ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

АСВобождение

Опубликовано: 11 Июня 2015 17:28
0
15750
"Совершенно секретно", No.20/349
Фото: ТАСС
Сергей Савостьянов
 
МОГУТ ЛИ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЕ СТРАХОВАНИЯ ВКЛАДОВ ЗАКОНЧИТЬСЯ ДЕНЬГИ
 
После прихода на пост главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной в 2013 году банкиры с трепетом ждут пятницы. Потому что с завидной регулярностью в пятницу вечером ЦБ объявляет об отзыве банковской лицензии одному или нескольким банкам. Только в 2014 году были лишены лицензии 84 банка. После чего первый зампред Центробанка Алексей Симановский заявлял, что значительная часть работы по расчистке банковского сектора от недобросовестных кредитных организаций завершена.
 
Банкиры перевели дух и вытерли со лба холодную испарину, но не тут-то было: в 2015 году «усекновение голов» продолжилось, и число отозванных банковских лицензий с начала года уже перевалило за 20. Более того, лицензии теперь отзываются не только по пятницам, иногда и по два раза на неделе. «Вначале все пятницы стали черными, а потом все дни стали пятницами», – грустно шутят банкиры и пьют успокоительное. А наблюдатели меланхолично подсчитывают убытки Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и делают ставки на то, когда у него кончатся деньги.
 
Причины, по которым ЦБ отзывает лицензии, стандартны: недостаточность собственных средств банка, проведение им высокорисковой политики, сомнительные транзакции и участие в отмывании денег. К примеру, отзыв лицензий 20 мая произошел по следующим причинам. У банка «Транспортный» – недостаточность собственного капитала, высокорисковая политика, сомнительные транзакции. У ПроБанка – в связи с нарушением законодательства о противодействии легализации доходов и финансировании терроризма.
 
По данным ЦБ, организация была вовлечена в проведение транзитных операций. У череповецкого банка «Бумеранг» – в связи с несвоевременным исполнением банком обязательств перед кредиторами, то есть опять недостаточность средств. Отзыв лицензии практически всегда означает банкротство банка. Лишь в случае банка «Траст» ЦБ принял решение о санации: в случае его банкротства, выплаты составили бы порядка 100 млрд рублей, подсчитали эксперты, а так достаточным оказалось влить «всего» 30 млрд.
 
Насколько оправданы репрессии ЦБ и как долго они будут продолжаться? Пока в российской финансовой системе слишком много «серых», карманных и просто неэффективных банков, уверена Марина Карапетян, аналитик Альфа-Банка. Нашей банковской системе вполне достаточно 300 банков, а сейчас их 770. Это больше, чем в США, и намного больше, чем в развитых европейских странах», – говорит она.
 
Чистка будет продолжаться, говорят эксперты: претензии ЦБ можно предъявить практически любому российскому коммерческому банку, и надеяться на улучшение положения не стоит. В 2015 году количество банков вполне может сократиться на 20–25 %, прогнозирует Георгий Писков, председатель совета директоров Юниаструм-Банка.
 
АСВ НЕ РЕЗИНОВОЕ
 
До сих пор проблемы банков вкладчиков не волновали: разве что из банка «Траст» в конце прошлого года начали панически выводить рублевые вклады, но и то только потому, что боялись резкого обвала рубля до момента страховых выплат.
 
Система страхования вкладов, созданная в России в 2004 году, стала залогом спокойствия на банковском рынке. Согласно закону «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», в случае банкротства банка вкладчикам гарантируется 100 % возврата вклада до определенной суммы, включая начисленные до отзыва лицензии проценты, в течение 14 дней. За время действия закона в него четыре раза вносились поправки, увеличивавшие размер возмещения. Предпоследний раз это произошло в разгар кризиса в конце 2008 года: были приняты поправки, повысившие порог стопроцентного возмещения до 700 тысяч рублей. С 2015 года предельный размер страхового возмещения по вкладам физических лиц в банках увеличен до 1,4 млн рублей.
 
Для осуществления функций по обязательному страхованию вкладов была создана специальная госкорпорация – Агентство по страхованию вкладов. Банки перечисляют ему 0,1 % от суммы привлеченных вкладов – так формируется фонд АСВ, из которого и производятся выплаты при наступлении страхового случая.
 
Вплоть до прошлого года все шло без сбоев. Однако когда ЦБ начал интенсивно отзывать лицензии у банков, рынок забеспокоился. Дело в том, что если до прихода Набиуллиной ЦБ в основном отзывал лицензии у банков, не слишком активных на потребительском рынке, либо у банков, чьи проблемы были видны уже невооруженным взглядом, то с прошлого года о том, какой банк попадет под гильотину ЦБ, часто не знают и сами банкиры.
 
К тому же с началом кризиса 2008 года, российские банки оказались отрезаны от дешевых европейских кредитов. Введенные в 2014 году санкции еще более усилили финансовый голод: теперь кредиты у банков просят не только граждане, но и компании, а взять деньги банкиры могут только у населения. То есть теоретически они могут взять денег и у ЦБ, но он дает кредиты далеко не всем, а кредитоваться у коллег – слишком дорого.
 
Вот и начали не слишком состоятельные банки взвинчивать ставки депозитов: ведь даже при ставке в 20 % можно было, «прокрутив» деньги через краткосрочные кредиты, получить неплохой гешефт. Увы, обвал рубля и стремительный рост цен вызвали отток вкладов, а репрессии ЦБ еще больше подстегнули этот процесс. В прошлом году россияне забрали из банков около 1,3 триллиона рублей, следует из данных, приведенных в отчете АСВ за 2014 год.
 
В результате после отзыва лицензии у Мастер-банка, начались разговоры о том, что деньги у АСВ кончаются. Подозрения подстегнула и санация «Траста» – стало очевидно, что АСВ просто не смог «переварить» такой объем выплат. После отзыва лицензии у банка «Транспортный», говорить о скором опустошении фонда страховых выплат стали много и вслух.
 
Арифметика тут простая. По состоянию на 30 марта 2015 года в фонде АСВ оставалось 69 млрд рублей. С того момента ЦБ отозвал лицензии сразу у 11 банков, что требует примерно 30 млрд рублей на компенсации вкладчикам в рамках гарантированного страхового покрытия. Еще 39 млрд рублей понадобится на страховые выплаты вкладчикам «Транспортного», что станет абсолютным рекордом за все время работы Агентства по страхованию вкладов (до сих пор пальма первенства принадлежала Инвестбанку, вкладчикам которого выдали из фонда АСВ 30,6 млрд рублей).Это не считая тех небольших банков, которые лишились лицензии вместе с ним – они тоже входят в систему страхования вкладов. Получается, уже через пару недель АСВ сам станет банкротом?
 
ПЕРЕЙТИ К ПРОФИЛАКТИКЕ
 
По мнению главы аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максима Осадчего, после выплат вкладчикам последних трех банков, лишенных лицензии, особенно «Транспорт­ного», в фонде АСВ денег действительно почти не останется. Но ЦБ идет на это сознательно, уверен он. «Санация для государства может оказаться существенно дороже, чем отзыв лицензии и выплаты вкладчикам», – говорит аналитик.
 
Действительно, опыт санации таких банков, как Банк Москвы и «Траст», показывает, что затраты оказываются гораздо выше первоначально озвученных цифр: ведь потому-то и отзывают лицензии, что отчетность банка не соответствует реальному положению дел. Тем не менее исчерпание фонда АСВ означает, что ЦБ придется притормозить с новыми отзывами лицензий, считают эксперты.
 
Эксперты считают, что исчерпание казны АСВ притормозит дальнейшие отзывы лицензий регулятором. Тем более что крупные банки чаще ждут санации, чем помощи от АСВ, уверен глава управления аналитических исследований УК «Уралсиб» Александр Головцов. По его мнению, АСВ в ближайшее время будет специализироваться на мелких банках, а крупные будут санироваться государством. «Масштаб потенциальных проблем в банковской системе сейчас не сопоставим с размером фонда АСВ, – поясняет он. – Очевидно, что деньги понадобятся, скорее всего, напрямую из бюджета».
 
Больше всех возможному снижению активности в деле отзыва лицензий рад, наверное, президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов – давний и последовательный критик политики Центробанка. Недавно он даже написал письмо Президенту России, в котором указал, что с начала года года ЦБ уже лишил лицензии 25 банков.
 
«Необъявленная война против российских банков привела к отзыву лицензий уже более чем у ста кредитных организаций – это рекордная динамика за последние 15–20 лет, и конца и края этому не видно, – говорится в письме. – Крестовый поход против «маргинальных элементов» банковской системы, а скорее, против самой этой системы, начатый новым руководством Банка России еще в 2013 году, с началом кризиса, в условиях, когда вся экономика и финансы страны и без того подверглись тяжелейшим ударам и испытаниям, не только не «свернул знамена», но даже усилил свой наступательный натиск». При этом, уверен Мамонтов, надзор, на самом деле, мнимый.
 
«Применяемые надзорные инструменты и усилия как были, так и остались направленными в основном на простое устранение с рынка так называемых недобросовестных его участников, зачастую тогда, когда они уже потеряли право называться банками, – пишет он. – Складывается впечатление, что надзорное ведомство просто констатирует «летальный исход», выступая в роли «могильщика» банков, а не блюстителя их здоровья.
 
Как иначе можно расценить то, что при отзыве банковских лицензий в балансах ликвидируемых банков вскрываются «дыры» в сотни миллиардов рублей? Чего стоит такой «надзор»?» Объем выплаченного вкладчикам страхового возмещения составил за последние два года свыше 300 млрд рублей, отмечает Мамонтов, в то время как за предыдущий, почти десятилетний период он был всего лишь около 100 млрд. При этом компании теряют свои средства безвозвратно, отмечает он. Страдают и бюджетные организации: из-за действий ЦБ за два последних года в проблемных банках «зависло» 5,1 млрд рублей бюджетных денег, возврат которых проблематичен.
 
Проблема в том, что после отзыва лицензии банки разворовываются собственниками, считает финансовый омбудсмен России Павел Медведев: к тому времени, когда банк банкротят, от его собственного капитала остается, в среднем, не более 11 %. При том, что, по международным нормам, лицензия у банка отзывается тогда, когда его собственный капитал еще в сохранности. То есть теоретически АСВ могло бы восполнить потраченное на страховые выплаты: ведь по закону после того, как они сделаны, в очередь за оставшимися деньгами встают граждане, которым не заплатили за вклады, превысившие гарантированную сумму (сейчас 1,4 млн рублей. – Прим. ред.) и само АСВ.
 
Фото: Виктор Бартенев/Интерпресс/ТАСС
 
ГОСУДАРСТВО СВОИХ НЕ БРОСАЕТ
 
Тем не менее, по мнению финансового омбудсмена, ни о каком банкротстве АСВ или исчерпании фондов не может быть и речи. «В законе написано, что в случае недостаточности средств для финансирования страховых выплат вкладчикам банков, которые лишены лицензии, это финансирование может осуществляться, по решению совета директоров агентства, за счет Резервного фонда Правительства России. В другом месте в законе написано, что АСВ может обратиться в Банк России с просьбой о предоставлении агентству для выплат кредита без обеспечения на срок до пяти лет.
 
В общем, в законах в нескольких местах прописано, каким образом государство гарантирует АСВ от опустошения страхового фонда. Так что беспокоиться о том, что денег не хватит на выплаты, положенные по закону, вкладчикам не стоит», – заявил он журналистам.
 
При этом ЦБ пошел на лишение лицензии столь крупного банка, как «Транс­портный» (103 е место в России), лишь после того, как в фонд поступили квартальные выплаты банков: по словам представителя АСВ, это 18,8 млрд рублей. То есть денег хватит на все выплаты. И еще останется на какое-нибудь непредвиденное банкротство.
 
И вообще, АСВ просто не может стать банкротом по определению: это же агентство, а не коммерческая структура. Притом агентство, чья задача более чем важна: благодаря системе страхования вкладов даже в самый пик кризиса удалось сохранить стабильность финансовой системы: вкладчики понимали, что их деньги защищены.
 
Доводы экспертов подкреплены весомым аргументом – официальным заявлением Минфина. «Никаких проблем с фондированием Агентства по страхованию вкладов я не предвижу. АСВ может брать кредит у Центрального банка по мере возникновения необходимости практически в режиме реального времени. Поэтому ситуация, когда у агентства не хватит денег, исключена», – решительно заявил министр финансов Антон Силуанов.
 
НЕДОБРОСОВЕСТНЫЙ ВКЛАДЧИК
 
Вопрос не в том, что АСВ поможет государство, возражают другие эксперты, вопрос в том, что когда на выплаты вкладчикам обанкротившихся банков будут идти не деньги банков, из взносов которых формируется фонд АСВ, а деньги государства, в виде кредита ЦБ или прямого вливания, сам подход к этим выплатам может измениться.
 
«Весьма вероятно, что вначале проблему докапитализации АСВ решат именно через кредит ЦБ, но до бесконечности вливать в АСВ деньги никто не будет – сейчас не та экономическая ситуация», – уверен экономист Сергей Хестанов.
 
Собственно, банкиры и правительство об этом уже задумались.
 
В середине мая на совещании у премьера глава Сбербанка Герман Греф заявил, что необходимо ограничить число страховых выплат по вкладам на одного клиента. Это, по его мнению, научит граждан нес­ти ответственность за размещение своих денег на банковских депозитах и сдержит неконтролируемый переток средств в высокорисковые банки.
 
Греф предложил сразу три варианта реализации своей идеи. Первый – ввести пожизненный лимит на общий объем получения страхового возмещения. Он не должен превышать 3 миллиона рублей. Это максимальная сумма страховки, на которую может рассчитывать вкладчик за всю историю своей работы с банками. Второй – платить страховку по вкладам не чаще, чем раз в пять лет. Третий – выплачивать компенсацию только один раз. После этого все остальные вклады данного клиента не будут защищены государством.
 
Инициативу главы Сбербанка поддержали и руководители других крупных банков. А уже через неделю премьер-министр России Дмитрий Медведев поручил изучить целесообразность изменения системы выплаты страховки по вкладам. Греф тут же предложил еще один вариант снижения выплат АСВ: установить франшизу в 5–10 % от вклада, ответственность за которую должен нести сам клиент.
 
«Есть два пути решения проблемы исчерпания фонда АСВ – оба неприятные», – говорит Хестанов.
 
Перый путь – это дифферинцированные взносы. Сейчас все банки платят по 0,1 % от объема привлеченных вкладов. Предлагается сделать эти отчисления тем выше, чем более безрассуден банк. Так как почти половина вкладов у Сбербанка, понятно, что он за инициативу. «Однако банки никак не договорятся о том, что должно лежать в основе дифференциации, – отмечает экономист. – Размер процентных ставок на вклады? Резонно, но не всех устраивает. Величина риска? Но тому, кто сможет предложить адекватный механизм подсчета рисков, можно смело давать Нобелевскую премию: пока что здесь грандиозные ошибки допускают и самые авторитетные эксперты».
 
Второй вариант – это ограничения страховых выплат: например, не страховать начисленные проценты или франшиза, которую предлагает Греф. «Но в случае франшизы понятно, в какой банк пойдут все вкладчики», – замечает Хестанов.
 
В России когда-то действовала десятипроцентная франшиза на выплаты, напоминает Медведев, похожая франшиза, по директиве ЕС, существовала и в Европе, но эта практика была признана неудачной. «После того, как в Англии закачался один из банков и вкладчики бросились снимать деньги, чтобы эту франшизу не потерять, европейцы от нее отказались, – пояснил финансовый омбудсмен. – И нам, если мы хотим сохранить систему страхования и не хотим набегов на банки, сейчас не стоит наступать на эти грабли и вводить какие-то ограничения».
 
Дело в том, что система страхования имеет две стороны, поясняет Медведев. Одна из них гуманитарная – то, что человек в любом случае получит свои деньги, вложенные в любой банк. А вторая сторона финансовая – если люди уверены, что получат свои деньги назад, тогда они не беспокоятся о них и не совершают набеги на банки. И вообще: как простой вкладчик может выбрать банк лучше, чем это сделал ЦБ, который выдал всем этим банкам лицензии?
 
Против идеи ограничить страховые выплаты выступило и само АСВ. «Мы исторически не поддерживаем частичное страхование вкладов и исходим здесь и из собственного опыта, и из мирового. Нигде в мире не используется именно сегодня частичное страхование вкладов», – заявил глава АСВ Юрий Исаев. «Франшизу и выплату только основной суммы долга мы как оценивали, так и оцениваем негативно. Наша позиция здесь не изменилась», – поддержал его замминистра финансов Алексей Моисеев.
 
«Понятно, что в случае ограничения страховых выплат в том или ином виде начнется сильнейшая паника, – говорит Хестанов. – Поэтому ни Госдума, ни ЦБ на такое не решатся никогда. Скорее, все же, будет принято решение о дифференциации взносов банков в фонд АСВ». Хотя сам экономист уверен, что первый подход гораздо правильнее. «Лучше не страховать проценты, а то и ввести франшизу, – говорит он. – Ведь не секрет, что были банки, которые при возникновении серьезных проблем поднимали проценты на заоб­лачную высоту, вливали деньги собственников и близких к ним лиц в виде вкладов, оформленных на доверенные лица, а затем банкротились».
 
Гадать, какое решение примут власти, осталось, по-видимому, недолго. «Деньги в АСВ уже практически закончились, – отмечает Хестанов. – А значит, у ЦБ, правительства и законодателей жесточайший цейтнот – уже в осеннюю сессию Госдумы придется принимать то или иное решение».
 

поделиться: