ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ТАЙНА АГЕНТА ЛЮЦИ

Опубликовано: 16 Ноября 2015 02:22
0
20904
"Совершенно секретно", No.42/371
Замок Губертусшток
Замок Губертусшток
 
СОВЕТСКАЯ РАЗВЕДКА ТАК И НЕ УЗНАЛА, КТО БЫЛ ЕЕ ИСТОЧНИКОМ ЦЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ В ГЕРМАНИИ
 
Историки разведки полагают, что действовавшая во время Второй мировой войны в Швейцарии агентурная организация Шандора Радо (один из псевдонимов – Дора) была настоящим бриллиантом советской военной разведки, поскольку поставляла просто бесценную информацию. 
 
Быть может, это утверждение спорно, поскольку широкой публике становятся известны лишь те разведчики и разведывательные сети, которые провалились. И это жёсткое правило исключений не знает. Однако некоторые шифровки этой сети, особенно конца 1942 – осени 1943 года, рассекреченные Главным разведуправлением (ГРУ), всё ещё вызывают изумление не столько своей информативной насыщенностью, сколько качеством и глубиной агентурного проникновения. Свидетельством чему служит хотя бы эта шифровка, принятая Центром из Женевы в 4 часа 25 минут утра 18 марта 1943 года.
 
Дора, то есть Шандор Радо, сообщал: «Только что в охотничьем замке Губертусшток состоялась конференция под председательством Геринга, при участии руководящих представителей ОКВ и важнейших руководителей немецкого хозяйства во главе с Рёхлингом и Фёглером (Губертусшток – охотничий замок германского императора близ города Эберсвальде в земле Бранденбург; Герман Рёхлинг – один из крупнейших сталепромышленников Германии, фюрер военной экономики, после войны приговорён к 10 годам заключения; Альберт Фёглер – германский промышленник, финансировавший НСДАП, фюрер военной экономики, курировал военное производство в Руре, в апреле 1945 года покончил с собой. – Прим. ред.).
 
Геринг сделал доклад о стратегических, политических и организационных планах немецкого главного командования. Согласно этому докладу, немецкое главное командование после завоевания Харькова и Курска (Курск был освобождён Красной Армией 8 февраля 1943 года, Харьков – 16 февраля, но затем немецкие войска нанесли контрудар и начали наступление на Харьков, ворвавшись в город 12 марта. –  Прим. ред.) ожидает нового наступления Красной Армии, но только через определённый промежуток времени, в течение которого немецкое командование надеется суметь обеспечить необходимым образом оборону между фронтом и линией «ОСТВАЛ».
 
 
Геринг выразил уверенность в том, что немецкому командованию удастся, благодаря отсутствию согласия между англосаксами и СССР, благополучно преодолеть критический период, переживаемый немецкой армией, до середины апреля. После 15 апреля сокращение Восточного фронта и результаты «тотальной мобилизации» позволят снова укрепить Западный и Южно-Европейский фронт сильными соединениями армии и воздушного флота и постепенно восстановить там прежнее положение.
 
Достижение этой цели будет означать, что советские надежды на плодотворное военное сотрудничество с англосаксами будут окончательно похоронены. Эти планы ОКБ были полностью одобрены руководителями немецкого хозяйства».
 
На расшифрованной телеграмме значится, что она послана Сталину и Молотову. Самое ценное здесь даже не сама информация о текущих намерениях немцев, а источник, в буквальном смысле пробравшийся в самое логово – под бок ко второму человеку Третьего рейха, к рейхсмаршалу Герману Герингу. В шифровке значилось, что информация пришла из Берлина 13 марта 1943 года от источника, зашифрованного псевдонимом Анна. Вот только никакого агента Анны не существовало, а вся информация из Германии поступала от агента Люци, считающегося самым выдающимся шпионом Второй мировой войны – Рудольфа Рёсслера.
 
Работал Рёсслер не только и не столько за идею, сколько за деньги и очень немалые: по одной из версий, Москва выплатила ему порядка 500 тысяч долларов, потому его порой именуют самым высокооплачиваемым советским агентом времён войны. Однако сотрудничал он не только с советской военной разведкой (точнее, с представителями её нелегальной резидентуры в Швейцарии), но ещё и с разведками Британии, США и спецслужбами Швейцарии.
 
Реальные сведения о Рудольфе Рёсслере весьма скупы, да и достоверность их сомнительна, поскольку проверить их практически невозможно. Родился в семье баварского чиновника лесного ведомства, после начала Первой мировой войны добровольцем пошёл на фронт, после войны занялся журналистикой и литературной работой, нацистам не симпатизировал, а после их прихода к власти эмигрировал в Швейцарию, где основал книжное издательство.
 
На сотрудничество с советской разведкой пошёл инициативно во время Сталинградской битвы, найдя выходы на неё с поразительной и необъяснимой до сих пор лёгкостью, словно адреса сотрудников нелегальной резидентуры ГРУ значились во всех швейцарских справочниках. Но выходить на самого резидента не стал, передав ему через связника, что может регулярно снабжать советскую разведку сведениями прямо из германских штабов и ведомств, признав при этом, что уже сотрудничает с англичанами и швейцарской разведкой.
 
Как полагал Шандор Радо, Рёсслер ещё до начала войны установил связь с так называемым бюро «Ха» – одним из подразделений швейцарской секретной службы, наладив для них поставку материалов от лиц, занимавших высокие посты в военном и государственном аппарате Третьего рейха и, в то же время, находившихся в оппозиции к нацистскому режиму.
 
«Установлено, – писал Шандор Радо в своих мемуарах, – что Рудольф Рёсслер тесно сотрудничал со швейцарской разведкой, снабжая её военной информацией о Германии».
 
Но, по признанию Шандора Радо, тогда он этого не знал. Шандор Радо дал инициативнику агентурный псевдоним Люци – по названию швейцарского города Люцерна, в котором тот проживал, но сам лично с ним никогда не встречался: «Мне и позже не довелось лично познакомиться с Рудольфом Рёсслером».
 
Как пишет Радо, поступавшие от Люци сведения «исходили из различных учреждений Германии. Поэтому, чтобы в Центре имели точное представление, откуда, из какого источника получена та или иная информация, я обозначал эти источники условными именами – Вертер, Ольга, Тедди, Фердинанд, Штефан, Анна. Имена эти не принадлежали каким-то конкретным лицам. Придумывая псевдонимы, я обозначал лишь имя, созвучное с немецким названием данного учреждения. Например, Вертер – вермахт…»
 
Если агент Вертер был всего лишь анаграммой обозначения вооруженных сил, Wehrmacht, то Анна – Auswärtiges Amt – Министерство иностранных дел. Как утверждал в своём расследовании 1972 года немецкий журнал Der Spiegel, «эти псевдонимы были лишь плодом фантазии маленького, полного мужчины, который руководил группой «красных» агентов в Швейцарии», потому что «никакие криминалисты, никакие историки так никогда и не обнаружили Вертера».
 
Это-то как раз и не удивляет, а вот если бы «криминалисты и историки» действительно обнаружили что-то реальное, это было бы чудом! И вовсе не потому, что нельзя найти чёрную кошку в тёмной комнате, если её там нет, а Рёсслер или Радо выдумывали своих информаторов, высасывая информацию из пальца. И даже не потому, что в любой разведке такие источники берегут пуще глаза – береглись сами информаторы. А они действительно были очень солидные, о чём свидетельствует хотя бы подлинность, точность и важность информации, получившей подтверждение.
 
Сам Рёсслер имён своих информаторов так никогда никому и не назвал. Совершенно ничего не знал о них и Шандор Радо, работая, по сути, лишь передаточным звеном, связником между берлинскими информаторами и московским Центром. Да и вообще никто так и не смог ответить на вопрос, каким образом Рёсслер, обитавший в Швейцарии, получал в огромном количестве свежайшую информацию из Берлина – из штаба Верховного главнокомандования вермахта (ОКВ), Главного штаба сухопутных войск Германии (ОКХ), Верховного главнокомандования военно-воздушных сил, Министерства иностранных дел…
 
Шандор Радо высказывал предположение, что информаторы Рёсслера занимали столь высокое положение, что могли действовать открыто, передавая свои шифровки прямо из центра связи ОКВ близ Цоссена: «Никакой радиопеленгатор не смог бы выявить каких-либо подозрительных телеграмм в той огромной массе радиошифровок, которая непрерывно извергалась в эфир из этого главного узла связи Верховного командования вермахта», и таким образом вполне мог действовать практически неуязвимый радиомост Берлин – Рёсслер.
 
Последний же, в свою очередь, мог пользовался узлом связи немецкого посольства или консульства в Швейцарии! Либо, что более вероятно, возможностями узла связи швейцарской разведки, с которой он сотрудничал: «Пеленгаторы немецкой радиоконтрразведки, естественно, натыкались в эфире на радиостанции официальных учреждений – бюро «Ха» или немецкого посольства в Швейцарии, – уверен Шандор Радо. – Но заподозрить в шпионаже своё же посольство было трудно, а против бюро «Ха» нацисты не могли что-либо предпринять». Так или иначе, но эта тайна остается нераскрытой и по сей день.
 

поделиться: