Турция, и Израиль, и Иран находятся в постоянном режиме «самоограничения». И с каждым таким случаем этот режим будет только ужесточаться.

- Израиль довольно таки свободно себя чувствует в сирийском воздушном пространстве. Как сложилась такая ситуация? И значит ли это, что Москва в целом согласна с такой ситуацией, раз были созданы специальные каналы связи для того, чтобы израильские военные могли предупреждать российскую сторону о готовящихся атаках?

 — В случае с гибелью ИЛ-20 Израиль договоренности нарушил. Российские военные получили уведомление о налете (Тель-Авив обязан их предоставлять заранее) за одну (!) минуту до его начала. Если бы Израиль соблюдал договоренности, то ИЛ-20 можно было бы увести из опасной зоны. Это, во-первых. Во-вторых, до этого момента Израилю действительно позволялось чуть больше, чем другим участникам сирийского конфликта, учитывая местную антииранскую и антишиитскую паранойю. В обмен Израиль не вмешивается во внутрисирийские обстоятельства — для него война в Сирии это «прокси-война» с Ираном. И третье: у России нет обязательств — юридических и военных — перед Дамаском оборонять его от евреев. Сирийско-израильские проблемы — это только вопрос Дамаска. Российские войска в Сирии находятся там для борьбы с терроризмом и сохранения территориальной целостности САР, а не для защиты его от Израиля.

- А можно ли сказать, что Москве в каком-то отношении выгодна эта, как вы высказались «прокси-война» Израиля с Ираном для сдерживания Тегерана и его амбиций на Ближнем Востоке?

 — Это дополнительный раздражающий фактор, требующий внимания и, увы, человеческих жертв. Потребовались громадные усилия, чтобы объяснить Тель-Авиву, что восстановление контроля над Кунейтрой и Голанскими высотами не наносит Израилю вреда, и все равно они до конца не поверили. Поддерживать такой конфликт нам не выгодно и даже опасно. Другое дело, что решить эту проблему каким-то очень простым способом сейчас невозможно.

- Действительно ли проиранские силы в Сирии размещают свои объекты, в частности в Латакии постольку, поскольку российское военное присутствие как они считают, должно снизить активность Израиля в этих регионах?

 — Такой связи нет. Иранские объекты были расположены по всей территории Сирии, в частности и в районе Пальмиры и вокруг Дамаска и в Хаме. Тут дело в том, что в Сирии осталось не так много соответствующих по качеству объектов, где можно разместить военную инфраструктуру, независимо от ее происхождения и принадлежности к внешним силам. Израильтян же в первую очередь беспокоят объекты, находящиеся в зоне, откуда можно поразить территорию Израиля. Или запускать беспилотники. Большинство иранских объектов, атакуемых израильтянами, связаны в первую очередь с базами беспилотников.

- Таким образом, у России и Израиля разные задачи в этой войне, и они не особо переплетаются и противоречат друг другу. А каков сейчас заказ Турции? И как он пересекается или не пересекается с интересами в Сирии России и Израиля?

 — У Турции одна, но пламенная страсть — курды. Задача Анкары — полностью или хотя бы частично ликвидировать курдскую угрозу у своих границ. С этой целью турки стремятся создать приграничный «пояс безопасности», используя для этого в том числе и сирийских мятежников. Остальные задачи уже меньше по калибру: предотвращение доступа беженцев на турецкую территорию и даже застарелая неприязнь к Башару Асаду.

Беседовал Антон КРИВЕНЮК

 


поделиться: