ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

УЗНИКИ ФОРТА № 9

Опубликовано: 3 Февраля 2015 14:51
0
25732
"Совершенно секретно", No.04/333
КРЕПОСТЬ ИНГОЛЬШТАДТ. СОВРЕМЕННЫЙ ВИД
КРЕПОСТЬ ИНГОЛЬШТАДТ. СОВРЕМЕННЫЙ ВИД
Фото из архива автора
 
КАК ТУХАЧЕВСКИЙ И ДЕ ГОЛЛЬ ОКАЗАЛИСЬ В ОДНОЙ КАМЕРЕ
 
Часто история выдает нам ситуации, словно специально подобранные для серии «Нарочно не придумаешь». Ну в самом деле, порой кажется, что такого просто не могло быть, что это плод чьей-то больной фантазии. А может быть, это мы сами так достали наше прошлое, что оно за себя уже не ручается…
 
Будущий Президент Франции Шарль де Голль появился на свет в 1890 году в Лилле, в семье обедневшего дворянина, преподававшего французский язык и литературу в парижском колледже иезуитов. В этой семье было пять детей, и все они воспитывались в духе патриотизма и католицизма. А в 1893 году на другом конце Европы, в имении Александровское Дорогобужского уезда Смоленской губернии, родился другой мальчик – Миша Тухачевский. Его отец тоже был обедневшим дворянином, а семья была еще более многодетной (четыре сына и пять дочерей).
 
Шарль де Голль рано перебрался в Париж, а Миша Тухачевский – в Москву. И оба они с детства мечтали о военной карьере. В результате де Голль в 1909 году поступил в Сен-Сирское военное училище близ Версаля, основанное еще Наполеоном, Тухачевский же прямо из гимназии в 1911 году перешел в 1-й Московский кадетский корпус, а в 1912–1914 гг. учился в Александровском военном училище.
 
МОЛОДЫЕ ОФИЦЕРЫ И ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА
 
Де Голль отличался независимым характером и выдающимися способностями. Он был очень высоким (1,90 м) и в прямом смысле этого слова смотрел на окружающих свысока. У Тухачевского характер тоже был не сахар, а способности – весьма незаурядными. Плюс он прекрасно владел французским языком.
 
После окончания военного училища в 1912 году де Голль в звании младшего лейтенанта отправился в Аррас, где служил два года в пехотных войсках. Тухачевский же летом 1914 года был произведен в подпоручики и начал службу в 7-й роте лейб-гвардии Семёновского полка. Выпуск у него был произведен на три недели раньше срока из-за объявления мобилизации, ибо началась Первая мировая война.
 
Естественно, офицеры Франции и России ушли на фронт. И вот Тухачевский со своим полком в августе 1914 года оказался на передовой, в районе Варшавы. Молодого подпоручика назначили младшим офицером 7-й роты 2-го батальона. А ротой у него командовал опытный капитан Веселаго, добровольцем участвовавший еще в Русско-японской войне. Вскоре полк перебросили в район Люблина – против австро-венгерских войск. 2 сентября 1914 года рота Веселаго с боем форсировала реку Сан, а потом благополучно вернулась на свой берег, захватив несколько пленных. За это командир роты получил орден Святого Георгия IV степени, а Тухачевский – орден Святого Владимира IV степени. Потом последовали другие бои с австрийцами и пришедшими им на помощь немцами.
 
Воевал Тухачевский храбро и весьма умело. Не обходили его и награды: за полгода боевой службы он был награжден еще пятью орденами – Святой Анны II, III и IV степеней (последний с надписью «За храбрость») и Святого Станислава II и III степеней. Мало кто из русских офицеров мог похвастаться таким количеством отличий к 22 годам: судя по архивным материалам, ордена Тухачевский получал в среднем раз в три недели! Но он мечтал заслужить Георгиевский крест.
 
5 ноября 1914 года Тухачевский был ранен и отправлен в госпиталь в Москву.
 
Со своей стороны, де Голль тоже в первые дни войны оказался на передовой. И он тоже храбро сражался, а 15 августа 1914 года получил в Нормандии ранение в ногу. Затем он лечился в Лионе. В январе 1915 года де Голль вернулся в строй. И вновь пулевое ранение: 10 марта в сражении на реке Сомме – теперь в левую руку. Лейтенант долго лечился и вернулся в свой 33-й пехотный полк в ноябре уже в чине капитана. А в марте 1916 года он оказался в деревушке Дуомон, в самом центре разворачивающегося Верденского сражения. Позднее, в июле 1919 года, он получит за мужество под Дуомоном орден Почётного легиона.
 
ТУХАЧЕВСКИЙ В ПЛЕНУ
 
К этому времени Тухачевский уже находился в немецком плену. Оправившись после ранения, он вновь вернулся на фронт, но его взяли во время боя под Ломжей (на территории Польши) 19 февраля 1915 года.
 
На фото: МИХАИЛ ТУХАЧЕВСКИЙ
Фото из архива автора
 
Командир лейб-гвардии Семёновского полка генерал-майор И. С. Эттер так описывал это сражение: «С 8 часов утра неприятель стал буквально осыпать снарядами тяжелой и легкой артиллерии, поражая главным образом восточную часть леса и район, что к северу от леса <…> В 11 часов утра на восточную часть леса началась неприятельская атака <…> Ураганный огонь, перенесенный неприятелем вглубь по резервам, отсутствие ходов сообщения замедлили движение поддержки <…> 6-я и 7-я роты не отступили, приняли удар, произошла рукопашная схватка, и почти никто из них не вернулся».
 
А 27 февраля в газете «Русский инвалид» появилось ошибочное сообщение о гибели Тухачевского, и его мать Мавра Петровна едва перенесла этот удар.
 
Отметим, что обстоятельства, при которых Тухачевский попал в плен, стали предметом ожесточенных споров в белоэмигрантской среде: бывшие офицеры объясняли его пленение кто неумелостью, а кто и трусостью. Однако и то и другое не выдерживает критики. В сталинской же историографии эта подробность биографии красного маршала вообще скрывалась, ибо официальная идеология того времени приравнивала плен к предательству.
 
Известны же следующие детали. Офицер Семёновского полка Г. Бенуа в своих «Воспоминаниях» отметил, что в феврале 1915 года под Ломжей ночью опустился густой туман, и, пользуясь им как дымовой завесой, немцы напали на русскую передовую роту. Силы были явно неравны. Ротный командир погиб, многие солдаты были убиты, и только человек сорок сумели отойти к своим. Примерно человек тридцать попали в плен, и вместе с ними «получивший удар прикладом по голове подпоручик Тухачевский, которого подобрали в бессознательном состоянии».
 
А вот историк В. А. Лесков считает, что обстоятельства пленения Тухачевского весьма туманны. Он пишет: «Тухачевский пошел на фронт не воевать за Россию, как многие другие, а, по его собственным словам, просто делать карьеру, блестящую карьеру. Он твердо намеревался выйти в генералы – уже в 30 лет! И вот такая незадача, конец всем честолюбивым мечтам! Поскольку в настоящей отчаянной ситуации «светили» не генеральские погоны или хотя бы орден, а немецкий штык или пуля, он решил проявить благоразумие, утешая себя вполне понятной мыслью: «Из плена еще можно, брат, сбежать, а с того света уже не удастся».
 
За то, что Тухачевский сдался сам, без серьезного боя, говорят два факта, совершенно неоспоримых:
 
1. Он не получил ни одной раны, ни одной царапины;
 
2. А вот его начальник, командир роты Веселаго, участник Русско-японской войны, имевший за храбрость Георгиевский крест, тот действительно яростно сражался до конца. Его закололи штыками четыре немецких гренадера. На теле доблестного капитана позже насчитали более 20 (!) пулевых и штыковых ран».
 
Мнение, надо сказать, весьма спорное и практически ничем не подтверждаемое. А отсутствие ранения – не доказательство.
 
ДЕ ГОЛЛЬ ТОЖЕ В ПЛЕНУ
 
Непросто было под Дуомоном и де Голлю. Утром 2 марта 1916 года там начался массированный обстрел немецкой тяжелой артиллерии. Затем пустили газ, и началась рукопашная схватка. Батальон де Голля был почти полностью уничтожен. Сам он получил удар штыком в бедро и потерял сознание. Его сочли мертвым. А через два месяца в приказе по армии отметили: «Капитан де Голль, зарекомендовавший себя духовно и морально в самой высокой степени, при страшной бомбардировке немцев, которая почти выкосила его солдат, поднял оставшихся в живых на яростную атаку, посчитав такое решение единственным достойным воинской чести. Он пал в бою при непосредственном соприкосновении с противником».
 
Де Голль был ранен в левую ногу, взят в плен, и его тоже объявили погибшим.
 
На фото: ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ
Фото из архива автора
 
КОННЕТАБЛЬ И ТУКА
 
Итак, два молодых офицера, независимо друг от друга, попали в немецкий плен. И того, и другого перевозили из лагеря в лагерь. Например, Тухачевский потом, когда вернулся в Россию, так описал свои скитания. Сначала его привезли в Штральзунд, в лагерь Денгольм. Оттуда он бежал, но неудачно. Потом – крепость Кюстрин, лагеря Губен, Бесков, Галле, Бад-Штуер. Из последнего Тухачевский опять бежал, его вновь поймали и определили в Бекстен-Миструп. Снова неудачный побег и возвращение в Бад-Штуер. И вот наконец в сентябре 1916 года его под конвоем привезли в Баварию. Там он оказался в печально знаменитом интернациональном лагере в форте № 9 крепости Ингольштадт, куда свозили со всей Германии самых неисправимых беглецов. Там были русские, французы, англичане, итальянцы…
 
Де Голль прошел почти такой же путь. Только названия городов были иные. Сначала его отправили в вестфальский Оснабрюк, потом в городок Нейссе в Восточной Германии. Оттуда его повезли в город Щучин в оккупированной немцами Западной Белоруссии. Потом, в октябре 1916 года, определили в баварский Ингольштадт. И тоже в форт № 9.
 
Там-то и произошла первая встреча будущих знаменитых военных и политических деятелей. По словам самого де Голля, он «долго жил в одной комнате с Тухачевским».
 
Из разных источников известно, что в форте № 9 оказались еще два будущих генерала Франции – Жорж Катру и Луи де Мезейрак. Был там и будущий журналист Реми Рур. Этот последний в 1928 году выпустил в Париже книгу Le chef de l’Armée Rouge: Mikail Toukatchevski («Командир Красной Армии Михаил Тухачевский»). Вышла она под псевдонимом Пьер Фервак.
 
В своей книге он так описал молодого Тухачевского: «Это был юноша угловатый, худой, но очень элегантный даже в своей разорванной военной форме. Бледным лицом, латинскими чертами лица, черными приглаженными волосами он так напоминал Бонапарта периода Итальянской кампании».
 
Отметим, что Реми Рур много беседовал с Тухачевским, чувствуя к нему глубокую симпатию. Они часто спорили. Француз свидетельствовал позднее: «Спорили о христианстве и Боге, искусстве и литературе, о Бетховене, о России и «русской душе», о русской интеллигенции. Молодой русский офицер оказался заядлым спорщиком». Французы даже переделали в шутку его фамилию на Тушатусского: от touche-а-tous, что переводится с французского как «касается всех», что должно было подчеркнуть обширную эрудицию Тухачевского.
 
Тухачевский говорил Реми Руру: «Чувство меры, являющееся для Запада обязательным качеством, у нас в России – крупнейший недостаток. Нам нужны отчаянная богатырская сила, восточная хитрость и варварское дыхание Петра Великого. Поэтому к нам больше всего подходит одеяние диктатуры. Латинская и греческая культура – это не для нас! Я считаю Ренессанс наравне с христианством одним из несчастий человечества <…> Гармонию и меру – вот что нужно уничтожить прежде всего!»
 
В своей книге Реми Рур ничего не сказал о де Голле, хотя перечислил ряд других фамилий, например того же Луи де Мезейрака. Скорее всего, автор не посчитал нужным писать о де Голле, потому что он в 1928 году не был еще известной личностью. А вот в 1964 году, в интервью биографу де Голля Жану Лакутюру, он нарисовал следующий портрет президента в плену: «Очень часто он сидел один и без устали читал немецкие газеты. Он делал свои заметки и упрямо пытался найти в бюллетенях о победах неприятеля хоть какие-нибудь едва приметные черточки его поражений. Он кропотливо изучал характеры военных и гражданских представителей Германии, прощупывая их слабые места».
 
Де Голля в Ингольштадте чаще всего называли Коннетабль (как в Сен-Сирском училище), а Тухачевского – просто Миша или Тука. Что было делать пленным? Русские, например, играли в шахматы, французы – в бридж. А Тухачевский купил себе скрипку и все время что-то на ней наигрывал.
 
ПОБЕГ ТУХАЧЕВСКОГО
 
Конечно, многие пленники мечтали о побеге. В их число входил и де Голль. Он первым предпринял попытку побега из Ингольштадта, но его очень быстро поймали. Тухачевский, конечно, тоже мечтал покинуть крепость. Помогал он в этом и другим. Например, однажды, весной 1917 года, он ответил на перекличке за летчика Луи де Мезейрака, и тот смог удачно бежать. А в августе 1917 года Тухачевский и сам вырвался из форта № 9. Он сбежал во время прогулки и вскоре перешел швейцарско-германскую границу.
 
Обстоятельства этого побега тоже вызывают ряд вопросов. Например, известно, что пленным разрешили прогулки в городе, но при условии, что они дадут письменное обязательство не пытаться бежать. Тухачевский якобы тоже подписал такое обязательство, но, не моргнув глазом, нарушил слово офицера. Потом на берегу Женевского озера был обнаружен труп русского, умершего, по всей видимости, от истощения. И все почему-то решили, что это Тухачевский. Так его «похоронили» во второй раз. А он между тем держал путь в Париж, оттуда – в Лондон, а далее – морем до Стокгольма и поездом – до Петрограда.
 
Официальная (хрущёвская) биография Тухачевского утверждает, что он бежал из немецкого плена пять раз. На самом деле пять раз это сделать было практически невозможно. Но он все же реально бежал во время прогулки? Да, и это свидетельствует о том, что он был человеком «без социальных предрассудков» и переступить через такой «анахронизм», как офицерская честь, мог без особых проблем. Но вот подумал ли он о том, что станет после его побега с остальными? И как ему потом удалось без документов перейти швейцарско-германскую границу? А далее? Как он без документов мог поехать в Париж? И на какие деньги?
 
Удивительно и то, что он направился к русскому военному агенту в Париже (по сегодняшней терминологии – военному атташе) графу А. А. Игнатьеву, тому самому, что потом перейдет на службу к большевикам.
 
К нему он явился 29 сентября (12 октября) 1917 года, и в тот же день Игнатьев написал в Лондон военному агенту генералу Н. С. Ермолову:
 
«По просьбе бежавшего из германского плена гвардии Семёновского полка подпоручика Тухачевского мною было приказано выдать ему деньги в размере, необходимом для поездки до Лондона. Прошу также не отказать помочь ему в дальнейшем следовании».
 
В результате уже в середине октября 1917 года Тухачевский оказался в Петрограде, а затем отправился домой для поправления здоровья. Там его и застала Октябрьская революция.
 
ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ КРАСНОГО МАРШАЛА
 
Удивительно и другое: попав в Россию, Тухачевский вскоре после прихода к власти большевиков, то есть уже весной 1918 года, встретился со Свердловым и Куйбышевым, а затем – с Лениным и Троцким. И чем, интересно, объясняется такая популярность простого подпоручика в высших большевистских кругах?
 
А потом началась его сумасшедшая военная карьера. В том же марте 1918 года Тухачевский вступил в Красную Армию и РКП (б). С июня 1918 года он уже командовал 1-й армией Восточного фронта. В январе – марте 1919 года он – командующий 8-й армией Южного фронта. Он громил войска Деникина, Колчака и Врангеля. Он руководил действиями целого фронта во время Советско-польской войны.
 
Тогда он заявил: «Дорога к мировому пожару проходит через труп Польши!» В марте 1921 года он участвовал в жесточайшем подавлении Кронштадтского восстания, а уже в мае был направлен на разгон крестьянского восстания в Тамбовской губернии. Видимо, там тоже проходила дорога к мировому пожару, и там Тухачевский применял массовые расстрелы и отравляющие газы.
 
С мая 1928 года Тухачевский был командующим войсками Ленинградского военного округа. С июня 1931 года – заместителем наркома по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета СССР. В ноябре 1935 года (в 42 года) ему было присвоено высшее воинское звание – Маршал Советского Союза. В 1936 году он – первый заместитель наркома обороны СССР товарища Ворошилова. А в июне 1937 года… его расстреляли как германского шпиона и участника троцкистского заговора в РККА.
 
ВОЕННАЯ КАРЬЕРА ШАРЛЯ ДЕ ГОЛЛЯ
 
Что касается де Голля, то он долго мотался по немецкой земле. После неудачного побега из Ингольштадта его перевезли в Розенберг. Оттуда он опять два раза пытался бежать, но его каждый раз ловили и отправляли в военную тюрьму в Пассау. Потом – вновь Ингольштадт, затем – Вюрцбург, еще две неудачные попытки побега. Наконец де Голль оказался в Магдебурге, и там 11 ноября 1918 года он узнал, что подписано долгожданное перемирие.
 
После плена капитан де Голль долгое время пребывал в подавленном настроении. Тем не менее он твердо решил продолжить службу в армии. В начале 1919 года он прошел переподготовку в одной из военных школ Франции, а в апреле отправился в Польшу, где была организована военная миссия, в которой французские офицеры служили инструкторами польской армии. Там, кстати, он и узнал о своем награждении орденом Почётного легиона.
 
Лишь в 1927 году де Голль получил чин майора. Похоже, его независимый характер и принципиальность очень мешали его восхождению по служебной лестнице.
 
Чин подполковника он получил только в декабре 1933 года, а полковника – 25 декабря 1937 года, когда красного маршала Тухачевского уже не было в живых. Кстати, в 1920 году де Голль участвовал в Советско-польской войне, за что был награжден польским орденом «Виртути милитари». А с 1921 года он служил в штабе маршала Петена и даже назвал в его честь своего сына Филиппом. 25 мая 1940 года де Голль был произведен в бригадные генералы.
 
НОВАЯ ВСТРЕЧА В ПАРИЖСКОМ РЕСТОРАНЕ
 
Знал ли он о печальной судьбе своего бывшего сокамерника? Не мог не знать. А как он это воспринял? К сожалению, никаких свидетельств об этом не сохранилось. А потом де Голля узнал весь мир. И в 1944 году он в качестве председателя Временного правительства Франции приезжал в Москву. Там он встретился с И. В. Сталиным, но о Тухачевском тогда не было сказано ни слова. В 1960 году де Голль, уже ставший Президентом Франции, принимал в Париже Н. С. Хрущёва. Тогда красный маршал уже был реабилитирован, однако речь о нем опять не заходила. Считается, что в 1966 году, когда де Голль приехал в Москву с ответным визитом, он хотел увидеться с родственниками Тухачевского, но что-то не сложилось…
 
И все же они виделись один раз, уже после окончания Первой мировой войны. Произошло это в феврале 1936 года, когда Тухачевский находился в командировке во Франции. В Париже он должен был, помимо участия в официальных церемониях, встретиться с французскими военными и обсудить с ними проблемы вооружения. Но до этого он был в Берлине, и французы знали об этом, а посему они относились к нему весьма подозрительно.
 
Если верить существующим публикациям, во время этой командировки и состоялась вторая встреча Тухачевского и де Голля. Она проходила в одном из парижских ресторанов, где собралось два десятка бывших узников крепости Ингольштадт. Об этом писал живший в Париже русский эмигрант В. М. Александров: его книга «Дело Тухачевского» вышла на русском языке в 1990 году. Отмечал это и французский военный журналист Жан Пуже: его книга Un certain capitaine de Gaulle («Некий капитан де Голль») была опубликована в Париже в 1973 году. Но, заметим, оба автора не были очевидцами встречи, и они писали о ней с чужих слов. И точная дата встречи не была названа.
 
Как бы то ни было, утверждается, что Тухачевский появился в сопровождении двух советских генералов. Он был в красивой маршальской униформе и с орденом Ленина на груди. Увидев подполковника де Голля, он якобы воскликнул: «Коннетабль! Вы не изменились. Кстати, я прочитал вашу книгу о профессиональной армии. Я велел ее перевести на русский язык. Я одобряю ваши идеи».
 
Очевидно, он имел в виду книгу де Голля «К профессиональной армии» (Vers l’armée de métier), изданную в Париже в 1934 году. Она была переведена и вышла под названием «Профессиональная армия» в Госвоениздате в 1935 году. Как известно, Тухачевский мечтал о реорганизации Красной Армии, и товарищ Сталин реорганизовал ее… расстреляв перед войной ее лучших командиров.
 

поделиться: