ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Пуля для Вальтера

Опубликовано: 5 Февраля 2018 11:07
0
15351
"Совершенно секретно", No.2/403, февраль 2018

10 февраля 1941 года, в понедельник, в вашингтонском отеле Bellevue, что в трёх кварталах от Капитолия – в здании 15 на Е-стрит, Северо-западный район, – около 9 часов 30 минут горничная открыла номер 532 для приборки. Увидев, что постоялец одетый лежит на кровати, она спросила, когда можно зайти. Не дождавшись ответа, подошла и увидела окровавленную голову постояльца. Для вскоре прибывших полицейских обстоятельства смерти седого худощавого джентльмена казались ясны: пуля 38-го калибра вошла в правый висок, насквозь пробив череп – её извлекли из стены. Рядом с убитым – пистолет (иногда пишут «револьвер», но, по бумагам ФБР, это пистолет Savage 1917, патрон калибра .380 auto). На столе три записки – вроде бы предсмертные: на русском, немецком и английском языках. В кармане пиджака – удостоверение на имя Самуила Гинзберга, хотя зарегистрировался он под именем Уолтер Пореф. Записка на английском была адресована известному нью-йоркскому адвокату и основателю Социал-демократической партии США Луису Уолдмену (Louis Waldman). Когда полиция известила его о смерти клиента, тот сообщил: это Вальтер Кривицкий, в прошлом – руководитель агентурной сети советской военной разведки в Европе. Его настоящее имя – Самуил Гинзберг, уроженец австро-венгерской Галиции.

Как писал в своей книге сам Кривицкий, «в 13 лет я присоединился к движению рабочего класса», и в 1917 году «большевистская революция казалась мне абсолютно единственным путём покончить с нищетой, неравенством и несправедливостью». В 1919 году он вступает в партию большевиков и берёт псевдоним Вальтер Кривицкий. Тогда же началась и его работа в советской военной разведке: он выполняет задания в тылу белых и польских войск. После Гражданской войны отправлен на специальные курсы Военной академии РККА, затем командировки в Германию, Францию, Голландию, Швейцарию, Австрию, Венгрию, Италию, работа в центральном аппарате Разведупра РККА. К середине 1930-х годов он уже руководитель агентурной сети Разведупра в Европе. И на этой ниве проявил себя успешно. Свидетельством тому карьерный рост и награды. В 1928 году РВС СССР наградил его именным оружием с надписью «Стойкому защитнику пролетарской революции – от Реввоенсовета Советского Союза». Три года спустя ЦИК СССР «за боевые заслуги, выдающуюся личную инициативу и безграничную преданность интересам пролетариата, проявленные в исключительно трудных и опасных условиях» (так записано в протоколе заседания Президиума ЦИК СССР №558 от 27 января 1931 года), наградил Кривицкого Вальтера Германовича орденом Красного Знамени. Позже Кривицкого представили к ордену Ленина, который получить ему было уже не суждено: осенью 1937 года он стал невозвращенцем.

Решение не возвращаться и открыто выступить против Сталина он принял по идейным соображениям, а вовсе не из шкурных побуждений – как, например, Генрих Люшков или Александр Орлов, вполне успешные бюрократы-каратели, сделавшие свою карьеру на крови. «Я наблюдал, как Сталин поднялся к безраздельной власти, – писал Кривицкий в предисловии к своей книге. – …Но, как многие другие, я успокаивал себя мыслью, что, каковы бы ни были ошибки руководства, Советский Союз креп и продолжал быть надеждой всего человечества. …В 1933 году, когда миллионы русских людей умирали от голода, я понимал, что это результат безжалостной сталинской политики». Но ведь «Сталин был врагом Гитлера, и поэтому я продолжал служить Сталину. …Фашизм надвигался отовсюду. Кругом одерживали верх силы реакции. И я продолжал работать на Советский Союз, то есть на Сталина».

А затем настал смертный час и для советской военной разведки: во главе её поставили профессиональных карателей с Лубянки, под чекистскую длань попала и агентурная сеть военной разведки, которую многие годы своим потом и кровью выстраивали «люди Берзина»; профессионалов «укрепили» полуобразованной чекистской гопотой в сапогах, затем пошла вакханалия тотального истребления военных разведчиков. Последние иллюзии разрушило страстное желание Сталина «закорешить» с Гитлером. В декабре 1936 года Кривицкий получил из Москвы категорический приказ прекратить ведение разведывательной работы в Германии, заморозив всю агентурную разведсеть. Тогда же личный представитель Сталина Давид Канделаки вступил в секретные переговоры с окружением Гитлера и в марте 1937 года привёз в Москву первый проект секретного соглашения между диктаторами… «Служа в разведке, – пишет Кривицкий, – я мог наблюдать тогда же, как Сталин протянул руку для тайного сотрудничества с Гитлером», с 1934 года упорствует в своих тайных попытках сговориться с ним, ведя «себя как настойчивый проситель, которого не смущают категорические отказы». Вся его международная политика «представляла собой серию манёвров, рассчитанных на то, чтобы занять удобную позицию для заключения сделки с Гитлером».

В июле 1937 года Кривицкий получил от Сталина своё последнее задание: «От меня требовалось доказать свою лояльность тем, что я должен был доставить ему на расправу своего товарища. Я отказался это сделать, решив, что больше работать на Сталина не буду». Речь идёт о приказе принять участие в ликвидации его старинного друга и товарища – разведчика-нелегала Игнатия Рейсса, ранее открыто выступившего во французской печати с обличением Сталина. Вскоре Кривицкий получил новый приказ, а по сути, приглашение на собственную казнь: прибыть в Гавр для отплытия в СССР на советском судне. Но Кривицкий с семьёй выехал из Гааги, где была его штаб-квартира, в Париж, запросив французские власти об убежище. Но оставаться во Франции было чересчур опасно: слишком легко туда могла дотянуться рука Сталина. И в конце 1938 года семья Кривицкого перебирается в США. Там в 1939 году выходит его книга «В сталинской секретной службе», вскоре переизданная в Англии и во Франции под названием «Я был агентом Сталина». Читателей особо задели откровения о том, как Сталин организовал подделку американских долларов и налаживал тайные связи с Гитлером… А в январе 1941 года старые знакомые передали Кривицкому весточку: ликвидаторы вышли на его след. Кривицкий предупредил адвоката и озаботился оружием. Как показали его друзья, в субботу, 8 февраля 1941 года в городке Шарлотсвилл штата Вирджиния – в этом штате не требовалось разрешения на покупку оружия – он купил пистолет и патроны к нему, с разрывными (экспансивными) пулями. В тот же день уехал в Вашингтон…

Случившееся в отеле выглядело самоубийством, но вскоре делом заинтересовался сам Джон Эдгар Гувер, директор ФБР. И выяснилось много интересного. Например, что на пистолете нет ни одного отпечатка пальцев Кривицкого, а сам пистолет зарегистрирован на некоего Фрэнка Маккорта, проживающего аж в Голливуде. Куда тогда делся тот, что купил сам Кривицкий? Вот и патроны он купил с разрывными пулями, но из стены извлекли обычную. Выстрела из пистолета 38-го калибра в отеле не слышал никто – ни многочисленные постояльцы, ни персонал. Но глушителя на оружии не было, а стены и перегородки гостиницы были столь тонкие, что постояльцы часто жаловались на шум и храп в соседних номерах. Смерть Кривицкого наступила глубокой ночью, между тремя и четырьмя часами: неужто в отеле, ехидно вопрошали репортёры, все в одночасье наглотались снотворного или напились до потери пульса?!

Часть обширного досье ФБР по делу Кривицкого ныне рассекречена и доступна, но современные российские исследователи его напрочь игнорируют: не потому ли, что оно камня на камне не оставляет от столь приятной им версии самоубийства? Из этого же досье следует, что, отыскивая убийц Кривицкого, Гувер рассчитывал раскрыть сеть советских агентов, внедрённых в США, и немало преуспел в этом. Предполагаемого убийцу Кривицкого тоже вычислили: полагают, это некий голландец Ганс Брюссе, ранее работавший вместе с Кривицким в Гааге. Впрочем, может, это оперативный псевдоним да сам он вовсе не голландец? Но на этот вопрос, да и на многие другие доступные документы ФБР ответа не дают.


поделиться: