ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Парашют Котельникова, модель первая

Опубликовано: 28 Февраля 2017 07:00
0
13027
"Совершенно секретно", No.3/392, март 2017
Глеб Котельников со своим авиационным ранцевым парашютом в 1911 году
Глеб Котельников со своим авиационным ранцевым парашютом в 1911 году
Фото: ru.wikipedia.org

«Длинный и скорбный синодик славных жертв натолкнул меня на изобретение весьма простого и полезного прибора для предотвращения гибели в случае аварии»

История создания парашюта уходит вглубь веков. Звучит банально, но так и есть – ещё в XIII веке выдающийся английский философ и учёный Роджер Бэкон высказал предположение, что, используя вогнутую поверхность можно «опираться» на воздух. Первым осуществил успешный прыжок с парашютом некий француз, приговорённый в начале XVII века к смертной казни. Ему удалось выпрыгнуть из тюремного окна с помощью сшитого из простынь шатра и счастливо приводниться в крепостном рву. Ранцевый же парашют, ставший прообразом современных, изобрёл в 1911 году отставной офицер, актёр-любитель Глеб Котельников. Парашют поручика запаса Котельникова стал не только закономерным результатом развития авиации. Считается, что его создание связано и с усилением политического терроризма в первые годы ХХ века. На жизнь Петра Столыпина покушались одиннадцать раз. Предпоследнее покушение парадоксальным образом оказалось связанным с появлением парашюта Котельникова. Глеб Котельников, бывший артиллерийский поручик, примкнувший как актёр-любитель к труппе Народного дома на Петербургской стороне, оказался невольным свидетелем не самой попытки покушения, а гибели того, кто собирался это покушение осуществить.

Флотский капитан-лейтенант Лев Мациевич (впереди) был близок к эсерам-террористам

Фото: WIKIPEDIA.ORG

ЭСЕР-АВИАТОР

Никто не мог бы предположить, что талантливейший инженер, флотский капитан-лейтенант, с отличием окончивший Харьковский политехнический институт и Николаевскую морскую академию, Лев Мациевич был близок к эсерам-террористам. Но так было на самом деле: Мациевич являлся сооснователем Революционной украинской партии. После разгрома РУПа полицией в 1905 году он установил контакты с Боевой организацией эсеров, продолжая службу и участвуя в разработках военно-морской техники. Мациевич предложил проект противоминных заграждений, защиты кораблей от торпедных атак, участвовал в строительстве броненосца «Иоанн Златоуст» на эллинге Лазаревского адмиралтейства в Севастополе. В 1907 году Мациевич был назначен наблюдателем за постройкой подводных лодок на Балтийском заводе в Петербурге, но всё больше и больше внимания уделял авиации и в 1909 году предложил первый в мире проект авианосца. Проект далеко опережал время – рассчитанный на 25 самолётов, он имел палубу для взлёта и посадки, электрическую разгонную лебёдку и тормозные сети. Проект получил исключительно положительные отзывы специалистов и отказ в государственном финансировании.

Будучи принятым в отдел воздухоплавания, возглавляемый великим князем Александром Михайловичем, Мациевич прошёл ускоренную лётную подготовку и в марте 1910 года был направлен во Францию, в авиашколу Анри Фармана. Мациевич был не только хорошим инженером, он неплохо разбирался и в финансовых документах и, обнаружив, что Фарман не предоставлял положенную при закупке самолётов оптом скидку, сэкономил российской казне около тридцати тысяч рублей золотом. Получив лицензию пилота № 176, 13 сентября 1910 года Мациевич возвратился в Петербург: в столице империи уже неделю шёл Праздник воздухоплавания.

На празднике для высокопоставленной публики – среди посетителей были премьер-министр Столыпин, военный министр Сухомлинов, председатель III Государственной думы Гучков, члены императорской фамилии – имелась возможность подняться в воздух с наиболее опытными лётчиками. 23 сентября капитан Мациевич предложил полетать Петру Столыпину. Сопровождавший Столыпина жандармский офицер отговаривал премьер-министра от полёта. Он сообщил о неблагонадёжности Мациевича, о возможных контактах капитана с эсерами-эмигрантами во время парижской командировки, но Столыпин всё-таки решил лететь. Полёт прошёл благополучно, Столыпин поблагодарил капитана Мациевича и покинул лётное поле.

Легенда гласит, что Мациевич действительно имел задание боевой организации убить Столыпина. Якобы в воздухе капитан должен был объявить премьеру о вынесенном приговоре, но Столыпин будто бы какими-то словами сумел остановить реализацию замысла, перед посадкой обещал никак не упоминать о произошедшем и слово своё сдержал. Так ли это или нет, узнать никакой возможности нет. На следующий день, 24 сентября, совершая полёт, во время которого планировалось поставить рекорд высоты, Мациевич погиб: его «Фарман» буквально рассыпался в воздухе, лётчик сорвался со своего сиденья, на котором он, кстати, сидел без каких-либо страховочных ремней, и упал среди обломков биплана.

По той же легенде, поддерживающей версию о готовившемся теракте эсеров, после полёта 23 сентября Мациевич имел разговор с соратниками по партии. Его обвинили в предательстве, и, возможно, кто-то из боевиков пробрался в ангар и испортил самолёт Мациевича. Возможно также, что таким образом Мациевич сам решил выйти из сложившейся ситуации – как офицер он не нарушил присяги, но не исполнил вынесенный партией эсеров приговор Столыпину.

Мациевич стал первым русским лётчиком, погибшим в результате авиакатастрофы. После его гибели авиаторы начали пристёгиваться специальными ремнями, а Глеб Котельников, бывший одним из посетителей Праздника воздухоплавания, видевший падение Мациевича и потрясённый увиденным, окончательно решил реализовать давнюю мечту – создать авиационный ранцевый парашют.

Эскиз конструкции парашюта

Фото: WIKIPEDIA.ORG

ГАСТРОЛИ ШАРЛЯ ЛЕРУ

Попытки спрыгнуть с высоты с помощью разнообразных приспособлений предпринимались задолго до Леонардо да Винчи, предложившего в XV веке чертежи первого парашюта. Обычно такие попытки заканчивались печально. Разве что китайские акробаты уже в XII веке с успехом использовали маленькие парашюты, которые складывались, крепились за спиной и раскрывались, когда нужно было подстраховаться во время рискованных выступлений.

Леонардо да Винчи в рукописи, датированной 1485 годом, писал буквально следующее: «Если человек возьмёт полотняный натянутый купол, каждая сторона которого имеет двенадцать локтей ширины и двенадцать локтей высоты, то он сможет безопасно сброситься с любой высоты». Учитывая, что локоть равнялся 50–60 сантиметрам, общая площадь парашюта Леонардо оказывалась близкой к площади современных парашютов. Более того, Леонардо предлагал для придания жёсткости конструкции крепить купол к прочной раме, а ремнями, прообразами строп современного парашюта, осуществлять управление полётом.

Идеи Леонардо да Винчи вдохновили выдающегося хорватского учёного-энциклопедиста Фауста Вранчича. Вот только парашют Вранчича, которого считают первым в мире бейсджампингистом, то есть человеком, прыгающим с парашютом с фиксированных объектов, был не куполообразным, а вогнутым, по Роджеру Бэкону. В 1617 году Вранчич, будучи уже в преклонном возрасте, прыгнул с колокольни в Братиславе и благополучно приземлился.

Первый парашют в современном понимании изобрёл в 1783 году Луи Ленорман, а первым использовал его как средство безопасной эвакуации из воздушного шара Жан-Пьер Бланшар, французский пионер воздухоплавания. Усовершенствованный Бланшаром парашют был не из льняной ткани и не имел каркаса – Бланшар использовал шёлк, его парашют не был изначально развёрнут, а особым образом сложен, так, чтобы при прыжке ткань развернулась в купол. Правда, Бланшар сам не рискнул им воспользоваться: он спускал на парашюте собак. Так что первым совершил прыжок с парашютом технический инспектор французской армии Андре-Жак Гарнерен 22 октября 1797 года. Его парашют представлял собой большой купол с маленькой корзиной, парил неуправляемо и подчинялся малейшим порывам ветра, из-за чего перед самой землёй Гарнерен был вынужден выпрыгнуть из корзины и при приземлении вывихнул ногу.

Опыты с парашютом велись во многих странах, однако пока не было сделано отверстие в куполе для тока воздуха, что предложил астроном и физик Жозеф де Лаланд в 1801 году, и не были использованы стропы для управления, прыжки были очень рискованным делом.

Любопытно, что в конце XIX века одним из центров парашютизма стала Россия. Этому способствовали в 1885 году гастроли французского парашютиста Шарля Леру, который, строго говоря, выступал как цирковой артист, совершая прыжки с воздушного шара. Его парашют состоял из двенадцати клиньев, двенадцати строп, которые крепились к поясу парашютиста, а парашют крепился на воздушном шаре. Однако уже существовал созданный в 1880 году Эрвином Болдуином парашют, который хоть и крепился с внешней стороны воздушного шара, но в сложенном состоянии, и автоматически раскрывался после того, как парашютист отделялся от корзины. Другими важными изобретениями стали создание Чарльзом Бродвиком в 1901 году специального ранца для парашюта и Лео Стивенсом в 1908-м вытяжного кольца.

Несмотря на все усовершенствования, парашют для авиаторов оставался практически таким же, как и для воздухоплавателей. Он крепился на корпусе самолёта, чем создавал в полёте неудобства для пилотов.

Подготовка к испытаниям парашюта Котельникова, 1911

Фото: WIKIPEDIA.ORG

«А ЛЮДИ НАЙДУТСЯ…»

Глеб Котельников, приступая к работе над своим парашютом – она потребовала от него десяти месяцев упорного труда, – сделал в дневнике следующую запись: «Длинный и скорбный синодик славных жертв натолкнул меня на изобретение весьма простого и полезного прибора для предотвращения гибели в случае аварии». (В 1911 году во всём мире погибло 82 авиатора, в 1912 году разбились 128 человек.)

Было бы явным преувеличением сказать, будто парашют Котельникова был абсолютно оригинальным изобретением. Котельников использовал несколько уже имевшихся изобретений – например, ранец Стивенса, кольцо Бродвика, – но сумел также предложить и собственные наработки: пружины, которые срабатывали, если прыгающий дёргал за кольцо. Ранец для парашюта Котельников сделал сначала деревянным, потом алюминиевым, наконец, жёсткий ранец был заменён мягким, со специальными сотами для укладки в них строп. Правда, это произошло только в 1923 году.

Главным достоинством парашюта Котельникова РК-1 были его компактность, небольшой вес, стропы были разделены на две группы, крепились к надёжным плечевым обхватам, купол парашюта изготавливался из шёлка. Котельников попытался запатентовать свой парашют, но сделать это в России ему не удалось. Выдаче патента воспротивилось военное ведомство. Тогда Котельников решил зарегистрировать парашют во Франции и 20 марта 1912 года получил патент под номером 438 612. Вернувшись в Россию уже с патентованным изобретением, Котельников приступил к его демонстрации, надеясь убедить военных в том, что следует обязать всех лётчиков отправляться в полёт только с парашютом.

Первое испытание РК-1 прошёл с помощью автомобиля. Парашют был привязан за буксировочный крюк, и, когда Котельников дёрнул за кольцо, его парашют раскрылся практически мгновенно, причём сопротивление воздуха было столь сильным, что от рывка заглох автомобильный двигатель. В июне 1912 года парашют был испытан в Гатчинской авиашколе: с аэростата сбрасывался манекен с парашютом, всё проходило успешно, однако Главное инженерное управление армии отказалось закупать изобретение Котельникова. Квинтэссенцией царивших в армии настроений стала резолюция великого князя Александра Михайловича, шефа Императорского военно-воздушного флота: «Парашюты в авиации вообще вещь вредная, так как лётчики при малейшей опасности, грозящей им со стороны неприятеля, будут спасаться на парашютах, предоставляя самолёты гибели. Машины дороже людей. Мы ввозим машины из-за границы, поэтому их следует беречь. А люди найдутся, не те, так другие!»

Тем не менее парашют Котельникова был продемонстрирован в 1913 году на конкурсе в Париже, но не от имени русской армии, а от коммерческой фирмы (проект профинансировал купец Вильгельм Ломач, владелец петербургской гостиницы «Англетер»). Испытания во Франции прошли великолепно, с высочайшими оценками экспертов. Оставивший надежду убедить власти в полезности парашюта, Котельников с началом Первой мировой войны был призван в действующую армию и направлен в автомобильные части. В русскую авиацию РК-1 попал благодаря выдающемуся авиатору Глебу Алехновичу, который убедил начальство снабдить парашютами экипажи многомоторных тяжёлых самолётов «Илья Муромец». Котельников был вызван в Главное военно-инженерное управление и получил приказ о включении в команду, готовившую для лётчиков ранцевые парашюты.

 

ЛЕНТОЧКА НА НОВОДЕВИЧЬЕМ

 За годы Первой мировой войны с помощью парашюта Котельникова было спасено немало жизней. Только в 1917 году 36 лётчиков воспользовались РК-1, когда их самолёты терпели аварию или были подбиты противником. При учёте общего числа лётчиков и самолётов это немалая цифра, но главное – начала меняться установка: наконец ценной признали жизнь обученного профессионала, а не столь милые великому князю самолёты.

Новая, усовершенствованная модель парашюта была создана Глебом Котельниковым в 1923 году. Модель парашюта с мягким ранцем получила обозначение РК-3, а годом позже Котельников предложил и модель грузового парашюта, способного опустить на землю груз весом до трёхсот килограммов, которая, однако, не получила широкого применения. Но и в первые годы советской власти отношение к парашютам было настороженное. Считалось, что лётчик должен до последнего бороться за спасение самолёта. Лишь после инцидента на Ходынском поле в 1929 году, когда будущий Герой Советского Союза Михаил Громов был вынужден с помощью парашюта покинуть вошедший в штопор самолёт И-1, «на самом верху» было принято решение о развитии парашютизма. В 1930 году состоялись первые прыжки военных лётчиков, к конструированию новых моделей парашютов были привлечены известные инженеры.

Проблемой оставалась задержка в раскрытии парашютов, приводившая к неминуемой гибели. Эта проблема была решена братьями Николаем, Владимиром и Анатолием Дорониными, сконструировавшими прибор для автоматического раскрытия парашюта, в который входил часовой механизм обычного будильника. Испытания, прошедшие в 1938 году, показали, что прибор великолепно работает и отлично совмещается с системой ранцевых парашютов Глеба Котельникова.

Глеб Котельников до последних дней продолжал работу конструктора, во время Великой Отечественной войны пережил блокадную зиму в Ленинграде, был вывезен на Большую землю и скончался в Москве 22 ноября 1944 года. Он похоронен на Новодевичьем кладбище. Считается, что если привязать к ветвям дерева над могилой Глеба Евгеньевича Котельникова ленточку для затяжки парашютного ранца, парашютисту будет сопутствовать удача.


поделиться: