ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Ирраноциональная политика

Опубликовано: 27 Июля 2015 13:33
0
26475
"Совершенно секретно", No.26/355
На фото: ПРЕЗИДЕНТ ИРАНА ХАСАН РУХАНИ
На фото: ПРЕЗИДЕНТ ИРАНА ХАСАН РУХАНИ
Фото: AP/ТАСС
Ebrahim Noroozi
 
ИСЛАМСКАЯ РЕСПУБЛИКА НЕ ВЫДЕРЖАЛА САНКЦИЙ ЗАПАДА
 
30 июля должна быть поставлена точка в многолетней эпопее под названием «Санкции против Ирана». После снятия санкций «страна аятолл» снова получит доступ к мировой торговле и глобальным финансовым рынкам. Большинство аналитиков сегодня гадают, обрушит ли Иран цены на нефть. Однако гораздо интереснее другое: что случилось с Ираном за время действия санкций и достигли ли санкции тех целей, ради которых они вводились?
 
В 1979 году форпост Запада на Ближнем Востоке заполыхал в пожаре исламской революции. Власть захватило духовенство, монархия свергнута, шах Мохаммед Реза Пехлеви бежал, а главой Ирана стал аятолла Хомейни. Окно на Запад стало показывать нечто несусветное: вместо американских вестернов – бесконечные «говорящие головы» мулл и толпы исступленно вопящих людей.
 
О том, почему Иран, чье руководство на протяжении нескольких десятилетий неуклонно держало курс на вестернизацию и индустриализацию, из страны, схожей с сегодняшней Турцией, прыгнул прямиком в Средневековье, строилось много версией.
 
Одни считали, что все дело в необдуманной вестернизации: дескать, глубоко верующих простых иранцев оскорбляли наводнившие улицы Тегерана жены американских военных и промышленных специалистов в бигуди и мини-юбках. В качестве доказательства они указывали на народный характер исламской революции: ставший лидером страны Хомейни был простым священником из Кума, любимцем бедняков, которого в 1963 году арестовали, а в 1964 м – выслали из страны.
 
Но и «белая революция», которую шах Пехлеви объявил в 1963 году, – серия реформ, направленная на индустриализацию страны и ее вхождение в рыночную экономику, – была поддержана народом, возражали другие. Более того – ее всенародный характер более явственен: шесть пунктов социальных и экономических реформ, которые она провозглашала, были поддержаны на всенародном референдуме 26 января 1963 года.
 
Все потому, что провозглашенные «белой революцией» реформы после скачка цен на нефть в 1973–1974 годах превратись в пародию, а страна, накачанная нефтедолларами, погрузилась в коррупцию, поясняли третьи. В результате к 1978 году экономика страдала от инфляции, население – от чудовищного неравенства, а недовольство жестоко подавлялось спецслужбами. Неудивительно, что те же крестьяне, которых в начале 1960 х «белая революция» оделила землей, в 1979 году радостно приветствовали вернувшегося из эмиграции аятоллу Хомейни.
 
В КРУГЕ ПЕРВЫХ САНКЦИЙ
 
Ирану не привыкать к санкциям.
 
Впервые их наложила Великобритания – после того как была национализирована Англо-иранская нефтяная компания, Британия объявила бойкот иранской нефти, который поддержали США. Однако бойкот оказался слишком тяжелым испытанием для британской и американской экономики – гораздо дешевле оказалось дать 1 млн долларов на свержение инициатора национализации премьер-министра Ирана Мохаммеда Мосаддыка (операция «Аякс»). Операция увенчалась успехом. Шах Пехлеви даже на некоторое время бежал из страны, куда вернулся уже на штыках военных не демократическим реформатором, а «просвещенным диктатором».
 
Следующие санкции против Ирана последовали вскоре после исламской революции (1979 год): уверенные, что США дали политическое убежище свергнутому шаху, группа радикальных студентов напала на американское посольство в Тегеране, захватив в заложники американских дипломатов. Джимми Картер, в преддверии выборов президента, решился на военную операцию по их освобождению, которая закончилась провалом (впоследствии про операцию «Орлиный коготь» сняли фильм). Заложники удерживались, причем при поддержке правительства Хомейни, 444 дня.
 
Освобождены они были в день инаугурации Рональда Рейгана, 20 января 1981 года, при посредничестве Алжира. Последний заложник, не дипломат, был освобожден только в конце 1981 года. К тому времени шах Пехлеви, выдачи которого требовали террористы, умер, а Иран вынужден был пойти на сближение с США из-за войны с Ираком.
 
С момента захвата заложников США заморозили все иранские авуары и золотые запасы в своих банках. Американским гражданам и компаниям было запрещено вести бизнес в Иране или участвовать в совместных компаниях. Санкции касались и третьих стран, нарушавших американское эмбарго.
 
В 1984 году, в разгар Ирано-иракской войны, санкции были ужесточены: они распространялись на международные финансовые организации, выдающие кредиты Ирану, и страны, продающие ему оружие. В 1987 году, за год до подписания мирного соглашения с Ираком, Иран подвергся новым акциям со стороны США: был полностью запрещен товарообмен между двумя странами.
 
В 1995 году санкции смягчили, разрешив продавать Ирану невоенные американские товары через третьи страны. Однако уже в 1996 году США наложили новые ограничения: санкциям теперь подвергалась любая страна, вложившая в нефтегазовый сектор Ирана более 20 млн долларов.
 
Санкции США довольно больно ударили по экономике Ирана. Прежде всего, из-за того, что иранская нефтеперерабатывающая промышленность и нефтяная энергетика стали страдать от технологического отставания. Одновременно на экономику стали действовать плоды исламской революции: разразившийся после запрета контроля рождаемости беби-бум, прежде всего в сельской местности, привел к росту молодежной безработицы и оттоку молодежи из сел в города.
 
Однако были и позитивные последствия. Так, в отсутствие западных специалистов Иран стал вкладывать значительные деньги в здравоохранение и образование, а финансирование инфраструктуры позволило покрыть страну современными хайвеями. Однако на потребительском уровне гораздо заметнее было падение уровня жизни, отсутствие многих ранее привычных вещей и услуг, общая примитивизация – начиная с мечтаний обывателей и заканчивая планами министров.
 
Влияние санкций выразилось и в том, что в 1997 году Президентом Ирана был избран довольно прогрессивный Мохаммад Хатами. Сочетая индустриализацию со смягчением режима и улучшением отношений с Западом, Хатами, к сожалению, не добился ни снятия санкций, ни их ослабления. Разве что чисто символически Ирану разрешили закупать лекарства и медоборудование и импортировать ковры и икру.
 
Почему США не пошли навстречу Ирану? Здесь есть несколько версий.
 
Этого не хотел Израиль, уничтожение которого как было провозглашено аятоллой Хомейни, так и не денонсировано до сих пор (а ведь при шахе Иран был единственным на Ближнем Востоке, кто поддерживал Израиль!). Израиль вполне справедливо опасался, что Иран усилит поддержку палестинского движения сопротивления.
 
Не слишком хотела реабилитации Ирана и группа арабских стран – членов ОПЕК: их вполне устраивало, что доля Ирана на нефтяном рынке уменьшилась.
 
Есть и другие факторы, однако самым важным, пожалуй, является вот что: как показывает исторический опыт, санкции очень легко накладываются и очень долго и трудно снимаются – потому что к моменту, когда это стоит сделать, появляется достаточно мощное лобби, которому не выгодно «возвращение блудного сына» по экономическим или политическим соображениям.
 
В РИТМЕ МУГАМА
 
В азербайджанской культуре есть особенный вокально-инструментальный жанр под названием мугам. Его исполнитель может и должен импровизировать, однако при этом жестко придерживаясь особенного ритма и сценария содержания. Поэтому каждая импровизация становится, в конце концов, одним из звеньев раз и навсегда установившейся конструкции. Нечто подобное произошло и с санкциями в отношении Ирана: импровизации тех или иных политических деятелей Ирана, США и других стран становились, в результате, причинами нового ужесточения изоляции страны.
 
В частности, «смягчение» санкций в виде издевательского разрешения импортировать ковры и икру, стало одной из основополагающих причин того, что на смену мягкому реформатору Хатами в 2005 году пришел харизматичный мэр Тегерана, «человек из народа» Махмуд Ахмадинежад. Последней каплей, возможно, стало весьма спорное решение Минфина США от 2004 года, наложившее санкции на иранских ученых.
 
Ахмадинежад не только ужесточил антиизраильскую риторику, поразив мир отрицанием холокоста, но и предпринял шаги по улучшению экономической ситуации. А она к этому моменту была неважной: из-за санкций нефтепереработка Ирана не справлялась с внутренним спросом, и 40 % бензина стране приходилось импортировать.
 
Но что еще важнее: развитие промышленности, в частности, автомобилестроения и приборостроения, упиралось в дефицит электроэнергии. И тогда Ахмадинежад расконсервировал программу обогащения урана для строительства АЭС на территории Ирана, свернутую Хатами. Одновременно стало известно и о работах Ирана в области баллистических ракет.
 
Фото: Ebrahim Noroozi/AP/TAСС
 
Если усилия Хатами пропали даром, то Ахмадинежад заставил мировое сообщество искать компромисс. В июне 2006 года пять постоянных членов Совета Безопасности плюс Германия предложили Тегерану пакет экономических мер, включая передачу технологий в области атомной энергетики, в обмен на отказ от программы обогащения урана.
 
Ах, если бы эти предложения прозвучали раньше, когда президентом был Хатами! Теперь же Иран отверг их – как он сам пояснил, из принципа: почему это он не может развивать свою ядерную энергетику, если Договор о нераспространении ядерного оружия не запрещает этого? Поверить же в миролюбивые намерения Ирана мировому сообществу мешала не только воинственная риторика Ахмадинежада, но и гораздо более тревожные случаи недопуска инспекторов МАГАТЭ на ядерные объекты. Теперь к санкциям относительно Ирана присоединилось все мировое сообщество в лице ООН. 
 
23 декабря 2006 года, после двухмесячных консультаций с Россией и Китаем, выступавших против, была принята знаменитая Резолюция № 1737 Совета Безопасности ООН. Резолюция запрещала ввоз в Иран ядерных технологий и материалов, а также заморозку счетов основных компаний и лиц, связанных с ядерной программой. На выполнение требований резолюции, заключавшиеся в исключении военного применения ядерного потенциала, Ирану отводилось 60 дней.
 
По истечении этого срока, 24 марта 2007 года, была принята Резолюция № 1747 СБ ООН, значительно ужесточающая санкции. В частности, был наложен запрет на продажу оружия Ирану и заморожены его активы в других странах.
 
После этого Иран заявил о существовании подземного завода по обогащению урана в Натанзе – помимо известных МАГАТЭ заводов в Исфахане и Араке. Выяснилось, что никто, в общем-то, не знает, на каком этапе обогащения урана находится Иран: прогнозы о том, когда он достигнет стадии изготовки атомной бомбы, разнились от двух до шести лет.
 
Россия в этот момент оказалась в весьма щекотливом положении.
 
Дело в том, что еще в 1992 году Россия подписала с Ираном договор о достройке АЭС в Бушере. Ее строительство началось еще в 1975 году подразделением Siemens, однако было остановлено в 1980 году из-за наложенных США санкций. После того как Россия, в соответствии с резолюцией СБ ООН, отказалась ввозить ядерное топливо для Бушера, Иран сослался на этот факт как на доказательство ненадежности внешних поставок и одну из причин собственной ядерной программы.
 
Резолюции СБ ООН следовали одна за другой, но гораздо более действенными оказались не ооновские санкции, а санкции США, ЕС и других развитых стран, перекрывших Ирану доступ к передовым технологиям, финансам, а главное – к экспорту нефти и газа. В ответ Иран запустил свою нефтяную биржу, где нефть продавалась не на традиционные доллары, а на иранские реалы, а затем ввел антисанкции, запретив в 2012 году продажу нефти США и Великобритании, а в 2013 году – ЕС.
 
ЖИЗНЬ – БОРЬБА
 
В 2012 году США и ЕС практически полностью перекрыли финансовые «краны» Ирану. Уже к 2013 году ВВП Ирана сократился на 5,8 %, а инфляция подскочила до 20 %.
Однако самым страшным оказались даже не инфляция и падение экономики. Иран начала разъедать коррупция.
 
Страна, устойчивость режима которой поддерживается силовиками – прежде всего, полицией и Корпусом стражей исламской революции, – не может себе позволить сократить их финансирование. Между тем пришедший к власти в 2013 году президент Хасан Роухани в первом же своем интервью признал, что его правительство не может платить зарплату государственным служащим из-за того, что казна опустошена предыдущим правительством. В этих условиях силовики были отпущены на самопрокорм: им разрешили самостоятельно экспортировать нефть. Стоит ли говорить, как это разлагающе сказалось на них?
 
Сегодня Иран страдает не только от нехватки финансирования (стоит отметить, что стране приходится еще отдавать долги, сделанные в период Ирано-иракской войны и в начале 1990-х), сколько от коррупции и обветшалой инфраструктуры. «Импортозамещение», рьяно проводившееся иранскими правительствами, оказалось теми самыми «штанами с Арнаутской», которые никак не могут заменить настоящие джинсы. Выращивание собственной технической интеллигенции оказалось палкой о двух концах: с одной стороны, иранским студентам и ученым закрыты двери в научные сообщества развитых стран. С другой – рост доли технической интеллигенции вызвал и рост оппозиционных настроений.
 
ПЕРСИДСКИЕ МОТИВЫ
 
30 июля 2015 года в ядерном противостоянии Ирана со всем миром должна быть поставлена точка. В это день Иран и шесть мировых держав (Россия, США, Китай, Британия, Франция, ФРГ) и ЕС должны подписать соглашение, гарантирующее совершенно мирный характер иранской ядерной программы.
 
«Шестерка» согласилась, что Иран может продолжать свою ядерную программу. А Иран согласился в течение 15 лет не строить никаких новых объектов для обогащения урана, и в течение этого срока не обогащать уран свыше 3,67 %. Еще одной уступкой Тегерана стало согласие на сокращение числа центрифуг – с нынешних 19 тысяч до чуть более 6 тысяч. Согласно договоренности, единственным иранским объектом по обогащению урана станет завод в Натанзе.
 
Санкции ООН с Ирана будут сняты сразу после подписания соглашения, санкции США и ЕС – после инспекции МАГАТЭ, если она подтвердит, что Иран выполняет соглашение. По мнению экспертов, это случится в конце года. Тогда же ожидается, что Иран выбросит на рынки не менее 70 млн баррелей нефти, что обрушит котировки до 40–45 долларов за баррель.
 
Бушерская АЭС работает с 2011 года. Топливо для нее поставила Россия.
 
В день, когда стало известно о достижении договоренности, в Иране началось ликование. Толпы молодых мужчин в джинсах и девушек, на затылке которых еле удерживались символические шали и косынки, радовались тому, что время изоляции окончилось. Именно эта молодежь, которой надоело страдать «во имя вставания с колен», сегодня – самая большая угроза иранскому режиму. Режим это понимает, и первое, что сделал после достижения договоренности о снятии санкций, – выпустил на улицы подзабытую полицию за соблюдением нравов и ужесточил некоторые запреты. 
 
Вопрос, насколько эффективно завинчивать гайки с помощью силовиков, привыкших в последние годы не столько выискивать недовольных и «стиляг», сколько зарабатывать деньги на нелегальном экспорте нефти, остается открытым.
 
1 марта 2014 года Президент Ирана публично отказался от использования страной ядерного оружия. В этот же день Президент России внес в Совет Федерации предложение о возможности использования Вооруженных сил России в конфликте с Украиной, напоминает экономист Игорь Николаев. С мая прошлого года Россия стала объектом наложения санкций со стороны США, ЕС и других стран. Впрочем, Россия и сама наложила контрсанкции, запретив импорт продовольствия из стран, поддержавших санкции.
 
Сегодня модно рассуждать о том, как санкции могут дать толчок импортозамещению и развитию собственных производств. Удастся ли России избежать иранского сценария? Ведь там тоже поначалу санкции воспринимались примерно также. Не хотелось бы, чтобы российская экономика приобрела персидские мотивы.
 

поделиться: