ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

УБИТЬ ХАРИРИ

Опубликовано: 21 Мая 2015 15:19
0
18416
"Совершенно секретно", No.17/346
Фото: ru.wikipedia.org
 
Расследование убийства бывшего премьер-министра Ливана может стать самым дорогим в истории. Но белых пятен в деле становится все больше.
 
В эти дни в живописном городке Лейдсендаме близ Гааги продолжает работать Специальный международный трибунал по Ливану. В огромном здании трудится 441 сотрудник из 63 различных стран мира. Все они так или иначе причастны к расследованию и суду по делу об убийстве бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири.
 
Неподалеку от здания трибунала расположен огромный склад, где хранятся вещественные доказательства – в том числе останки машины Харири и осуществившего 10 лет назад его убийство террориста-смертника. Цена, в которую обошлась работа Спецтрибунала международному сообществу, уже давно перевалила за 500 млн долларов и продолжает расти.
 
Идущий в Лейдсендаме процесс уникален как минимум по двум причинам. Во-первых, никогда прежде не создавался международный суд по делу не о военных преступлениях и массовых убийствах, а посвященный убийству одного человека. Как, впрочем, никогда прежде следствие и суд не тянулись так долго – больше десяти лет. Во-вторых, в нем нет скамьи подсудимых – суд проходит заочно. Хотя имена обвиняемых известны, их так и не удалось арестовать, а лидер шиитской террористической организации «Хезболла» Хасан Насралла с сарказмом заявил, что они не будут выданы суду и через триста лет.
 
Вместе с тем все понимают, что вердикт Специального трибунала может оказать огромное влияние на дальнейшие события не только на Ближнем Востоке, но и во всем мире. Хотя в расследовании убийства Рафика Харири все еще остается немало вопросов и белых, а точнее кровавых, пятен. К тому же, хотя материалы расследования насчитывают 1,5 млн страниц, на самом деле, как считают многие наблюдатели, на руках у международной бригады прокуроров нет ни одного прямого доказательства против обвиняемых – только косвенные.
 
МЕСТО ВЗРЫВА АВТОМОБИЛЯ БЫВШЕГО ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА ЛИВАНА РАФИКА ХАРИРИ
Фото: ru.wikipedia.org
 
КОГДА БЕЙРУТ ВСКРИКНУЛ
 
В 12:55:05 14 февраля 2005 года в самом центре Бейрута, неподалеку от гостиницы «Сент-Джордж» прозвучал мощный взрыв. Начиненная взрывчаткой машина марки «Мицубиси-Кантер» взорвалась рядом с машиной, в которой находился экс-премьер-министр Ливана Рафик Харири, и сопровождавшим его кортежем. В результате взрыва погибли 22 человека – сам Харири, восемь его телохранителей и 13 случайных прохожих. Еще около 300 человек получили ранения различной степени тяжести.
 
Ливан все еще находился в шоке, осмысливая случившееся, когда в 14:19 в Бейрутский филиал телекомпании «Аль-Джазира» позвонил мужчина и сообщил, что ответственность за теракт берет на себя неизвестная до того «Организация по поддержке джихада в Великой Сирии», связанная со «Всемирным джихадом». Видеокассету с записью заявления шахида (террориста-смертника), добавил мужчина, сотрудники телекомпании могут найти висящей на дереве неподалеку от гостиницы «Сент-Джордж».
 
Спустя 15 минут мужчина позвонил снова и поинтересовался у работников телестудии, почему они до сих пор не выпустили видеозапись в эфир. Если они будут с этим тянуть, пригрозил незнакомец, то следующий взрыв может прогреметь уже в их офисе. Сотрудники «Аль-Джазиры» решили не испытывать судьбу и вышли в эфир с экстренным выпуском новостей. Согласно запечатленным на кассете кадрам, в роли шахида выступил 22-летний житель Бейрута, мусульманин-суннит Ахмад Абу-Адас. Свою предсмертную речь он читал, будучи облаченным в положенные по такому случаю черные одежды и белый тюрбан.
 
Как нетрудно догадаться, следствие по данному делу было начато немедленно. Причем начато, разумеется, с выяснения того, кто значится хозяином машины террориста и где она была куплена. По номеру мотора – 4D33-J0126 – оказалось несложно установить, что «Мицубиси» была угнана из Японии, переправлена сначала в Объединенные Арабские Эмираты, а затем в Триполи. Здесь в магазине подержанных машин ее за 11 250 долларов наличными приобрел некий ливанец и переправил в Бейрут. Он назвал продавцу свое имя, которое, само собой, оказалось фальшивым. Но Саудовская Аравия и Ливия – это вотчина суннитов, и таким образом все следы вроде бы и в самом деле вели к «Всемирному джихаду».
 
И все же следователи отказались проглотить эту наживку. Слишком уж гладкой получалась картина на первый взгляд, а вот на второй и на третий в ней начали выявляться одна нестыковка за другой.
 
Во-первых, и стиль обращения террориста-смертника, и формат видеозаписи были не очень характерны для тех кассет, которые отправлял в СМИ «Всемирный джихад» – а уж их-то специалисты по террору насмотрелись немало.
 
Во-вторых, к кассете было приложено письмо, чего суннитские террористические группировки никогда не делали. Было ощущение, что целью письма было представить дополнительное доказательство, что кассета – подлинная.
 
В-третьих, возникли проблемы с личностью Ахмада Абу-Адаса. По словам, родственников, он и в самом деле был очень религиозным молодым человеком, но весьма далеким от политики. За несколько дней до теракта он познакомился в мечети с каким-то человеком по имени Мухаммед, который попросил Ахмада давать ему уроки по исламскому праву. Потом за день до теракта Мухаммед позвонил Ахмаду домой, тот сказал родителям, что выходит прогуляться и домой так и не вернулся.
 
Но был ли он тем самым террористом, который взорвался рядом с машиной Рафика Харири? Ведь учитывая обстоятельства теракта, а его осуществил водитель с хорошей подготовкой, немалое удивление вызвал тот факт, что у Абу-Адаса не было ни машины, ни водительских прав. Больше того – по словам родителей, он не то, что на машине – на велосипеде ездить не умел!
 
Побывав в доме семьи Абу-Адас, следователи как бы ненароком прихватили с собой зубные щетки Ахмада и его родителей – чтобы сделать анализ ДНК.
 
Надо заметить, что всех погибших во время взрыва разорвало на куски, так что в руках медиков оказалось ровным счетом 300 таких кусков. В ходе идентификации было установлено, что 200 из них принадлежат самому Харири и его телохранителям, а 100 – террористу. Но ДНК террориста, взорвавшего себя в «Мицубиси-Кантер» и ДНК Ахмада Абу-Адаса не совпадали, и, таким образом, он был кем угодно, но только не террористом-смертником.
 
Поэтому неудивительно: версия о том, что покушение организовали суннитские организации у многих, в том числе и у следователей, стала вызывать сомнения. В самом же Ливане сегодня наиболее популярна версия о том, что к убийству причастны Сирия и «Хезболла». Так кому же на самом деле мешал Рафик Харири?
 
СПАСИТЕЛЬ ЛИВАНА
 
Чтобы найти ответ на поставленный выше вопрос, необходимо разбираться как в истории ислама с его противостоянием суннитов и шиитов, так и в хитросплетениях ближневосточной политики, в которой сам черт сломит не только ногу, но и голову.
 
Рафик Харири родился в 1944 году в ливанском городе Сидоне, в бедной суннитской семье. Первоначальное состояние он заработал в качестве строительного подрядчика в Саудовской Аравии, а затем, вернувшись в Ливан, создал ряд строительных и финансовых компаний, и уже в 1980 х годах вошел в список 100 самых богатых людей мира по версии журнала «Форбс». Перед гибелью его суммарный капитал оценивался в 11 млрд долларов.
 
Тем временем Ливан переживал нелегкие времена. В 1975 году в стране началась очередная гражданская война, и под предлогом, что она желает утихомирить страсти и принудить враждующие стороны к миру, Сирия ввела в Ливан свои войска. В 1982 году, устав от постоянных обстрелов своей территории со стороны Ливана, Израиль ввел в него свою армию, которая в ходе тяжелых боев дошла до Бейрута – в надежде привести к власти в Ливане христиан-маронитов.
 
Попытка эта, как известно, провалилась, Израиль вынужден был откатиться назад, создав в Южном Ливане вместе с теми же маронитами зону безопасности, не позволявшую обстреливать его территорию – до того самого момента, когда на вооружении «Хезболлы» не появились ракеты.
 
В 1992 году Рафик Харири впервые становится премьер-министром Ливана и в течение пяти лет, благодаря своему таланту бизнесмена, поддержке Запада и той же Саудовской Аравии восстанавливает экономику страны. В Ливан возвращаются экономическая и политическая стабильность, страна снова начинает жить нормальной жизнью, и народ понимает, что все это в немалой степени – заслуга Рафика Харири, умудряющегося вдобавок не сильно осложнять отношения с правящим режимом Сирии, считающим Ливан своей вотчиной.
 
В 2000 году премьер-министр Израиля Эхуд Барак неожиданно принимает решение в одностороннем порядке вывести израильскую армию с территории Ливана. Но это также моментально поставило под вопрос легитимность нахождения на территории этой страны и сирийской армии. Живущие в Ливане христиане, друзы (есть такая народность со своей специфической религией) и мусульмане-сунниты требуют от сирийцев покинуть Ливан, и Харири вместе с лидером друзов Валидом Джумблатом не просто поддерживают эти требования, а заручаются их поддержкой со стороны международного сообщества. Что, понятное дело приводит в ярость Президента Сирии Башара Асада.
 
В августе 2004 года Асад «приглашает» Харири в Дамаск, и тот приезжает в президентский дворец в окружении своих телохранителей. Беседа между двумя лидерами продолжалась меньше часа и явно носила напряженный характер. Настолько напряженный, что когда Харири вышел от Асада, у него носом пошла кровь.
 
Харири был явно напуган – он подает в отставку, но очень скоро дает понять, что речь идет лишь о тактическом отступлении и в ближайшее время он собирается вернуться к власти. Во всяком случае спустя неделю после встречи с Асадом Харири лоббирует принятие ООН резолюции номер 1559, призывающей Сирию выйти из Ливана. А «Хезболлу» – разоружиться и превратиться в чисто политическое движение.
 
Сказать, что Башар Асад после этой резолюции был вне себя – значит, ничего не сказать…
 
ЛУЧШЕГО МЕСТА ДЛЯ ТЕРАКТА ПРИДУМАТЬ БЫЛО НЕЛЬЗЯ
 
Утром 14 февраля 2005 года Рафик Харири, как обычно, решил побывать по делам в ливанском парламенте. Его телохранители начинают рассаживаться по бронированным «мерседесам», собранным по специальному заказу в Германии. Помимо тяжелой брони, каждый «мерс» оснащен множеством «примочек», включая систему, не позволяющую привести в действие с помощью пульта управления или сотового телефона взрывчатку – даже если она заложена под машину.
 
Телохранители общаются друг с другом по внут­ренней, закодированной системе связи, каждый из них вооружен израильским пистолетом-автоматом «узи» с полной обоймой, а в багажниках вдобавок лежат обычные автоматы Калашникова, гранаты и даже пара гранатометов – на случай, если придется вступить в бой. Лучшую сис­тему защиты и в самом деле трудно было придумать.
 
В 10:54 кортеж с Харири прибывает к зданию парламента. Он проводит там несколько встреч и в 11:56 выходит на улицу. Телохранители начинают рассаживаться по машинам, и в этот самый момент с площади перед парламентом исходят несколько звонков по мобильному телефону. Как будет установлено на основе просмотра расположенных по всему Бейруту камер наблюдения, сразу после этих звонков машина марки «Мицубиси-Кантер» начинает двигаться из южной части города в северную, в сторону гостиницы «Сент-Джордж». При этом машина начинена армейской взрывчаткой RDX в количестве, эквивалентном… 3 тоннам тротила.
 
Но, уже усаживаясь в машину, Харири неожиданно вспоминает, что назначил в расположенном напротив парламента кафе важную встречу. Выйдя из машины, он почти бегом направляется к кафе, и в этот момент с площади снова делаются несколько звонков по сотовой связи, после чего водитель «Мицубиси» замедляет скорость, а затем отъезжает на обочину и останавливается.
 
В 12:49 Харири выходит из кафе, и его на несколько секунд окружают узнавшие экс-премьера прохожие. Рафик Харири пожимает им руки и, улыбаясь, усаживается в машину. Один из прохожих в этот момент запечатлевает его на камеру. В объектив попадает и часовая башня. Часы на ней показывают ровно 12:50.
 
В тот момент, когда Харири и сопровождающие его машины начинают двигаться, мобильники на площади вновь «оживают», и «Мицубиси» трогается с места и снова медленно движется в сторону гостиницы «Сент-Джордж» – явно направляемая невидимым «лоцманом».
 
В какой-то момент и «Мицубиси», и кортеж Харири, двигавшийся со скоростью 70 км в час, выходят из поля зрения видеокамер – они въезжают в узкий, но весьма оживленный переулок, зажатый между зданием гостиницы и торгового центра «Библус». Развернуться здесь негде, а эффект любого взрыва в таком узком коридоре будет многократно усилен. Лучшего места для теракта и в самом деле придумать было нельзя, и сидящий в «Мицубиси» смертник нажимает на кнопку…
 
Но если рассматривать версию о том, что Харири убрали те, кто рассчитывал таким образом предотвратить вывод сирийской армии из Ливана, то своих целей они явно не достигли. В стране, потерявшей если и не любимого, то уважаемого всеми лидера, начинаются демонстрации протеста, участники которых требуют от сирийцев убираться домой. США и Франция усиливают давление на Башара Асада, и у него не остается другого выхода, как отдать приказ о выводе войск.
 
Одновременно ООН принимает решение начать международное расследование, чтобы найти и покарать убийц ливанского лидера. В Бейрут прибывает большая группа следователей и приступает к работе. Так был создан Специальный трибунал по Ливану. Так началось самое масштабное и дорогое расследование за всю историю человечества.
 
И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН
 
В течение многих месяцев десятки прибывших в Ливан специалистов вели это расследование и в итоге почти никак в нем не продвинулись. Сотни миллионов в итоге были бы выброшены на ветер, если бы не один человек – капитан службы внутренней безопасности Ливана Валид Айад. Он вел собственное, независимое расследование, воспринимая поиски убийц Рафика Харири как внутреннее дело Ливана и свое личное дело чести.
 
Именно он первым обратился к компаниям сотовой связи с просьбой предоставить информацию обо всех звонках, исходивших из тех мест, где бывал Харири в последнее время и установил номера мобильников, обладатели которых неотступно следили за Харири. Будучи вдобавок блестящим программистом, Айад создал программу, позволяющую отыскивать связь между этими звонками и происходившими сразу после них событиями, и таким образом установил маршрут движения террориста.
 
Словом, капитан Валид Айад пусть медленно, но верно продвигался к раскрытию убийства Харири. Вплоть до 25 января 2008 года, когда сразу после того, как он сел за руль, его машина взлетела на воздух. В момент гибели ему было чуть больше 30 лет…
 
ПРОРЫВ
 
После гибели Валида Айада никто в СБ Ливана уже не хотел заниматься расследованием обстоятельств гибели Харири, и весь его архив был передан международной группе следователей. Для нее это был просто царский подарок – благодаря работе, проделанной покойным капитаном, сотрудники этой группы наконец сдвинулись с мертвой точки и завершили начатое Валидом Айадом.
 
Согласно материалам расследования, летом 2004 года непосредственный разработчик и организатор покушения на Харири приобрел за наличные 63 мобильника и распределил их по нескольким группам. Члены каждой группы знали номера мобильных телефонов своих товарищей и «большого босса», но никогда не общались с членами других групп. Соответственно, сам командир пользовался одновременно несколькими мобильными телефонами. Абонементная плата за все мобильники вносилась регулярно, независимо от того, использовались они или нет, и опять-таки только наличными.
 
Следователи обозначили каждую из этих групп определенным цветом, и под этими цветами они и обозначены в материалах дела.
 
«Зеленая группа» приступила к работе сразу после того, как Харири объявил о своем уходе в отставку, и с этого момента неотступно следила за всеми его передвижениями, отправляя доклады об этом боссу. Если на начальном этапе в нее входило три человека, то затем их количество было увеличено до 15.
 
После 20 октября 2004 года, когда отставка Харири вошла в силу, началась деятельность «голубой», а затем и «желтой группы». Поначалу задачи этих групп совпадали – они вели наблюдение за Харири внутри здания парламента, в ресторанах, в аэропорту – словом, и в самом деле следовали за ним неотступно.
 
25 января 2005 года члены «голубой группы» отправляются в Триполи, чтобы приобрести там машину для осуществления покушения. Как уже говорилось, место покупки могло быть выбрано с целью замести следы и свалить убийство Харири на суннитов.
 
Однако сама задача инсценировать «суннитскую версию», судя по материалам расследования Валида Айада, была возложена на «фиолетовую группу». Один из ее членов, представившись Мухаммедом, и свел знакомство с Ахмадом Абу-Адасом. Дальше он, видимо, уговорил наивного молодого человека принять участие в съемке «заявления шахида», после чего Абу-Адас был убит. За четыре дня до убийства кто-то из членов этой группы приобрел телефонную карточку, с помощью которой он и звонил затем в «Аль-Джазиру», чтобы сообщить об оставленных на дереве письме и кассете.
 
Непосредственно за осуществление теракта отвечала «красная группа», в которую входил и террорист-смертник. Для общения друг с другом члены этой группы пользовались мобильниками, абонементы на которых были оплачены в Ливии, и через нее же шли все звонки – опять-таки это возможно было сделано для того, чтобы навести будущих следователей на мысль о суннитском «Всемирном джихаде».
 
Главным камнем преткновения стал вопрос о том, кому принадлежали эти мобильные телефоны, то есть установление личностей организатора операции и членов каждой группы. Это оказалось нелегко, но в итоге, как утверждают следователи Специального трибунала, им удалось установить имена основных подозреваемых в убийстве Харири. 28 июня 2011 года четверым из них – Мустафе Бадр ад-Дину, Салиму Аяшу, Хусейну Онейси и Асаду Хасану Сабре было предъявлено обвинение в причастности к убийству Рафика Харири. 31 июля 2013 года к этому списку прибавился Хасан Хабиб Мерхи.
 
По версии следствия, главным организатором убийства считается Мустафа Бадр ад-Дин – близкий родственник ликвидированного в 2008 году главнокомандующего «Хезболлы» Имада Мугние, занимавший в 2005 году пост главы контрразведки этой организации. Большой любитель красивой жизни и женщин, человек со многими лицами и именами. Его непосредственным заместителем и координатором деятельности всех групп был Салим Аяш, пользовавшийся одновременно 11 мобильными телефонами.
 
Хасан Мерхи, по версии обвинения, возглавлял ту самую «фиолетовую группу», которой было поручено отработать ложную версию покушения и которая использовала, а затем убила ни в чем не повинного Ахмада Абу-Адаса. Наконец, Хусейн Онейси и Асад Сабра были членами «красной группы», то есть отвечали за оперативную часть покушения, но какую конкретную роль они играли в деле убийства Харири, до конца не понятно.
 
В настоящее время Специальный трибунал по Ливану продолжает заслушивать свидетелей. Их немного – по той простой причине, что большинство боится выступать в этой роли. У обвиняемых, кстати, есть адвокаты (в основном, французские), утверждающие, что они не имеют никакой связи со своими подзащитными, но отвергающие все обвинения на том основании, что обвинительную базу нельзя строить на данных о звонках мобильных телефонов. Чем закончится этот затянувшийся процесс, пока неясно. Но уже понятно, что речь идет об очередной – на этот раз юридической – схватке человечества с терроризмом. И хочется верить, что победа в этой схватке окажется не на стороне последнего…
 

поделиться: