ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

НА ОДНОЙ ВОЛНЕ

Опубликовано: 28 Июля 2014 00:50
0
2970
"Совершенно секретно", No.12/307

Эта невероятная история началась с глупой шутки на вечеринке у Сэндингхэмов. Сначала разговор зашел о психике человека, потом кто-то вспомнил о гипнозе. Арчибальд Кокс уверенно заявил, что он гипнотизер. Как часто бывает в таких случаях, в компании нашлись сомневающиеся, и кто-то попросил его продемонстрировать свои способности.
 
– Арнольд работал гипнотизером в ночном клубе, – многозначительно сообщила Лиз Сэндингхэм. – Покажи им, пожалуйста, на что ты способен.
 
Ну, Арчибальд Кокс и показал. Трудно сказать, почему его выбор пал на Мэри Джойс. Может, ему просто приглянулась красивая девушка, а может, он увидел в ее глазах недоверие и захотел его победить.
 
Как бы то ни было, но через тридцать секунд Мэри уже спала.
 
– Ваши веки становятся тяжелыми… вы не можете пошевелить рукой… все ваше тело наливается свинцом… вы расслаблены… вы уплываете… уплываете… вы засыпаете… крепко засыпаете…
 
Ничего подобного, мысленно возразила Мэри Джойс, я не сплю, потому что все слышу. И тем не менее она должна была признать, что находится в странном состоянии. Ее тело одновременно налилось свинцом и стало легким как пух. Она не хотела закрывать глаза, но они закрылись сами.
 
Кокс негромко отдавал команды: читать книгу, печатать письмо, выпить стакан воды – и она повиновалась, хотя и прекрасно понимала, что никакой пишущей машинки, книги или стакана воды нет. Она знала, что это глупо, но ничего не могла сделать. Весь сеанс, показавшийся вечностью, она чувствовала себя беспомощной.
 
Когда Кокс разбудил ее, громко щелкнув пальцами, Мэри Джойс весело рассмеялась и даже попыталась пошутить. Затем Арчибальд Кокс нашел себе новую «жертву», и Мэри облегченно вздохнула.
 
Неожиданно она увидела рядом Чарльза Грина, высокого красивого мужчину лет тридцати, с которым несколько раз встречалась на вечеринках.
 
– Значит, вам понравилось быть в состоянии гипноза? – многозначительно улыбнулся он. – А знаете, Мэри, я вам не верю. Я уверен, что вам ужасно не понравилось быть подопытным кроликом.
 
– Откуда вы знаете? – удивилась она.
 
– Я немного разбираюсь в гипнозе. В таком состоянии телепатические способности человека усиливаются. Если говорить просто, мы с вами на одной волне. Все время, пока вы находились под гипнозом, я читал ваши мысли.
 
– Я все поняла! – улыбнулась Мэри. – Вы догадались о моих чувствах по выражению моего лица.
 
– Все это время на вашем лице было выражение покоя и блаженства, – с улыбкой покачал головой Грин. – Не бойтесь, я не все время могу читать ваши мысли. Все не так страшно, как вы думаете. До сегодняшнего вечера я только изредка улавливал отдельные ваши мысли. Кстати, чтобы вам не было так обидно, процесс этот двусторонний. Вы тоже можете читать мои мысли.
 
– Тогда скажите, о чем я сейчас думаю? – с вызовом поинтересовалась Мэри Джойс.
 
Чарльз Грин пристально посмотрел в ее глаза.
 
– Вам не по душе то, что я вам сказал. Вы считаете, что я вторгся в вашу личную жизнь. И это вас тревожит… Теперь ваша очередь. О чем сейчас думаю я?
 
Мэри с неохотой посмотрела в темно-карие глаза Грина.
 
– По-моему, вы хотите поцеловать меня, – непроизвольно вырвалось у нее, и она слегка покраснела.
 
– Не знаю, как вам это удалось, дорогая Мэри, – негромко засмеялся Чарльз Грин. – Телепатия или что-то другое, но вы попали в точку…
 
В следующие несколько месяцев Мэри Джойс лишь однажды вспомнила Чарльза Грина. Это произошло в баре, когда она увидела его хорошенькую жену Лолу. Миссис Грин сидела с незнакомым мужчиной и вела себя так, как замужняя женщина может себя вести только со своим мужем.
 
Где-то через месяц у Мэри появились первые странные ощущения. Неожиданно, без какой бы то ни было причины, ее начали захлестывать дурные предчувствия, ревность, подозрения, ненависть.
 
Причин для тревоги не было, в личной жизни и на работе у нее все складывалось как нельзя удачно. Пару месяцев назад она познакомилась с Биллом и сейчас думала, что он и есть тот самый сказочный принц, которого она так долго ждала.
 
Однажды вечером, после напряженного рабочего дня, Мэри почувствовала сильную усталость и решила пораньше лечь спать. Возможно, она уже уснула, но внезапно проснулась… в баре. В том же полутемном углу Лола Грин прижималась плечом к своему кавалеру, кончиками пальцев гладила его подбородок и что-то шептала ему на ухо.
 
Сейчас Мэри Джойс поняла, что означают эти странные ощущения тревоги, ненависти и ревности. Чарльз Грин знал об измене жены и возненавидел ее. Мэри вспомнила его слова о том, что они находятся на одной волне, и тяжело вздохнула.
 
Через три недели Мэри вновь прочитала мысли Чарльза Грина. Она как бы смотрела его глазами, испытывала его эмоции и вместе с ним принимала решения.
 
В сгущающихся сумерках извивалась незнакомая дорога. Сначала машина ехала медленно, потом резко прибавила ходу. Фары выхватили из темноты деревья на обочине и какое-то бесформенное белое пятно. Мэри не сразу догадалась, что это женское платье.
 
На обочине дороги голосовала женщина с синим чемоданчиком в правой руке. Увидев машину, Лола Грин… а это была именно она… быстро опустила руку. Ее лицо побелело от страха.
 
Чарльз Грин надавил на педаль газа. Мотор взревел, и машина рванула вперед. Лола бросилась к деревьям, но ее подвели туфли на высокой шпильке. Она споткнулась и выставила перед собой руки, словно хотела защититься ими от летящей на нее машины.
 
Удар оказался таким сильным, что машину встряхнуло. Бледное лицо и белое платье исчезли. Лобовое стекло и дорога стали медленно растворяться, и вскоре Мэри вновь сидела перед зеркалом в своей спальне и смотрела на свое лицо, искаженное лютой ненавистью…
 
Дневные газеты пестрели сообщениями о трагической смерти супруги преуспевающего рекламного агента, ставшей жертвой водителя-лихача. Трагедия произошла на Форест Батч Роуд, рядом с домом Гринов. Водитель скрылся с места происшествия. Смерть наступила мгновенно. Полиция опрашивает соседей, но все попытки найти очевидцев трагедии пока безрезультатны.
 
Мэри Джойс с ужасом прочитала статью. Значит, она действительно видела смерть Лолы Грин, которую в припадке ревности сбил муж. Убийство произошло на ее глазах. Она была не только свидетельницей, но и практически держала вместе с ним руль.
 
Нужно пойти в полицию и все рассказать. После долгих объяснений у окошка дежурного сержанта ее проводили в отдел по расследованию убийств.
 
– Надеюсь, вы понимаете, мисс Джойс, – тяжело вздохнул сержант Юитт, – что нам нужны более веские доказательства вины мистера Грина.
 
– Конечно, понимаю, – кивнула она. – Но я подумала, что мой рассказ заставит вас что-то предпринять. Хотя бы осмотрите машину Чарльза Грина. После такого 
столкновения у нее должна разбиться фара или остаться на бампере глубокая вмятина.
 
– Я обязательно осмотрю машину Грина, – пообещал детектив.
 
Выйдя из полицейского участка, Мэри решила, что сделала все, что могла. Весь вечер ей не давала покоя какая-то смутная неприятная мысль. И только вернувшись домой, она поняла, что тревожило ее. Чарльз Грин знает о ее походе в полицию.
 
Утром после беспокойной ночи Мэри позвонила в полицию.
 
– Я был вчера у Грина, – сообщил Юитт, – и под благовидным предлогом зашел в гараж.
 
В гараже две машины, но ни на одной нет следов столкновения. Жалко, что вы не знаете, как зовут мужчину, с которым встречалась миссис Грин…
 
Когда Мэри Джойс в конце концов рассказала обо всем Биллу, он поднял ее на смех. После ссоры она решила на время уехать из города. Ее гнал страх перед Чарльзом Грином. Она договорилась об отпуске, села в машину и поехала куда глаза глядят. Главное – покинуть город и Чарльза Грина.
 
Когда стемнело, Мэри остановилась в маленьком городке Хортвей и решила переночевать в одноименном мотеле. После ужина она пошла в свой номер.
 
Приняв горячий душ, проглотила две таблетки снотворного и легла спать, но сон не шел. Перед глазами стоял Чарльз Грин.
 
Итак, Чарльз догадался, что она знает об убийстве, но ему неизвестно, сколько она знает. Конечно, он может изредка читать ее мысли, но о том, чтобы он знал все, о чем она думает, не может быть и речи. Она решила попробовать мысленно сообщить ему, что его страхи беспочвенны.
 
И тут на нее нахлынула паника. Телепатия это или животный инстинкт, предупреждающий об опасности, но она была уверена, что Чарльз Грин где-то рядом!
 
Мэри вскочила с постели и подбежала к закрытому шторами большому окну. Фонари ярко освещали парковочную стоянку перед мотелем, где стояла ее машина. Чья-то высокая тень скользнула мимо окна и остановилась около ее машины. В том, что это Чарльз Грин, она не сомневалась ни секунды.
 
Как он ее нашел? Что за глупый вопрос! Ведь она сама сказала ему, где находится, когда пыталась уговорить не бояться ее.
 
Паника мешала сосредоточиться. Конечно, можно позвонить портье и попросить вызвать полицию. Но что она скажет местным блюстителям порядка? Значит, придется набраться терпения и ждать, когда Чарльз Грин что-нибудь предпримет. Но тогда, очень может быть, будет уже поздно.
 
Она должна бежать. Но куда? Главное – ничего не планировать! Чарльз умеет читать ее мысли и поэтому узнает, если она подумает о каком-нибудь конкретном месте. Необходимо довериться инстинкту. Единственный выход – не паниковать и действовать вслепую, без заранее продуманного плана.
 
Стараясь ни о чем не думать, Мэри оделась в темноте и выбралась через заднее окно в узкий темный переулок. Куда теперь? Главное, не думать, а действовать. Недалеко от ресторана стоял большой трейлер, у кабины  курил какой-то мужчина.
 
– Это ваша машина? – спросила девушка. – Не подвезете?
 
– А куда вам нужно?
 
– Это не имеет никакого значения.
 
Мужчина озадаченно уставился на странную незнакомку. Мэри легко читала его мысли. Он лихорадочно пытался сообразить, чем может закончиться знакомство с подозрительной попутчицей. Но любопытство пересилило осторожность.
 
– Ладно, садитесь, – кивнул он и открыл дверцу.
 
Забираясь в кабину, Мэри поймала себя на мысли, что никогда еще не ездила в такой огромной машине. Поймала – и тут же прогнала ее. Ни в коем случае не думай… возьми себя в руки, успокойся… усни… да, усни… прикажи себе спать и усни.
 
– Не знаю, стоило ли мне брать вас, – пожал плечами водитель после того, как они выехали на шоссе. – Что там у вас стряслось? Наркотики?
 
– Нет, я не наркоманка.
 
– Ревнивый муж?
 
– Нет. Извините, но я не могу объяснить.
 
– Мне не нужны неприятности с полицией, – проговорил мужчина.
 
– Клянусь, вам нечего бояться.
 
Какое-то время они ехали в молчании. Мэри старалась не открывать глаза, чтобы не видеть дорожных указателей.
 
– За нами никто не едет? – неожиданно встрепенулась она и тут же пожалела, что задала неосторожный вопрос.
 
– Никого нет, – покачал головой встревоженный водитель. – За вами кто-то гонится?
 
– С чего вы взяли? Никто за мной не гонится.
 
– Я еду в Кларксон Бей.
 
Мэри Джойс испуганно вскрикнула и закрыла уши руками, но было слишком поздно. В ее голове метались слова: Кларксон Бей… Кларксон Бей… Она не смогла вовремя прогнать мысль о месте, куда едет трейлер, и теперь была уверена, что Чарльз Грин тоже знает о Кларксон Бее.
 
– Что с вами? – не на шутку перепугался водитель.
 
– Выпустите меня! – закричала Мэри. – Остановитесь или я выпрыгну на ходу!
 
Испуганный водитель свернул на обочину. Не дожидаясь, когда трейлер остановится, Мэри Джойс выпрыгнула из кабины. Она увидела развилку и дорожный знак. Фары трейлера осветили большую букву «К».
 
Чарльз узнает, где я, подумала девушка и попросила водителя трейлера остановиться, но тот уже выехал на дорогу. Машина быстро набрала скорость, и через полминуты задние огни скрылись в темноте.
 
Ее первой мыслью было остановить попутку, но откуда она знает, что этой машиной не будет джип Грина? Поэтому, когда показались огни приближающейся машины, Мэри спряталась в высокой траве на обочине и лежала там до тех пор, пока автомобиль не пронесся мимо.
 
Шоссе слишком опасно – чересчур много машин, в любой момент может показаться Чарльз Грин. Мэри встала и побежала по дороге.
 
Конечно, Чарльз знает, что она бежит по проселочной дороге.  Дорога К… дорога К, металось в голове в такт бегущим шагам. И тут ее осенило! Выход есть. Во что бы то ни стало сейчас ей нужно… заблудиться! Если она не будет знать, где находится, то этого не узнает и Чарльз.
 
Прежде чем сойти с дороги, Мэри Джойс остановилась. Она имела очень смутное представление о своем местонахождении. Приблизительное расположение Хортвея было ей, конечно, известно. Но вот как далеко от развилки до Кларксон Бея? То, что Кларксон стоит на берегу озера, Мэри помнила еще со школы. Здесь были и другие озера… несколько речушек и, кажется, болота. А если ей не изменяет память, может, даже и зыбучие пески!
 
Луна освещала дорогу, по которой бежала Мэри Джойс. С обеих сторон к ней почти вплотную подступал темный лес. Она не решилась покинуть дорогу, последнее, что связывало ее с цивилизацией, и не стала углубляться в черные мрачные дебри. Мэри собиралась свернуть на узкую проселочную дорогу, но у дороги К как назло не было ответвлений.
 
«Куда ты бежишь, Мэри?»
 
Девушка испуганно вздрогнула и огляделась. Впечатление было такое, как будто у нее за спиной кто-то стоял. Она знала, что это был Чарльз Грин, который на самом деле стоял сейчас у открытого окна ее комнаты в мотеле «Хортвей».
 
«Мы мило беседуем, Мэри, не так ли? Ты знаешь, где я…» И после долгой паузы: «И я знаю, где ты».
 
Может, он блефует и ничего не знает? Мэри закрыла глаза и, сжав зубы, постаралась не думать ни о пустынной проселочной дороге, ни о темном лесе.
 
«Бесполезно прятаться, Мэри». Она еще крепче сцепила зубы, чтобы не закричать. «Тебя кто-то подвез, да?»
 
Он только делает вид, что ему все известно, подумала она. Старается запугать ее и заставить паниковать. Главное сейчас – ни о чем не думать.
 
«Ты ведь ходила в полицию, Мэри! Не надо играть со мной в прятки. Я все знаю. Как бы иначе я нашел мотель? А знаешь, Мэри, ты сама во всем виновата. Не нужно было совать нос не в свое дело. Если хочешь знать, я не сразу понял, что ты что-то разнюхиваешь. Следовало, конечно, быть поосторожнее, ведь это я обнаружил, что мы с тобой можем читать мысли друг друга. Я даже как-то тебе сказал, что телепатия – улица с двусторонним движением… И все-таки жаль, что так вышло. Ты сообразительная девочка, Мэри. Можешь мне не верить, но в тот вечер я действительно хотел тебя поцеловать. Я надеялся, что, когда стихнет шум после смерти Лолы, мы сможем начать встречаться… Видишь, ты сама во всем виновата. Даже после убийства Лолы тебе не следовало идти в полицию. Напрасно ты пошла против меня. Ведь у нас с тобой общий секрет, о котором никто, кроме нас, не знает. Неужели ты этого не понимаешь? Неужели ты мне ни капельки не сочувствуешь? Неужели ты совсем не ревновала, когда я увидел Лолу с этим Джоном Кастро…»
 
Наконец-то и он ошибся! Значит, любовника Лолы Грин зовут Джоном Кастро. Фамилия довольно редкая, найти его не составит труда. Сержант Юитт очень интересовался мужчиной, с которым встречалась жена Грина. Он говорил, что это единственная их ниточка.
 
Только сейчас Грин понял, какую глупость сморозил. Он дал ей очень грозное оружие против себя, и теперь она стала для него еще опаснее. Если раньше у нее и теплилась слабая надежда на примирение, то сейчас об этом можно забыть. Теперь Чарльзу во что бы то ни стало нужно навсегда заткнуть ей рот.
 
Мэри снова побежала по проселочной дороге. Может, все-таки свернуть в лес? Нет, не сейчас. Чарльз догонит ее. Лучше оставаться на дороге. Должна же она куда-то привести. Необходимо найти людей, которые помогут ей. А самое главное – найти телефон и позвонить Юитту. Проще всего найти телефон на шоссе. Но там она наверняка встретится с Грином. Эта дорога была ее единственным путем к спасению.
 
Мэри бежала, не обращая внимания на боль в ногах. Казалось, у нее открылось второе дыхание. Ее и Чарльза, который сейчас садился в машину, разделяли пара десятков миль. А ведь ему еще нужно найти и развилку, и дорогу К.
 
Она опять постаралась прогнать из головы все мысли, чтобы не выдать своего местонахождения…
 
Неожиданно Мэри пришла в себя. Она не знала, сколько прошло времени после того, как она свернула на дорогу К. Отключив сознание, она как бы отключила и ориентацию во времени. Минуты, часы, мили перепутались у нее в голове.
 
Из транса Мэри вывели две мысли, вернее, два ощущения. Одно хорошее, второе плохое. Одно находилось впереди, второе – позади. Одно она видела, второе слышала.
 
Где-то вдали, среди листьев, мелькнул крошечный, размером с булавочную головку, огонек. И в это же самое время Мэри услышала у себя за спиной пока еще тихий шум машины.
 
Она побежала быстрее, стараясь убежать от звука. Ей даже показалось, что она узнала его. Она слышала его в тот вечер, когда погибла Лола Грин. Чарльз гнался за ней на своем джипе с навесным бампером, на котором не остается вмятин даже после столкновения с человеком.
 
Огонек приближался с каждым шагом, становился ярче и больше. Лампочка на крыльце? Какая разница! Главное, там люди…
 
Мотор джипа взревел, как раненый зверь…
 
Мэри увидела вертикальную желтую полоску и сразу догадалась, что дом стоит на другом берегу реки или озера. У нее промелькнула мысль, что это конец. Но дорога после очередного поворота привела ее к мосту. Старому полуразвалившемуся деревянному мостику, по которому она перебежит на другой берег и найдет помощь…
 
Когда Мэри Джойс выбежала на мост, из-за последнего поворота вылетел джип. Его фары осветили мост и… черную блестящую воду у нее под ногами…
 
Остановиться Мэри не смогла – слишком поздно. На долю секунды ее нога повисла над пустотой, потом девушка рухнула в воду.
 
Выскочивший на мост джип на мгновение заслонил звезды и луну и с грохотом упал в воду. Когда Мэри вынырнула на поверхность, машины не было. Небо по-прежнему было чистым, вокруг вновь царила тишина. И только по поверхности озера во все стороны расходились волны.
 
«Чарльз!» – мысленно позвала Мэри Джойс, но не услышала ответа. Телепатическая связь между ними прекратилась. На том конце что-то случилось, линия была мертва. Она подплыла к месту, от которго расходились волны, и громко крикнула:
 
– Чарльз!
 
Едва она позвала его, как ее охватил могильный холод. Сейчас она была уверена, что Чарльз Грин мертв.
 
Мэри поплыла к берегу и мостику, только это был не мостик, а короткий причал. Она убила Чарльза Грина. Если бы он знал о том, что это не мост, то мог бы вовремя затормозить. Но ее мозг посылал ему неверные сигналы. Не причал, а мост, твердил он, не причал, а мост…
 
Перевод Сергея Манукова
Тэги: детектив

поделиться: