ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

СОПРОТИВЛЕНИЕ БЫЛО БЫ БЕСПОЛЕЗНЫМ КРОВОПРОЛИТИЕМ

Опубликовано: 1 Августа 2015 10:40
0
17850
"Совершенно секретно", No.27/356
Фото: AP
 
110 ЛЕТ НАЗАД РУССКИЕ ВОЙСКА КАПИТУЛИРОВАЛИ НА САХАЛИНЕ
 
30 (17 по ст. ст.) июля 1905 года военный губернатор и начальник войск острова Сахалин генерал-лейтенант Михаил Ляпунов через парламентера направил командующему японскими экспедиционными силами генерал-лейтенанту Харагучи Кенсаи следующее послание: «Ваше превосходительство! Недостаток медикаментов и перевязочного материала и вследствие этого отсутствие возможности оказания помощи раненым вынудили меня предложить Вашему превосходительству прекратить военные действия из чисто гуманных соображений».
 
В ответном послании генерал Харагучи потребовал от генерала Ляпунова сдачи японцам всего вооружения и всего движимого и недвижимого государственного имущества в неповрежденном виде, а также сдачи всех карт, документов, бумаг, имеющих отношение к военному ведомству и администрации. 
 
1 августа (19 июля по ст. ст.) 1905 года Ляпунов, бывший со своим штабом в селении Онор, отдал приказ: «Недостаток продовольственных и огнестрельных припасов, а также шанцевого инструмента, отсутствие санитарных средств, громадное численное превосходство японской армии и отсутствие подготовленного пути отступления поставили нас в такое положение, при котором дальнейшее сопротивление было бы бесполезным кровопролитием. Ввиду этого, получив предложение командующего японской армии, высадившейся на остров, сдаться, я собрал военный совет, на котором по обсуждении общего положения…»
 
Одним словом, «переговоры закончены», и войска должны капитулировать. Официально считается, что оружие сложил гарнизон в составе 3200 нижних чинов, 79 офицеров и одного генерала – генерал-лейтенанта Ляпунова, ставшего единственным российским губернатором, умудрившимся во время той войны сдаться в плен. Реально пленных было много больше: помимо сдавшихся в Оноре, в других частях Сахалина японцы захватили в плен еще не менее 1260 солдат и офицеров.
 
На фото: Японские войска высаживаются на побережье Сахалина
Фото: ru.wikipedia.org
 
278 солдат и офицеров, сумев избежать плена, переправились на материк, еще 181 человек считается погибшим в боях с японцами. На деле наши потери на Сахалине во много крат выше: только лишь в бою на Пиленгском перевале были убиты 200 солдат и ополченцев, еще 500 там же попали в плен, около трехсот человек погибли, сражаясь в отрядах штабс-капитана Бронислава Гротто-Слепиковского и штабс-капитана Ильяс-Девлет Мурзы Даирского.
 
Были и другие «незаметные» потери. Так что, по всей видимости, можно говорить о гибели не менее 700 воинов. Это не считая тех нескольких сотен, если не тысяч, истребленных японцами людей из числа мирного русского населения: в одном лишь селе Рыковское японцы обезглавили свыше сотни мирных жителей. Да и каторжан японцы расстреливали пачками.
 
Японские войска – две бригады из состава сформированной из резервистов 13 й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Харагучи Кенсаи – начали высадку на Сахалин, на побережье Анивского залива в 9 часов утра 7 июля (24 июня ст. ст.) 1905 года. В составе дивизии Харагучи было 14 тысяч человек, 36 орудий, 3 пулеметные части (12 пулеметов). 
 
Переброску экспедиционных сил осуществили 10 пароходов под прикрытием трех линкоров и семи крейсеров, а основную поддержку десанту оказали 36 миноносцев 3 й эскадры вице-адмирала Катаока: она полностью изолировала остров от материка, поддерживала действия своих войск орудийным огнем и высадкой морских десантов.
 
Никакого серьезного сопротивления японцам разрозненные, малочисленные, плохо вооруженные и в военном отношении почти не обученные русские отряды оказать не смогли. Как писал в своем обзоре боев на Сахалине видный военный эксперт своего времени, военный разведчик, генерал австро-венгерской, а затем и польской армий Станислав Урсын-Прушынски, «главная причина поражения русских на Сахалине – это крайне слабые оборонительные укрепления, а во многих местах полное их отсутствие».
 
Укрепленные пункты и оборонительные сооружения практически полностью отсутствовали: российские власти так и не удосужились их построить за четверть века владения Сахалином, а после начала войны с Японией все ограничилось разве лишь рытьем окоп. Хотя гористая и бездорожная местность центральной и южной части острова – просто идеальный оборонительный плацдарм и готовая база для партизанской борьбы.
 
Как констатировал тот же Станислав Урсын-Прушынски, «русские могли бы нанести противнику огромный ущерб и затянуть оккупацию острова, если бы их действия были хорошо организованы», но даже «не использовали естественных ключевых пунктов – два перевала. На них могли бы не только задержать японцев, но и нанести им чувствительный урон».
 
Силам вторжения противостояли шесть резервных батальонов, 126 кавалеристов и 12 дружин, по своему штатному составу соответствовавших примерно роте, сформированных из местных жителей, ссыльных и каторжан. В общей сложности 6520 человек, на вооружении которых было 14 пушек (устаревшие орудия на лафетах образца 1877 года, не имевших поворотного механизма и сошника, а также два 120-мм орудия и две 47-мм пушки, снятые с затопленного крейсера «Новик») и 12 пулеметов на громоздких лафетах.
 
Снарядов было недостаточно для ведения продолжительных боевых действий: батарея на севере Сахалина располагала 455 снарядами, на юге – 384. Солдаты резервных батальонов были вооружены трехлинейными винтовками, дружинники – однозарядными винтовками системы Бердана. Поначалу дружинами командовали совершенно неопытные в военном деле тюремные и даже штатские чиновники. Впрочем, и сам военный губернатор, хотя имел чин генерал-лейтенанта, военными познаниями не блистал: вся его предыдущая служба проходила исключительно по линии военно-судебной – в качестве военного прокурора и военного судьи.
 
Лишь в марте-апреле 1905 года для командования дружинами на Сахалин были откомандированы офицеры из Маньчжурской армии, но времени на сколачивание из дружин боевых единиц у них уже не осталось. Да и боевой дух дружин, более чем наполовину состоявших из ссыльных, каторжан и прочих арестантов, был предельно низок: каторжане вступили в дружины исключительно ради приобретения льгот, значительно сокращавших сроки отбывания каторги и ссылки.
 
У подавляющего большинства из них «проклятый остров» вызывал лишь черную ненависть, никакого желания умирать, защищая его, они не испытывали. Начальство же, не без основания полагая, что дружинники более опасны для местного населения, чем для японцев, оружие своим подопечным раньше времени доверять опасалось, и вместо военного обучения они продолжали выполнять работы по тюремному ведомству. К лету же 1905 года численность дружин и вовсе уменьшилась вдвое: многие из каторжан, выслужив льготные сроки, подали ходатайства об освобождении от военной службы.
 
Мало что изменило и появление во главе дружин кадровых офицеров: хотя у них и был опыт Маньчжурской кампании, никто из них тактикой партизанской войны не владел, предпочитая заведомо проигрышные лобовые столкновения, да и на местности, как оказалось, они плохо ориентировались.
 
Тем не менее некоторые подразделения сражались с японцами отважно. Так, отряд капитана Быкова, проведя несколько боестолкновений, избежал плена и почти в полном составе достиг материка. Целый месяц после капитуляции русских войск на Сахалине вел боевые действия отряФд штабс-капитана Ильяс-Девлета Мирзы Даирского. Лишь 30 (17 по ст. ст.) августа 1905 года его отряд попал в засаду и понес большие потери ранеными.
 
Приказав уцелевшим отходить, штабс-капитан остался с ранеными. Но японцы стали прикалывать их штыками, пообещав русским почетную капитуляцию, если они выйдут из тайги и сдадутся. И тогда остатки отряда – около 130 человек, сдались под честное самурайское слово. Обезоружив пленных, японцы связали их, жестоко избили, затем добили всех раненых штыками, а остальных отвели в тайгу и там частично расстреляли, частично закололи штыками. Штабс-капитана Даирского и зауряд-прапорщика Ханыкина командир японской роты капитан Отава Кацуске лично изрубил мечами, получив за этот «подвиг» звание майора.
 
Хорошо сражался и отряд штабс-капитана Бронислава Гротто-Слепиковского, закрепившийся на северном берегу озера Тунайча: он продержался до 10 (27 июля по ст. ст.) августа 1905 года. Сам Гротто-Слепиковский в тот день был убит осколком снаряда, остатки отряда вынуждены были прекратить сопротивление. Похоронив штабс-капитана Гротто-Слепиковского с воинскими почестями, японцы остальных бойцов его отряда расстреляли как бандитов, в том числе, и жен нескольких добровольцев. Когда в наши дни на месте гибели отряда были проведены раскопки, было установлено: остатки отряда были добиты выстрелами из японских винтовок в упор. Такая вот сахалинская история…
 

поделиться: