ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История ЖИЗНЬ Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Цареубийство: ритуал или война символов

Опубликовано: 16 Августа 2018 09:39
0
5891
"Совершенно секретно", No.8/409 август 2018
Фото: РИА "Новости"
Столетие Гражданской войны предельно обострило в историческом сознании общества и так достаточно остро стоящий вопрос об отношении к расстрелу царской семьи, сталкивая между собой приверженцев и противников Николая II.
В фокусе общественной полемики оказывается вот уже на протяжении столетия проблема определения гибели царя в качестве «ритуального убийства». Тезис о ритуальности цареубийства касается не только уточнения фактической канвы произошедшего сто лет назад в Екатеринбурге, но и подразумевает признание наличия за ширмой революции некого религиозного или псевдорелигиозного проекта, имеющего свою систему ритуалов.
На сегодняшний день есть две основные версии убийства: белогвардейского следователя Н. А. Со­колова – о погребении в районе Ганиной ямы и группы советских энтузиастов А. Н. Авдонина – Г. Т. Рябова – о погребении в Поросёнковом логу. Доминирующее положение в современной историографии заняла позиция, согласно которой в районе Ганиной ямы действительно была предпринята попытка погребения царских останков, но захоронение все же состоялось в Поросёнковом логу. Версию о ритуальном характере убийства царской семьи академическая наука определила «ненаучной». Но общество восприняло эту позицию как сокрытие правды о расстреле царской семьи за счет продвижения ложной версии.
Отказ Русской православной церкви признать «екатеринбургские останки» святыми мощами царя и членов императорской фамилии усиливает сомнения в достоверности официальной версии расследования цареубийства, представленной в ельцинские годы.
ДОКЛАД РПЦ: УБИЙСТВО БЫЛО РИТУАЛЬНЫМ 
27 ноября 2017 года накануне Архиерейского собора с участием патриарха Кирилла состоялась конференция «Дело об убийстве царской семьи: новые экс­пертизы и материалы. Дискуссия». На ней были представлены доклады известных ученых, обнародованы результаты работ церковной комиссии по исследованию «екатеринбургских останков». В ходе конференции секретарь патриаршей комиссии епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) сделал резонансное заявление: «У нас самое серьезное отношение к версии ритуального убийства. Более того, у значительной части церковной комиссии нет сомнений в том, что это так и было».
Возглавляющая расследование следователь по особо важным делам М. В. Молодцова объявила о намерении провести специальную психолого-историческую судебную экспертизу с участием Академии наук, ведущих университетов, архив­ных служб и церкви для ответа на вопрос, имело ли убийство царской семьи ритуальный характер. Важно, что и старший следователь, и секретарь патриаршей комиссии апеллировали к научному сообществу, побуждая подойти к проблеме ритуального характера цареубийства именно с позиций науки.
Однако предложение снять запрет с научной проработки темы, притом что, казалось бы, для науки запретных тем не должно существовать вообще, вызвало резкую критику. Была высказана озабоченность о провоцировании, через популяризацию версии о ритуальном характере цареубийства, распространения антисемитизма. Епископ Тихон был вынужден выступить с разъяснением, что никакой национальной адресации расследование РПЦ не содержит, и, напротив, провокацией является стремление обвинить церковь в разжигании антисемитизма. По словам отца Тихона, цареубийство не могло не иметь ритуального значения в рамках формируемой революцией новой системы символов, ведь сама фигура царя являлась сакральной и символической.
Действительно фактически любая культурная общность имеет определенные ритуальные составляющие. Ритуальное значение может в контексте различных культур быть присущим и политическому убийству. Составляющие ритуала революционного культа Великой французской революции содержала, к примеру, казнь короля Людовика XVI. Смысловую нагрузку политических ритуальных убийств некорректно было бы сводить исключительно к мифологии «кровавого навета», хотя угроза подверстки темы цареубийства под данную мифологему не исключена. Принципиально важно разграничить реальные символические конструкты революционной эпохи и провоцирующие ксенофобию и экстремизм мифы.
Точка зрения о ритуальном характере убийства царя и императорской семьи базируется на ряде аргументов, среди которых одни вымышлены, другие не прошли экспертной проверки, третьи же выглядят достаточно убедительными и требуют, соответственно, концептуального объяснения. Ниже представлен собранный на основании проработки имеющихся данных о гибели Николая II перечень аргументов, приводимых в пользу ритуального характера цареубийства.
30 ЗАГАДОК В УБИЙСТВЕ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ
1. Следователь И. А. Сергеев обнаружил в Ипатьевском доме отрывок стихотворения Генриха Гейне на немецком языке с некоторым отличием от первоисточника: «Валтасар был в эту ночь убит своими подданными». Образ смерти царя Валтасара использовался как в религиозной традиции, так и в революционной символике для проведения идеи о неизбежности возмездия для неправедного правителя, часы которого сочтены – он «исчислен», судьба его взвешена – «взвешен», а возглавляемое им царство разделено – «разделен».
2. Четыре знака найдены в Ипатьевском доме следователем Н. А. Соколовым и интерпретированы в качестве каббалистических. Расшифровка этих знаков как конспирологической записи «Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения Государства – о сем извещаются все народы» впервые в 1925 году была предложена бывшим полковником Российской императорской армии М. В. Скарятиным, позиционирующимся знатоком Каббалы, оккультистом и египтологом, чей авторитет специалиста сторонниками и противниками ритуальной версии цареубийства оценивается по-разному.
3. Следователем Н. А. Соколовым обнаружена криптограмма – цифровая запись «24678 ру. года», «1918 года», «148467878 р», «87888».
4. Важен выбор в качестве места расстрела царской семьи Ипатьевского дома, что вызывало ассоциации с Ипатьевским монастырем, являвшимся колыбелью династии Романовых.
5. Широко распространены на уровне слухов свидетельства ряда ответственных советских работников об отсечении главы императора и членов императорской семьи, дополняемые информацией о якобы имевшем место вывозе останков из Екатеринбурга в Москву. Обосновывается в том числе и отсутствием в районе Ганиной ямы найденных зубов, которые не могли быть уничтожены посредством сож­жения огнем.
6. Есть свидетельская информация о со­ж­жении останков членов царской семьи или о попытках их сожжения, что могло бы интерпретироваться и как прагматическое сокрытие следов преступления, и как ритуал. Проводится аналогия с сожжением извлеченных из захоронения останков Григория Распутина.
7. Имеются свидетельства об имевшем место расчленении тел представителей императорской семьи. Обосновывается нахождением в районе Ганиной ямы разрубленных драгоценностей, что было возможно только при расчленении, а также отрубленного человеческого пальца.
8. Убийства производились штыками, посредством чего, по версии следствия, добивались оставшиеся в живых после расстрела, тогда как по версии о ритуальном убийстве осуществлялся жертвенный ритуал. Распространена ссылка в этой связи на ясновидящую из обители в Дивеево Марию Ивановну, которой в ночь царе­убийства было видение умертвления царевен штыками.
9. Нахождение в Ипатьевском доме нанесенного царицей Александрой Фёдоровной в определении Н. А. Соколова «индийского знака» – свастики, что рассматривается свидетельством ее принадлежности к закрытому оккультистскому ордену и дает косвенные основания для развития версии об эзотерической составляющей в екатеринбургских событиях.
10. Выпущенные в США и Франции еще во время Первой русской революции провокаторские открытки, на которых Николай II изображался в качестве ритуальной жертвенной птицы.
11. Убийство царя происходит в канун почитания церковью памяти князя Андрея Боголюбского, прославленного за распространение христианства и убитого в результате заговора.
12. Обнаружение среди книг, принадлежащих царской семье, книги Сергея Нилуса «Великое в малом и Антихрист», в содержание которой, как известно, входил и текст «Протоколов сионских мудрецов», что, по версии сторонников ритуального убийства, показывало Николая II сознательным противостоятелем заговора «темных сил».
13. Отсутствие в могильниках остатков человеческих волос, что дает основание допустить ритуальный характер пострижения убиенных.
14. Умерщвление в Ипатьевском доме принадлежавшей княжне Анастасии собаки породы кинг-чарльз спаниель Джемми (Джимми), вывезенной вместе с телами убитых людей на Ганину яму. Объясняется как намек на уходящий в глубь времен антихристианский ритуал умерщвления вместе с казненными христианами и захоронения с ними пса.
15. Споры среди участников расстрела царской семьи о том, кто являлся истинным цареубийцей, что указывает на восприятие ими екатеринбургских событий в качестве символического акта.
16. Сложившаяся революционная традиция убиения монархов, воспринимаемых не только в качестве правителей, но и как помазанников Божьих. Трактовка царе­убийства как манифестации богоборчества.
17. Преподнесение цареубийства в российской революционной традиции как «тираномахии» – борьбы с тиранией. Рассуждения, идущие еще от декабристов и народничества, о моральности казни царя.
18. Изъятие в конце 1970-х годов группой Рябова – Авдонина из захоронения на Поросёнковом логу черепов и возвращение их на место по прошествии года, что порождает подозрения в некой совершенной манипуляции с костями для сокрытия ритуального содержания цареубийства и формировании фактической базы для фальсификации.
19. Доводы о том, что авторство «записки Я.М. Юровского» принадлежит академику, ведущей фигуре в исторической науке в СССР М. Н. Покровскому. Наличие противоречий в свидетельских показаниях Юровского, дающих основание предположить фальсификацию сведений о цареубийстве с целью сокрыть его ритуальный характер.
20. Отстранение от курируемого Б.Е. Нем­цовым расследования в 1990-е годы представителей церкви, непубличность следственного дела, что увеличило недоверие к официальной версии и дало основание предполагать преднамеренность сокрытия ритуальности цареубийства.
21. Загадочные обстоятельства смерти белогвардейского следователя Н.А. Соколова в сравнительно молодом возрасте (42 года), за несколько месяцев до планируемого участия в судебном процессе на стороне Генри Форда против обвинения того в антисемитизме.
22. Предположение, что в книге Н.А. Соколова, изданной уже после смерти автора, был купирован компонент, связанный с ритуальными аспектами цареубийства, которые при этом акцентировались в трудах, погруженных в материалы дела руководителя комиссии по проведению расследования генерала М.К. Детерихса и британского журналиста Р. Вильтона.
23. Свидетельство Р. Вильтона о прибытии в канун цареубийства из Москвы в Ипатьевский дом некого неизвестного персонажа странного облика, интерпретируемого в качестве служителя какого-то культа.
24. Заключения, сделанные и М.К. Детерихсом, и Р. Вильтоном, непосредственно причастными к следствию, о ритуальном характере цареубийства.
25. Вызывающее подозрения исчезновение вывезенных за границу Н.А. Соколовым вещественных доказательств, относящихся к расследованию гибели царской семьи.
26. Результаты проведения альтернативных биогенетических экспертиз – американской и японской, которые не подтвердили принадлежность «екатеринбургских останков» членам царской семьи, что дало основания говорить о совершении повторного кощунственного акта, состоящего в попытке выдать за мощи святых мучеников останки каких-то посторонних людей.
27. Обнаружение при новом расследовании 2017 года на предполагаемом черепе Николая II (объект № 4) следов от удара саблей, нанесенного ему японским самураем во время посещения Японии, тогда как во время следствия 1990-х годов эти следы комиссия удивительным образом не обнаружила.
28. Отсутствие на зубных останках императора следов стоматологического лечения – притом что известен факт его обращения к стоматологу. Усилились подозрения о подмене головы царя. Аргумент о том, что Николай при несовершенстве зубной техники мог бояться стоматологического лечения был опровергнут указанием на распространенность практики применения местного наркоза при лечении зубов еще в XIX веке.
29. Рост человека, отождествляемого в официальной версии расследования с дочерью царя Анной из «екатеринбургских останков» был на 13 сантиметров больше роста княжны, что оценивается как еще одно свидетельство о принятии следствием «ложного следа», направляющего его в сторону от версии о ритуальном убийстве.
30. Факт игнорирования при официальном расследовании фрагментов останков членов царской семьи, найденных следователем Н.А. Соколовым в районе Ганиной ямы, вывезенных за границу и замурованных в одной из стен храма Иова Многострадального в Брюсселе.
СИМВОЛИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
несохранившийся ипатьевский дом в екатеринбурге
несохранившийся ипатьевский дом в екатеринбурге / TACC
 
Любой из приведенных доводов сам по себе ритуальности цареубийства не доказывает. Все они содержат определенные допущения. Пока не проведена детальная экспертиза, как быть с определением целевого замысла цареубийства? Для утверждения о «ритуальном убийстве» не­опровержимых аргументов на сегодня недостаточно, но убийство царя явно имело политико-прагматическое значение и содержало символическое измерение – это очевидно.
В строгом значении слова «ритуал» под­разумевают определенную каноническую процедуру убийства, некий церемониал. Можно ли считать, что убийство в Екатеринбурге осуществлялось по установленной форме? Где и каков был канон его совершения? Есть ли свидетельства следования цареубийц в Ипатьевском доме определенным предписаниям по процедуре убийства? Собственно, и церковная комиссия, и епископ Тихон говорят именно о символическом значении цареубийства. И с выводом о том, что оно имело символическую составляющую, вероятно, согласится большинство историков.
Убийство представителя высшей власти обычно имеет символическое измерение и, таким образом, относится к символической политике. В этом отношении убийство Николая II не является исключением. Было бы даже странным, учитывая функ­ции монаршей власти в Российской империи, если бы символическое измерение в цареубийстве отсутствовало.
Давайте представим, что цареубийство определялось сугубо прагматическими целями, диктуемыми критическим положением дел на фронтах и иными конъюнк­турными соображениями. Но тогда перед нами рядовой прецедент в череде насилия и убийств времен Гражданской войны – «расстрел семьи гражданина Романова». Этому подходу противоречит идущая еще с XVII века традиция революционной символики казни народом монарха.
Предположим, что цареубийство имело характер ритуального действия и проводилось по некому установленному эзотерическому ритуалу. Доказательством этой версии служат стихи о Валтасаре, криптограмма, каббалистические знаки. Но эта версия в основном опирается на допущения, а не факты.
Или же цареубийство являлось актом символической политики, значение которого состояло в манифестации некой ценностно-смысловой повестки для сторонников и противников революционных сил. Наиболее сбалансированная версия, которая говорит нам о столкновении в проекциях 1918 года идеологий и идео­логических течений и производных от них систем символов.

поделиться: