ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Авантюра

Опубликовано: 1 Февраля 2001 01:00
0
2026
"Совершенно секретно", No.2/141

 
Таисия БЕЛОУСОВА,
обозреватель «Совершенно секретно»

Экономическое развитие нашей страны очень сильно тормозит «бегство» капитала за рубеж. По оценкам Минфина и ЦБ, в месяц утекает 1,5–2 миллиарда долларов. Сегодня Государственная дума работает над законопроектом, направленным на ограничение незаконного вывоза капитала за границу. Но, на наш взгляд, никакие законы не помогут, пока МВД, Генпрокуратура, ФСБ и Комиссия по валютному контролю будут, как индийские обезьянки, закрывать лапками глаза, уши и рот...

В 1997 году на заседаниях российско-иракской Межправительственной комиссии были достигнуты договоренности по развитию экономического сотрудничества после снятия эмбарго. Поскольку Ирак собирался строить несколько металлургических заводов, Министерство экономики РФ поручило подведомственному ему государственному предприятию «Внешнеэкономическое объединение «Зарубежчермет» заняться подбором будущих партнеров, а заодно поискать покупателей на российскую продукцию, не имеющую военного назначения.

У «Зарубежчермета» славная 35-летняя история. При его посредничестве Советский Союз строил металлургические предприятия по всему миру, а потом снабжал их оборудованием, запчастями и материалами. После 1991 года часть клиентов была потеряна: Россия не могла, как СССР, кредитовать строительство, и отношения с некоторыми странами изменились не в лучшую сторону. Но, тем не менее, «Зарубежчермет», стараясь приспособиться к новым условиям, работает за рубежом и по сей день. В чем ему, конечно же, помогает ранее заслуженная репутация устойчивого и надежного партнера. Забегая вперед, скажем, что в июле 1998 года организация стала именоваться государственным унитарным предприятием (ГУП) «Зарубежчермет».

В 1997–1998 годах генеральный директор предприятия Б.Н. Доев неоднократно командировал в Ирак (через Иорданию) своего заместителя М.Г. Евдокимова с группой сотрудников. Возвращаясь в Москву, Евдокимов с досадой докладывал, что иракская сторона вяло реагирует на предложения, волокитит с подписанием документов, но обсуждение условий контрактов худо-бедно идет.

В начале 1999 года, когда аренда помещения в здании по соседству с Кремлем стала ГУП не по карману, практически все его отделы перебрались с Варварки на улицу Вавилова. С переездом медлило лишь одно подразделение – «Зарубежчермет-инжиниринг», которое курировал Евдокимов. Зам объяснял задержку невозможностью прервать даже на неделю работы над документами по Ирану, где ГУП участвовало в крупном тендере. Гендиректор с его доводами согласился, и на Варварке остались пять сотрудников – сам Евдокимов, второй заместитель гендиректора Баженов, юрист Бескровный, старший специалист по заключению контрактов Чекалова и переводчица Фомина. Позже к ним присоединился бывший бухгалтер ГУП Помержанский.

Когда в мае 1999 года Евдокимов в очередной раз засобирался в Ирак, Доев предупредил, что эта поездка последняя, денег прокатали много, а толку – чуть.

А в июле гендиректора ГУП вызвали в Московский арбитражный суд и предъявили иск Новочеркасского электродного завода о взыскании с «Зарубежчермета» 1,4 миллиона долларов. Доева чуть не хватил инфаркт.

Оказалось, что г-н Евдокимов вместе со своими сотрудниками еще год назад зарегистрировал две коммерческие структуры – ЗАО «Зарубежчермет-инжиниринг» и ЗАО «Внешнеэкономическое объединение «Зарубежчермет». Подчиненные Евдокимова, выезжавшие с ним в Ирак, за границей тоже времени зря не теряли. Так, А. Чекалова вместе с неким югославом в том же, 1998 году зарегистрировала на Кипре, в оффшорной зоне, две фирмы – «Intermix Engineering Со. LTD» и «Zarubezhchermet Ltd». Как и у других оффшорных фирм, у них на Кипре не было ни кола, ни двора, деятельности никакой на солнечном острове они не вели, а по адресу, указанному в регистрационных документах, находилась аудиторская компания, которая представляла интересы фирм на Кипре.

Евдокимов и Ко при подписании контрактов использовали бланки и печать государственного предприятия «Внешнеэкономическое объединение «Зарубежчермет» (к тому времени преобразованного в ГУП), и зарубежные партнеры считали, что имеют дело с хорошо знакомой им организацией.

Чекалова зарегистрировала «Intermix Engineering Со. LTD» 22 июля 1998 года. А 30 июля Евдокимов отправил директору Новочеркасского электродного завода Фокину такой факс: «Внешнеэкономическое объединение «Зарубежчермет» рекомендует поддержать заключение контракта на поставку 600 тонн графитовых электродов в Иорданию с фирмой «Intermix Engineering Со. LTD». В/О... знает эту фирму как надежного финансового и делового партнера, аккуратно рассчитывающегося по своим обязательствам. В/О... гарантирует, что все необходимые платежи по вышеуказанному контракту данной фирмой будут перечислены полностью и В/О... будет контролировать перечисление в Ваш адрес необходимых по контракту средств».

Директор Новочеркасского завода, очевидно, не знал, что «надежной» фирме было от роду всего восемь дней, а потому в тот же день, то есть 30 июля, он не только заключил контракт, но и отгрузил через астраханскую таможню требуемые электроды. Такая вот оперативность...

Сомнения у Фокина – а вдруг да «кинет» завод незнакомая фирма – все-таки появились. И он попросил Евдокимова предоставить более весомые гарантии. 7 сентября Евдокимов подписывает договор-поручительство, по которому некий «Зарубежчермет» обязуется отвечать по обязательствам кипрской фирмы, если она не исполнит своих обязательств по контракту, и ставит на договоре печать государственного унитарного предприятия. Директор Новочеркасского завода получил право обратиться с письменными претензиями к поручителю и потребовать в 15-дневный срок перечислить 1,4 миллиона долларов. Поскольку в документе, кроме адреса Варварка, 14, никаких других реквизитов не было, то его «легко можно было принять» за договор с ГУП.

М.Г. Евдокимов

В начале 1999 года новочеркасцы, не дождавшись денег за электроды, направили факсы киприотам и Евдокимову, на Варварку. А в марте прислали требование об исполнении обязательств.

Евдокимов письменно пообещал директору, что деньги скоро будут. В августе Фокина успокаивал уже другой заместитель гендиректора ГУП – А.М. Баженов. Объяснял, что заказчик предъявил претензии к качеству электродов, поэтому Евдокимов, «находящийся в стране заказчика, проводит сложные переговоры вплоть до уровня правительства». Но Фокин ждать не мог. Завод товар отгрузил, а валюту не получил. Директора трясли таможня, налоговики, а главное – местные власти, ведь для Новочеркасска полтора миллиона долларов – большие деньги. (Кстати, Фокин, бывая в Москве, почему-то не догадался заглянуть к гендиректору Доеву и поинтересоваться, почему его люди водят за нос Новочеркасский завод. Вместо этого сразу предъявил иск в арбитраж.)

Пока генеральный директор ГУП «Зарубежчермет» Доев проводил служебное расследование сделки, суд иск удовлетворил. Решение о взыскании 1,4 миллиона долларов уже попало к судебным приставам, как вдруг из Новочеркасска сообщили в арбитраж, что деньги за электроды (от иракского контрагента и кипрской фирмы) они получили, но просят взыскать с ГУП 97 тысяч долларов, поскольку в связи с задержкой платежа были неприятности с таможней. Адвокаты ГУП обратились в Ростовский областной арбитраж: мол, ГУП «Зарубежчермет» не уполномочивало Евдокимова подписывать договор поручительства и сделка поручительства за иностранную фирму была несовместима с характером деятельности государственного предприятия. Суд признал сделку недействительной. Дальше были апелляции, кассации... Точку в сентябре 2000 года поставил Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, подтвердивший решение суда первой инстанции.

В ГУП, познакомившись со всем пакетом документов по сделке, пришли к выводу, что история с электродами весьма темная. Новочеркасский завод является монополистом по выпуску графитовых электродов, без которых не работают доменные печи. Цена контракта, подписанного с киприотами, – 1,5 миллиона долларов. По мнению специалистов, на мировом рынке электроды стоили бы 3 миллиона долларов. Получается, что Новочеркасский завод заключил весьма невыгодную сделку. Вопрос: почему?

Если все электроды ушли в Ирак, то там их цена могла возрасти до 4,5 миллиона. Потому что Саддам Хуссейн расплачивается за товары не деньгами, а сертификатами на нефтепродукты, на продаже которых могут быть потери. Получив сертификаты, многие сразу продают их посредническим фирмам. Самые же отчаянные или скупые пытаются, несмотря на блокаду, вывезти нефтепродукты из Ирака. Для этого надо только быстро и незаметно проскочить в территориальные воды Ирана. До иранских вод – рукой подать, но тут курсирует американский эсминец. Возможно, это совпадение, но именно зимой 1999 года, когда у киприотов возникли сложности с платежом за электроды, эсминец «тормознул» чей-то танкер с нефтью. Был громкий скандал, Россию обвиняли в нарушении эмбарго, экипаж танкера доказывал, что нефть российская, но экспертиза признала ее иракской, и нефть конфисковали. СМИ тогда приписали эту нефть министру МПС Н.Е. Аксененко, но он, как впоследствии выяснилось, был ни при чем.

А если бы сделка с Новочеркасским заводом прошла благополучно, Евдокимову все сошло бы с рук. Завод получил бы свои 1,4 миллиона, более чем солидная маржа осела бы на зарубежных счетах тех, кто стоял за сделкой. И в ГУП ничего бы не узнали. Евдокимов все просчитал, не учел лишь одного – задержки платежа.

Как удалось узнать гендиректору Доеву, компания с Варварки перехватила у ГУП еще и сделку со Снегиревским заводом огнеупоров, директор которого был уверен, что Евдокимов действует как заместитель Доева.

Отправившись в иракскую командировку в мае 1999 года, Евдокимов о том, что ему надо бы показаться на рабочем месте, вспомнил лишь в феврале 2000 года. Так как никаких документов, оправдывающих столь долгое отсутствие, зам не представил, его уволили за прогулы. Евдокимов сразу обратился в суд. После длительного разбирательства 25 мая 2000 года суд признал увольнение обоснованным. Евдокимов обжаловал это решение. Городской суд оставил его в силе. Но на этом злоключения для Доева и ГУП не закончились.

Сотрудникам, сидящим на Варварке, гендиректор дважды приказывал перебраться на улицу Вавилова. Те отказывались. А заместитель гендиректора Баженов даже заявил, что Доев – наследие проклятого социализма, путается у них под ногами, в то время как они спасают предприятие, действуя по законам коммерческого рынка.

Мало того, группа товарищей с Варварки направила обращение к и.о. президента Путину и министру экономики Шаповальянцу, обвинив Доева во всех смертных грехах. Из администрации президента Шаповальянцу было дано указание разобраться и ответить адресату.

Комиссия из министерства два месяца проверяла факты, изложенные в письме, каждый из которых можно толковать двояко. Одно из обвинений в адрес Доева – в ГУП очень маленькая зарплата. А с чего, спрашивается, ее повышать, если гуповские контракты уводят «налево»? Другое обвинение – гендиректор выдал ссуду, эквивалентную 20 тысячам долларов, на улучшение жилищных условий сотруднице Б-й, а по рыночной цене этот обмен стоит 10 тысяч долларов. На что намекали авторы письма – непонятно: то ли на какие-то отношения, то ли на то, что Доев прикарманил 10 тысяч. Министерскую комиссию сменили налоговики, потом Доева проверяла Комиссия по валютному контролю. Криминала в действиях директора не нашли.

В апреле 2000 года в ГУП становится известно о новых действиях «раскольников» с Варварки.

«Зарубежчермет» более двадцати лет сотрудничает с иранским Исфаханским металлургическим заводом. Россия в наследство от СССР получила глобальный контракт на поставку ему запчастей. Оплата поставок происходит на основании выставленных безотзывных аккредитивов.

А.М. Баженов

22 сентября 1998 года Евдокимов от имени ГУП подписал контракт на поставку запчастей для дизельных локомотивов с Коломенского и Людиновского заводов. Иранская сторона попросила ГУП предоставить 10-процентную скидку на поставляемый товар. Баженов в письме к иранскому менеджеру Мазахери сообщил, что у «Зарубежчермета» такой возможности нет, но если иранская сторона согласится открыть аккредитив в пользу нашего предприятия в оффшорной зоне, ей предоставят 7-процентную скидку (40 тысяч долларов).

Мазахери поспешил открыть очередной аккредитив на сумму свыше полумиллиона долларов на Кипре в пользу «Zarubezhchermet Ltd». И, уверенный, что он имеет дело с дочерней фирмой ГУП (ну перепутались в его бедной голове наши «Зарубежчерметы»), любезно извещает гендиректора Доева, что его поручение по открытию аккредитива на Кипре он выполнил. Доев тут же вылетел в Иран.

Узнав, что кипрская фирма никакого отношения к ГУП не имеет, Мазахери пришел в ужас. По иранским законам за такой промах он мог получить лет десять. Совместными усилиями удалось вернуть в Иран половину денег. (На оставшуюся сумму Исфаханский завод запчасти в конце концов получил.) На прощание благодарный Мазахери признался Доеву, что Баженов рекомендовал ему не иметь дела со старым гендиректором – мол, его уже уволили. В доказательство прислали копию обращения группы товарищей к и.о. президента...

После реорганизации ГУП перешло в подчинение Министерства промышленности, науки и технологий. Группа с Варварки посылает еще одно обращение, но теперь уже президенту Путину и министру Дондукову. Новая начальница главка, не зная о проведенной ее предшественником работе, памятуя, что дыма-то без огня не бывает, подумывает о назначении проверки по письму. А тем временем Евдокимов пытается перехватить у ГУП египетский тендер.

«Зарубежчермет» очень заинтересован в возрождении сотрудничества с Египтом, где СССР построил много заводов. В 1998 году египтяне объявили тендер на реконструкцию коксовой батареи № 2 на Хелуанском металлургическом заводе. По строительству коксовых батарей Россия по-прежнему на первом месте. Но у россиян появился сильный соперник – китайцы. Тот, кто выиграет этот тендер, автоматически получит заказы на реконструкцию трех остальных батарей, а это – десятки миллионов долларов. Для ГУП «Зарубежчермет» и российских предприятий такая победа – реальная возможность в течение десяти лет получать живые деньги, с которых государство будет иметь хорошие налоги.

Заплатив за участие в тендере 20 тысяч долларов, ГУП представило свои предложения. И вроде бы у него появились большие шансы на победу. Однако летом 2000 года в игру вступил Евдокимов. Как заместитель генерального директора ГУП, он стал обсуждать с египтянами условия тендера, подтверждать ранее данные «Зарубежчерметом» обязательства, назначил своего представителя и т.д.

Египтяне не будут разбираться, тот или не тот «Зарубежчермет» имеет с ними дело, и тендер легко может уйти к Евдокимову. Доев решает лететь в Египет. Но он понимает весь комизм, идиотизм ситуации. Придется доказывать египтянам, что он – генеральный директор настоящего ГУП «Зарубежчермет». А чем это докажешь? Удостоверением? Оно в Египте – филькина грамота. Доев просит главк сообщить о его визите в российское торгпредство. Нужная бумага была отправлена только после вмешательства заместителя министра. В Египте Доев опять-таки с большим трудом уговорил представителя торгпредства выступить в защиту государственного предприятия и отрекомендовать его египтянам как руководителя настоящего ГУП «Зарубежчермет».

Только вернулся домой, новый «подарок» Евдокимова – письмо от коммерческого директора иракской государственной компании механической промышленности. Ссылаясь на критическое положение компании, вызванное неисполнением контракта, подписанного с «Зарубежчерметом», г-н Кадхим просит предоставить график отгрузки. Гендиректор ГУП об этом контракте даже не слышал, между тем как его одобрили власти Ирака, а это процедура весьма и весьма непростая.

Через посольство, используя свои старые связи, Доев выясняет, что в 1997–1998 годах Евдокимов заключил три контракта на поставку в Ирак трансформаторов и генераторов, токарных и сверлильных станков, проката и швеллера (цена проката в России – 200 долларов за тонну, а иранцы его брали за 598 долларов). Ни один из контрактов компанией Евдокимова выполнен не был. Государство, ГУП, российские предприятия потеряли 15,5 миллиона долларов. Сейчас Доев пытается заключить с иракской компанией контракты заново. Но ему в очередной раз придется доказывать, что представляет он старый, надежный «Зарубежчермет».

Пытаясь найти управу на Евдокимова, Доев стучался во все двери – МВД, Генпрокуратуры, ФСБ, Комиссии по валютному контролю. Все признают: да, это классическая схема увода капитала из страны – создание дочерних фирм в оффшорной зоне, экспорт ими товара по заниженной цене, извлечение неучитываемой и не облагаемой налогами прибыли... Возмущаются, понимают, что гендиректор защищает интересы страны, в помощи не отказывают, но дальше обещаний дело не идет. То ли команды сверху не было, то ли кажутся незначительными «уведенные» суммы.

А Евдокимов и Ко, чувствуя полную безнаказанность, вероятно, на достигнутом не успокоятся. Не получится у них с Египтом, подпишут контракты с Сирией или Иорданией. Не будет же Доев бегать за ними по всему миру, подсматривать, на каких бланках они пишут свои письма, чьей репутацией прикрываются.

Просим считать эту статью официальным обращением в Генеральную прокуратуру РФ.


поделиться: