выросли в семь раз – на 16 млн долларов, большая часть этой суммы – проценты и дивиденды (345 млн гривен)."> Совершенно секретно
ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

НУ-КА, ОТНИМИ!

Опубликовано: 14 Июля 2015 09:39
0
30693
"Совершенно секретно", No.25/354
Фото: EPA/ТАСС
SERGEY DOLZHENKO
 
ПОЧЕМУ ПЕТР ПОРОШЕНКО НЕ ТОРОПИТСЯ РАССТАВАТЬСЯ С КОНФЕТНЫМ БИЗНЕСОМ И ДРУГИМИ АКТИВАМИ
 
Избранный на волне Майдана олигарх Пётр Порошенко первым делом пообещал продать свой бизнес – шоколадную империю «Рошен». Однако у власти он уже больше года, а воз и ныне там. Корреспондент «Совершенно секретно» выяснял, почему президент Порошенко не торопится избавляться от этого и других принадлежащих ему активов.
 
Декларации высших чиновников Украины за 2014-й год показали, кто же из них больше преуспел за последнее время. И естественно, в первую очередь это президент Пётр Порошенко. Его доходы (в сравнении с 2013-м) выросли в семь раз – на 16 млн долларов. Из его официальной декларации следует, что большая часть этой суммы – проценты и дивиденды (345 млн гривен).
 
А вот за продажу принадлежавшей ему собственности, а также отчуждение ценных бумаг и корпоративных прав Порошенко выручил «практически копейки», около 12,5 млн гривен. То есть речь не идет о продаже основного бизнеса – кондитерского (то, что приносит 345 млн дивидендов, не продают за 12,5 – это азбука бизнеса).
 
Основной бизнес Порошенко – кондитерская корпорация «Рошен», в которую входит несколько кондитерских фабрик (в Киеве, Виннице, Мариуполе, Кременчуге, а также в Липецке, Казахстане, Китае, Узбекистане). Помимо кондитерского бизнеса, президент владеет другими активами, включая недвижимость и доли в банке, а также в страховой компании. Луцкий автомобильный завод и верфь «Ленинская кузня» также принадлежат Порошенко. Кроме того, он владеет Днепропетровским крахмало-поточным комбинатом, продовольственной компанией «Подолье» и группой «Агропродинвест», на которой, в свою очередь, «висит» 100 тысяч гектаров украинской земли.
 
В собственности украинского президента также телевизионный «5 канал», но он заранее заявил, что его продавать не будет. Медиа­бизнес президента (кроме «5 канала») представлен трускавецкой телекомпанией ТРТ, радио «Нико-ФМ», «Радио 5 – Ретро ФМ», одесским «Радио Next» и дрогобычским «Твоим радио». Порошенко принадлежит также спортклуб «5-й элемент» в Киеве. Кроме того, за год президентства значительно расширились активы ранее довольно скромного банка МИБ, который также принадлежит Порошенко, и по-прежнему его доля присутствует в «Богдан Авто» (через фонд «Прайм Эссетс кэпитал»).
 
А вот количество «неделовой» собственности, просто имущества, у Президента Украины не изменилось: 5 земельных участков (общая площадь 4,6 гектара), три квартиры (134, 82 и 68 кв. м), а также жилой дом (1331 кв. м). Члены его семьи владеют квартирой (81 кв. м), дачей (312 кв. м) и гаражом (29 кв. м). Президенту принадлежат два автомобиля: Mercedes-benz Vito 116 CDI и BMW F02/750Li xDrive, а также катер Bayliner. В собственности членов семьи президента находится также автомобиль Jaguar XF 4/2.
 
До отчуждения Крыма Порошенко владел Севастопольским морским заводом, однако в феврале 2015 года предприятие было национализировано решением властей Севастополя. Завод, кстати, «лицо» Севастополя: его заложили в год создания города Потёмкиным и Суворовым, в 1783-м. И все это время он занимался строительством, а также ремонтом военных кораблей и торговых судов, китобоев и плавучих кранов. Сейчас этот завод – филиал северодвинской «Звёздочки». Порошенко завод принадлежал с 2010 года, но достался он ему с выпотрошенными фондами, устаревшей материальной базой и частично проданной под коттеджную застройку территорией. В общем, национализацию «Севморзавода» глава Украины воспринял, похоже, с облегчением – его (пусть и бесплатно) избавили от сомнительного актива.
 
По закону президент, как и другие чиновники, должен избавиться от бизнеса. Продать, передать в доверительное управление, подарить детскому дому – все, что угодно, но не оставлять его на балансе семьи. Вот и Порошенко обещал избавиться от бизнеса в случае избрания его президентом, однако до сих пор этого не сделал.
 
В ходе выборов – весной 2014-го – он заверял Украину (и всех вокруг), что «сразу после выборов будет заключен контракт с инвестиционной компанией для поиска покупателя». Мало того, украинский олигарх выстроил на этом целую концепцию перед выборами: «По моему мнению, это намного лучше, чем так называемый чистый политик, который ничего в жизни не делает, только сладко поет и превращает политику в бизнес для зарабатывания денег», – говорил он журналистам.
 
И добавлял: «Сейчас я хотел бы заложить и другой пример, когда избранный президент публично продает бизнес-активы, принадлежащие ему, для того, чтобы сконцентрировать все свое внимание на служении государству». Однако слова, как водится у политиков, остались словами.
 
С «МУСОРНЫМ» РЕЙТИНГОМ
 
В марте 2015 года он пояснял, что, мол, выполнение предвыборного обещания идет с трудом из-за войны в стране. По его словам, сейчас главная проблема – в покупателях актива. «В Украине будет мир, и в Украину придут инвесторы. Во время войны в Украину никто приходить не хочет, в том числе покупатели», – сказал он местному каналу.
 
Собственно об этом с самого начала говорили эксперты – что Порошенко придется продавать свое имущество с большим дисконтом, может быть, в 50 %. «Еще не пришел хороший момент для продажи, – заявила «Совершенно секретно» начальник управления инвестиционно-банковских услуг ИГ «Велес Капитал» Анна Нагорных. – Основные активы компании «Рошен» находятся на Украине, а именно четыре кондитерские фабрики (Киевская, Винницкая, Мариупольская и Кременчугская) и фабрики, которые обеспечивают компанию сырьем, – масломолочный комбинат «Бершадьмолоко» и Литынский племзавод. Компании также принадлежат две производственные площадки Липецкой кондитерской фабрики в России и Клайпедская кондитерская фабрика в Литве».
 
«При том состоянии дел, в котором сейчас находится Украина, вряд ли продажа активов Порошенко окажется выгодной, – говорит аналитик QB Finance Мадина Абаева. – Последние пару лет иностранные инвесторы активно выходят из украинских активов. Распродажа украинских активов происходит на фоне постоянного ухудшения инвестиционного климата в стране: международное рейтинговое агентство Fitch Ratings снизило кредитный рейтинг Украины с «B» до «мусорного» «CCC» из-за политической нестабильности. Замедление темпов роста экономики Украины тоже влияет на оценку активов. На фоне столь неблагоприятной экономической конъюнктуры зарубежные компании готовы продавать активы по цене ниже приобретения, настолько высоки риски. И, скорее всего, Порошенко придется сделать то же самое».
 
«ЗАПИШУТ НА КОТА»
 
А вот директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев заявил СМИ, что Порошенко сделает так же, как и российские миллионеры – провернет классическую фиктивную сделку.
 
«Это классическое поведение любого постсоветского олигарха – это будет фиктивная сделка. Порошенко продаст свой бизнес либо сам себе через цепочку компаний, либо своим родственникам, либо своим партнерам. Когда он перестанет быть президентом, будет обратная сделка, он получит свои активы за те же деньги», – резюмирует Разуваев.
 
Так или иначе, тема «продал ли Порошенко свой бизнес?» фигурирует в украинском сегменте Интернета со времен выборов 2014 года. И по накалу обсуждения находится на втором месте после неудач АТО и ситуации на юго-востоке. За это время прозвучали названия, похоже, всех известных европейских кондитерских компаний, от Nestle до Fazer, однако все эти заявления оказались просто вбросами. Норвежская Orkla приценивалась к «Рошен» еще за год до Майдана, среди возможных приобретателей называли и российских «Объединенных кондитеров» («Гута»).
 
Однако от них никаких предложений Порошенко не поступало. Также невозможно пока проверить информацию о том, что продажей бизнеса Президента Украины занялся инвестиционный фонд Ротшильдов. Кроме того, промелькнула и исчезла информация о том, что Порошенко продал свою кондитерскую империю сыну (та самая фиктивная сделка. – Прим. ред.).
 
Как объясняют эксперты-юристы, у Ротшильдов свой подход к продаже чужого бизнеса. Они не проводят конкурсы среди потенциальных инвесторов, не рассылают так называемые тизеры, а просто регистрируют публично компанию в Швейцарии или Австрии, оформляют на нее акции Порошенко, а реальным владельцем этой открытой компании станет, например, сын президента, или младший брат, или доверенный родственник. «Можно даже на кота записать», – анонимно пошутил юрист.
 
БОРЬБА С ОЛИГАРХАМИ ПУТЕМ ИХ РАСКАРМЛИВАНИЯ
 
Собственно, если бы не заявление Порошенко о том, что он, мол, непременно продаст бизнес, этой темы в повестке украинской политики могло бы и вовсе не возникнуть. Согласно Конституции Украины, президент не может заниматься оплачиваемой или предпринимательской деятельностью. Но Порошенко этого и не делает – вся его вертикально-интегрированная бизнес-структура (создавалась с 1999 года. – Прим. ред.) управляется бизнес-партнерами, а прибыль идет туда, куда «зашиты» акции: в публичное акционерное общество «Закрытый недиверсифицированный корпоративный инвестиционный фонд «Прайм Эссетс Кэпитал» (ЗНКИФ).
 
Соответственно, если соблюдать букву, а не дух Конституции, Порошенко ничего не нарушает. Напомним, его основной «сладкий» бизнес входит в двадцатку мировых кондитерских предприятий. Продавать такое, да еще и с дисконтом по-человечески просто обидно. Лучше в семье оставить.
 
По мнению украинских экспертов, он заявил о продаже бизнеса прежде всего на волне предвыборной кампании, прекрасно понимая, что у него будет не менее года на то, чтобы распродать «Рошен». Или не продавать вообще – Порошенко любит давать невыполнимые обещания, например «вернуть Крым». Есть и другая причина: Порошенко было необходимо дистанцироваться от остальных украинских олигархов, которые, мягко говоря, у украинцев теплых чувств не вызывают.
 
Вдобавок объявленная им борьба с коррупцией неизбежно заденет интересы крупных финансово-промышленных групп. И здесь уже Порошенко может рассчитывать только на поддержку своих американских и европейских «друзей», которые сольют ему и СБУ всю информацию по трастам и фондам в офшорах, которая относится к украинским олигархам.
 
Сейчас Порошенко развернул на Украине видимость борьбы с олигархами, которая, конечно, отодвигает вопрос продажи его собственной корпорации. Судя по материалам в украинских СМИ, к этой его кампании относятся явно с недоверием. Слишком сильно в стране сплетены власть и социально-экономическая жизнь с олигархическими структурами.
 
Необходимо произвести демонополизацию отраслей и даже целых секторов экономики, контролируемых олигархами. Например, Дмитрий Фирташ контролирует газотранспортную и химическую промышленность; Ринат Ахметов – металлургию, энергетику, угольную промышленность и практически всю фиксированную телефонную связь через «Укртелеком»; Игорь Коломойский – нефтедобычу и нефтепереработку.
 
Ожидать реальной деолигархизации в обозримом будущем Украине не следует. Зато налицо все больше фактов, свидетельствующих о новом переделе олигархической собственности, да еще на фоне затеянной властью ускоренной распродажи за бесценок остатков государственной собственности. Например, сейчас Генпрокуратура Украины пытается отменить совершенную во времена Януковича продажу «Днипроэнерго», «Закарпатьеоблэнерго» и «Донбассэнерго».
 
Причина активности прокуроров проста: контроль над этими предприятиями из-за своеобразно проведенной приватизации оказался в руках Ахметова. Схожая картина с газовым вопросом: при Януковиче вся инфраструктура облгазов (трубопроводы, ветки, компрессорные станции) были отданы в бесплатную аренду олигархам. Теперь Порошенко и Яценюк хотят брать с Фирташа и Ахметова хотя бы плату за аренду газовой инфраструктуры.
 
ХОРОШИЙ СПОСОБ ЗАБЫТЬ ВСЕ
 
Сейчас правительство Украины намерено выставить на продажу энергетические мощности. В их число, кроме нескольких теплоэлектроцентралей, также входят 46 % «Черкассыоблэнерго», 60,2 % «Запорожьеоблэнерго», 65 % «Харьковэнерго», 70 % «Николаевоблэнерго», 70,009 % «Хмельницкоблэнерго» и 50,9 % «Тернопольоблэнерго». Также Фонд госимущества намерен продать 25-процентные пакеты энергокомпаний «Днепроблэнерго», «Киевэнерго», «Донецкоблэнерго» и генераторов «Днепр­энерго», «Западэнерго», «Донбассэнерго». Как-то все это не слишком похоже на борьбу с олигархами. Скорее на распродажу государственной собственности.
 
Так Порошенко, по мнению ряда экспертов, нашел хороший способ заставить украинцев забыть о своих предвыборных обещаниях. Пока СМИ, каждое из которых стоит на страже интересов Фирташа, братьев Суркисов, Ахметова, Коломойского, Константина Григоришина и самого Порошенко, будут рубиться вокруг долгой и непростой продажи мощностей ТЭК, о «сладкой империи» все окончательно забудут.
 
Ссылки по теме
ЖОВТО-БЛАТНЫЕ - "Совершенно секретно", No. 08/337 2015
«РОШЕН» ИЛИ «ДНЕПР»? - "Совершенно секретно", No. 22/351 2015
НИ СДАТЬ, НИ ВЗЯТЬ - "Совершенно секретно", No. 24/353 2015

поделиться: