ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ГЕКДАРОМ НЕ НУЖНО

Опубликовано: 3 Апреля 2015 15:22
0
12207
"Совершенно секретно", No.11/340
РОССИЯ. ПЕТРОПАВЛОВСК-КАМЧАТСКИЙ. ДЖИПЫ УЧАСТНИКОВ ВТОРОЙ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ ВО ВРЕМЯ ПРОХОЖДЕНИЯ МАРШРУТА
РОССИЯ. ПЕТРОПАВЛОВСК-КАМЧАТСКИЙ. ДЖИПЫ УЧАСТНИКОВ ВТОРОЙ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ ВО ВРЕМЯ ПРОХОЖДЕНИЯ МАРШРУТА
Фото: ТАСС
Игорь Буймистров
 
ПОЧЕМУ РАЗДАЧА БЕСПЛАТНОЙ ЗЕМЛИ НЕ СМОЖЕТ ОСТАНОВИТЬ ОТТОК НАСЕЛЕНИЯ С ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
 
Задача развития Дальнего Востока, как одной из самых крупных территорий России, всегда стояла перед царским, советским и нынешним правительством. Плохо развитая инфраструктура, суровые климатические условия и другие причины были помехой развития 36 % территории РФ. Пока бизнес не хочет рисковать своими активами и инвестировать в Дальний Восток. Власть предлагает ряд привилегий и интересных проектов не только для бизнеса, но и для людей, привлекая их в регион.
 
Одна из таких инициатив была недавно озвучена полпредом президента Юрием Трутневым – бесплатное выделение одного гектара земли каждому жителю Дальнего Востока и тем, кто готов переехать жить в регион. Президент РФ поддержал эту идею. Корреспондент «Совершенно секретно» рассмотрел плюсы и минусы данного проекта, а также попробовал понять, почему эксперты предрекают ему провал.
 
В скором времени Дальний Восток может стать самым малонаселенным регионом России. В последние 20–30 лет численность населения здесь сокращается не столько за счет естественной убыли, как на всей остальной территории страны, сколько за счет миграции. Проще говоря, здесь нет особых проблем с высокой смертностью и низкой рождаемостью, но люди не хотят здесь жить. С начала девяностых годов прошлого века Чукотка потеряла две трети населения, Магаданская область – более половины, Сахалин и Камчатка – по одной трети, Амурская область и Хабаровский край – примерно по 20 %.
 
Всего, по данным Института экономических исследований, с 1991 по 2012 год население Дальнего Востока сократилось на 1,8 млн человек. На самом деле эта цифра еще выше – уточненные показатели Госкомстата по миграции почти всегда превышают данные региональной статистики. Это объясняется тем, что многие люди, выезжающие с Дальнего Востока в отпуск или в гости к родственникам, принимают решение не возвращаться обратно.
 
КРЕСТЬЯНЕ-ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ У ВРЕМЕННОГО ЖИЛЬЯ. НАЧАЛО ХХ ВЕКА
Фото: russiahistory.ru
 
ОСТРОВНОЙ СИНДРОМ
 
В чем же причина массового оттока населения из восточных регионов?
 
«В первую очередь виноват низкий уровень жизни, – отмечает коренной житель Владивостока, автор документального романа «Правый руль», номинированного на премию «Национальный бестселлер», Василий Авченко. – У нас высокие цены на продукты, на жилищно-коммунальные услуги. Инфраструктура развита очень слабо, даже по сравнению с Сибирью. Это все объективные факторы. Но есть и субъективные. Например, на Дальнем Востоке распространен так называемый «островной синдром». Люди думают: «Мы сидим в какой-то дыре, мы брошены, до нас никому нет дела, а вот на Западе – в Москве, в Петербурге – все прекрасно.
 
Так что надо туда уезжать при первой возможности!» Даже если подобные представления очень слабо соотносятся с реальностью, на поведение людей они тем не менее влияют. Кроме того, надо понимать, что Дальний Восток – он очень разный. Если тот же Владивосток относительно благополучный город, то Чукотка – это вообще другая планета. От Приморья она и физически, и экономически очень далека. Та же Чукотка, Магаданская область и даже Хабаровский край – гораздо менее комфортные для жизни регионы, чем юг Приморья».
 
ГЕКТАР В ОДНИ РУКИ
 
Государство регулярно предпринимает попытки переломить ситуацию. Недавно полпред Президента России в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) Юрий Трутнев предложил бесплатно раздавать всем желающим по одному гектару земли – чтобы привлечь людей на опустевшие территории. Владимир Путин инициативу поддержал.
 
Во Владивостоке Юрий Трутнев встретился с журналистами и рассказал о своем видении проекта. Любой гражданин России может получить в пользование земельный участок. При этом он должен объяснить, для каких целей он берет землю. Например, на выделенном гектаре можно построить дом с усадьбой или отель, организовать фермерское хозяйство или предприятие по переработке грибов и ягод – практически все что угодно. Процедура оформления должна быть предельно простой и прозрачной – ее организуют по принципу «единого окна». Через 5 лет государство проверит, выполнил ли землепользователь свои обязательства. Если да – он сможет оформить участок в собственность. Если нет – государство забирает землю обратно. Продать полученный гектар земли в течение первых пяти лет нельзя. Иностранным гражданам земля выдаваться не будет.
 
Эксперты проводят исторические параллели: то, что предлагает Трутнев, очень похоже на столыпинский проект по переселению крестьян на Дальний Восток из центральных губерний России. При Столыпине число переселенцев превысило 3 млн человек. Демографическую и экономическую ситуацию в восточных регионах тогда удалось резко улучшить буквально за одно десятилетие. Однако не нужно быть экспертом, чтобы усмотреть не только сходства, но и различия в проектах Трутнева и Столыпина.
 
ОТЛИЧИЕ ПЕРВОЕ. РОССИЯ ПЕРЕСТАЛА БЫТЬ АГРАРНОЙ СТРАНОЙ
 
Во времена столыпинских реформ большую часть населения России составляли крестьяне. И они, естественно, были заинтересованы в бесплатной земле – чем больше, тем лучше. Ехать за ней они готовы были куда угодно, хоть на край света, каковым тогда и являлся Дальний Восток. А если расходы по переезду берет на себя государство – то и думать нечего!
 
Сейчас, по данным Росстата, примерно 72 % россиян проживают в городах. Оценка несколько занижена, поскольку в последние годы значительно сократилось число поселков городского типа и их жители формально перестали быть горожанами. Но это не значит, что они начали вести крестьянское хозяйство. В итоге сельскохозяйственные земли могут заинтересовать в лучшем случае лишь каждого четвертого жителя нашей страны.
 
«Складывается такое ощущение, будто кто-то наверху решил: в начале ХХ века люди ехали сюда за землей – с Украины, из центральных областей России, из Белоруссии… А давайте сейчас опять им дадим землю, и все снова поедут на Дальний Восток! – говорит Василий Авченко. – На самом деле условия уже другие, и я не уверен, что земля как таковая сейчас вообще нужна большинству людей. Россия больше не аграрная страна».
 
«У нас практически нет людей, которые хотели и умели бы заниматься сельским хозяйством, – отмечает первый заместитель главы Красноармейского муниципального района Приморского края Сергей Прокопенко. – К сожалению, их остались единицы».
 
ОТЛИЧИЕ ВТОРОЕ. НИКАКИХ ПОДЪЕМНЫХ
 
Во времена столыпинских реформ все расходы по переезду крестьян на новое место жительства несло государство. Оплачивались даже поездки ходоков, которых привозили в Сибирь и на Дальний Восток для осмотра местности, куда предстояло переселиться всей крестьянской общине.
 
Каждой семье полагалась ссуда – до 160 рублей. По ценам 1913 года на эти деньги можно было купить хорошую дойную корову (60 рублей), рабочую лошадь (70 рублей), а также всю необходимую домашнюю утварь, одежду и сельскохозяйственные орудия. Помимо «домообзаводственных», переселенцам выдавались также семенные ссуды. Кроме того, они на 3 года освобождались от всех казенных платежей и от воинской повинности.
 
Результат не заставил себя ждать. Например, пароконные плуги в Сибири и на Дальнем Востоке в начале прошлого века были распространены даже больше, чем в центральных губерниях России.
 
В ходе инспекционной поездки, которую Столыпин совершил в 1910 году, он лично проверял работу переселенческих комитетов. Встречаясь с крестьянами, он всегда говорил им одно и то же: «Богатейте!» По воспоминаниям очевидцев, одному сибирскому купцу он пожелал заработать миллион, на что тот скромно ответил: «Уже есть».
 
Современный проект по наделению гектаром дальневосточной земли всех желающих не подразумевает никаких расходов со стороны государства. Вопрос о налоговых льготах для будущих землевладельцев сейчас находится в стадии проработки.
 
ОТЛИЧИЕ ТРЕТЬЕ. ГОСУДАРСТВО НЕ БУДЕТ ВКЛАДЫВАТЬСЯ В ИНФРАСТРУКТУРУ
 
Юрий Трутнев заявил, что вблизи городов бесплатные гектары раздаваться не будут. Иначе коррупционная емкость проекта возрастет во много раз. Кроме того, земля в пригородах – это ресурс, необходимый для развития городов. Проекты по переносу промышленных предприятий за городскую черту, строительство новых жилых районов – для всего этого требуются свободные территории.
 
Поэтому землю будут давать в основном в отдаленных районах, где нет дорог, электричества и коммунальных сетей. При этом строить дороги и прокладывать инженерные коммуникации на неосвоенных территориях государство не планирует.
 
Для сравнения: только с 1906 по 1914 год силами Переселенческого управления в Сибири и на Дальнем Востоке было построено более 12 тыс. км дорог.
 
Захотят ли люди брать землю в медвежьих углах?
 
«Я не уверен, что кто-то поедет к нам ради гектара земли, – сомневается первый заместитель главы администрации Ольгинского муниципального района Приморского края Евгений Медведев. – Разве что жители республики Мумбо-Юмбо все бросят и приедут за бесплатным гектаром… Помимо земли, людям необходимо жилье, помимо жилья, нужна инфраструктура… Любой человек, переезжая с одного места на другое, прежде всего оценивает, что он теряет и что приобретает. Сейчас есть некое политическое решение, но нет механизма его реализации. А это значит, что на данном этапе и говорить в общем-то не о чем».
 
«У нас не так уж много свободной земли, где есть необходимая инфраструктура, – отмечает Василий Авченко. – Вот, например, существует проект по обеспечению землей многодетных семей. Им дают участки на гораздо более выгодных и понятных условиях. Причем к этим участкам власть должна подводить дороги, воду и электричество. Но даже с этим вопросом во Владивостоке все очень плохо. В администрации города говорят, что земли нет. Одна земля не подходит, другая по генплану предназначена для иных целей, на третьи земли имеют права военные… И многодетные семьи не могут получить участки. Несмотря на то что обеспечить их землей – прямое указание президента».
 
ОТЛИЧИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. ГЕКТАР – ЭТО СЛИШКОМ МАЛО
 
При Столыпине землю раздавали крестьянам без ограничений. Появилась даже особая категория переселенцев – так называемые стодесятинники – те, кто успевал обрабатывать сто и более десятин земли. Десятина – это чуть больше гектара.
 
Что можно построить на одном гектаре? Только дом. Ну или два дома. Во Франции или Италии на таком участке можно разбить вполне приличный виноградник и продавать местное вино как минимум по 10 евро за бутылку. На Дальнем Востоке виноград, к сожалению, не растет. Так что одного гектара хватит разве что для пасеки, птичника или крохотного тепличного хозяйства.
 
«Придет человек, возьмет гектар – сможет он себя прокормить, а тем более заработать деньги? – недоумевает глава Чугуевского муниципального района Приморского края Анатолий Баскаков. – Для ведения сельского хозяйства этого слишком мало. Чтобы обеспечить прибыльность производства, нужен не один гектар и даже не двадцать, а может быть, и не сто – в зависимости от вида деятельности. Мы же не в прошлом веке живем, сейчас совершенно иные подходы к производству.
 
В сельском хозяйстве очень высокая производительность, на одного работника приходится 100 гектаров обрабатываемой земли. А на одном гектаре техника будет простаивать. Получается, что его нужно обрабатывать вручную. А зачем? То есть один гектар – это ни туда ни сюда. Ну огород можно на нем разбить, дом построить… А для лесного хозяйства один гектар – это вообще смешно. К тому же лес у нас принадлежит государству, его можно только взять в аренду. И арендатор вынужден работать по очень строгим правилам.
 
У нас многие руководители лесных предприятий хотели бы, например, разводить дикого зверя – изюбра, козу и организовать охотничьи хозяйства. Во всем мире это приносит большую прибыль. Но наше законодательство этого не позволяет. Если взял порубочный билет, то руби. К тому же для охотничьего хозяйства нужна как минимум тысяча гектаров. А на одном можно только птицу развести – гусей, например…»
 
«Для агропромышленного производства гектар – это очень мало, – соглашается Василий Авченко. – А строить дом в тайге, вдали от дорог никто не захочет. Что остается? Отель на этом гектаре построить? Но кто туда дорогу будет бить? А как завозить стройматериалы? Всерьез эту идею сложно обсуждать, даже с обывательских позиций».
 
ОТЛИЧИЕ ПЯТОЕ. ПЯТИЛЕТКА ЗА ТРИ ГОДА
 
Столыпинская аграрная реформа подразумевала бессрочную передачу земли крестьянам. Если землей владела община, то она и контролировала эффективность ее использования. Если крестьянин брал «отруб» – отделялся от общины и строил хутор, то такого человека и контролировать было не нужно.
 
Проект Юрия Трутнева устанавливает пятилетний срок, за который земля должна быть освоена. На встрече с журналистами полпред заявил, что пять лет – это, возможно, даже слишком много, и стоит подумать над тремя годами.
 
«Фактически человеку предлагают вложить как можно больше денег в строительство безо всяких гарантий, что государство потом эту землю не отберет, – объясняет экономист Тимур Резников. – Кто будет решать, освоена земля или нет? Достаточно ли человек на ней поработал, чтобы получить ее в собственность? И если недостаточно, кому она достанется потом? К тому же надо понимать, что если у человека есть начальный капитал и какой-то бизнес-план, то он будет думать не об одном гектаре, а как минимум о нескольких десятках. А если начального капитала нет, то он даже собственный дом за пять лет может не успеть достроить – особенно в сегодняшней ситуации, когда с рублем происходит непонятно что и все стройматериалы дорожают».
 
КЛЮЧ ОТ КВАРТИРЫ, ГДЕ ДЕНЬГИ ЛЕЖАТ
 
Что же можно сделать для того, чтобы развернуть миграционные потоки в восточных регионах?
 
«Понятно, что гектар земли ничего не решит, – говорит Василий Авченко. – Надо повышать уровень жизни в регионе. Но как? Возможно, стоит делать ставку на какие-то крупные проекты, которые способствовали бы развитию инфраструктуры. Такие проекты есть. Тот же саммит АТЭС очень помог Владивостоку. Или, например, существует проект строительства судоверфи в Большом Камне. Сейчас там непонятная ситуация – сроки сорваны, скандалы, аресты, уголовные дела…
 
Но я надеюсь, что он все-таки будет реализован – ведь он мог бы привлечь в регион специалистов. Потом идея с космодромом «Восточный» – если ее удастся осуществить, то это тоже даст толчок к инфраструктурному развитию. Еще один масштабный проект – строительство второй очереди БАМа… Или, например, «Газпром» хочет строить завод СПГ. К этому проекту есть масса вопросов и у экологов, и у экономистов, но если вообще ничего не делать, то на Дальнем Востоке скоро останутся одни вахтовики…
 
Кстати, при всей моей критичности по отношению к власти надо сказать, что за последние пять лет ситуация постепенно сдвигается с мертвой точки. Привлекательность региона растет. Другое дело, что в России нет лишних рабочих рук. Если бы у нас был переизбыток специалистов в Центральной России или в Сибири, которые маялись бы там без работы, а здесь им дали бы возможность себя проявить, то, конечно, тогда мы могли бы рассчитывать, что они заселят Дальний Восток. Но лишних людей в России нет.
 
Ученые говорят, что надо менять миграционное законодательство, надо приглашать граждан СНГ. Но только делать это нужно целевым образом – чтобы приезжали люди определенных специальностей. Однако для этого надо стать для них привлекательными – и с экономической точки зрения, и с культурной. Лично я бы раздавал всем деньги и квартиры. Но это, к сожалению, нереально».
 
МНЕНИЕ
 
Василий Авченко, дальневосточный писатель, публицист:
 
Ни один разговор о демографическом кризисе на Дальнем Востоке не обходится без упоминания о так называемой желтой угрозе. Дескать, в Приморье людей слишком мало, в соседнем Китае – наоборот, слишком много. Но на данном историческом этапе эта проблема абсолютно надуманная.
 
Во-первых, в самом Китае существенно вырос уровень жизни. Большинству китайцев теперь просто незачем ехать в Россию. Во-вторых, если говорить о предпринимателях, которые с нами торгуют, то для них Приморье также становится все менее привлекательным.
 
С одной стороны, их не устраивают некоторые российские особенности ведения бизнеса, не нравится наша бюрократия. С другой – после обвала рубля китайцы стремительно теряют к нам интерес. Юань очень сильно вырос, и теперь непонятно, зачем им вообще зарабатывать наши рубли.
 
В самом Китае, несмотря на его миллиардное население, есть довольно много пустынных, неосвоенных территорий, где людей почти нет. И эти территории расположены как раз здесь, на севере. Например, в той же Маньчжурии климат, как и у нас, не сильно благоприятный, и понятно, что люди предпочитают концентрироваться на юге страны.
 
Я не могу найти в окружающей действительности каких-либо подтверждений версии о китайской угрозе – о том, что они хотят заселить Дальний Восток или отобрать его у нас. С тем же успехом можно говорить о европейской угрозе. Вот смотрите, сколько в Европе живет людей – гораздо больше, чем, например, в Брянской или Курской области.
 
И, наверное, сейчас все европейские страны – Германия, Франция, Великобритания – возьмут и всю Россию заселят. Прямо до Урала. Абсурд? Конечно! Но слова о китайской угрозе мне кажутся такими же абсурдными.
 

поделиться: