ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

«Мы кормим будущего президента страны…»

Опубликовано: 6 Февраля 2018 13:05
0
5525
"Совершенно секретно", No.2/403, февраль 2018

Член совета директоров и владелец компании «Инфаприм» Алексей Лысяков – о недетских проблемах единственного в стране производителя смесей для грудного вскармливания детей

Ежегодно в России рождаются около 2 миллионов младенцев – цифра эта пока плавающая, но тенденция к росту населения хоть и слабая, но сохраняется, в том числе и благодаря мерам, которые предпринимает государство в последние годы: материнский капитал, строительство новых перинатальных центров, пропаганда семейных ценностей в СМИ и т. д. Однако помимо этих вполне позитивных цифр есть ещё одна, не очень приятная – с каждым годом растёт количество молодых матерей, у которых большие проблемы с грудным молоком.

Официальная статистика говорит о том, что лишь 30% женщин кормят грудью своих детей до полугода. В реальности ситуация ещё хуже: практикующие врачи настаивают на другой цифре: женщин, кормящих грудью до полугода, всего 12%. Снижение их количества происходит по разным причинам – тут и плохая экология, и общее ухудшение здоровья среди молодёжи.

Понятно, что только материнское молоко даёт растущему организму весь комплекс витаминов и минеральных веществ, которые закладывают основу здоровья ребёнка. Но если его у матери нет? К счастью, человечество давно научилось справляться с этой проблемой. Ещё в 1867 году изготовили смесь из сухого коровьего молока, пшеничной муки и сахара, которую назвали «Молочная мука». Это было первое в мире искусственное детское питание, которое, впрочем, мало напоминало по составу настоящее женское молоко.

Однако прогресс в этой сфере шёл семимильными шагами, и разработчики детского питания постепенно приблизились к созданию продукта, полностью имитирующего состав женского молока. Производством искусственных смесей для младенцев начали заниматься гигантские международные корпорации из Европы и Америки, которые контролировали этот бизнес на всех континентах.

В Советском Союзе этой отрасли уделялось особое внимание, поскольку речь шла о стратегическом для страны продукте. Все мы помним смеси «Малютка» и «Малыш», на которых выросло несколько поколений советского народа. Однако за постсоветские годы собственное производство детских смесей в России было разрушено, и наши прилавки захватили известные международные бренды. Поначалу это всех устраивало: у молодых мамочек впервые появился выбор, да и сомневаться в качестве продукта от знаменитых и могущественных корпораций никому не приходило в голову. Но сегодня мы подошли к такому тревожному порогу, когда вопрос о детском питании перестаёт быть совсем уж «детским», ибо тот, кто контролирует еду для наших младенцев, тот контролирует наше будущее. А в нынешней ситуации, когда отношение к нашей стране со стороны западного мира далеко от идеала, пора бы и задуматься над этой проблемой. Особенно когда выясняется, что 93% рынка детских смесей в России принадлежит иностранцам, а реальным производством этого продукта в стране занимается всего одна (!) отечественная компания – ЗАО «Инфаприм», которая выпускает целую линейку детского питания «Нутрилак».

Чтобы разобраться с этой проблемой, мы решили встретиться с представителем руководства этой компании, выпускающей уникальный отечественный продукт для младенцев. Знакомьтесь: Алексей Лысяков, член совета директоров «Инфаприм». Образование – Санкт-Петербургский медицинский институт им. академика

И.П. Павлова. В бизнесе с 1991 года. Активно занимался политикой: был членом Совета Федерации и депутатом Государственной думы РФ VI созыва. В 2016-м решил снова вернуться в стихию предпринимательства и стал совладельцем компании «Инфаприм».

Алексей Лысяков

Фото: АЛЕКСАНДР НАТРУСКИН/«РИА НОВОСТИ»

– Алексей Алексеевич, как так получилось, что на всю огромную Россию осталось только одно предприятие, выпускающее смеси для грудного вскармливания?

– Прежде чем я начну отвечать на ваши вопросы, я хотел бы подчеркнуть, что материнское грудное молоко является самым лучшим продуктом для ребёнка первых двух лет жизни. Никакие смеси и близко не подошли по составу к материнскому молоку. Поэтому, если у молодой матери есть малейшая возможность кормить грудным молоком, надо делать именно это.

Теперь о ситуации на российском рынке. Справедливости ради скажем, что мы не единственная российская компания на нём. Есть ещё международная компания «Нутриция Данон», которая хоть и занимается расфасовкой уже изготовленных за рубежом смесей, но формально всё-таки считается отечественным производителем, хотя даже картон для упаковки они привозят из заграницы. Тем не менее они расфасовывают здесь около 15% продукции от всего объёма рынка, мы изготавливаем всего 7%. Всё остальное детское питание, продающееся в РФ, – чистый импорт. То есть только 7% реального отечественного продукта выпускает наш завод, который находится в Истре. Он был построен 10 лет назад как экспериментальное предприятие, за последние годы мы его порядком модернизировали. Более 50% сырья, которое мы используем, российского происхождения. К сожалению, все остальные компоненты привозные, поскольку у нас их пока не производят. Но надеюсь, что это рано или поздно будет исправлено.

– Согласитесь, странная картинка: у нас такие успехи в сельском хозяйстве, полностью себя обеспечили мясом, а в такой важной сфере, как детское питание, получается, полностью зависим от заграницы…

– Увы, если говорить честно, то в России осуществляются фантастические дискриминационные меры против отечественного производителя. В своё время, когда Владимир Путин был премьер-министром, им было подписано постановление о том, что отечественные заменители грудного молока должны производиться в России в объёме не менее 70% от рынка. Прошло столько лет, но это постановление не выполняется, и мы, отечественные производители, имеем всего лишь 7% рынка. Понятно, что у правительства все эти годы хватало больших глобальных задач на макроуровне – поднимали сельское хозяйство, инфраструктуру. Очень хорошие результаты показывает наш автопром, ведь практически все иномарки сегодня собираются в стране, лекарств наших теперь очень много производится.

А вот до нашего продукта – заменителей грудного молока – почему-то так и не дошли руки. И это проблема не нашего завода, а всей отрасли. На самом деле и «Нестле», и «Данон», и другие монстры мировой отрасли давно могли бы открыть свои производства на нашей территории, как это произошло с автомобильными корпорациями. Средний завод по производству детских смесей обходится примерно в 60 миллионов евро, это совсем небольшие деньги – не сравнить со стоимостью, к примеру, металлургического завода. Но это очень технологически сложное производство, в котором главное требование – качество.

– Кстати, а что насчёт качества ваших смесей «Нутрилак»?

– Тут нам есть чем гордиться. Мы постоянно делаем слепое тестирование – по качеству наша продукция ничем не хуже, чем у мировых брендов. Стандарты качества в России выше, чем в Европе.

А по некоторым показателям, особенно по стерильности, мы эти стандарты опережаем в 10 раз. Кстати, проблемы микробиологической безопасности возникают даже у самых известных брендов. Вот пример одной только французской компании «Лакталис»: у них 38 детей в разных странах заболели сальмонеллёзом, и 20 из них умерли. Сейчас они по всему миру отзывают 83 миллиона упаковок. Причём произошло это в основном в странах третьего мира, к которому наши западные коллеги относят и нас. К счастью, нашу страну эта история не задела. Повезло. Просто «Лакталис» не справился с конкуренцией и ушёл с нашего рынка. А ведь они эту же самую продукцию продавали в России ещё пять лет назад.

Мы делаем всё возможное, чтобы исключить подобные проблемы. Конечно, нас постоянно всячески проверяют, и это правильно. Просто одно дело, когда Роспотребнадзор может в любую секунду проверить сам завод, и совсем другое – если сюда импортируется готовая продукция в упаковке.

– И всё же, почему так плохо развивается отечественное производство?

– Всё объясняется очень просто: импорт готового детского питания облагается пошлиной по ставке 5%. Импорт любого компонента, который мы ввозим для производства смесей, – по ставке 12 – 15%. Вот почему пока что производить в России невыгодно. Даже по правилам ВТО внутренний производитель не должен быть в худшем положении, чем внешние импортёры, в таких случаях разрешено увеличивать для них ввозные пошлины. Мы ведь не просим ничего особенного у нашего правительства – только одного: можно нам выравнять условия и сделать их такими же, как для импортёров? По-доброму, конечно, нужно дать преференции отечественному производителю, но если это пока невозможно, то хотя бы уравняйте нас.

Эту ситуацию надо срочно менять – либо нам опустить пошлину, либо им поднять. К тому же всё сырье, которое мы ввозим, попало под наш же закон об антисанкциях. В результате мы, производители, не можем ввозить некоторые компоненты, а все зарубежные производители спокойно ввозят готовый продукт. Это просто чудо, что мы, единственное предприятие, производящее детское питание, до сих пор работаем. Мы категорически против того, чтобы Россия настолько зависела от импорта. Напомню: ёмкость этого рынка – 40 тысяч тонн в год, мы же можем произвести только 5 тысяч тонн, если очень сильно напряжёмся, то 6 тысяч, но это же не решение… У нас есть план увеличить производство в ближайшие два года в 4 раза, но это всё равно половина потребности страны! А ведь 40% нашей продукции идёт ещё и на экспорт в страны СНГ.

Я бы на месте правительства сделал всё, чтобы стимулировать западные корпорации открывать производство внутри страны. Ведь с автопромом это сработало, почему с детским питанием не получается? Конечно, наша отрасль небольшая – её обороты в пределах 1 миллиарда долларов в год, поэтому, видимо, на нас и не обращают особого внимания. Но ведь эта отрасль стратегически важна для будущего страны! А что получается на практике? Наша компания платит налог на прибыль больше, чем все остальные зарубежные производители заменителей грудного молока вместе взятые. Потому что у нас налог на прибыль – 20%, а у них – только 5% пошлина. Кстати, даже в расчётах налоговой службы мы находимся в одной группе с производителями табака. Хорошенькое соседство…

– Зависимость от импорта в условиях, когда нас кругом обложили санкциями, это ведь тоже серьёзная угроза?

– Ещё какая угроза! Все западные производители (а это 93% нашего внутреннего рынка), к примеру, не могут ничего поставлять в такие страны, как Иран и Северная Корея. Но ведь Россию, напомню, сегодня США поместили в один список с этими странами, а это значит, что в любой момент, буквально завтра, все западные фирмы могут мгновенно остановить поставку заменителей женского молока, и у нас произойдёт настоящая катастрофа. Кстати, в Крым международные корпорации напрямую уже ничего не продают, но там мы обеспечиваем своей продукцией весь рынок. А вот по всей стране с нашими силами мы рынок обеспечить не сможем. Вспомните эту историю с турбинами «Сименс» или с финской компанией, которая отказалась поставлять генераторы в Крым. Это было в тот момент, когда жители полуострова сидели без света из-за украинской диверсии. Но финны решили, что крымчан надо наказать вот таким бесчеловечным образом – пусть, дескать, сидят без света, если не хотят жить с украинскими националистами. Согласно этой логике, кто помешает той же финской компании «Валио» отказаться поставлять заменитель грудного молока в Россию? Если они решили воевать против гражданского населения, то для них нет никакой разницы между генераторами, турбинами и детским питанием.

– Мне кажется, что саботаж против отечественной продукции идёт и на уровне торговых сетей, они ведь тоже в основном иностранного происхождения.

– Есть такая проблема. Наши торговые сети сложно обвинить в патриотизме, поэтому никаких преференций отечественному товару они не дают, и в отделах детского питания вы можете видеть исключительно импортную продукцию.

А ведь за границей совершенно по-другому. Если зайдёшь в швейцарский магазин, то там даже французский «Данон» не сразу найдёшь – на полках только местный «Нестле». Аналогичная картина во французских магазинах, где всё заставлено смесями от «Данона». А в США днём с огнём не сыщешь европейского производителя – только американские бренды.

И это нормальная политика протекционизма. Нам же приходится конкурировать на общих основаниях с мировыми монстрами, у которых обороты больше ВВП всей России. Но мы соревнуемся с ними и выигрываем по качеству, не забывая о научных разработках – у нас всё время идут новые исследования, поступает информация от медиков, общаемся с педиатрами, у нас много медицинских представителей в штате. Наша продукция улучшается каж-

дые полгода – меняем рецептуры, меняем качество, что-то добавляем, какие-то компоненты, наоборот, убираем. То есть в условиях дискриминации мы выдерживаем самую жестокую конкуренцию, и это нас здорово мобилизует.

– Кстати, о зарубежной продукции. А гипотетически возможно каким-то образом воздействовать на здоровье будущих граждан России через какие-нибудь хитрые добавки в импортных молочных смесях?

– Не хотелось бы впадать в конспирологию, но напомню, что заменитель грудного молока – это продукт, который стопроцентно усваивается в организме новорождённого, и от него зависят здоровье и генетика будущих поколений. Я ни в коем случае не хочу даже думать что-то плохое о своих коллегах за рубежом, но решайте сами, есть в этой сфере соблазн как-то повлиять на здоровье граждан РФ, которую наши уважаемые партнёры впрямую называют «угрозой миру», или нет. Ведь неслучайно наш президент недавно упомянул о том, что американские военные для чего-то скупают генетический материал жителей России. А где гарантия, что тем же американским военным не захочется расширить свои эксперименты и вторгнуться в такую сферу, как детское питание? Особенно в условиях, когда 93% нашего рынка уже принадлежит их корпорациям? Эти 93% поставляют из стран, которые ввели против нас санкции. Впрочем, не будем думать о плохом – врагов у нас, конечно, много, но главный враг, как ни крути, – это мы сами. Сумеем победить этого внутреннего врага, тогда всё у нас будет хорошо.

– О врагах вы как-то к месту помянули. На днях мне попалась занятная заметка на одном из интернет-ресурсов, специализирующихся на «чёрном пиаре», где уже в заголовке упоминается ваше имя в контексте какой-то грязной истории с долгами, «кидаловом» и прочими малоприятными вещами. Признаюсь, готовясь к нашей встрече, я этот материал прочитал, но ничего не понял, поскольку ни в чём конкретном вас лично не обвиняют, но ведь для чего-то имя было упомянуто. Вы можете объяснить, что это было?

– Да, я читал этот «шедевр», в котором упоминается бывший заместитель министра сельского хозяйства Георгий Сажинов. Человек он в нашей отрасли известный и действительно был когда-то связан с истринским заводом. Этот завод был построен по программе «Дети России», руководителем которой был Сажинов. Лично у меня нет никаких с ним отношений, мы купили этот завод гораздо позже описываемых в статье и в уголовном деле событий. Там, как я понял, расследуются события 2012 года, а мы здесь с 2015-го.

Разве что машину времени изобрели. Однако следствие решило провести у нас обыски, наверное, эту самую машину искали. Только 530 миллионов рублей, о которых говорится в статье, он должен не компании «СМ капитал», а моему товарищу, который давно уже выкупил этот долг и у которого дома тоже проводили обыск. То есть, по сути, обыск проводился у потерпевшего!

Во всей этой истории меня смущает другое – с какой скоростью в Интернете появились документы, которыми располагали следователи. Я надеялся, что времена, когда «кошмарили» бизнес, прошли. Полагаю, читатели вашей газеты хорошо понимают, что значит подобный «слив». Буквально через несколько часов после обыска документы были слиты в прессу. Как такие документы могли оказаться у «журналиста»? Кому это надо было? Следствию? Вряд ли. Моя основная версия – что это делается в интересах кого-то, кто хочет нанести урон нашей компании, а точнее, уничтожить её вообще. Желающие, конечно, имеются. Думаю, что они живут не в России. Недооценивать коварство иностранных спецслужб и количество их агентов влияния не стоит. Материал подписан какой-то неизвестной мне то ли журналисткой, то ли блогером, которая почему-то имеет доступ к оперативным документам следствия. Согласитесь, непростой какой-то блогер – никто никогда не слышал её фамилию, а человек запросто оперирует секретными документами, к которым доступ строго ограничен. Причём это документы не только из числа изъятых при обыске, но и из материалов только что прошедшей выездной налоговой проверки. Вот и думай, кто бы это мог быть…

В любом случае история неприятная, но и зацикливаться на ней не следует. Думаю, следствие разберётся и установит этого удачливого добытчика секретной оперативной информации. По крайней мере мы написали заявления в соответствующие органы. К таким вещам надо относиться философски: любой успешный бизнес всегда привлекает внимание людей с разными намерениями. И для нас такие пасквили – признак того, что всё у нас хорошо и кто-то сильно нам завидует. Собаки лают, а караван идёт. Пусть они с этим и живут, а нам надо продолжать своё дело – расширяться, модернизироваться и обеспечивать российских матерей высококачественным продуктом. В конце концов, приятно думать, что где-то сейчас нашей смесью кормят будущего президента страны…


поделиться: