ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

СТАВКА БОЛЬШЕ, ЧЕМ ЖИЗНЬ

Опубликовано: 13 Января 2015 11:03
0
31467
"Совершенно секретно", No.01/330
Фото: ТАСС
Алексей Павлишак
 
ДОРОГИЕ КРЕДИТЫ, КРИЗИС НА РЫНКЕ ЖИЛЬЯ И МАССОВЫЕ УВОЛЬНЕНИЯ БЮДЖЕТНИКОВ
 
Наступивший год, особенно его начало, будет для экономики страны и самих российских граждан непростым. В этом согласны сегодня все экономисты. «Совершенно секретно» решило выяснить, к каким именно трудностям стоит готовиться.
 
В прошедшем году случилось то, что экономисты уже окрестили «идеальным штормом»: воедино сошлись замедление российской экономики, замеченное еще в 2012 году, снижение цен на нефть и западные санкции, отрезавшие Россию от мировых финансовых рынков. При этом, как отмечают эксперты Центра развития ВШЭ в своем прогнозе, именно структурный кризис, вызвавший замедление экономики в 2012–2013 годах, стал основой, на которую уже «нанизались» падение цен на нефть и санкции.
 
«Ухудшение и до того крайне неблагоприятного инвестиционного и делового климата в сочетании с чрезмерно высокой долей государства в экономике и другими застарелыми проблемами «подрезали» восходящий тренд восстановления экономики вслед за ценами на нефть после сильного спада 2008–2009 годов, – говорится в прогнозе Центра развития. – В 2011–2013 годах, когда цены на нефть уже колебались вокруг уровня 110 долл./барр., темпы роста российской экономики быстро опустились с 4–4,5 % в 2010–2011 годах до 1,3 % в 2013-м. Годовые темпы роста ВВП в первые три квартала 2014 года опустились ниже 1 %».
 
Дело в том, что с 1996 года российская экономика развивается по «правилу большого пальца», поясняют эксперты: объем ВВП в постоянных ценах зависит от уровня цен на нефть. Поэтому для роста экономики нужно, чтобы цены на нефть также росли – причем с каждым годом все сильнее. Потенциал независимого от нефти роста российской экономики, по подсчетам Центра развития, не превышает 1,5–2 %.
 
Но в 2014 году цены на нефть не росли, а уровень в 110 долл./барр. был уже «освоен». Отсюда и первые сигналы о «приземлении» экономики. Что касается эффектов российско-украинского кризиса и санкций, а также падения цен на нефть во втором полугодии 2014 года, то они в полной мере проявят себя в основном в будущем году, отмечают эксперты Центра развития.
 
«Российская экономика во второй половине 2014 года в очередной раз, как в 1998 и 2008 годах, показала свою сильную зависимость от мировых цен на нефть», – говорит Александр Баранов, заместитель гендиректора УК «Паллада Эссет Менеджмент». Снижение мировых цен на нефть привело к обрушению валютного курса рубля, снижению в валютном выражении рублевых активов, падению уровня жизни россиян, разгону инфляции, снижению платежеспособности российских корпораций и банков, поясняет он. В 2014 году на эту зависимость российской экономики от мировых цен на энергоносители наложился эффект от санкций ряда стран против России. Россия, по сути, оказалась отрезанной от доступа иностранного капитала, и это усугубило негативные тенденции в отечественной экономике.
 
ПЯТЬ НОЖЕЙ В СПИНУ ЭКОНОМИКИ
 
Аналитик QB Finance Мадина Абаева отмечает пять основных факторов, которые будут значительно влиять на российскую экономику и на динамику рубля.
 
Первый – значительный объем платежей в 2015 году по корпоративному внешнему долгу. Компании должны будут заплатить 120 млрд долларов, банки – 42 млрд долларов, нефинансовые организации – 77 млрд долларов. При этом наибольшее беспокойство вызывают долги компаний, попавших под санкции: они больше не смогут дешево рефинансироваться в западных банках. Следовательно, им придется либо покупать валюту на внутреннем рынке, что будет оказывать давление на рубль, либо найти рефинансирование в странах, не присоединившихся к санкциям. При этом только проценты «Роснефти» к погашению в 2015 году составляют почти 20 млрд долларов, из них 90 % номинированы в иностранной валюте.
 
ЦБ и государство наверняка постараются помочь должникам, особенно госкорпорациям и системообразующим компаниям. Однако их возможности ограничены. Если вспомнить, какую панику на валютном рынке 15–16 декабря вызвало размещение облигаций «Роснефти» на рекордную сумму 625 млрд рублей, можно предположить, что подобная помощь будет оказываться должникам нечасто.
 
Второй фактор – непростое положение банков. Увеличение ключевой ставки ЦБ до 17 % ограничило доступ банков к фондированию и резко сократило объем выдачи кредитов. Проценты по депозитам доходят до 25 % в рублях и до 10 % в долларах. Очевидно, что такую доходность банкам будет трудно обеспечить. Значит, все чаще будут выстраиваться финансовые пирамиды с последующим отзывом ЦБ лицензии и банкротством.
 
Паника на финансовом рынке добавляет неустойчивости. Так, за неделю вкладчики вывели из банка «Траст» средства на сумму более 3 млрд рублей, что усугубило его проблемы, среди которых низкая достаточность капитала. Показательно, что ЦБ не стал отзывать лицензию у «Траста», а предпочел его санировать. Это связано, во первых, с тем, что банк достаточно крупный (32-е место по активам в РФ), а во вторых, с тем, что дешевле будет его спасти, а не лишать лицензии, учитывая, что АСВ уже потратило много средств на выплату страховых возмещений. Так, размер фонда страхования вкладов на 01.10.13 г. составлял 232,5 млрд рублей, а на 01.10.14 г. – уже почти в три раза меньше: 82,5 млрд рублей.
 
Чтобы поддержать вкладчиков и предотвратить массовый отток депозитов из банков, Госдума во втором и третьем чтении приняла закон, увеличивающий страховое возмещение вдвое: с 700 тыс. до 1,4 млн рублей. Принято решение поддерживать банки через облигации федерального займа (ОФЗ), что повысит капитализацию банков. Однако нельзя исключать новую волну банкротств.
 
Третий фактор – обвал нефтяных котировок. Правда, здесь, считает Абаева, дно уже позади, и средняя стоимость «черного золота» будет находиться на отметке не ниже 75 долларов в 2015 году. Однако курс национальной валюты все же будет находиться на уровне 50–53 рублей за доллар и не окрепнет даже при возвращении цен на нефть до 85–90 долл./барр., так как определяющим фактором останутся санкции, нехватка долларовой ликвидности, а также стагнация российской экономики.
 
Четвертый фактор – бегство капитала, темпы которого также, по мнению Абаевой, можно будет если не остановить, то хотя бы снизить. Прежде всего этому будут способствовать объявленная амнистия капиталов и политика деофшоризации. Однако, по мнению аналитика, значительная часть капитала в Россию не вернется, так как бизнесмены предпочитают работать в зарубежных юрисдикциях, обеспечивающих защиту прав собственности и более надежные правовые гарантии.
 
Пятый фактор – бюджет. Его расходная часть на ближайшие три года уже сформирована, исходя из цены на нефть Urals на уровне 96 долл./барр. При этом Владимир Путин уже поручил правительству сократить расходы бюджета минимум на 5 % ежегодно за счет снижения неэффективных затрат. Сокращение не затронет, однако, национальную оборону и безопасность. Девальвация рубля помогла выполнению бюджетных обязательств, однако дальнейшее ослабление российской валюты уже опасно из-за опасности срыва в гиперинфляцию.
 
«ЗИМА БУДЕТ ДОЛГОЙ»
 
В сложившихся условиях надеяться на приток иностранных инвестиций не приходится, отмечает Баранов. «Основным потенциальным инвестором в этом случае являются российские пенсионные фонды. Но принятый правительством пенсионный мораторий на 2015 год не позволит использовать эффективно данный ресурс», – говорит он.
 
При этом сохраняются риски продолжения практики использования пенсионных взносов в накопительную пенсионную систему для выплат текущим пенсионерам, отмечает эксперт. «Несмотря на то что финансовый блок и Банк России против подобной практики, очень велика вероятность повторения в 2016 и 2017 годах изъятия средств из накопительной пенсионной системы в пользу выплат нынешним пенсионерам», – предупреждает Баранов.
 
В банковской системе, по его мнению, стоит ожидать уменьшение числа банков такими же темпами, как в 2013–2014 годах – то есть на 50–80 за год. «Скорее всего, мы увидим ужесточение регулирования, – прогнозирует эксперт. – Ставки по кредитам и по депозитам в первом полугодии 2015 года будут сохраняться высокими. Ликвидность в банковской системе будет сильно зависеть от сальдо торгового баланса, то есть превышения экспорта над импортом. В условиях низких мировых цен на нефть банки могут на себе почувствовать «набеги» вкладчиков, желающих снять деньги с рублевых депозитов и направить их на покупку бытовой техники и валюты. Ожидаю продолжения консолидации банковского сектора и санации 2–3 банков из топ-50. По понятным причинам не называю имен банков, которые могут быть санированы».
 
Сергей Хестанов, советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие», считает наиболее вероятным в 2015 году инерционный сценарий: нефть будет колебаться вокруг уровня 60 долл./барр., что соответствует диапазону курса рубля 60–65 руб./долл.
 
«Пессимистический вариант – падение нефтяных цен к уровню 40 долларов за баррель приведет к росту доллара до уровня 85–90 рублей. Оптимистический – 80–100 долларов за баррель – напротив, приведет к укреплению рубля – 40–50, – говорит он. – Однако все вышесказанное справедливо лишь при отсутствии значимых геополитических событий. Усиление санкций, как и их ослабление, способно оказать сильное влияние на курс рубля».
 
В случае значительного падения международных резервов ЦБ (вследствие оттока капитала и выплат по внешним долгам) весьма вероятно введение валютного контроля и, возможно, ограничений движения капитала, предупреждает Хестанов.
 
«Примечательно, что само ожидание этих мер усиливает отток капитала, чем невольно приближает момент введения ограничений», – отмечает он.
 
Первую половину 2015-го хозяйствующие субъекты и экономика в целом будут привыкать к новому курсу доллара, росту инфляции и сокращению совокупного спроса, прогнозирует эксперт.
 
«Процесс привыкания обещает быть болезненным: бюджетозависимое население (около половины граждан страны) ждет снижение реальных доходов, работников коммерческих структур – масштабные сокращения (именно снижение затрат, в том числе и на персонал, – основной элемент адаптации бизнеса), – говорит он. – Падение ВВП прогнозировать сложно в силу отсутствия данных о том, как и каким темпом предполагается расходовать имеющиеся резервы. В случае крайне экономного их расходования и сохранения среднегодовой цены на нефть в районе 60 долларов вероятен спад 2–4 % при инфляции 12–16 %».
 
По мере адаптации экономики темпы спада будут затухать, а инфляция (в случае сбалансированного бюджета) – будет замедляться. В таком состоянии (близкие к нулю темпы роста и двухзначная инфляция) экономика будет пребывать либо до заметных перемен в мировой экономике (не ранее начала 2017-го – смена администрации в США), либо до проведения значимых экономических реформ, считает Хестанов.
 
Три года рецессии и откат на пять лет назад – такой прогноз дают эксперты Центра развития ВШЭ. При этом даже в случае стоимости нефти на уровне 70 долл./барр. российскую экономику в 2015 году ждет 10-процентная инфляция, падение доходов населения и 3–4-процентное падение ВВП. Положение начнет выправляться только в 2016 году, но Россию все равно ждет затяжная трехлетняя рецессия.
 
«За три года совокупный выпуск экономики сократится примерно на 7 % и вернется к уровням 2010–2011 годов. Уровень средней зарплаты в реальном выражении за три года опустится примерно на 10 % – до уровней 2011–2012 годов», – говорится в прогнозе Центра развития.
 
В случае же падения цены на нефть до 50 долл./барр., за три года российская экономика сократится на 10–12 % и вплотную приблизится к уровням кризисного дна 2009 года. Уровень средней зарплаты в экономике за три года сократится на 15–20 % и вернется к уровню 2010 года. Инфляция же только в 2015 году подскочит до 15 %.
 
Будет расти и безработица. При этом Евгений Гонтмахер, зам. директора ИМЭМО РАН, самым тревожным считает даже не массовое сокращение рабочих мест, а депрофессионализацию россиян, что ставит под вопрос перспективы развития страны. По его мнению, будет расти не столько количество безработных, сколько доля «серого» рынка труда: все больше людей будут соглашаться работать неофициально. Массовая безработица вряд ли грозит всей стране, однако возможна в депрессивных регионах, прежде всего в моногородах.
 
Еще один тренд: люди будут соглашаться на снижение зарплат в обмен на сохранение занятости. В связи с отсутствием в России системы непрерывного образования будет нарастать не только депрофессионализация, но и возрастная дискриминация: найти работу людям предпенсионного возраста будет все сложнее, так как по многим параметрам они отстают от требований работодателя. Параллельно усилится фактор молодежной безработицы – с нынешних 5–7 % она может вырасти до 15–20 %. Будет все большее распространение получать временный отъезд в крупные города на заработки.
 
В первую очередь будет страдать сфера услуг: фитнес, рестораны, магазины с товарами не первой необходимости. В зоне риска окажутся и бюджетники: здесь сокращения уже начались и в ближайшие пять лет могут достигнуть 20–25 % от занятых в бюджетной сфере. Зато нефтяники будут в цене. Будут по-прежнему востребованы инженерные специальности и квалифицированные рабочие. Наибольшая потребность будет в людях с реального производства, промышленно-производственный персонал, как это называлось в советское время. А сокращать будут все тот же вспомогательный персонал (так называемый офисный планктон).
 
С открытым кризисом человеческого капитала Россия столкнется уже через три-четыре года. К этому времени может резко снизиться доступность медицины, что негативно скажется на общем уровне здоровья россиян. Можно ожидать и снижения качества школьного образования. В таком случае даже при массированных инвестициях и выгодных предложениях по зарплатам дальше будет все сложнее находить достаточное число квалифицированных сотрудников. Вот тогда и придется массово завозить мигрантов.
 
СОВЕТЫ НА БЕДНОСТЬ
 
О том, что кризис будет затяжным, свидетельствуют не только экономисты. Социальные сети, модные журналы и популярные СМИ переполнены советами о том, как нужно правильно экономить. Гламурным дивам советуют покупать базовые коллекции мировых брендов и сумки: «Шанель» и «Биркин» всегда в моде. Хипстеров учат, как экономить в кафе и какие гаджеты продержатся дольше. К услугам имеющих сбережения – советы по инвестициям за рубежом без риска попасть под законодательные ограничения. Для остальных – советы закупаться на распродажах, ограничить себя в питании и забыть про кредиты.
 
Пока все это воспринимается отстраненно: большинство обывателей бегают по обменным пунктам и магазинам, пытаясь как можно выгоднее пристроить свои рубли. Однако, отмечает профессор Яков Миркин, зав. отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН, «суп начнет потихоньку закипать». Потому что в нем множество мелких групп – тех, кому по-настоящему плохо.
 
«Валютные заемщики на покупку квартир. Для них самые обычные квартиры стали золотыми. Тысячи тех, кто занимал до зарплаты мелкими кредитами и запутался теперь в десятках банков и микрофинансовых организаций. Люди, выбывшие из бесплатной медицины и не вошедшие в платную. Скрыто потерявшие рабочие места. Мальчики и девочки, не нашедшие первых позиций после университетов. Те, кто был уволен по возрасту, хотя до пенсии далеко. Выброшенные за борт при сокращении штатов бюджетных учреждений. И всегда есть шанс увидеть на площади людей из регионов, привезенных автобусами из мест, где пенсия – это большой кусок хлеба в семье», – перечисляет он в своей авторской колонке.
 
Вырастет налоговый пресс: налог на недвижимость и земельный налог будут рассчитываться по кадастровой стоимости. Вырастут налог на дивиденды, транспортный налог, будет отменен порог зарплаты по уплаты страховых медицинских взносов.
 
Многие россияне почувствуют себя беднее не только потому, что сократятся их доходы, а расходы, напротив, вырастут – подешевеют и квартиры, которые многие привыкли рассматривать как инвестиционный капитал.
 
Уже сегодня дауншифтеры, живущие в Таиланде, на Гоа и в других странах за счет сдачи в аренду своих столичных квартир, возвращаются домой: стоимость аренды в рублях осталась прежней, а в долларах – упала вдвое. И если раньше, сдав московскую однушку или питерскую двушку, можно было безбедно жить на получаемую тысячу долларов в странах вечного лета, то сегодня аренда приносит около 500 долларов, а это не те деньги, на которые экспат может прожить даже в бедной стране.
 
Еще хуже обстоят дела у тех, кто намеревался купить или продать недвижимость. По прогнозу Ольги Шакаловой, коммерческого директора компании «Ведис Групп», повышение ключевой ставки ЦБ до 17 % приведет к тому, что привлечение банковского финансирования для развития девелоперских проектов станет невыгодным.
 
«В этой ситуации девелоперы, у которых недостаточно собственных средств, скорее всего, уйдут из этого бизнеса. Круг участников сократится процентов на 60–70, и первую скрипку здесь будут играть девелоперы, строящие на собственные средства. Соответственно, на ближайшие годы уменьшится и количество, и масштаб выводимых на рынок новостроек, – говорит эксперт. – Еще одной особенностью рынка, с учетом всех выше перечисленных нюансов, станет и то, что количество новостроек, в которые будет иметь смысл инвестировать составит считанные единицы».
 
Сокращение предложения при прогнозируемом уровне инфляции в 15 % приведет к росту рублевых цен в диапазоне от 10 до 15 %, полагает Шакалова. В то же время в долларовом эквиваленте цены снизятся как минимум на 30 % из-за колебаний валютного курса.
 
Однако падение цен не пойдет впрок потенциальным покупателям: спрос, во многом зависящий от ипотечных возможностей, сократится на 50–60 %. Повышение ключевой ставки неизбежно приведет к повышению ипотечной ставки, что уже произошло – лидер ипотечного «демпинга» Сбербанк повысил ипотечную ставку до 16 %, отмечает эксперт. В результате доля покупок с привлечением ипотеки, сократится с 60 % до 15–20 %.
 
При этом экономисты, собравшиеся на круглом столе в Комитете гражданских инициатив, организованном экс министром финансов Алексеем Кудриным и главой Экономической экспертной группы Евсеем Гурвичем, согласились с тем, что финансовые санкции будут действовать до 2018 года.
 
Надо настраиваться на низкие цены на нефть и на то, что санкции будут действовать долго, считает Леонид Григорьев из НИУ ВШЭ. Высокие цены на нефть, около 100 долл./барр., были скорее следствием аварии на АЭС «Фукусима» и конфликта в Ливии, пояснил он: новое равновесие предполагает средний уровень цены нефти около $70 за баррель.
 
И все же, по мнению Миркина, 2015 год – это еще «предкризис», который еще можно вылечить. Если же не предпринять решительных мер, то уже в 2016–2017 годах страна скатится «в кризис настоящий, по полной катушке, с социальными потрясениями».
 
Рецепты лечения давно известны: поощрение инвестиционной активности (прежде всего – внутренних инвесторов, а также инвесторов из стран, не поддерживающих санкции), снятие административного давления на бизнес, реформа судебной системы, неукоснительное соблюдение прав собственности и прочее.
 
Однако, по мнению Кудрина, в условиях ограничений на мировых рынках Россия вынужденно предпринимает шаги, которые опираются на административные методы, расширяется ручное управление экономикой, увеличивается зачастую роль госкомпаний или мер поддержки в отдельных отраслях.
 
«Мы находимся на пути или на пороге возможности создания мобилизационного типа экономики», – предупредил он.
 
Усиление контроля за движением капитала – один из признаков того, что идет движение в этом направлении. Опасность такого сценария уже сказывается на поведении инвесторов: внешние кредиторы перестали давать в долг не только компаниям и банкам из санкционного списка, но и остальному российскому бизнесу, фонды перестали покупать акции российских компаний в портфели, зарубежные компании ограничили прямые инвестиции, перечислил Гурвич.
 
Если все будет продолжать идти прежним курсом, то уже через несколько лет ЦБ потратит все свои резервы, и тогда курс доллара может вырасти до 100–120 рублей, предупредил главный экономист Сбербанка Евгений Гавриленков. К сожалению, общественность услышала только про курс доллара, а вот про шаги, которые не позволят воплотиться худшему из сценариев, говорится не так много. И это обреченное согласие на выбор худшего из возможного, наверное, и есть главная опасность, поджидающая нас в 2015 году.
 
ПРОГНОЗЫ ЭКСПЕРТОВ
 
 
 
 

поделиться: