ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История ЖИЗНЬ Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

СТАЛЬНАЯ КРЫША «МЕЧЕЛА»

Опубликовано: 15 Сентября 2015 02:36
0
10513
"Совершенно секретно", No.34/363
Фото: РИА "Новости"
Егор Слизяк
 
О НЕКОТОРЫХ СОВПАДЕНИЯХ ВОКРУГ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОДНОЙ ИЗ САМЫХ ЗАКРЕДИТОВАННЫХ КОМПАНИЙ РОССИИ
 
Когда в конце августа с. г. руководство ОАО «Мечел» получило от подконтрольного ему ООО «Ростовский электрометаллургический заводъ» (РЭМЗ) письмо с обвинением в «противоправных действиях с активами компаний» и предложением «добровольно восстановить права кредиторов и трудовых коллективов заводов, входящих в группу «Мечел», стало ясно, что у одной из самых закредитованных российских компаний проблема не только с кредиторами – бунтует и «тыл» «Мечела».
 
Потребовавший от Игоря Зюзина возвратить более 800 млн долларов, выведенных из предприятий группы «Мечел» по договорам поручительства, РЭМЗ открыто заявил о «противоправной схеме перекрестного субсидирования между предприятиями» олигарха, в результате чего деньги заводов оказались в офшорах. Владельцу «Мечела» Игорю Зюзину, конечно, не привыкать к обвинениям и более грозным.
 
24 июля 2008 г. на совещании по развитию черной металлургии, куда олигарх не явился якобы из-за болезни, Владимир Путин – тогда в должности премьер-министра – пообещал послать к Зюзину «докторов» из Антимонопольной службы и следователей. Путин был возмущен, что «Мечел» в России продает уголь дороже, чем на экспорт. Но, как мы помним, гроза постепенно прошла, даже после такой критики «Мечел» остался на плаву.
 
Существует немало версий о том, почему «Мечел» «неизлечим» и «непотопляем», хотя по уши в долгах, и мало надежд, что его вытянут даже реструктуризации задолженностей. Общий долг компании перед кредиторами – 6,8 млрд долларов, причем 69 % его приходится на три банка с госучастием: Газпромбанк, ВТБ и Сбербанк. Одни аналитики видят причины живучести «Мечела» в том, что его владелец Игорь Зюзин ничего не боится и верит, что кредиторы не посмеют обвалить компанию, которая является градообразующей для целого ряда муниципальных образований в Челябинской и Кемеровской областях. Западные СМИ судачат, что государство боится банкротством «Мечела» нанести ущерб инвестиционному климату России.
 
Бытуют версии и про влиятельных лиц, которые как бы покровительствуют Игорю Зюзину. Но кто же это может быть, ведь в открытую никто из сильных мира сего не выступает в защиту интересов этой компании? Возможно, ситуация станет понятней, если посмотреть, кто выступил, так сказать, адвокатом компании в нынешней ситуации с письмом РЭМЗ руководству «Мечела»?
 
Как мы писали в предыдущем материале, ни сам Игорь Зюзин, ни гендиректор и председатель правления «Мечела», являющиеся непосредственными руководителям бизнеса, не отреагировали на обвинения в противоправных механизмах запуска банкротств своих предприятий. Отреагировал только председатель комитета совета директоров по аудиту ОАО «Мечел» Владимир Коровкин, который и выступил «защитником» корпоративных интересов.
 
С точки зрения тех, кто отслеживает связи в бизнес-мире, это знак в пользу версии, что за непотопляемым Игорем Зюзиным может стоять Александр Волошин, бывший глава администрации президента. Про Россию ведь не зря говорят, что в ней, наряду с римским постулатом «кому это выгодно?» имеет не меньшее значение принцип «а с кем ты связан?». Наука чтения между строк по-прежнему остается одним из главных навыков при ведении бизнеса в России.
 
Как известно, до перехода в ноябре 1997 года в Кремль Александр Волошин с 1995 года был вице-президентом, а в 1996–1997 годах – президентом акционерного общества «Федеральная фондовая корпорация» (ФФК), выступавшего в качестве генерального агента Российского фонда федерального имущества по проведению специализированных денежных аукционов. Что в таких структурах «чужие не ходят», очевидно даже из того, что, судя по информации из СМИ, ФФК лоббировала интересы Березовского и Романа Абрамовича при проведении приватизации «Сибнефти».
 
И видимо, главное кресло в ФФК Александр Волошин мог занять и потому, что был «человеком Березовского». «Стальевич» еще в 1993 году возглавил четыре инвестиционные фирмы – дочерние структуры компании «Логоваз», принадлежавшей Березовскому. В среде аналитиков поговаривают, что неформально патронаж над ФФК ее экс-президент Волошин осуществляет до сих пор. А официально «Федеральной фондовой корпорацией» ныне руководит другой, на мой взгляд, тоже не случайный человек.
 
Это как раз тот самый Владимир Коровкин, который первым пошел утрясать ситуацию со взбунтовавшимся Ростовским электрометаллургическим заводом. На официальном сайте горнодобывающей и металлургической компании указано, что независимый член совета директоров ОАО «Мечел» Владимир Юрьевич Коровкин с 2004 года и по настоящее время одновременно является председателем ОАО «Федеральная фондовая корпорация».
 
Есть и другие ниточки, ведущие от «Мечела» к Александру Волошину. Бывший глава администрации президента является председателем совета директоров «Первой грузовой компании» (ПГК). А «Мечел» – крупный клиент ПГК, причем проблемный. Совершенно очевидно, что в случае банкротства «Мечела» «Первая грузовая компания» денег с должника, обремененного миллиардными долгами (в долларах США), уже не получит. Поэтому в интересах ПГК поддерживать «Мечел» на плаву.
 
Чем же может помочь в этой ситуации Волошин? Дело в том, что Александр Волошин также является руководителем Международного финансового центра (МФЦ). В условиях санкций Запада работы на международной арене у МФЦ, прямо скажем, немного. Но как лоббистская структура МФЦ эффективен, поскольку здесь собраны все ключевые фигуры российской банковской системы.
 
На сайте МФЦ в рубрике «Люди» можно найти представителей госбанков, чиновников министерств, судебных чиновников. Глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина публикует статьи на сайте МФЦ и входит в состав Совета при Президенте РФ по развитию финансового рынка РФ. Этот совет возглавляет вице-премьер Игорь Шувалов. А Совету подотчетна рабочая группа по созданию МФЦ в РФ, которой руководит Александр Волошин. Соруководителем Международного консультативного совета по созданию и развитию МФЦ в РФ является Герман Греф – руководитель Сбербанка.
 
Если Волошин заинтересован в поддержке «Мечела», то, имея такой вес в финансовых кругах, он мог оказать помощь в положительном решении вопроса с госбанками о реструктуризации долгов холдинга. У самого Игоря Зюзина вряд ли хватило бы «аргументов» для того, чтобы договориться со всеми кредиторами. «Мечел» оказался в такой ситуации, что отдать все накопленные долги просто не в состоянии. Но госбанки «идут навстречу» таким заемщикам, если в ход пущены связи, которые решают многое. Конечно, это всего лишь версия. Но она имеет право на существование.
 
Вызывает вопросы и то, как легко «Мечел» решает свои дела в судах.
 
Для многих не секрет, что у А. С. Волошина могут остаться сильные позиции в судебной системе – в силу его былых связей на посту главы администрации президента. Но не только. Руководителем Московского областного суда является Василий Волошин – по, правда, непроверенным слухам, это родственник Александра Стальевича. Мне бы не хотелось делать каких-то опрометчивых предположений о том, почему в Московском арбитражном суде 1 сентября 2015 года не был удовлетворен иск РЭМЗа к «Мечелу» на 800 млн долларов.
 
Но меня удивило, что московский судья не стал разбираться, были ли де-факто перечислены займы, по которым обанкротились заводы «Мечела» на основании исковых требований компании «Скайблок Лимитед». Которая, обратите внимание, является акционером и аффилированным лицом ОАО «Мечел». На мой, не юридический взгляд, хитрые схемы по типу «Ба, все знакомые лица!», по которым утекают значительные денежные средства и уплывает имущество их участников, должны были насторожить Фемиду.
 
Ведь, как разъяснили юристы, поручительства под займы были признаны заводами «Мечела» потому, что их директора априори не могли ослушаться возможных указаний материнской компании, в том числе из-за того, что решения о крупных сделках принимаются на общем собрании акционеров/участников.
 
То есть имеются основания для подозрений, что деньги с дочерних предприятий материнская структура могла взыскивать по кредитам, которые остались таковыми только «на бумаге». Но в московском регионе Фемида просто отмахнулась от проверки этих обстоятельств, возможно, посчитав, что эти вопросы лежат за рамками конкретного арбитражного дела.
 
В этой связи аналитики всерьез задумываются о том, зачем же столько лет «топчется в огороде металлургов» Федеральная фондовая корпорация, председатель которой Владимир Коровкин так удачно попал в совет директоров ОАО «Мечел»? За какие заслуги представитель ФФК введен в органы управления горняков-металлургов? Возможно, тень покойного ныне комбинатора Бориса Березовского не дает покоя – изворотливого БАБа уже нет в живых, но всюду мерещатся комбинаторские игры в его стиле?
 
В ноябре 2011 года экс-председатель ФФК Александр Волошин – а это наиболее крупная и влиятельная фигура этой структуры – вынужден был давать показания в Высоком суде Лондона о делах минувших, когда он был связан с Борисом Абрамовичем Березовским деловыми отношениями. Кстати, двумя процентами акций ФФК, руководимого Александром Волошиным, владело АООТ «АВВА» (то есть тот же Березовский). Кроме того, Александр Волошин имел самое непосредственное отношение к ЗАО «Объединенная  фондовая корпорация лтд.», которое в сентябре 1997 года было куплено структурой Березовского АО «АВВА».
 
Как известно, ко времени судебного процесса в Лондоне Борис Абрамович поиздержался и еле наскребал средства на дорогую британскую Фемиду. У любителей моделировать задним числом версии вполне может возникнуть предположение, что деньги, необходимые Березовскому для его судебной эпопеи с Абрамовичем, могли быть позаимствованы у «Мечела» и подконтрольных либо связанных с ним компаний, в том числе РЭМЗа. Конечно, так это или нет, доподлинно мы вряд ли когда-либо узнаем. Но о том, что упомянутые в этой статье лица, связанные с ФФК и «Мечелом», вращаются на весьма и весьма близких орбитах, увы, не поспоришь.
 
Как известно, смысл кризиса в капиталистической системе состоит в том, что с рынка исчезают неэффективные компании, а более конкурентоспособные укрепляют свои позиции. За счет такой «очистительной» работы кризис оздоравливает экономику и начинается новый период роста. Но если государство будет спасать за свой счет неэффективные компании, которой показал себе тот же «Мечел», увязший в долгах и обвиняемый сегодня в сомнительных финансовых операциях, то выход из кризиса для России может сильно затянуться.
 
При этом сам руководитель «Мечела», как говорится, ни в чем себе не отказывает. В компании по-прежнему для руководства имеется целый парк дорогостоящих «Мерседесов», да и передвигаться по стране и миру г-н Зюзин предпочитает на чартерных самолетах.
 
В свое время, после высочайшего окрика «сверху», ФАС возбудила дела в отношении угледобывающих компаний и оштрафовала «Мечел», «Евраз», «Распадскую», «Сибуглемет». Похоже, что и в этот раз ситуация не сдвинется с места, пока президент лично в нее не вмешается…
 
Источник информации: интернет-издание «Новые ведомости»
 
Ссылки по теме
ЖЕРТВА СИСТЕМЫ - "Совершенно секретно", No. 21/316 2014
КРЫСЫ БИЗНЕСА - "Совершенно секретно", No. 31/326 2014

поделиться: