ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Наркомании, как и секса, в СССР не было…

Опубликовано: 16 Августа 2016 08:00
0
21995
"Совершенно секретно", No.8/385, август 2016
Фото: www.historicaldis.ru

Самым крупным наркодилером Омска был некто Шнейдерович, который на продаже гашиша нажил более 50 тысяч рублей. На эти деньги в 1964 году можно было приобрести несколько автомобилей «Волга»

О наркомании в СССР, во всяком случае до времён перестройки и гласности, говорить было как-то не принято. Нет, практически всем было известно, что такое явление у нас в стране есть, но традиционно считалось, что группу риска составляют судимые граждане, пристрастившиеся к наркотикам в местах лишения свободы, представители артистической богемы, такие, например, как Владимир Высоцкий и Аркадий Северный, немногочисленные хиппи из крупных городов, а также жители среднеазиатских республик, и некоторых дальневосточных регионов, в которых количество наркоманов никто и никогда не считал.

Статистические данные об объёме потребления и ареале распространения наркотических веществ не только не публиковались, но и считались секретными. На самом деле, для современного наркомана ассортимент советских аптек в 1950–1980-е годы был бы настоящим Клондайком. В пятидесятые годы свободно продавались, например, желудочные таблетки на основе натурального опиума, а позже и эфедрин, и кодеин, и различного рода барбитураты. Приготовить какое-нибудь «веселящее» зелье не составляло никакого труда. Но в шестидесятые годы, например, количество «аптечных» наркоманов, которые что-то готовили сами, было совсем небольшим. Тогда их интересовали только «чистые» наркотики типа морфина, омнопона, кокаиновых капель и других лекарств, отпускавшихся по рецепту. Но давайте обо всём по порядку. Определённое представление о количестве наркозависимых граждан в некоторых регионах РСФСР, системе распространения наркотиков и объёме трафика даёт хранящееся в Российском государственном архиве социально-политической истории сообщение Министерства охраны общественного порядка (так именовалось тогда МВД) РСФСР, адресованное Бюро ЦК КПСС по Российской Федерации. Датировано это сообщение 8 мая 1964 года, и оно, естественно, имело гриф «Секретно»…

 

Мячи, дыни и чемоданы с двойным дном

52 года назад министр охраны общественного порядка России Вадим Тикунов был крайне обеспокоен тем, что на территорию Российской Федерации стало завозиться всё больше наркотиков. Основными поставщиками зелья, по его словам, были Казахстан и Средняя Азия. «За последнее время, – писал министр, – получило распространение употребление наркотических веществ, особенно гашиша». Только в Омской области 62 поставщика и сбытчика наркотиков, арестованных милицией, сбыли наркоманам более 800 килограммов гашиша. В те времена считалось, что пресекалась примерно одна десятая часть противоправных действий в данной сфере. Таким образом, только омские наркоманы могли выкурить за год до 8 тонн дури. Цифра, особенно для тех времён, совсем немаленькая… Гашиш для заинтересованных граждан был самым желанным наркотиком. Милицейский генерал считал, что корень этого лежит в том, что он не требует никаких особых приспособлений для использования и его можно курить как в смеси с табаком, так и без такового.

«В погоне за лёгкой наживой, – пишет генерал Тикунов, – поставщики и спекулянты при перевозке гашиша прибегают к различного рода уловкам и ухищрениям. Они помещают его в специально изготовленные чемоданы с двойным дном, в банки с консервированными фруктами или вареньем, начиняют им резиновые мячи, арбузы, дыни. Нередко пересылают его в посылках или багажом». В качестве перевозчиков использовались, как правило, проводники поездов дальнего следования, работники вагонов-ресторанов, то есть люди, профессионально связанные с транспортом.

Из сообщения министра члены Бюро ЦК КПСС по РСФСР узнали, что, оказывается, советские наркоманы «часто похищают наркотические вещества из аптек, больниц, поликлиник, складов и других мест хранения медикаментов или же по украденным рецептам получают их в аптеках». А другие наркоманы вступали «в преступный сговор с медицинскими работниками, покупая у них наркотические средства или получая за определённое вознаграждение рецепты». В качестве мест, где «такие факты имели место», называются Башкирия, Чечено-Ингушетия, Удмуртия, Омская, Куйбышевская, Саратовская, Оренбургская области и, конечно же, Москва.

 

Еврейская наркомафия в Омске

Вообще-то, если судить по сообщению министра охраны общественного порядка, изготовлением и оптовым сбытом наркотиков занимались, как правило, ранее судимые граждане. Из них состояли преступные группировки, которые организовывали сеть розничного распространения с привлечением молодёжи и даже детей. Как и во все времена прибыль от наркоторговли была весьма высокой.

«Поставщики гашиша, – писал министр в ЦК КПСС, – наживают огромные деньги, сбывая его спекулянтам по 200–300 рублей за килограмм. В свою очередь, за одну дозу гашиша (менее грамма) наркоманы платят спекулянтам от 50 копеек до одного рубля. Несложно подсчитать, что килограмм гашиша приносил наркодилерам прибыль в 700–800 рублей, что в 1964 году составляло 8–9 средних зарплат.

Самым крупным наркодилером Омска (этот город фигурирует в послании генерала Тикунова чаще всего) был некто Шнейдерович, который на продаже гашиша (только по запротоколированным милицией данным) нажил более 50 тысяч рублей. На эти деньги в 1964 году можно было приобрести с десяток автомобилей «Волга». Для сравнения отметим, что первый секретарь ЦК КПСС и глава правительства СССР Никита Сергеевич Хрущёв, который был отправлен в отставку через несколько месяцев после того, как цитируемое нами письмо обсуждалось в ЦК, получал заработную плату чуть более 600 рублей в месяц…

На самом деле, суммы от продажи наркотиков, которые Шнейдерович получал из Казахстана, были гораздо больше. Милицейские оперативники оценивали их в гигантскую по тем временам сумму – до полумиллиона рублей. А это уже до миллиона доз…

Удивительно, но, в соответствии с Уголовным кодексом РСФСР 1960 года (введён в действие с 1 января 1961 года), крупному наркодилеру Шнейдеровичу грозил смешной срок. Ст. 224 УК РФ «Изготовление или сбыт ядовитых или наркотических веществ» (в состав преступления включалось также хранение и приобретение) предусматривала всего лишь лишение свободы до 1 года, либо исправительные работы, либо штраф до ста рублей. Правда, за систематическое осуществление подобных деяний Шнейдеровича могли посадить на срок до 5 лет. И это был максимум!

Кстати, если мы с вами сегодня забьём в адресную строку фразу «наркотрафик в Омск из Казахстана», то сможем прочитать десятки, если не сотни информационных сообщений о пресечённых поставках наркотиков, различных преступных группировках, специализирующихся на перевозке и сбыте гашиша и марихуаны и так далее. Так что «дело Шнейдеровича» живо и до сих пор. А тысячекилометровая граница Омской области с Казахстаном, вследствие наших дружественных отношений с этой страной, а также участием её в Таможенном союзе, остаётся практически прозрачной…

 

Нехорошие товарищи

В письме министра охраны общественного порядка в ЦК красной нитью проходит мысль о том, что в употребление наркотиков всё больше вовлекаются молодёжь «и даже несовершеннолетние». В Куйбышеве, к примеру, было взято на учёт 183 наркомана-подростка, в Саратове и Омске было выявлено 870 наркоманов, из которых 70 процентов составляла молодёжь, причём отнюдь не богемная.

Сотрудница криминалистической лаборатории из Саратова Нефедова Т. К. писала в Министерство охраны общественного порядка: «Вот уже второй год эта зараза (продажа и потребление гашиша) захватывает всё больше и больше людей. Достаточно побывать в скверах, на площади Чернышевского, около стадиона «Динамо», в Крытом рынке, на проспекте им. Кирова, чтобы увидеть, как группы школьников, рабочих парней, студентов раскуривают гашиш». В Казани, как отмечал генерал Тикунов, квартиру наркосбытчика Сафина, задержанного милицией, ежедневно посещали не менее 50 наркоманов юного возраста.

Наркомания в школах стала обычным явлением. Даже министр был поражён тем фактом, что некоторые школьники обкуривались на переменках до такой степени, что не могли связать двух слов: «Органами милиции выявлено много наркоманов из числа учеников школ Министерства просвещения. В отдельных школах учащиеся курят гашиш в перерывах между уроками и под воздействием наркотиков оказываются не в состоянии продолжать учёбу».

Жительница Омской области Е. Н. Нефедова писала в адрес министра: «Юрий (сын) познакомился с нехорошими товарищами и попал под влияние подлого человека – продавца анаши (гашиша), он стал курить отчаянно анашу, приглашать к себе домой анашекуров… Однажды накурился и стал сходить с ума. Побежал по улице босиком и попал в психиатрическую больницу… В посёлке, где мы живём, очень много зелени, но среди зелени очень много мусора – анашекуров старого, среднего, младшего и подросткового возраста».

Можно приводить много цитат из этого и подобных ему документов, которыми правоохранительные органы бомбардировали ЦК КПСС. Но ясно только одно: наркомания, в том числе и подростковая, появилась не вчера и не сегодня. И то, что эти проблемы в ЦК решались под грифом «Секретно», отнюдь не означало того, что их не существовало в принципе…

 

 Как запретили коноплю

Руководители милицейского ведомства предлагали немного необычные меры по борьбе с наркоманией. Вместо того чтобы заниматься профилактикой этого зла, вылавливать наркодилеров и наркоманов, пресекать пути перевозки и сбыта, они решили просто искоренить посевы конопли в СССР.

Конечно, конопля конопле рознь, и есть её разновидности, которые практически нельзя использовать для производства наркотиков. Это обычная конопля, которая произрастает в холодном и умеренном климате. А вот в южных видах содержание действующего наркотического вещества в 20 раз выше. В письме в Бюро ЦК КПСС по РСФСР отмечалось, что гашиш изготавливают из южной чуйской и южной маньчжурской конопли, которую в то время окультурили и сеяли в Киргизии, Казахстане и других республиках. Министр охраны общественного порядка писал, что она составляла меньше трёх с половиной процентов от всей конопли в СССР. Отсюда и его предложение – запретить посевы этих культур на территории СССР и ввести уголовную ответственность за нелегальные посевы. До этого Уголовный кодекс предусматривал ответственность только за нелегальные посевы опийного мака и индийской конопли (до двух лет лишения свободы).

ЦК КПСС пошёл навстречу министерству. Секретарь ЦК Андрей Кириленко (его виза стоит на письме) доложил вопрос в Совете министров уже в конце мая 1964 года. А 3 июня по данному вопросу было принято постановление Совмина, запрещавшее посевы наркосодержащей конопли.

Всплеск наркомании начала шестидесятых годов несколько затормозился с приходом к власти Брежнева. Но среднеазиатские, дальневосточные, крымские и северокавказские производители гашиша довольно быстро перестроились. Заброшенные в соответствии с постановлением Совмина посевы окультуренной конопли в Средней Азии продолжали эксплуатироваться, а к концу 1960-х начался рост нелегальных посевов. Новая волна наркомании, которая пришлась на начало 1970-х привела и к ужесточению антинаркотического законодательства, и к новым попыткам властей уничтожить посевы конопли, не имеющие уже такого народнохозяйственного значения, как раньше. Но время шло, и становилось ясно: нашу страну ожидают новые невиданные по масштабам вбросы как синтетических, так и натуральных наркотиков. А к этому мы оказались практически не готовы…


поделиться: