ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ПОЛОЖИЛИ НА СОХРАНЕНИЕ

Опубликовано: 16 Февраля 2015 14:42
0
9732
"Совершенно секретно", No.05/334
Фото: Photoxpress
 
ГОСУДАРСТВО ЭКОНОМИТ НА ОЦИФРОВКЕ УНИКАЛЬНЫХ БИБЛИОТЕЧНЫХ ФОНДОВ
 
В результате пожара и его ликвидации в Институте научной информации по общественным наукам РАН (ИНИОН) погибло огромное количество книг, газет, журналов, рукописей, документов. Многие из них были уникальными, а это значит, что утеряны не только сами памятники культуры и истории, стоимость которых оценивается в сотни миллионов долларов, но и содержавшаяся в них информация. Этого можно было бы избежать, если бы фонды ИНИОН были оцифрованы, но выделявшихся на это государством денег хватило на оцифровку лишь семи тысяч документов из 14,2 миллиона.
 
При этом заместитель директора ИНИОН по информационным технологиям Марк Шнайдерман рассказал, что сканирование длилось семь лет. Ежегодно удавалось отсканировать тысячу книг. В таком режиме на сканирование всего архива пришлось бы потратить около сотни лет. С переходом ИНИОН под начало Федерального агентства научных организаций (ФАНО) ситуация ничуть не улучшилась: чиновников из вновь образованной структуры больше всего заботило правильное оформление отчетов.
 
Перевод библиотечных фондов в цифровой вид – дело, требующее огромных усилий. Казалось бы, технически это не очень сложная задача – современная техника напоминает по внешнему виду широко раскрытую книгу и умеет сама переворачивать страницы. Но прежде всего требуют оцифровки уникальные и часто ветхие документы – а это, что называется, ручная работа. Сканирование одной книги может занять очень много времени, ведь задача состоит в том, чтобы не повредить оригинал, цена которого достигает порой сотен тысяч рублей.
 
Проблемы существуют не только финансовые, но и юридические. Помимо того что государством на оцифровку выделяется ничтожно мало денег, поскольку чиновники от науки и образования считают это делом несрочным и малоприбыльным, многое упирается и в законодательство об авторских правах.
 
ПОЧЕМУ МЫ НЕ МОЖЕМ ОЦИФРОВАТЬ НАШЕ КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ?
 
Первая проблема – огромный объем. Невозможно подсчитать, сколько книг выпущено с момента их возникновения. Ежегодно в России выпускается около 400 млн экземпляров книжной продукции различных направлений. Издательства, обладающие уже готовыми электронными формами, не хотят, что вполне понятно, делиться своей собственностью ни с кем, даже с государственными библиотеками. Значит, библиотекам остается только одно – оцифровывать самим.
 
И тут возникает еще один вопрос: какие именно книги и документы следует оцифровывать? Самый простой ответ – наиболее востребованные. Но востребованность – понятие относительное. К примеру, в советское время было введено понятие особо ценных архивных фондов и документов. На них создавался страховой фонд на микропленке, а также фонд пользования. Однако спрос меняется постоянно. Да и нет сегодня российского государственного органа, который бы определял ценность документов и с мнением которого все были бы согласны.
 
Использовать в таких вещах читательский спрос, который отслеживается, например, Российской государственной библиотекой (РГБ) ежегодно, тоже невозможно, ведь уникальные книги и документы чаще всего относятся именно к «малоспрашиваемой» литературе. Есть и третья проблема – законодательная: можно ли оцифровывать эти книги или срок авторских и смежных прав еще не истек?
 
И лишь четвертый пункт – технический – вопросов особых не вызывает. Программное обеспечение, технологии и сами устройства для сканирования давно уже изобретены, апробированы, компьютерные серверы позволяют хранить огромное количество любой информации. Вот только и компьютеры, и сканеры, и серверы стоят денег. Да и тем, кто занимается оцифровкой, нужно платить – мало кто из специалистов-компьютерщиков согласится работать за более чем скромную, если не сказать нищенскую, зарплату библиотекаря.
 
ОЦИФРОВКА СЛУЖИТ ЦЕЛЯМ БЕЗОПАСНОСТИ КНИГИ
 
Все помнят карточки, заполненные от руки библиотекарями или напечатанные на печатной машинке, которые долгое время составляли каталоги библиотек. Потом появились электронные каталоги. Александр Макаренко, заведующий залом редкой книги Российской государственной библиотеки для молодежи (РГБМ), рассказал, что «ситуация изменилась в 50-е годы прошлого века. Одна американская женщина-программист, Генриетта Аврам, которая много времени проводила в Библиотеке конгресса и сталкивалась с проблемами поиска книг, решила взяться за создание электронного каталога. И у нее получилось, она создала пилотную программу по машиночитаемой каталогизации (MARC). С конца 1960-х годов MARC стал межбиблиотечным, а затем и национальным, что значительно упростило весь процесс и привлекло много библиотек. По сути, это и было открытием нового межбиблиотечного пространства».
 
Генриетта Аврам и ее команда, уже работая в управлении Библиотеки конгресса, совершенствовали компьютерные программы, считая, что достойным итогом стала бы общая работа с научно-академической и научно-исследовательской сетями с целью построения единой национальной сети. Но и они сталкивались с большими проблемами в области защиты интеллектуальных прав в электронной среде.
 
Формально библиотекари должны предоставлять оцифрованные книги читателю исключительно в помещениях библиотек, без возможности копирования и получения прибыли. Часть библиотек предоставляет своим читателям право доступа в электронную библиотечную систему (ЭБС): при наличии читательского билета человек получает логин/пароль, скачивает специальную программу себе на свое устройство, на нее – интересующие его книги. Книги никуда нельзя перекопировать с этой программы, по истечении определенного срока доступ к ним прекращается (это означает, что книги сданы в библиотеку в срок).
 
Александр Макаренко считает, что «оцифровывать стоит любую книгу, если она хоть чем-то отличается от остальных таких же экземпляров. Во-первых, на книге могут быть владельческие пометки, подписи, записи, во вторых – экслибрис (книжный знак владельца). Еще, конечно, оцифровка служит целям безопасности книги – есть раритеты, которые могут храниться только в условиях определенных температуры и влажности, есть такие, которые уже лучше не трогать руками.
 
Если материалы книг ХV–XVI веков изготовлены из льна и хлопка, то в середине XIX века стали добавлять целлюлозную стружку, и страницы таких книг быстрее ветшают, становятся желтыми. Газеты вообще нужно срочно оцифровывать, а то просто умрут, рассыплются. Равно как и книги 30–40-х годов прошлого века, причем как советские, так и немецкие например».
 
МНЕНИЕ
 
Александр Вислый, генеральный директор Российской государственной библиотеки (РГБ):
 
– С 2000 года по России идет оцифровка библиотечных фондов, она проходит в нескольких крупных библиотеках, таких как РГБ, Президентская библиотека, Российская национальная библиотека (РНБ)… В остальных по регионам – крохи. Основная проблема в законодательстве – часть IV Гражданского кодекса РФ. Поясню на примере: автор родился в 1880 году, в 25 лет выпустил книгу, это 1905 год, книга напечатана с «ятями», умер он в 1946-м. Его книгу можно оцифровать, согласно закону, только в 2016 году, по истечении 70 лет. А в основном книги научно-образовательные, большой ли смысл в его книге сейчас?
 
Да, с 1 января введены поправки, это послабление, это прогресс. Для библиотек разрешение цифровать издания научно-образовательного характера, выпущенные 10 и более лет назад, возможность предоставления пользователям в электронном виде малообъемных произведений и коротких отрывков – очевидный шаг вперед. Посмотрим на развитие событий.
 
Ссылки по теме
СГОРЕВШАЯ ПАМЯТЬ - "Совершенно секретно", No. 05/334 2015

поделиться: