ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История ЖИЗНЬ туризм Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Виктор Талалихин: столетие загадок

Опубликовано: 17 Сентября 2018 19:01
0
9399
Онлайн-версия
Виктор Васильевич Талалихин
Виктор Васильевич Талалихин

«Совершенно секретно»: 18 сентября 2018 года – ровно сто лет со дня рождения одного из самых прославленных советских летчиков, Героя Советского Союза Виктора Васильевича Талалихина, чье имя и поныне живет в названиях населенных пунктов, улиц, учебных заведений. На вопрос, кто такой Талалихин, большинство людей, даже поверхностно знакомых с историей Великой Отечественной войны, не задумываясь, ответит, что это первый в СССР летчик, совершивший ночной воздушный таран. И хотя это уже давно не соответствует исторической действительности (первым и именно ночью, а не поздним вечером, протаранил немецкий бомбардировщик Петр Еремеев), десятилетия пропаганды делают свое дело: историческая правда приживается с трудом. Отметим, не без помощи нашего издания.

«Совершенно секретно» уже публиковал основанный сугубо на архивных источниках материал, где, на примере участия Виктора Талалихина в Советско-Финляндской войне 1939-1940 годы, показано, насколько отличаются его реальная и «глянцевая» биографии.

С одной стороны, даже с помощью архивов очень сложно отыскать следы подлинного боевого пути героя в биографической прозе середины прошлого века. А с другой – тут же появляются новые загадки. Одна из них – судьба экипажа немецкого бомбардировщика «Хейнкель-111», сбитого в подмосковном небе над деревнями нынешнего Домодедовского городского округа незадолго до полуночи 7 августа 1941 года.

Бумага и земля: а был ли таран?

После того, как выяснилось, что многочисленные воздушные победы Виктора Талалихина над финскими летчиками – не более, чем характерный для эпохи пропагандистский миф, у историков и поисковиков закономерно возник вопрос: а все ли так было с тараном «немца», как принято считать? Пожалуй, в главном – самом подвиге – сомнений меньше всего. Хотя существует, например, любопытная версия, считающая Виктора Васильевича… «назначенным» героем, а сам воздушный бой (вернее, его результат) от начала до конца главпуровской постановкой для советских и иностранных журналистов, среди которых была и входившая в тогдашний «кремлевский пул» американка Маргарет Бёрк-Уайт, автор фотографий В. В. Талалихина, матери И. В. Сталина и первых бомбежек Москвы. Сторонники этой версии в своих аргументах ссылаются на ряд странностей в документах как авиационных, так и других частей, дислоцированных в 1941 году в районе Подольска и Михнево, в частности, на таинственную пропажу листов за 7 августа, а то и целых архивных дел с подробным отражением событий. С бумагой (или ее отсутствием) спорить можно – сложнее с землей, надежно хранящей память о войне. Поисковиками домодедовского отряда «Истокъ» найдены не только мотор истребителя Талалихина с сохранившимся номером, но и обломки немецкого бомбардировщика, а также то, что осталось от летчиков. На фотографиях их четверо. На самом деле, как следует из немецкой сводки генерал-квартирмейстера от 25.09.1941 г. о потерях «Хейнкелей» за 7 августа, в том единственном соответствующем времени и месту экипаже было пятеро: бортмеханик фельдфебель Готтфрид Пуршке, радист унтер-офицер Ганс Франке, два летчика-наблюдателя – лейтенанты Ганс-Иоахим Гетц и Йозеф Ташнер и пилот фельдфебель Рудольф Шик. Каким образом на борту могли оказаться сразу два лейтенанта-летнаба, так до конца и не понятно. Штатно в составе экипажа «Хейнкеля-111» было пятеро, но в ночных экипажах – четверо летчиков. Фамилии четверых (включая самого Шика) почти полностью совпадают с указанными в немецком источнике. А бортмеханик фельдфебель Бумш – это не кто иной, как Пуршке. Причиной искажения, по всей видимости, послужило слуховое восприятие русскими его фамилии. Но странно, что на допросе выживший пилот совсем не упоминает Ганса-Иоахима Гетца, а ведь на оригиналах советских фотографий погибшего экипажа хорошо видны знаки различия двух лейтенантов, что соответствует сводке о потерях. И – ни слова о том, что в их самолет что-то врезалось: «На подступах к Москве был сбит… ночными истребителями. Самолет загорелся, я выпрыгнул с парашютом». Ни о каком повреждении двигателя, как о том говорил Талалихин, речи не идет. По словам пилота, к гибели самолета и половины экипажа, привел пожар непротектированных топливных баков, а также отсутствие на его товарищах парашютов. Последнее кажется особенно странным, если вспомнить те самые парашюты на фото с обезображенными телами летчиков. Также несколько удивляет и указанное пилотом направление – 15 км юго-западнее Москвы (в тогдашних границах), что соответствует, скорее, району Внукова, а не Домодедова. Вместе с тем, если Шик указывает берлинское время, которое на час меньше московского (23:00), то получается почти полное соответствие времени тарана – 23:28. Совпадает и дата – 06.08.1941 г.

Пережил Талалихина на год

Перипетии удивительной судьбы пилота самолета третьей группы 26-й бомбардировочной эскадры фельдфебеля Рудольфа Шика помогли установить материалы фондов Российского Государственного военного архива и Центрального архива Министерства обороны РФ, где нашлись лагерное дело военнопленного и протокол опроса летчика разведотделом штаба 24-й армии, в полосе которой, на участке 19-й стрелковой дивизии, от него отвернулась удача. Выяснилось, что еще в июле экипаж Шика бомбил Англию, а на Восточный фронт был переброшен 1 августа со всей авиагруппой. Всего в налете на Москву в ночь с 6-го на 7 августа 1941 года из ее состава участвовало 18 машин, все с зажигательными бомбами. Летели по приборам по маршруту Бобруйск-Смоленск-Вязьма-Москва одиночным порядком без связи между собой. Этот второй полет над советской территорией стал последним для всех членов экипажа. Что касается выжившего пилота, то ему потрясающе везло до самого последнего, самого важного момента – перехода через линию фронта. Увидев в РГВА документ с датой пленения 27.08.1941 г., сложно было поверить в то, что это не описка. Тем не менее, опросом пленного летчика подтверждается, что за 20 дней ему удалось преодолеть не менее 300 км. При этом поражает, что он не был задержан в глубоком советском тылу многочисленными патрулями или выдан местными жителями. Напротив, со слов Шика, колхозные крестьяне отнеслись к нему доброжелательно – кормили и поили.

В своих ответах на вопросы помощника начальника разведотдела штаба 24-й армии по авиации капитана Коврижкина Рудольф Шик предстает наивным парнем из пригорода Нюрнберга, вчерашним крестьянином, оболваненным нацистской пропагандой. Так, например, он считал, что война началась из-за евреев (против которых лично он ничего не имеет), виновата в ней Англия, а Гитлер – спаситель германской нации. Саму возможность воевать против своих отверг и склонен был полагать, что его ждет расстрел.

Ни документов, ни личного номера летчик с собой в полет не брал. Возможно, из-за этого в свое время и не удалось связать его судьбу с знаменитым тараном. Как известно, Виктор Талалихин воевал после своего подвига недолго и погиб в воздушном бою 27 октября того же, 1941 года. Пилот, как считается, сбитого им самолета пережил его чуть больше, чем на год. 3 ноября 1942 года Рудольф Фридрих Шик умер от туберкулеза легких в стационаре лагеря № 95 в городе Кыштым Челябинской области. Место его захоронения не сохранилось.

Роман НИКИТИН, специально для «Совершенно секретно»

 


поделиться: