ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

ТАЙНА ИСЧЕЗНУВШЕЙ РОТЫ

Опубликовано: 29 Сентября 2014 04:04
0
43208
"Совершенно секретно", No.21/316
ПЕРЕЗАХОРОНЕНИЕ ОСТАНКОВ ПОГИБШИХ ВОИНОВ У ПАМЯТНИКА ГЕРОЯМ ОБОРОНЫ ПРИЭЛЬБРУСЬЯ В ПОСЕЛКЕ ТЕРСКОЛ
ПЕРЕЗАХОРОНЕНИЕ ОСТАНКОВ ПОГИБШИХ ВОИНОВ У ПАМЯТНИКА ГЕРОЯМ ОБОРОНЫ ПРИЭЛЬБРУСЬЯ В ПОСЕЛКЕ ТЕРСКОЛ
Фото из архива автора
 
ТАЮЩИЕ ЛЕДНИКИ ЭЛЬБРУСА РАСКРЫЛИ ОДНУ ИЗ ЗАГАДОК ВОЙНЫ
 
Во время Великой Отечественной войны в Приэльбрусье шли самые высокогорные в мировой истории бои, не зря этот фронт затем стали называть «заоблачным». И только в канун семидесятилетия Победы ледники, которые начали таять, приоткрыли одну из главных загадок военного Приэльбрусья – судьбу роты Григорьянца – подразделения, оказавшегося 28 сентября 1942 года нос к носу с великолепно подготовленным, вооруженным и экипированным немецким корпусом «Эдельвейс» возле высокогорной гостиницы «Приют 11».
 
В материалах Музея обороны Приэльбрусья, что находится на станции канатной дороги Старый Кругозор, можно было увидеть фотографии мест, где шли бои, фрагменты оружия, гильзы, но вопрос, что сталось с ротой Григорьянца, так и оставался без ответа. Не могло подразделение, состоявшее из 102, или, по сведениям других источников, из 120 человек, исчезнуть, не оставив никаких следов на склоне Эльбруса, где оно приняло последний бой. Между тем жители Приэльбрусья, в особенности высокогорных сел, имя лейтенанта Григорьянца всегда произносили с почтением, старшие рассказывали младшим о героях – защитниках Эльбруса.
 
СЛЕДЫ ВОЙНЫ
 
То, что в горах шли ожесточенные бои, сомнений не вызывало, поскольку, кроме исторических сведений, регулярно обнаруживались осязаемые подтверждения. С первых послевоенных лет, когда Приэльбрусье перестало быть «режимной» зоной и можно было свободно подниматься в горы, люди начали находить там фрагменты оружия, детали амуниции, а порой и человеческие останки.
 
Так, председатель Федерации альпинизма Кабардино-Балкарии Абдул-Халим Ольмезов, выросший в горах, рассказывает, что мальчишки, которые пасли овец на высоте, часто обнаруживали свидетельства былых боев.
 
– В детстве мне приходилось пасти овец в районе Старого Кругозора, и я находил человеческие останки, фрагменты оружия, патроны – и наши, и немецкие, но еще не знал тогда, что с этим делать, – рассказывает Ольмезов.
 
Позже то же самое находили сотрудники канатной дороги, инструкторы по горному туризму, спасатели. Первыми за поисковую работу, о которой было официально объявлено, взялись два инструктора – Константин Ширшов и Евгений Крутеня. Им старался помочь – когда людьми, а когда и техникой – тогдашний начальник ГУ МЧС по КБР Сергей Шагин, с которым они быстро нашли общий язык.
 
Благодаря работе поисковых отрядов Центра детско-юношеского туризма города Тырныауза, что расположен на въезде в Приэльбрусье, стала известна судьба пропавшего без вести экипажа дальнего бомбардировщика, разбившегося 30 декабря 1942 года. Останки троих летчиков – командира экипажа Александра Васильевича Иванова, штурмана Ивана Ивановича Машкова, стрелка-радиста Петра Андреевича Тюнина захоронили в июле 1998 года в Тырныаузе у памятника воинам, погибшим в Великой Отечественной войне. А в 2005 году в братской могиле в 
Терсколе похоронили останки Амбросия Димитриевича Богверадзе, погибшего в 1942 году при взятии Ледовой Базы на склоне Эльбруса на высоте 4 тыс. метров, а также грузинского мальчика, личность которого так и не удалось установить. Была найдена записка, которую мальчик должен был передать нашим военным.
 
ЛЕДНИК ТАЕТ
 
В 2009 году в горах потеплело, и ледники на высоте свыше 3 тыс. метров начали подтаивать и сползать, местами открывая лоскуты защитной ткани, детали оружия, неразорвавшиеся гранаты и фрагменты человеческих тел. Иногда все это обнаруживалось совсем рядом с дорожками, по которым водят туристов.
 
А вскоре жители Приэльбрусья организовали свой поисковый отряд, назвав его «Мемориал Эльбрус». Среди членов отряда были альпинисты, спасатели, люди, идеально знающие горы и хорошо подготовленные. Но всем необходимым для поисковой работы высоко в горах они, конечно, не располагали. Тем не менее об их находках вскоре заговорили: они находили останки советских солдат, которые впоследствии, в 2012 и 2013 годах, в канун Дня Победы были торжественно, с почестями захоронены у памятника героям обороны Приэльбрусья в поселке Терскол.
 
– Ледник тает, и мы находим все больше останков наших воинов. В следующем году снег сойдет, и мы снова пойдем на Эльбрус искать наших солдат, – говорит поисковик Хусейн Журтубаев. – По нашим данным, нам предстоит найти еще не одну сотню человек. Гибли здесь, наверное, и немцы, только мы их ни разу еще не находили, только наших. Если найдем, придется сообщать в посольство Германии, этот народ очень внимательно относится к своей истории и памяти».
 
– Да, тяжело, страшно, трещины, постоянная опасность, – добавляет его соратник Исмаил Неппев. – Но долги-то свои отдавать надо! Погибшие солдаты – тоже чьи-то дети или отцы. У меня вот дядя на фронт ушел и без вести пропал…
 
Именно поисковики «Мемориала Эльбрус» уверенно сказали: «Те, кого мы находим, – это ребята из роты Григорьянца…»
 
НЕЗАБЫТАЯ РОТА
 
Списков погибших не сохранилось, как и официального списка защитников При-
эльбрусья, но в Баксанском ущелье любой, даже школьник младших классов, расскажет, что на Эльбрусе практически полностью погибла рота под командованием лейтенанта Григорьянца.
 
– Трое тогда остались в живых, часть убитых солдат нам уже удалось похоронить, – объясняет житель поселка Терскол поисковик Исмаил Неппев. – Но работа не кончилась, до конца еще далеко. Вот будем уверены, что все похоронены, тогда и конец.
 
Наши солдаты, оборонявшие Приэльбрусье, в отличие от немцев, не имели горной подготовки, у них не было специального обмундирования и снаряжения. Извлекая из ледника останки солдат, оружие и личные вещи, поисковики ни разу не находили ни «кошек», ни ледорубов – только обычные солдатские сапоги, порой с прохудившимися подметками. Фуфайки, да плащ-палатки… Рассказывают, что рота, практически полностью оставшаяся на Эльбрусе, была сформирована наспех из кавалеристов и тыловиков, а командовавший ею Григорьянц в штатской жизни был дамским парикмахером в городе Баку. По данным других источников, разведчиком он стал уже на фронте.
 
Перед ротой Григорьянца была поставлена серьезная задача: незаметно поднявшись выше «Приюта 11», выбить оттуда фашистов, которые обжились там за несколько месяцев пребывания, были лучше вооружены и экипированы, да и вообще комфортнее чувствовали себя в горах. В 1942 году немцы находились на отметке 4200 метров, в самой высокогорной гостинице мира «Приют 11». Ее они взяли без единого выстрела, а уж оттуда все перевалы и склоны кавказских гор были видны как на ладони. «Приют 11» обороняли два красноармейца, которые были захвачены врасплох егерями «Эдельвейса». Фашисты несколько месяцев удерживали позиции на Эльбрусе.
 
Как свидетельствуют документы, противником роты Григорьянца, попытавшейся атаковать «Приют 11», был гитлеровский корпус, ранее воевавший в Карачаево-Черкесии, хорошо обученный и экипированный. Рассказывают, что некоторое время роту Григорьянца укрывал густой туман, похожий на молоко. Но если поднимается ветер, от тумана в считанные минуты не остается и следа. Так и получилось с ротой Григорьянца – солдатики оказались как на ладони и были расстреляны фашистами, занимавшими более выгодную позицию, как в тире. Судя по положению останков, погибало большинство советских воинов прямо на поверхности ледника, большая часть тел была найдена в трещинах.
 
– Мы Григорьянца чтим как героя, он нашу землю защищал, – говорит 80-летний Муслим Аттоев, житель одного из ближайших к Эльбрусу селений. – А кто он раньше был – парикмахер, столяр или разведчик – неважно, на войне все солдаты. Но солдаты тоже бывают разные, а он герой.
 
СЧИТАЛОСЬ, ЧТО ГРИГОРЬЯНЦА ВЗЯЛИ В ПЛЕН
 
– Находя еще в детстве на Эльбрусе наши и немецкие патроны, мы удивлялись: почему-то немецкие все стреляные, а наши – нет. Потом, повзрослев, я понял: наши оказались в такой ситуации, что даже выстрелить не успевали, когда их настигала немецкая пуля, – считает Абдул-Халим Ольмезов. – Наших, считай, просто расстреляли.
 
В боевом донесении 214 к. п., сохранившемся в военном архиве, говорится: «Отряд лейтенанта Григорьянца продвигался вперед по снежному полю, был остановлен сильным ружейно-пулеметным огнем противника с командных высот в районе «Приюта 11». Натолкнувшись на огонь противника Григорьянц с ходу развернул отряд и повел в атаку, не оставив резервов. Противник сосредоточил всю массу огня по отряду, расстроив главные силы отряда.
 
Григорьянц, пренебрегая смертью, с криками «Ура!», «За Сталина!» дважды атаковал противника, продвигаясь вперед, и только потеряв три четверти личного состава, залег и вел бой до 14:00 28.09. Пользуясь перевесом в живой силе и технике, противнику удалось окружить остатки отряда. Трое раненых прибыло в расположение 897 ГСП. […] Лейтенант Григорьянц, раненный в обе ноги, остался в расположении обороны противника».
 
По свидетельству участника того боя немца Ханса Майера, Григорьянц остался жив, но был ранен. С перебитыми ногами он якобы сдался в плен, а затем долечивался в немецком госпитале. Поисковики же «Мемориала Эльбрус» были твердо уверены: нет, не могло такого быть. Надо искать.
 
– Когда видишь то, в чем карабкались в горы наши мальчики (а по найденным черепам уже удалось установить, что наши солдаты были очень молодыми ребятами), сердце кровью обливается: все это не было приспособлено не то что для войны в горах, а даже просто для горных прогулок, – говорит Фатима Тилова.
 
Между тем враг был подготовлен не просто к войне, а именно к войне в горах. Немецкий отряд горных егерей «Эдельвейс», против которого пришлось сражаться роте Григорьянца, был сформирован преимущественно из жителей Баварии и Альп, для которых горы – своя стихия. Кроме того, подготовку «Эдельвейса» фашисты начали заблаговременно…
 
– Они приезжали сюда отдыхать за несколько лет до войны. Местных жителей поражало, во-первых, то, что среди туристов-иностранцев так много именно немцев, а, во-вторых, невероятное упорство, с которым они совершали «тренировочные» восхождения, – рассказывала инструктор по горному туризму Светлана Холобаева в Музее обороны Приэльбрусья. – Встречали их очень хорошо, жили немцы в том числе и на турбазе Министерства обороны, которая тогда уже существовала. Старики рассказывают, что практически все немцы были с фотоаппаратами, но что снимали – горные виды или ландшафт будущих военных действий, уже не выяснишь.
 
Инструктор тогда добавила, что пунктуальные немцы составили очень точные карты горной местности, которыми в Баксанском ущелье некоторые пользуются до сих пор…
 
И в поставленных перед «Эдельвейсом» задачах для немцев не оказалось ничего сложного.
 
«17 августа 1942 года через высокогорный Карачай и перевал Хотю-тау (3660 метров), соединяющий Эльбрус с Главным Кавказским хребтом, на склоны Эльбруса проникли немецкие егеря во главе с капитаном Гротом. Они были настоящими профессионалами горной войны и быстро захватили слабо защищенные Старый Кругозор (3000 метров), а затем и «Приют 11» (4200 метров). В течение нескольких дней немцы заняли господствующие высоты и высокогорные перевалы (Балык-баши, Бурун-таш, Терскол и другие – все выше 3000 метров) в отрогах Эльбруса. Были заняты Новый Кругозор (3050 метров) на Пике Терскол и Ледовая База (3800 метров). Еще через несколько дней егеря дивизии «Эдельвейс» поднялись на Западную вершину Эльбруса и установили там фашистские штандарты», – рассказывает мастер спорта СССР по туризму, гид-проводник международного класса Эдуард Ионих.
 
«НЕВАЖНЫЙ» ЭЛЬБРУС
 
Немцы все делали основательно. На Ледовой Базе, на Старом и Новом Кругозорах фашисты устраивались капитально, остатки их блиндажей сохранялись до недавнего времени. Отдыхающие в Приэльбрусье еще могли их видеть на более или ровной площадке над поляной Азау, а также замаскированные огневые точки немцев, контролирующие подходы к Эльбрусу – но гораздо выше.
 
– Раньше мои родственники жили в Терсколе, и мальчишками мы любили вокруг Азау рыскать, хоть родители и запрещали. Все надеялись найти какой-нибудь «трофей» – оружие там, или знак нагрудный, или пряжку от ремня, – рассказывает инструктор по горным лыжам Хасан Жангоразов. – Один раз в раннем детстве нашел там ножик типа перочинного без опознавательных знаков, непонятно, чей. Но чего там действительно много было – растоптанных консервных банок. Думаю, немцы и здесь не голодали – им на мулах через Хотю-тау из Карачая провиант везли, бабушка мне говорила.
 
Считается, что бои на самом Эльбрусе не имели особого стратегического значения. Однако наши штурмовые группы давали возможность отойти и войскам, и гражданским через перевалы. И именно на Эльбрусе все-таки остановился знаменитый «Эдельвейс», перед которым была поставлена задача покорить Главный Кавказский хребет.
 
По замыслу немецкого командования «Эдельвейс» должен был выйти в тыл советских войск и начать там диверсионную войну. Наших частей в Приэльбрусье не было. Послевоенными историками это было названо стратегическим просчетом Сталина и Берии, считавших, что Главный Кавказский хребет для войск непреодолим в силу своей высоты.
 
Как рассказывается в исследовании нальчикского историка Олега Опрышко «Военные годы Приэльбрусья», подготовленные альпинисты впоследствии сражались и на нашей стороне – когда руководство страны поняло необходимость этого. Так, группе, насчитывавшей 80 человек, надлежало после скрытного маршрута по Ирикскому ущелью подойти к восточной вершине Эльбруса до, возможно, большей высоты, затем ударить по немцам сверху в районе «Приюта 11».
 
– А двадцать два человека […] должны были подняться по крутым обледенелым склонам на восточную вершину, водрузить там флаг, спуститься на седловину и уничтожить немецкий гарнизон, если он там находится, – вспоминает одна из первых альпинисток Кабардино-Балкарии, мастер спорта СССР Любовь Сергеевна Бутарева, работавшая в то время в госпитале 4425.
 
Затем в бои с хвалеными частями горнострелковой немецкой дивизии «Эдельвейс» вступили войска НКВД и 214-й кавалерийский полк. В сентябре на помощь нашим воинам пришла авиация. Систематические удары с воздуха пошатнули позиции фашистов, и в середине января 1943 года произошло практически полное их изгнание из Приэльбрусья, а в феврале на Эльбрусе почти в пятидесятиградусный мороз был водружен советский флаг. Сначала на Западную вершину, а через три дня – на Восточную. Именно на Эльбрусе, считают историки, и был остановлен «Эдельвейс».
 
ОСТАНКИ ЛЕЙТЕНАНТА ПОДНЯЛИ С 70-МЕТРОВОЙ ГЛУБИНЫ
 
А что же стало с ротой Григорьянца и самим лейтенантом? Эльбрус, ставший хранителем стольких свидетельств боев за Кавказские горы, наверняка где-то сберег и ответы на вопросы, мучившие многих.
 
…Летом 2013 года на Эльбрус поднялись 80 военных – альпинистская разведрота специального назначения 34-го разведывательного батальона Южного военного округа, с ней – две группы разминирования. Это произошло после того, как министр обороны Сергей Шойгу пообщался в конце 2012 года с членами поисковых отрядов во Владикавказе и решено было провести героико-патриотическую акцию «Вахта памяти» по поиску и достойному захоронению погибших во время Великой Отечественной. Среди членов поискового отряда было четыре инструктора по горной подготовке, 47 военнослужащих, имеющих разряд по альпинизму, остальные – со званием «Альпинист России». Летом 2013 года в горах были найдены, помимо оружия и боеприпасов, останки 40 советских солдат, в 2014-м – 29.
 
– Данное подразделение является лучшим в Вооруженных силах РФ по горной подготовке и альпинизму, – сообщил командир сводного поискового отряда, начальник разведки соединения Сергей Попов.
 
К удовольствию поисковиков Кабардино-Балкарии, сами военные говорят, что без помощи местных ребят им было бы трудно: те знают горы как свои пять пальцев, умеют выбрать оптимальный маршрут при любой погоде и помнят все места, где под снегом что-то просматривается.
 
– Конечно, у военных альпинистов выше квалификация, есть все необходимое снаряжение. Поэтому за два лета обнаружены останки десятков солдат, – уверен один из приэльбрусских поисковиков, Хусейн Журтубаев.
 
Летом 2014 года 80 военнослужащих МО РФ и местный поисковый отряд «Мемориал Эльбрус» снова несли совместную вахту памяти на склонах Эльбруса и в районе урочищ Донгуз-Орун, Азау, Терскол, Ирик-Чат. Работа шла трудно, постоянно вмешивалась погода, которая даже летом в горах горазда на сюрпризы.
 
– В этом году работа осложнялась обильным снегом в районе поисков, который и таял-то неохотно, – рассказал Сергей Попов. – Чтобы нормально, качественно работать, сводным поисковым отрядом МО РФ сначала проводилась масштабная зачистка от снега и инженерная разведка местности, чтобы выяснить, нет ли поблизости взрывоопасных предметов, и только после обеспечения мер безопасности поисковики приступали к работе. В день у них на поиск оставалось не более 3–4 часов, в горах практически каждый день шел сильный снег.
 
Несмотря на неприветливую природу, военные поисковики считают для себя «Вахту памяти» в Приэльбрусье большой удачей: «Делаем хорошее, правильное дело, да и отношение местных жителей к нам – приятно посмотреть».
 
Но одна из главных побед «Вахты памяти» – это обнаружение и идентификация останков самого лейтенанта Гурена Григорьянца, которые подняли из расщелины эльбрусского ледника глубиной почти 70 метров. Уцелели детали обмундирования, по которым стало понятно, что найденный советский воин – офицер. Поскольку убитый лежал во льду, удалось рассмотреть татуировки на его руках.
 
– Потом была работа в архиве, и выяснилось, что в той самой роте было три, максимум четыре офицера. А татуировка была только у одного из них – самого Гурена Григорьянца, – рассказали в пресс-службе Южного военного округа (ЮВО).
 
Как сообщила руководитель пресс-службы администрации Эльбрусского района Кабардино-Балкарии Алиса Тарим, солдаты, найденные этим летом, будут торжественно захоронены возле памятника героям обороны Приэльбрусья в Терсколе в канун 70-летия Великой Победы. Там же будут похоронены и останки лейтенанта Григорьянца, награжденного в 1942 году орденом Красной Звезды, отца троих детей, перед войной заведовавшего парикмахерской ашхабадского банно-прачечного комбината.
 

поделиться: