ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Ода клинку

Опубликовано: 13 Ноября 2018 10:42
0
1667
"Совершенно секретно", No.11/412, ноябрь 2018
вступление александра македонского в вавилон. Лебрён,1664
вступление александра македонского в вавилон. Лебрён,1664
wikimedia.org

 

Наше издание продолжает разговор об оружии. В этом материале мы расскажем о холодном оружии: как оно появилось, развивалось и какую роль сыграло в истории человечества.
 
Тяжело найти тему, вызывающую большие разногласия, чем отношение к оружию. Одни говорят, что оно порождает насилие. Другие утверждают, что мальчик без оружия вырастает существом среднего пола. Возможно, хотя и не очевидно, что такое столкновение взглядов берет начало с древних времен. И все же оружие, в первую очередь холодное, пользуется любовью большинства мужчин и множества женщин.
 
 КОГДА ОРУЖИЕ НЕ БЫЛО ОРУЖИЕМ 
 
Разновидностей холодного оружия существовало и существует великое множество. Естественно, первыми его образцами были камень, палка и камень, соединенный с палкой. Сейчас на это неказистое вооружение можно глядеть с нескрываемой иронией, однако стоит вспомнить, что при его помощи наши предки охотились на мамонтов, пещерных медведей и саблезубых тигров. А это были непростые противники. Так что уже сами первобытные люди, те, кто выживал, хорошо понимали глубокое несовершенство подобных подручных средств.
Конечно, сравнительно прямую палку, ствол молодого деревца, нужно было приспособить для охоты, заострив один из концов и старательно обжечь его на костре. Но, скажем, вепря такой не сразить. Да и медведь это копьецо сомнет и не заметит. Неминуемо возник насущный вопрос, как сделать средства охоты и самообороны наиболее эффективными. Даже для самых примитивных видов древнего оружия «2-го поколения» уже требовалось развитие технологий. Да, каменный, скажем кремниевый, наконечник поражал дикого зверя, да и любого врага, значительно лучше, чем просто обожженная палка, но его следовало прочно закрепить на древке. Само древко тоже надо было подобрать с умом и обработать, чтобы не ломалось при ударе, не гнулось дугой, чтобы не было кривым и не оставляло заноз на ладонях.
Для этого необходимо было начинать осваивать лес вокруг себя, ища не только ягоды, плоды, съедобные коренья и хворост для костра, но и древесину, подходящую для боевого применения. Чтобы закрепить наконечник, требовалось лыко, рыбий клей или же звериные жилы. И то, и другое, и третье необходимо было суметь не только раздобыть, но и обработать.
Кроме дерева и камня, активно использовались подручные средства животного происхождения. Так, медвежья кость могла стать прекрасной дубиной, ножом или боевым топором; зубы волка или акулы служили грозным дополнением к деревянной палице, а лосиный или олений рог легко превращался в наконечник копья или стрелы. Казалось, сама природа уже позаботилась о том, чтобы снабдить человека средствами, достаточными для выживания. И даже более того – дикие люди заметили, что если в пустотелой кости наделать дырочек и дуть в нее, зажимая отверстия, получается мелодичный звук. Для первобытных людей, не избалованных музыкальными изысками, это было сродни волшебству и долгое время использовалось для обрядов вызывания духов. Таким образом, вероятно, произошла первая в человеческой истории конверсия – использование военных технологий в мирных (более того, культурных и культовых) целях.
 
 СТРАЖИ АДСКИХ ВРАТ
 
Но поиск оптимального вооружения заставлял человека искать дальше, осваивать природу, исследовать ее и приходить зачастую к открытиям, вовсе не лежавшим на поверхности. Так он выяснил, что не каждый встреченный булыжник сгодится для использования в оружейном деле. То есть для того, чтобы бросить в цель или ударить по темечку, камня обычно хватало, но как только речь заходила о «продвинутых технологиях», начинались чудеса. Одни каменюки легко крошились при ударе, другие, наоборот, были слишком тверды, и их нельзя было обработать подручными средствами. Третьи вовсе расщеплялись на тонкие острые пластины (обсидиан).
Обрабатывая найденные камни, первобытный человек выяснил, что многие камни меняют свойства при соприкосновении с огнем – одни становятся хрупкими, другие сгорают без остатка, давая при этом жаркое пламя, а третьи и вовсе превращаются в нечто, совершенно не похожее на камень. Вероятно, именно так были обнаружены медь и железо, которым в будущем предстояло господствовать как на полях сражений, так и при охоте на дикого зверя. Строго говоря, между оружием боевым и охотничьим еще тысячелетия не было особой разницы. Полученные металлы обладали рядом удивительных свойств – в горячем виде они легко обрабатывались и хорошо держали нужную форму. Из них можно было изготавливать великое множество разнообразных предметов, значительно облегчающих жизнь в дикой природе.
Нельзя сказать, что медь и железо сразу покорили мир. Еще во времена конкистадоров, активно колонизировавших Американский континент, отряд Эрнандо Кортеса встречали местной разновидностью мечей – увесистыми плоскими дубинами с множеством обсидиановых лезвий, плотно вставленных по краям в виде режущей кромки. Да, при ударах камни вылетали из пазов, но у каждого из воинов был достаточный запас, чтобы на привале отремонтировать поврежденное, да и, лишившись каменных лезвий, это оружие представляло собой грозную палицу. Конечно, против стальной кирасы такой меч был слабоват, но кожаные доспехи (которыми в основном и защищали себя испанские воины) рубил без труда.
И все же, невзирая на относительную эффективность столь экзотического оружия, бронза, железо, а затем и сталь полностью свели его роль к положению музейной диковины. И дело не только в том, как ловко мог поразить врага тот или иной клинок, – хотя, несомненно, пригодность к реальному использованию оружия всегда была одним из главных критериев. Обработка металлов – занятие глубоко не очевидное. Конечно, превращение твердого «камня» в жидкий расплав изначально могло быть случайностью, но когда выяснилось, что это чудо повторяемо – за теми, кто работал с металлами, прочно укрепилась слава чародеев. Передавая тайны ремесла из поколения в поколение, экспериментируя с различными присадками и добавками, совершенствуя печи, варианты ковки и методы закалки, мастера-оружейники представлялись всем окружающим людьми чрезвычайно странными, накрепко связанными с темными силами.
Эти люди находили под землей руду (порой с помощью «волшебной» лозы), соответствующий уголь и, сторонясь лишних глаз, начинали священнодействие. Огонь, воздух, вода, земля и человек – все стихии участвовали в изготовлении клинка. Порой кузнец что-то нашептывал при ковке, что выглядело для непосвященных как ужасные заклятья или благословения. В некоторых странах, например в Японии и на Ближнем Востоке, у кузнецов-оружейников существовал жуткий обычай – закалять новый клинок, проткнув тело пленника. Выглядит, несомненно, как особое изуверство и, по сути, таковым является, но те, кто ввел эту жуткую традицию, каким-то образом выяснили, что в крови присутствуют соли магния, железа и др., которые улучшают физические свойства оружия. По мнению современников, эти люди знались с силами подземного мира, и частица огня в их горнах явно была взята из адского пламени.
Но к виртуозному чародейству в изготовлении великих и ужасных клинков лежал долгий и тернистый путь. Проследить его удается в глубине веков до IV династии Древнего царства Египта. В гробнице фараона Мереруба были найдены изображения технологического процесса обработки металла.
Стоит отметить, что ко времени правления этого давным-давно позабытого сына неба технология была уже не просто известна, а поставлена на поток.
Бронза – сплав меди с оловом или мышьяком – начала выплавляться и обрабатываться сравнительно рано, уже в 5-м тысячелетии до нашей эры. Олово, необходимое в изготовлении столь важного для жизни общества сплава, под ногами не валялось. Его месторождения имели непреходящую ценность, и поиск новых мест для рудников заставлял рудознатцев идти все дальше, раздвигая границы цивилизованного мира. Большие месторождения этого металла оказались в нынешней Британии. В глубокой древности эти земли так и назывались Оловянными островами. Но чтобы оттуда доставить металл, нужны были корабли. А для строительства кораблей – бронзовый инструмент. Для изготовления инструмента – медь и олово. Круг замкнулся. А значит, нужно было строить верфи, литейные мастерские, кузни… Нужно было воевать, добывать рабов, кормить все новых работников, где-то селить их. Для всего этого требовалось больше металла.
 
 ХЛАДНОЕ ЖЕЛЕЗО ВЛАСТВУЕТ НАД ВСЕМ 
 
Самородная медь, чистая или с минимальными примесями, встречается в природе значительно чаще, нежели самородное железо. Так, скажем, в Междуречье относительно чистое железо именовалось «небесной» медью (в основном оно было метеоритного происхождения и стоило куда дороже, чем медь «земная»). Создание первых государств, во многом державшихся на силе оружия, обусловило высокую потребность в клинках, доспехах, шлемах и многих других подобных вещах. Со временем стало очевидно, что железо, невзирая на дороговизну, предпочтительнее бронзового сплава. Оружие из него было легче и в отличие от бронзы держало заточку. Армия, вооруженная железным оружием, была куда маневреннее и стремительнее, в то время как воины, носившие бронзовые панцири и оружие, уставали куда быстрее. А в бою это могло играть решающую роль.
Железо держали в царских сокровищницах под усиленной стражей наравне с золотом. Так, при раскопках дворца ассирийского царя Саргона II в Ниневии был обнаружен железный «неприкосновенный запас» – 160 тонн довольно плохого железа в крицах – слитках. При том что Ассирия при Саргоне II создала чрезвычайно воинственную империю, державшую в страхе ближних и дальних соседей, можно представить, какой ценностью здесь было железо и как высоко ценились те, кто умел его обрабатывать. Поиск все новых мастеров, сбор их в закрытых от чужих глаз «лагерях» и улучшение производства стали навязчивыми идеями ассирийской цивилизации. Но в конце концов окружавшие Ассирию страны Вавилония, Урарту, Элам и др., объединив усилия, сокрушили общего врага. Так, технологии обработки железа, обогащенные совместным «международным» опытом, стали распространяться по Ойкумене.
Творческий поиск заставлял кузнецов экспериментировать. Из уст в уста передавались рассказы о непобедимых, всесокрушающих мечах из небесного железа. Конечно, эти рассказы во множестве обрастали легендами, но кузнецы знали, что в основе те имеют вполне реальные факты. Раздобыть такое железо было пределом мечтаний любого мастера. Скованный из него клинок стоил дороже золота. Но железные метеориты не так часто падают на землю, а мечей отменного качества требовалось  много. А значит, нужно было пробовать, искать, стараться превзойти учителей. Поиск мастеров-кузнецов, схожих с магами, дал свои результаты. Железо науглероживали, делали из него тонкие прутки, свивали из них жгут, расковывали, складывали, рубили на части, вновь складывали и расковывали. Всегда имелся шанс пережечь и бесповоротно испортить дорогое железо, стать посмешищем в глазах прочих мастеров, но успешный результат сулил богатство и славу. Однако все изыскания, конечно же, должны происходить в тайне, а результаты их – передаваться лишь сыновьям. Никому не ведомо, сколько прорывных технологий сгинули без вести из-за отсутствия преемников.
бронзовые мечи / фото из архива автора
 ПРИШЕЛ, УВИДЕЛ, ОБОМЛЕЛ 
 
С результатом этих замечательных экспериментов Европа столкнулась в IV веке до нашей эры, в эпоху походов Александра Македонского. Победоносная армия, спаянная нерушимой дисциплиной, ведомая в бой гениальным полководцем и отважным воином, сыном одновременно Зевса и храбрейшего Филиппа Македонского, была потрясена, столкнувшись в Персии с армией царя Дария III. Вернее, не с самой армией – с ней благодаря стратегическому таланту Александра удалось справиться довольно быстро, – а с персидским оружием. Железные мечи врага без труда разрубали бронзовые панцири и древки копий – сарис. А кроме того,  они были невероятно, божественно красивы! По всей плоскости клинка вился узор, причем нанесенный не рукой человека, а будто бы созданный богом-кузнецом Гефестом! (В Персии имелись и собственные боги, но уж, конечно, по мнению македонян, сотворить такое оружие им было не под силу.) Конечно, царь Македонии, не так давно объявленный в Египте живым богом, прежде не раз видел железное оружие. Но при всех своих достоинствах оно было довольно ломким. Гомер описывал, как во время Троянской войны один герой огрел другого мечом по шлему  и оружие разлетелось на три части. Сломать же персидский клинок казалось просто невероятно.
Любознательный от природы Александр стал допытываться – откуда берутся столь небывалые мечи? И получил ответ, что их делают кузнецы в далекой стране Пулуади. Расположена она (если смотреть по современным картам) где-то в Передней Азии. Оттуда и привозят в Персию «феррумкандиум» – «белое железо», как именовал находку учитель Александра, великий Аристотель. Возбужденный мечтой найти страну Пулуади, великий полководец двинул свою армию дальше на восток. Через Евфрат, Тигр и дальше в Индию.
В долине реки Гидасп он столкнулся с армией местного царя Пора (Парватака). Совершив обходной маневр, повелитель Македонии обратил в бегство противника, ранил и взял в плен самого царя. Тот храбро сражался, окруженный македонянами, но силы были неравны. Увидев пленника, Александр не смог скрыть радости – доспех его был сделан из уже знакомого «белого железа» и практически не был поврежден, невзирая на град сыпавшихся на Пора ударов. По словам Парватака, заветная страна Пулуади была уже совсем близко! Но, увы, идти дальше не было сил. Битва стоила Александру немалых жертв, климат и болезни губили бойцов не хуже вожделенных пулуадских клинков. Скрепя сердце он дал приказ отходить в Междуречье, чтобы там, в Древней Вавилонии, перевести дух, вылечить раненых и дождаться подкреплений для следующего похода. Новая победа сулила ему невероятные возможности – ни одно войско не смогло бы противостоять его небольшой, но абсолютно победоносной армии!
Его планам не суждено было осуществиться. Александр Македонский умер в Вавилоне, так и не выступив в новый поход. Однако благодаря его победам Европа познакомилась с удивительно красивым и невероятно прочным оружием из «белого металла», который по созвучию называли булатом. Детство оружейного дела подошло к концу. Начиналась совсем иная эпоха.
александр встречает индийского царя Пора, плененного в битве на реке гидасп / wikipedia.org

поделиться: