ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

НЕГАТИВНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ

Опубликовано: 26 Января 2015 16:09
0
16940
"Совершенно секретно", No.02/331
Фото: uaisp.ru
 
КАК СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ О МОЛОДЕЖИ ЗАБОТИЛАСЬ
 
Советская власть опекала советскую молодежь строго и неустанно. Так, 26 декабря 1976 года Секретариат ЦК КПСС рассмотрел представленную Андроповым аналитическую справку 5-го управления КГБ «О характере и причинах негативных проявлений среди учащейся и студенческой молодежи». Если молодежные «негативные проявления» обсуждались на столь высоком уровне, значит, высшая инстанция всерьез рассматривала текущую обстановку на молодежном фронте как угрожающую.
 
О чем свидетельствовала уже преамбула пресловутой аналитической справки: «Советская молодежь рассматривается противником как один из важнейших объектов идеологической диверсии. <…> В подрывной деятельности против советской молодежи участвует весь аппарат идеологической диверсии противника. Особую роль в ее организации играют вражеские спецслужбы».
 
И хотя враги, как оказывается, «вынашивают даже замыслы добиться развития в нашей стране своеобразной «сексуальной революции», но ничего у них не выйдет, поскольку «советская молодежь, воспитанная на лучших революционных традициях и положительных примерах героики труда, активно участвует в коммунистическом строительстве, претворении в жизнь решений партии, проявляет высокую идейную убежденность и верность коммунистическим идеалам». Да и «Коммунистическая партия проявляет постоянную заботу о воспитании молодого поколения и ограждении его от враждебных происков».
 
 
Если все так чудесно, к чему весь этот сыр-бор? – Да к тому, что «отдельные молодые люди, испытывая воздействие буржуазной идеологии, оказываются в ряде случаев неспособными преодолеть ее негативное влияние, заражаются настроениями политической демагогии, критиканства, пессимизма и допускают идеологически вредные и антиобщественные проявления».
 
Этот термин, «проявления», и далее используется буквально везде. Итак, «в среде учащейся молодежи за три года было совершено 3324 проявления, в которых участвовало 4406 человек». Скрупулезно подсчитано, что 22,4 % из них – школьники, 15,5 % – учащиеся ПТУ и техникумов, 60,3 % – студенты. Есть даже аспиранты – 78 человек (1,8 %). «Почти 2/3 участников проявлений, – констатирует аналитическая справка КГБ, – составляли студенты, ведущее место среди которых занимали старшекурсники». При этом «студенты гуманитарных вузов выступали участниками проявлений чаще, чем студенты технических институтов».
 
 
Что же это за проявления? Около половины – «высказывание клеветнических, демагогических, ревизионистских и других политически вредных суждений». Особо умиляет, конечно, такой подвид высказываний, как «демагогические», но что конкретно понимал под этим Комитет госбезопасности, не разъяснено: товарищи в ЦК не маленькие, сами должны понимать.
 
Были и другие типы проявлений: «участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок», «участие в антиобщественных действиях на основе подражания «хиппи», «изготовление и распространение клеветнических и идеологически вредных документов (кроме листовок)», «изготовление и распространение листовок, лозунгов, плакатов клеветнического и идеологически вредного содержания», «надругательство над государственным гербом, флагом, памятниками, портретами», «устные и письменные угрозы в адрес советско-партийного актива», «передача (попытка передачи) за границу клеветнических и идеологически вредных материалов», «изготовление и распространение анонимных писем клеветнического и идеологически вредного содержания», «попытки установления и связь с зарубежными антисоветскими центрами», «изготовление и вывешивание националистических флагов».
 
Но самый большой процент, после «демагогии» и «ревизионизма», дали «иные проявления (в т. ч. увлечение наркотиками и порнографией)» – свыше четверти всех проявлений.
 
 
Аналитическая справка КГБ констатировала, что «проявления, совершенные с враж-
дебных социализму идейных позиций, составляют 32,4 % от общего числа проявлений», причем «подавляющая часть участников проявлений <…> выступала с позиций идеологии национализма (включая фашизм)…». Свыше одной трети проявлений допущены «под воздействием ревизионистских и реформистских идей». При этом «наибольшее распространение они получили у студентов гуманитарных вузов».
 
Органами госбезопасности вскрыто аж 43 группы «подпавших под влияние идеологии ревизионизма и реформизма», действия которых «носили главным образом характер политически вредных, клеветнических и демагогических высказываний». Также «органами КГБ пресечена политически вредная деятельность нескольких групп, участники которых заявляли в своем кругу о необходимости создания «нового» общества «сильных личностей», установления «диктатуры сверхчеловека» («Нацистская молодежная партия» в г. Красноярске 45, «Рыцарский крест» в Белгороде, «Четвертый рейх» в Волгограде и другие). Подобные проявления внешне выступали как совершенные под влиянием идеологии (взглядов) фашизма и неонацизма.
 
Совершившие их лица стремились придавать своим группировкам и действиям признаки, связанные с фашистскими атрибутами (названия групп, лексикон, клятвы и т. п.)», основная часть «таких проявлений приходится на долю школьников, учащихся ПТУ и техникумов. Более взрослые представители молодежи совершали проявления в иной форме». Особо педантично чекисты просчитали соотношение проявлений одиночных и групповых: «Анализом показателей <…> устанавливается, что студенты гуманитарных вузов совершают аморальные проявления чаще в одиночку <…>. Студенты технических вузов больше склонны к групповым проявлениям…»
 
При всем этом из документа порой можно извлечь фактуру весьма любопытную и интересную. Например, там содержится вывод, что студенты-старшекурсники гуманитарных вузов подвержены «враждебному воздействию» в наибольшей степени оттого, что «они представляют более значительное число лиц, владеющих иностранными языками». Отсюда и вывод, хотя прямо и не озвученный: а так ли уж нужно всей советской молодежи знать иностранные языки, не сделать ли это сокровенное знание доступным только для особо проверенных?
 
Опять же именно гуманитарные вузы, как прозрачно намекнул главный чекист, являются рассадником «зла» и распространения «политически враждебных» материалов, поскольку «наибольшая предрасположенность к их восприятию наблюдается в студенческой среде и преимущественно у студентов гуманитарных вузов». Истоки этого КГБ видит в … специфике профессиональной подготовки студентов, которые «чаще других представителей молодежи обращаются к разного рода печатным изданиям, излагающим буржуазные концепции…».
 
Зато «на школьниках, учащихся ПТУ и техникумов влияние нелегально распространяемых антисоветских клеветнических и других политически враждебных материалов сказывается меньше, поскольку они располагают для ознакомления с ними более узкими возможностями». – Во! А если еще и студентам-гуманитариям запретить не только языки изучать, но и библиотеками пользоваться, так, наверное, вообще благодать наступит?
 
Еще один показательный аспект: оказывается, «весьма значительным выступает показатель идеологически вредного влияния на представителей молодежи со стороны враждебно настроенных лиц из их ближайшего окружения (родственников, знакомых)». При этом чекисты выяснили, что «если у студентов связи с враждебно настроенными лицами не имеют, как правило, родственной основы, то в отличие от них школьники и учащиеся ПТУ испытывают наиболее глубокое отрицательное воздействие со стороны стоящих на враждебных позициях родственников». То есть открытым текстом сказано, что у студентов практически нет родственников из числа «врагов народа».
 
Вот что анкетный отбор животворящий делает: это же фактическое признание того, что у потомков репрессированных при Сталине шансов стать студентами, особенно гуманитарных вузов, практически не было! Зато родственников, «стоящих на враждебных позициях», полно у тех, кто учится именно в ПТУ и техникумах: а кого туда еще наберешь, если в анкеты будешь смотреть?! Именно от своей родни, прошедшей раскулачивание, коллективизацию, индустриализацию, ссылки и репрессии, а не от закордонных голосов и происков зарубежных спецслужб советские пэтэушники, оказывается, и набрались того, что в документе обтекаемо именовалось проявлениями.
 
Подытожив все, генерал Бобков торжественно заверяет ЦК КПСС: «Борьбу с подрывными устремлениями противника в отношении советской молодежи, выявление и пресечение попыток оказать на ее представителей идеологически враждебное влияние органы госбезопасности рассматривают как одну из важнейших составных частей в решении задачи по ограждению советского общества от происков империалистических разведок…» Проще говоря, на выходе – полный пшик: ни анализа реальных причин «негативных проявлений» среди учащейся молодежи, ни каких-либо конкретных предложений – кроме традиционного «выявлять и пресекать».
 
Трудно сказать, сколько реально было таких проявлений, а сколько выдумано чекистами для раздутия своей значимости. Так или иначе, над составлением этого многостраничного талмуда, затратив массу времени и «лошадиных сил», не разгибая спины, корпело по меньшей мере целое управление. Вместо того чтобы ловить реальных преступников и пресекать реальные угрозы, грандиозная машина госбезопасности занималась тотальной слежкой за молодежью в школах, техникумах, ПТУ и вузах.
 
И все лишь для того, чтобы вышло очередное пустопорожнее постановление ЦК, а высокое чекистское руководство получило очередные чины, ордена и звания? Могла ли государственная машина с такой степенью забюрократизированности не проиграть молодежь, которой она не была способна предложить ничего, кроме тупой полицейщины?
 

поделиться: