ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История ЖИЗНЬ Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Как это было в мае 1918-го

Опубликовано: 22 Мая 2018 10:16
0
11222
"Совершенно секретно", No.5/406, май 2018
Павел Дыбенко
Павел Дыбенко
Фото: РИА "Новости"

РАСКАТЫ ОБВИНЕНИЙ КРЫЛЕНКИ ПРОТИВ ДЫБЕНКИ
Из дневника москвича Никиты Окунева:

«3 мая. Начался суд над Дыбенкой. Обвинительный акт содержит в себе указание на трусливое и бесчестное бегство Дыбенко перед лицом неприятеля, на его пьянство, на незаконные расстрелы, производимые по его приказанию, и т. п. безобразия. Но, кажется, дело это снимут с очереди. По крайней мере дальше одного заседания не пошло – Дыбенко требует вызова в свидетели Ленина и Троцкого, и оно отложено и едва ли возобновится. Дыбенко на свободе.

Знаменитый герой советского воинства Муравьёв арестован. Тоже, видно, «фрукт»!

15 мая. Ленин пишет в «Правде»: «Мы больше национализировали, наконфисковали, набили и наломали, чем успели подсчитать».

19 мая. Больше недели гремели раскаты обвинений Крыленки против Дыбенки. (Да, да! Всё-таки суд состоялся, и притом такой длинный и «милостивый»). Дыбенку, несмотря на его оказавшуюся, несомненно, бездарность, невежество, самохвальство, дерзость и распущенность, оправдали вчистую. Но этот исход процесса так и зовёт на скамью подсудимых самого обвинителя, «генерал-прокурора» Крыленку.

В указаниях защиты так и значилось, что неумелое и растерянное командование Крыленкой остатками бывшей русской армии должно бы удлинить скамью подсудимых и этой зловещей для России фигурой. А паче всего – весь этот суд ещё раз заставил пожалеть, что нет теперь ни суда, ни судий для осуждения всей милой компании, т. е. и Крыленки, и Дыбенки, и судивших его, и обвинявших, и оправдывавших, и, даже любопытства ради, всех присутствовавших на этом суде, который будет со временем пресмешным материалом для опереток, фарсов и водевилей.

… В Москве, может быть, теперь спокойнее, чем где-нибудь, но ведь тут Мирбах, Ленин, Троцкий и миллионы разных комиссариатов, советов, комиссий, комитетов, центропупов и т. п. чертовщины. Здесь зато и грабят же, и расстреливают же!

28 мая. В воскресенье с 2 ч. дня и до самого вечера во всей Москве слышались не то выстрелы, не то взрывы оглушительной силы. … Почти совершенно сгорела товарная станция Казанской ж. д.

Как позднее выяснилось, пожар возник от поджога: там были вагоны с продовольствием, и охрана расхищала его, и затем понадобилось скрыть следы хищений, и в результате несколько десятков людей погибли и ранены от взрывов, падений горящих построек и вообще от пожарного бедствия. Сгорело несколько сот вагонов и платформ и до 200 – на путях.

… В сотнях вагонов была масса продовольственных и мануфактурных грузов.

31 мая. Москва объявлена на военном положении. Уличные митинги и собрания воспрещены, а также воспрещено частное легковое автомобильное движение.»

(Окунев  Н.П.  Дневник  москвича, 1917 – 1920. Кн. 1. – М., 1997.)

БЛАЖЕН ТОТ, КТО ПОПАЛ ПОБЛИЖЕ К ГЛАВНОЙ КАССЕ
Из дневника генерал-лейтенанта барона Алексея фон Будберга:

«2 мая. Семёновцы продвигаются вдоль линии железной дороги; многие реакционеры, забывшие, что до декабря они были самыми крикливыми мартовскими революционерами, захлёбываются от восторга; спекулянты ликуют, ожидая восстановления торговых отношений с Сибирью.

4 мая. Настроение самое невесёлое. Родилось какое-то новое сибирское правительство из совершенно незнакомых Дальнему Востоку персонажей очень мелкого калибра; раскрашивающие их аттестаты сводятся пока что к партийной работе, бытности на каторге, бытности членами одной из Дум или разогнанной Учредилки и т. п.

8 мая. … Одними из негласных приобретений революции явились рассасывание центров этики и порядочности и вылуженные совести, непроницаемые для чувства стыда. Бессовестность теперь не знает границ; блажен тот, кто схватил руль власти и попал поближе к главной кассе. … Создают главнокомандующего, у которого, если собрать всех принанятых в войске китайцев и корейцев, не наберётся воинов даже на полк мирного состава; рождаются новые штабы – приятные и выгодные убежища для разных героев тыла и прихлебателей высоких сфер.

9 мая. «Старый режим» распускается самым махровым цветом в самых гнусных своих проявлениях; то же, что было в нём высокого и хорошего, отшвырнуто за негодностью.

12 мая. Настроение такое, что, будь деньги, попробовал бы пробраться на Дон. Харбинская атмосфера, все эти главно- и простокомандующие с их многоэтажными штабами, общая подлость и чисто разбойничий эгоизм, прогрессирующие атаманские банды, – всё это способно заставить выть от горя.»

(Барон А. Будберг. Дневник. // Начало гражданской войны. Мемуары. М., Л., 1926.)

ХУДШИМ ВРАГОМ СОВЕТОВ ЯВЛЯЕТСЯ ГОЛОД
Из дневниковых записей сотрудника германского посольства в Москве барона Карла фон Ботмера:

«1 мая. О многопартийной жизни при диктатуре пролетариата не может быть и речи. Деятельность любых буржуазных группировок официально запрещена. Их пресса почти полностью исчезла.

21 мая. Я склонен даже полагать, что за Лениным стоит только некоторая часть народа. Среди них большинство тех, кто надеется получить материальные и социальные привилегии, и определённое, не очень большое, число тех, кто действительно верит в коммунизм. … Худшим врагом Советов является голод. Быстро нарастает понимание, что Свердлов, Ленин, Троцкий и их товарищи не могли и не смогут улучшить экономическое положение в стране; число их приверженцев сокращается. Фактическую власть правительства поддерживают главным образом промышленные рабочие и красногвардейцы и в первую очередь – финские и латышские стрелки. …

Я считаю, что большая масса недовольных советским правительством людей вообще не имеют никаких определённых планов. В решающий момент она примкнёт к тому направлению, которое сбросит теперешнее правительство, по крайней мере на какое-то время покончит с нынешним ненавистным положением и хотя бы даст надежду на что-то лучшее. … Лучшим оплотом большевиков являются безволие и трусость масс … большевики располагают важнейшим фактором – беспощадной, жестокой диктатурой, какой не знала царская Россия, осуществляемой решительными и энергичными людьми.

30 мая. Обеспокоенность в советском правительстве растёт. Состояние войны с чехословаками уже не удерживается в тайне. Похоже, что это было вызвано приказом об их разоружении … В Петербурге, говорят, прошли мятежи. Здесь, в Москве, совершён уже ряд расстрелов; судя по их продолжительности, число расстрелянных было значительно больше обычного. Правительство, похоже, поняло, что его позиции требуют снова усиления, а для противника необходимо устрашение. В других государствах правительство подаёт в отставку, если за ним не стоит правда, если оно не совершило дел для блага народных масс. Здесь же прибегают к усилению террора, пользуются силой принуждения как доказательством права на своё существование. … Никакого следа превозносимых идеалов революции – ни свободы, ни равенства, ни братства.»

(К. фон. Ботмер. С графом Мирбахом в Москве: Дневниковые записи и документы за период с 19 апр. по 24 авг. 1918 г. – М., 1997.)

ГЕРМАНСКИЙ ПОСОЛ В МОСКВЕ МИРБАХ – МИД ГЕРМАНИИ:

«Телеграмма №122. 16 мая 1918. Согласно надёжным источникам, ситуация в Петрограде вновь нестабильна. Предполагается, что Антанта будет тратить огромные суммы, чтобы привести к власти правое крыло эсеров и возобновить войну. Матросы кораблей «Республика» и «Заря России» (линкоры «Император Павел I» и «Император Александр II». – прим. ред.) и крейсера «Олег»…, как говорят, были подкуплены крупными суммами; точно так же, как и бывший Преображенский полк. Запасы оружия на Сестрорецких оружейных заводах – в руках эсеров. …

Я все ещё пытаюсь противостоять усилиям Антанты и поддерживать большевиков. Однако я был бы признателен за инструкции относительно того, оправдывает ли общая ситуация использования больших сумм в наших интересах, если это необходимо, и какое направление мне поддерживать в случае, если большевики окажутся неспособными устоять. Если большевики падут, то на данный момент имеют лучшие перспективы [их] преемники, [склоняющиеся к] Антанте.

Статс-секретарь иностранных дел Кюльман – Мирбаху:

Берлин, 18 мая 1918. В ответ на телеграмму №122. Пожалуйста, используйте [более] крупные суммы, так как в наших интересах, чтобы большевики выжили. Фонды Рицлера в вашем распоряжении. Если потребуются дополнительные средства, пожалуйста, телеграфируйте, сколько. Отсюда очень трудно сказать, какую тенденцию поддержать, если большевики падут. Если действительно будет сильный нажим, то левые эсеры падут вместе с большевиками. Эти партии, как мне представляется, являются единственными, которые основывают свои позиции на Брест-Литовском мирном договоре. Кадеты, как партия, антигерманские; монархисты также будут за ревизию Брестского мирного договора.

У нас нет интересов в поддержке монархических идей, которые могут воссоединить Россию. Напротив, мы должны стараться максимально предотвращать консолидацию России, и поэтому с этой точки зрения должны поддерживать крайне левые партии.»

(Germany and the Revolution in Russia, 1915 – 1918. Documents from the Archives of the German Foreign Ministry. London, 1958. Перевод автора.)

Авторские орфография и пунктуация сохранены


поделиться: