ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ПУШКИН, ЧИПСЫ И «МУМУ»

Опубликовано: 16 Октября 2014 16:08
0
8813
"Совершенно секретно", No.24/319
Надежда Михайлова
Надежда Михайлова

 
Есть старый анекдот: «Кому это памятник? – спрашивает студент. – Грибоедову, – отвечают ему. – Это который «Муму» написал? – уточняет студент. – Нет, – отвечают ему,– «Муму» Тургенев написал. – Ничего не понимаю! – удивляется студент.– «Муму» Тургенев написал, а памятник Грибоедову?»
 
Надежда Михайлова, генеральный директор сети магазинов «Московский дом книги», президент Ассоциации книгораспространителей независимых государств, считает, что этот анекдот все больше и больше отражает нашу жизнь: люди перестают читать, не умеют проводить причинно-следственные связи, и это очень опасно для общества!
 
– Так получилось, что за последние десятилетия из нашей жизни ушло понятие книги как элемента культуры и просвещения, – говорит Надежда Ивановна. – Книжные магазины всегда были очагами культурно-просветительской деятельности. Ведь во многом именно чтение формирует личность – интеллект и духовную составляющую. От того, что, сколько и как читает ребенок, в дальнейшем зависит, каким он вырастет, кем станет, каких высот сможет достигнуть. Благодаря чтению у человека вырабатывается системность мышления, развиваются память, логика, умение анализировать, формируется характер. Сотни лет книга передавала знания и формировала культуру. Неоспоримый факт: культурное наследие страны напрямую зависит от доступности и распространенности чтения и книг. А вот с этим в последнее время у нас большие проблемы.
 
 
Сегодня главная задача, требующая незамедлительного решения, – вернуть книге достойное место, которое она занимала на протяжении веков. То, что сейчас оно утрачено, – показатель того, что в нашем обществе не все благополучно. Что я имею в виду? С одной стороны, люди стали меньше читать. И это очень плохо, даже опасно для общества. Безграмотные, плохо образованные, некультурные люди толкают мир к регрессу, в тупик бездуховного существования. С другой стороны – книжных магазинов становится все меньше и меньше, и у людей не остается доступа к культурному наследию, которое несут в себе книги. Так получилось, что сегодня нам приходится доказывать, что книжные магазины – это не те коммерческие предприятия, с которых надо требовать норму прибыли с квадратного метра занимаемой ими площади. Потому что мы продаем не просто товар, а интеллектуальное и духовное богатство человечества, сосредоточенное в книгах. Как можно относить это лишь к коммерческой деятельности?
 
– Видимо, логика проста: раз продаете – значит, коммерсанты.
 
– А театры? Они же продают билеты. Это же коммерческая деятельность. А консерватория, филармония? А музеи? Они тоже не бесплатны. Но они считаются учреждениями культуры. А мы нет. За любое непосредственное соприкосновение с культурой, с искусством человек сегодня платит. Но почему же тогда только книгу относят к коммерции? Ведь потребление книги напрямую связано с развитием нации! Книги не нужны дикарям, цивилизованное же общество без них немыслимо! Их необходимость для человечества сравнима с потребностью его в хлебе.
 
Книги – тоже хлеб, только хлеб интеллектуальный, духовный! А сегодня получается странная картина: труд писателя – это культурная деятельность. Литература – это культурная сфера. А продажа книг – это коммерция. Но доступ к этим культурным ценностям может осуществляться только по двум каналам – через библиотеки и книжные магазины. Через библиотеки идет порядка 10 процентов оборота книжной продукции, столько же – через интернет-торговлю. И 80 процентов – через книжные магазины! А их катастрофически мало. И становится все меньше и меньше. Только за последние 2–3 года мы потеряли их более тысячи!
 
 
Осталось приблизительно столько же – на всю нашу огромную страну! Сравните: двадцать лет назад было около девяти тысяч книжных магазинов. Почему это происходит? Потому что с коммерческой точки зрения торговля книгами – вещь невыгодная. Вот и предпочитают магазины торговать пивом и чипсами, а не Пушкиным и Толстым. И получается, что из-за того, что в стране нет экономических возможностей для существования книжных магазинов, мы лишаем наш народ доступа к национальному и мировому богатству, коим является литература. В результате рвется вся цепочка: автор – издатель – книжный магазин – читатель.
 
Авторы пишут, издатели издают, а продавать книги негде. Именно книгораспространение является сегодня главной проблемой книжной индустрии. Как, через какие каналы автор будет доносить свои произведения до читателей? Кто ему будет платить деньги, если книжные магазины исчезают и издательствам негде реализовывать это наше национальное богатство? Издательства перестанут издавать книги, которые негде продавать. И библиотеки, которые еще как-то существуют при поддержке государства, не спасут дело. Рухнет вся книжная отрасль. Это все равно, что производить автомобили и развивать только их прокат, а точки продаж, автосалоны – ликвидировать. Что тогда будет с автомобилестроением?
 
– Но сторонники технического прогресса возразят: какая ерунда! Скачал книжку в планшет – и читай. Кому они сегодня нужны, эти бумажные книги?
 
– Это мы, как всегда, перегибаем палку. То же говорили про театр, когда появился кинематограф. Потом – про кино, когда появилось телевидение. Затем – про телевидение, когда появился Интернет. Но, как мы видим, все они живы и существуют наравне со всеми новыми достижениями технического прогресса. Одна именитая японская фирма выпускает прекрасные электронные рояли, которые обладают фантастическими возможностями. Но почему-то никому и в голову не приходит поставить их в знаменитые концертные залы взамен акустических инструментов. То же и с бумажными книгами. На Западе вообще не стоит вопрос о том, что электронный формат книг может заменить печатный.
 
Когда мы говорим с зарубежными коллегами на эту тему, они всегда удивляются: почему мы столько внимания уделяем этому вопросу? Кому удобно – тот будет читать электронные книги. Но это лишь часть читателей. В Европе чтение в этом формате составляет сейчас всего 6–8 процентов и больше не растет, в США последние два года продажи контента в электронном формате тоже достигли определенного уровня и больше не растут. И это объяснимо. Потому что печатная книга – это совсем другое. Это не только текст, не просто информация. Это – произведение искусства, в котором гармонично сочетаются разные грани человеческого гения.
 
 
Представьте себе домашнюю библиотеку из электронных книг! Это все равно, что гербарий вместо живых цветов. Но противопоставлять одно другому не стоит. В каком формате читать – это право выбора человека. И мы не должны его лишать этого, вынуждая переходить на электронные книги. Я уж не говорю о том, что читать книги в печатном виде для человека полезнее и продуктивнее, чем в электронном. Есть научные исследования, которые выявили это. Только при чтении печатной книги происходит глубокое понимание и осмысление текста, его запоминание, эмоциональное восприятие, создаются основы системного мышления, потому что работают все участки головного мозга, отвечающие за это.
 
А при чтении в электронном виде восприятие текста идет на другом, более поверхностном, информационно-справочном уровне. Книга как бы обезличивается. И не случайно во всем мире электронный формат чаще используется для информационно-справочных потребностей. Поэтому, когда говорят, что бумажные книги отжили свое, – это лишь отговорки, чтобы не решать те проблемы, которые мы имеем на сегодня.
 
– А какие меры могли бы помочь в их решении?
 
– Должна быть система мер. Надо вернуть книжные магазины в ведение органов государственной власти, а точнее – Министерства культуры, тем самым признав, что их деятельность имеет важное культурное, социальное значение для общества и не является лишь коммерческой. Это изменило бы отношение к книгам и книжной торговле и создало более благоприятные условия для развития всей отрасли. Если бы, например, губернаторы уделяли внимание открытию книжных магазинов в своем регионе, понимали их значимость, то они бы и появились, и экономические возможности нашлись бы, и помещения.
 
А форм поддержки у государства множество: это могут быть льготы по аренде площадей или беспроцентные кредиты при открытии, освобождение от налогов на первое время или отнесение книги к социальному продукту, а деятельности – к социальному предпринимательству, предоставление возможности социальной рекламы. Главное, чтобы государство проявило свою заинтересованность в такой поддержке не на словах, а на деле. Сейчас разрабатывается проект «Основы государственной культурной политики». Мы внесли туда свои предложения и очень надеемся, что нас ждут перемены к лучшему. Тем более что эстафету Года культуры примет Год литературы. Когда, как не сейчас?
 

поделиться: