ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ПЕРВАЯ ЛИНИЯ ОБОРОНЫ

Опубликовано: 10 Декабря 2014 13:36
0
11949
"Совершенно секретно", No.31/326
Фото tverchel/tvernews.ru
 
КТО И КАК ПРИВАТИЗИРУЕТ ЗАПОВЕДНЫЕ БЕРЕГА ВЕРХНЕЙ ВОЛГИ
 
Газета «Совершенно секретно» в рамках специального проекта «Россия без Волги», посвященного современным проблемам главной водной артерии страны, уже рассказала о состоянии реки в четырех крупнейших регионах Волжского бассейна. Сегодняшний спецрепортаж – о ситуации в Тверской области, там, где начинается великая река. Надо сказать, что экологическая обстановка на Верх­ней Волге выглядит значительно лучше той, что складывается ниже по течению, – здесь практически нет крупных предприятий, загрязняющих воду ядовитыми стоками, и грандиозных водохранилищ вроде Рыбинского, превращающихся в токсичные болота. Беда приходит с другой стороны – заповедные берега реки стали заложниками больших денег, которые столичные толстосумы в обход законов готовы выкладывать за участки на «первой линии».
 
Волга начинается с маленького болотца в селигерской глухомани на западе Тверской области. Но даже в верхнем своем течении, еще не перекрытая вдоль и поперек водохранилищами, Волга играет огромную роль в экономике и жизни людей. Мы проделали виртуальное путешествие вдоль берегов реки по тверской земле, чтобы узнать, как люди относятся здесь к великой русской реке и как она относится к ним.
 
Густой лес, посреди которого, даже не на опушке, просто на болоте, стоит часовня. Это начало Волги. Этой осенью, около месяца назад, мостки, ведущие к купели в часовне, подкрасили, заросли вокруг ручья (Волгу тут еще трудно назвать рекой) почистили. Так тут делают каждый год – сегодня исток Волги популярный туристический объект, здесь много и туристов, и паломников, отсюда начинается проходящий ежегодно Верхневолжский крестный ход.
 
Даже в месте своего рождения великая река не принадлежит сама себе, буквально в 300 метрах от истока есть следы первой волжской плотины, она была сооружена в начале прошлого века для нужд расположенного по соседству монастыря.
 
Спустя буквально несколько километров реке существенно помогают добавить объемов два небольших озера – Малые и Большие Верхиты, и еще через 4 километра мы попадаем в озеро Стерж, первое из каскада верхневолжских озер, растянувшихся на сотню километров. Сосновые леса, рыбацкие лодочки, прохудившиеся деревенские избушки – это, наверное, единственное место на Волге, где вдоль берега зеленые поляны, а не заборы коттеджей. Это глухомань, хотя и сюда уже давно добрались дачники. Впрочем, эти озера считаются частью Селигера, только это его крайний юг, еще не застроенный турбазами, саунами и дачами. По берегам Стержа, Вселуга и Пено немало деревень, от которых осталось лишь название. Но там, где есть жизнь, она своеобразна. Местные мужички живут за счет продажи грибов, ягод и рыбы ленивым туристам и дачникам. Этого с лихвой хватает на водку. Индустрия большого туризма сюда еще не добралась, и поэтому избы деревенских алкоголиков нередко стоят на первой береговой линии.
 
Крайний верх Волги – район, несомненно, экологически чистый. Сюда смело можно ехать отдыхать «вдали от цивилизации», здесь можно еще отыскать за несколько десятков тысяч рублей избушку для дачи. Но жить здесь постоянно, должно быть, трудно. Пеновский район – один из самых отдаленных и бедных в Тверской области, которая сама по себе является одним из наиболее депрессивных регионов центра России. Здесь есть прекрасные возможности для развития туризма: районный центр поселок Пено – как Венеция, каждая вторая улица имеет выход к воде. Но пока почти все новости из этого района – о том, как тут сворачивается жизнь. В этом месяце местная газета сообщила, что пригородные поезда теперь не будут ходить ежедневно, хотя железная дорога в этой лесной глухомани – основной канал связи с внешним миром. Кое-как работает местный кинотеатр, единственный сохранившийся очаг культуры. Здесь не только показывают фильмы, тут на днях давали, например, детский спектакль. Зрителей пришло меньше десятка. За пределами районного центра – гроздь деревень на разных этапах деградации.
 
СЕЛИЖАРОВО – ЗЕМЕЛЬНЫЙ КЛОНДАЙК
 
Но мы двигаемся дальше. После Пено каскад верхневолжских озер продолжается озером Волго, оно постепенно становится столь же известно как Селигер. Во-первых, здесь не менее живописно, во вторых, находится оно несколько ближе к большим городам, и, в-третьих, в Селижаровском районе, на территории которого расположен водоем, существует долговременная социально-политическая стабильность, благодаря чему бизнес и местные власти уже давно нашли общий язык и смогли добиться определенного успеха в продаже земли на волжских берегах.
 
В Тверской области очень бурная политическая жизнь. Здесь власть и оппозиция – противостоящие друг другу элитные группы сталкиваются не только в подковерной, но и во вполне открытой, публичной борьбе. Губернатор не в состоянии зачистить все политическое поле региона, и тут и там на ключевых должностях в районных администрациях находятся не всегда приемлемые для официальной Твери фигуры. Кажется, именно такая история с главой администрации Селижаровского района Алексеем Титовым, который уже почти полтора десятилетия возглавляет район. Близкие к региональным властям издания несколько лет обвиняют главу в распродаже земель на берегу озера Волго. При этом в самом Селижарово принято считать, что Титов сохранил побережье, «не пустив москвичей».
 
Москвичи, впрочем, есть, и их немало. Но в течение последних лет вокруг земельных ресурсов на Волго было несколько конфликтных ситуаций. Продажа земель на особо охраняемой территории курорта Селигер, куда входит и волжское побережье Селижаровского района, была ограничена еще в нулевых годах. Несмотря на это, десятки гектаров земли были распроданы частным лицам, построившим здесь свои дома. Позже был судебный процесс, через который природоохранная прокуратура вернула земли государству, сделки были признаны недействительными. Люди, приобретавшие землю по договоренностям со структурами, близкими к районным властям, потеряли большие деньги.
 
И тем не менее здесь и сейчас есть несколько крупных кластеров земельных участков, которые продаются на открытом рынке. Например, в одном из клубных поселков цена на участки размером чуть больше или чуть меньше 15 соток начинается от 600 тыс. рублей и доходит до 2 млн рублей на первой береговой линии озера.
 
На озере Волго, в отличие от соседнего Селигера, в последние 10–15 лет практически не развивался туризм. Здесь есть несколько баз отдыха, пансионат и еще несколько туристических объектов. Но это не сравнить с Селигером, где работают десятки отелей, баз отдыха, мини-гостиниц и всего прочего. Ситуация легко объясняется: земля на Селигере существенно дороже. Зато в Селижарово очень много дачников из Москвы, которые вносят существенный вклад в развитие торговли в этом районе. Например, одним из успешных инвестиционных проектов, реализованных местными властями, считается «Дом мебели», построенный в самом центре Селижарово предпринимателем из соседнего Осташкова. Он открывал магазин в расчете на дачников из Москвы и Питера.
 
Озеро Волго, несомненно, жемчужина великой реки. Но сегодня уже далеко не весь его берег – «общенародное достояние». Туристы, катающиеся по озеру, нередко натыкаются на частные владения, даже острова. Если есть свободный миллион рублей, здесь еще можно купить небольшой участок земли и когда-нибудь построить на нем дом. Кстати, жители волжских берегов в Селижаровском районе не жалуются на экологию. Рыбы, правда, стало меньше, говорят рыбаки. Но все равно утренний клев стабильно приносит 10–15 килограммов рыбы. Крупных промышленных предприятий в этих местах нет. А лесов много, и воды много. Довольно чистое место.
 
СТАРИЦА: ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ПОБЕДИЛО ЦЕМЕНТНЫЙ ЗАВОД
 
Берега Волги в Тверской области везде живописны. Но живописны по-разному. Если в самой верхней части русла реку обрамляют глухие леса, то после Селижарово Волга выходит в долины. Она здесь неширока, вокруг поля, редколесье, одним словом, классический русский пейзаж. Здесь нет уже туристических кластеров, участки земли у реки не стоят баснословных денег, развито сельское хозяйство. И все-таки местные жители рассматривают свой регион как рекреационный, куда должны приезжать туристы за чистым воздухом и красивыми пейзажами. Кстати, географически Старица – один из самых близких к Москве районов Тверской области, по прямой до МКАД – 170 км. Это сильно повышает туристические перспективы места.
 
Однако в начале нынешнего десятилетия здесь задумали построить крупный завод по производству цемента. «Только глобальный проект способен объединить жителей района для достижения общей цели», – писали в 2011 году лоббисты проекта в тверских газетах. Но местное население выступило резко против планов строительства цементного завода. Причем строить его собирались в деревне Федурново, прямо на берегу Волги. Соглашение о строительстве завода с проектной мощностью 1 млн тонн цемента в год было подписано еще в 2008 году между губернатором Тверской области и инвестором – Межтопэнергобанком. С этого времени начался активный общественный протест. Районы, непосредственно граничащие с Московской областью, в последние годы вызывали большой интерес инвесторов, во многом на этом основано «экономическое чудо» Калужской области. В Тверской области тоже много уже полуразрушенных индустриальных кластеров, где можно было бы развернуть производственные активы. Но именно Старицкий район, который Волга делит пополам, очень трудно назвать промышленным кластером. Старица совсем «не о том».
 
«Зачем нужен этот цементный завод? Говорят, что на Волге собираются строить, а это дело может плохо кончиться. Во-первых, вся эта пыль, грязь, мусор пойдут на Волгу, и в итоге купаться будет нельзя. Во-вторых, многие люди занимаются агробизнесом, например пчеловодством. Вся пыль будет оседать на поля, луга, что в итоге приведет ко всяким разборкам. Я сам пчеловод, зарабатываю на хлеб и воду, чтобы прожить, да плюс еще к этому мне надо будет переезжать в другое место, чтобы выжить. Просто задумайтесь» – так многие жители района жаловались на то, что на общественные слушания по поводу строительства завода приходит совсем немного людей, но в результате созрела мощная кампания общественного протеста. Местный депутат Надежда Авдошина была одним из организаторов этой кампании. Она собрала больше 600 подписей противников строительства, что совсем немало для 10-тысячного района. Строительство удалось остановить, но и сейчас Авдошина в комментарии для «Совершенно секретно» говорит, что расслабляться не стоит.
 
«Большинство жителей города и района выступили резко против строительства. Было много протестных материалов в районных газетах, писали во все инстанции, до самого верха дошли. Были на приемах в области и даже Москве, – говорит Надежда Авдошина. – Накат со стороны жаждущих построить завод был очень мощный. Но расслабляться и сейчас, думаю, не стоит, так как земля еще осталась в собственности «строителей», Межтопэнергобанк пока еще функционирует».
 
Мощный общественный протест вынудил инвесторов отказаться от планов строительства цементного завода. Но они, как говорит Авдошина, решили зайти с другой стороны.
 
«После волны протеста и статей о влиянии завода на здоровье людей и экологию в целом, о том, что нас, жителей пытаются обмануть, обещая много рабочих мест, «товарищи» подсуетились и начали вести обработку умов нашего населения по-другому. Они заявили, что будет строиться не цементный завод, а клинкерный, что рядом построят теплицы, где будут выращивать овощи и фрукты. Появился проект, который назвали «Золотая Старица», – продолжает депутат Надежда Авдошина. – Такова трансформация одного проекта в другой, что не меняло его сущности. Но и он не был осуществлен. Пришлось поездить по сельским округам, по деревням, встречаться с людьми, объяснять все. Держали под контролем вопрос принятия в этих округах генерального плана развития, присутствовали на этих собраниях, чтобы ненароком в одном районе в план не включили разработку карьера по добыче известняка, в другом – строительства промышленного производства. Была предпринята и попытка желающими осуществить проект «Золотая Старица» выдвинуть своих людей на выборах в местные органы власти, но она тоже провалилась».
 
Одним словом, с экологией в Старице пока все нормально. Небезопасный промышленный проект удалось заблокировать, в Волге здесь по-прежнему можно купаться.
 
КОНАКОВО – ТВЕРСКАЯ РУБЛЁВКА
 
Каждый, кто ездит из Москвы в Питер и обратно, наверняка обращал внимание на огромный водоем, который поезд пересекает, покидая Московскую область. Это Иваньковское водохранилище в Конаковском районе Тверской области. Очень внушительное по своим размерам – в длину 60 км, до подмосковной Дубны, в ширину до пяти – иногда кажется морем. Водохранилище не только большое, но еще и очень красивое. Изрезанные берега, островки, мысы с сосновыми борами – земной рай на расстоянии ста километров от МКАД. Это место, где Волга протекает ближе всего к столице России. Вроде бы царство воды, но попробуйте выйти к его берегам – придется долго искать. Вы обнаружите сотни, тысячи домов, коттеджей, замков, больших заборов, за которыми большие собаки. Но вот найти место, где можно искупаться, будет очень сложно. Конаковский район считается самым богатым в Тверской области, потому что здесь есть не только Волга, но и Подмосковье. Поэтому район называют еще «тверской Рублёвкой» и считают самым криминализованным в регионе. Скорее всего, это так и есть.
 
Местные органы власти – уже давно источник большого количества уголовных дел. В этом году ФСБ продолжала расследование уголовного дела о мошенничестве с землей. Причем речь идет об участке, на котором должны были обустроить общественную зону отдыха. Более того, 8 га этой земли находятся в водоохранной зоне, а значит, с этой землей невозможны по закону никакие операции. Но в этом случае речь идет о мошенничестве.
 
Конаковский район в прошлом году стал одним из районов, где случились громкие истории с уголовными делами против местных руководителей.
 
Уголовное дело по факту взятки было возбуждено против главы Конаковского района Виктора Крысова, его заместителя Виталия Осипова и главы Завидовского сельского поселения Игоря Калачникова. За $1,5 млн они обещали предпринимателю подписать документы на получение земельного участка для строительства базы отдыха. В ходе операции тверских полицейских один из чиновников, выполнявший функцию посредника в сделке, был задержан при получении 45 млн рублей.
 
Заместитель главы администрации района Виталий Осипов, воспользовавшись наличием визы, улетел в Лондон. Крысов под следствием, но местная бюрократия считает, что его подставили.
 
Общественные активисты, жители района и даже многие дачники уже много лет борются за наведение порядка в сфере землепользования Конаковского района.
 
Скандалов за это время не счесть. Расскажем о некоторых ярких историях. В 2011 году был скандал вокруг «Домика рыбака Цопанова», как утверждали активисты, владения высокопоставленного чиновника Генеральной прокуратуры. Его площадь была увеличена на 65 соток за счет двух детских городков и четырех спортивных площадок общественной зоны отдыха.
 
В целом ряде деревень земли, которые были отведены под создание общественных пространств, незаконно получили иной статус – под индивидуальное жилищное строительство. В итоге сейчас в этих краях есть как минимум три деревни, жители которых физически не могут выйти к Волге – негде, все перекрыто.
 
В 2011 году в Конаково было совершено самое настоящее экологическое преступление. Для строительства 23 коттеджей вырубили больше 200 сосен в Конаковском бору, который является частью памятника природы – лесопарка «Конаковский». Была нарушена экосистема местности. Участки были розданы близким родственникам районного руководства и представителям одного из местных агентств недвижимости. Документ подписывал все тот же глава района Виктор Крысов. Вырубить бор распорядилась администрация города Конаково.
 
В районном центре, впрочем, масштабы незаконной застройки и отведения лесных участков под строительство в последние годы были скромнее, чем в деревнях. Жители 40-тысячного Конаково воевали в минувшие годы в основном за то, чтобы не допустить строительства или перекрытия доступов к воде в небольших парковых массивах, как правило, в зеленых зонах около многоэтажных домов. В деревнях же, например в Мокшино, в августе 2011 года районными властями для создания лодочной станции и строительства коттеджей были проданы сразу 87 га земли – весь общественный пляж.
 
«В деревне Игуменка на берегу озера выделено несколько участков, один из которых располагается прямо внутри границ озера, т. е. не на твердой почве, а прямо на воде (что является нонсенсом), остальные попадают в неприкосновенную прибрежную полосу озера. Есть экспертное заключение о том, что все они частично или полностью попадают в зону земель Водного фонда Иваньковского водохранилища. Вдоль озера уже начато незаконное строительство забора вокруг одного из участков. На публичных слушаниях было решено сохранять берег озера в д. Игуменка для общественных целей и использовать эту территорию для организации зоны коллективного отдыха. Жители протестуют против незаконного приобретения этой земли частными лицами», – общественные активисты в Конаковском районе уже несколько лет неустанно борются за то, чтобы хоть как-то замедлить хищническое разбазаривание земельных ресурсов. Причем им нередко помогают в этом деле опытные московские юристы, которые в свое время приобрели здесь же землю, построили дома, но теперь страдают, постепенно оказываясь в «резервации», зажатой различной VIP-инфраструктурой.
 
ЗАХЛАМЛЕННЫЕ СТРОЙМАТЕРИАЛАМИ ЗАПОВЕДНЫЕ БЕРЕГА ВЕРХНЕЙ ВОЛГИ ЛИШЬ ОДНО ИЗ ПОСЛЕДСТВИЙ ДИКОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ ЗЕМЕЛЬ
Фото: tvernews.ru
 
ПРОДАЖА ВОЛГИ
 
Конаковский район – модель того устройства жизни, которое образовалось вокруг Волги на тверской земле. В той или иной степени истории с захватом земель, строительством заборов вокруг берега реки, попытки строительства промышленных предприятий повторяются в каждом районе, куда заходит великая река. В соседнем с Конаково Калязине, где посреди воды стоит знаменитая колокольня, на первый взгляд все благополучнее, чем на Иваньковском водохранилище. Замки, коттеджи есть, но занимают они не весь берег, Волга доступна.
 
Однако это не результат какой-то целенаправленной политики, просто земля здесь пока еще стоит дешевле. Что, кстати, создает другую проблему: достаточно даже просто пробежать глазами калязинские газеты объявлений, чтобы заметить большое количество предложений о продаже очень больших территорий – и для туристического строительства, и для дач, и для сельского хозяйства. Здесь уже несколько лет продолжается закулисная борьба между разными группами местной элиты, в которой с одной стороны – вновь избранный в сентябре главой района Константин Ильин, с другой – местный олигарх по фамилии Ройтман, который, как говорят в Калязине, на последних выборах в начале этой осени продвигал своего кандидата.
 
То есть в той или иной степени все поволжские районы Тверской области находятся на разных этапах движения к той модели, которая уже сложилась в Конаково. Просто какие-то районы расположены слишком далеко от больших городов и транспортных магистралей. Где-то много дачников, или туда еще не добрались олигархи. Но практически нигде на волжских берегах в Тверской области туризм не развивается как отрасль. Возможно, некоторым исключением можно назвать только Весьегонск, самый северный районный центр тверской земли. Строго говоря, в географическом плане это не совсем приволжский город. Он находится на Рыбинском водохранилище, которое, в свою очередь, часть Волжского бассейна.
 
В этом пыльном, но уютном городке есть хороший винзавод, несколько неплохих гостиниц, причалы, совершенно очаровательный остров поблизости, где база отдыха устроена так, что полностью сохранился окружающий природный ландшафт. Здесь тоже на первой береговой линии немало туристических баз для VIP-аудитории, тоже есть огороженные участки, о жизни за заборами которых ничего неизвестно местным жителям. Но Весьегонск – это настолько далеко, это настолько медвежий угол, что индустрия массового строительства до этих роскошных берегов вряд ли когда-то доберется. Зато за последние лет десять, благодаря небольшим инвестициям в туристическое строительство, здесь заложен фундамент хорошего экологического курорта. В реках все еще есть рыба, в лесах медведи. Прекрасное место.
 
Волга рождается именно здесь, в Тверской области. В каком-то смысле ей повезло – здесь нет развитой промышленности, точнее, она была, но уже умерла, за последние два десятилетия экономика региона катастрофически деградировала. Но, как мы видим, есть другая проблема – здесь красиво, и близко от этих заповедных мест находятся столицы. Великая русская река здесь как будто есть, но иногда кажется, что и Волгу тут приватизировали, подобно земле на ее берегах.
 
Ссылки по теме
РОССИЯ БЕЗ ВОЛГИ - "Совершенно секретно", No. 27/322 2014
МЕЛКО ПЛАВАЕМ! - "Совершенно секретно", No. 28/323 2014
ВЫПИТЬ ЯДУ! - "Совершенно секретно", No. 29/324 2014
ОТМЕТКА «68» - "Совершенно секретно", No. 30/325 2014

поделиться: