ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Резидент Мария

Опубликовано: 1 Ноября 1999 01:00
0
8933
"Совершенно секретно", No.11/127

 
Владимир ЛОТА

Мария Полякова

В многовековую историю спецслужб вписаны в основном мужские имена. Но женщины тоже активно занимались опасной работой. Одна из них – подполковник Мария Полякова.
БЕЗ ПРАВА НА СОВЕТ...

Она мечтала стать детским врачом. Но поступить в медицинский ей помешали непредвиденные обстоятельства...

В первых числах июня 1932 года Машу Полякову, молодого и активного сотрудника КИМа (Коммунистического интернационала молодежи), вызвали в ЦК комсомола и... предложили пойти работать в военную разведку. Дали двое суток на раздумья и предупредили, что она ни с кем не должна советоваться.

Трудно самой принимать такое решение, когда нет ответа на простой вопрос, который очень беспокоил: почему предложили именно ей? Конечно, Маша свободно владела немецким и английским. Жила в Праге, Берлине и Лондоне с мамой, сотрудницей торговых представительств. В Берлине даже несколько лет занималась в реальном училище.

Возвратившись в 1927 году в Россию, стала референтом информотдела в Исполкоме КИМа. Вскоре вышла замуж за Иосифа Дицку, работавшего там же. У них родилась дочь Златана. Так что к лету 1932 года Мария Полякова, которой в марте исполнилось двадцать четыре года, была уже человеком достаточно самостоятельным. Но обладала ли она способностями для работы в разведке? И хотела ли там работать?

Через два дня в ЦК комсомола Саша Косарев вручил ей направление в Разведуправление Красной Армии, куда она должна прибыть в ближайшую пятницу в 22 часа. Оказалось, именно Косарев и рекомендовал Марию в военную разведку...

– Уверен, ты справишься с этой работой, – сказал он. – Там сейчас очень нужны такие, как ты. Врачи у нас есть, а разведчиков очень мало.

Мужу Мария сказала, что ее, возможно, скоро пригласят на новую, более сложную работу. Иосиф не стал расспрашивать, Косарева он тоже хорошо знал. Решили обсудить все после беседы в Разведуправлении. Дицка, свободно владевший немецким, чешским, французским и испанским языками, сам часто выезжал в зарубежные командировки, поддерживая связи Исполкома КИМа с различными молодежными организациями в Бельгии, Франции, Чехии, Австрии. Он прекрасно знал обстановку в европейских странах.

Ровно в 22 часа Полякова получила пропуск в здание 4-го управления Красной Армии (так называлось тогда Разведуправление). Симпатичная девушка в строгой военной форме проводила ее в кабинет начальника Разведупра.

– Кое-что я о вас уже знаю, – сказал, пожав ей руку, Берзин, – но хотел бы узнать побольше и от вас лично. Нам нужен не сотрудник за письменным столом, а человек для выполнения специальных заданий. Не боитесь?

– Нет, – тихо ответила Полякова.

Берзин внимательно посмотрел ей в глаза.

– Вижу, вы не из пугливых. Ну, рассказывайте о себе. Когда были в Германии? Где учились? Что видели? Говорите по-немецки, – предложил неожиданно...

В берлинскую резидентуру военной разведки Полякова прибыла в качестве заместителя резидента по связи. Она изучила шифровальное дело, освоила технику использования фотоаппаратуры для копирования документов, научилась конспиративно встречаться с агентами.

Обстановка в Германии в то время становилась все сложнее. Нацисты при попустительстве полиции устанавливали в городе свои порядки. А молодой и обаятельной женщине приходилось встречаться с агентами, получать от них секретные документы, оплачивать их услуги разведке...

Ее источники информации жили не только в Берлине, но даже в соседних с Германией странах. Только со своим мужем, который в те годы часто бывал в Бельгии, Франции и Австрии, она ни разу не встречалась: жесткие правила конспирации в военной разведке Полякова никогда не нарушала...

К 1933 году Мария уже успела поступить в Берлинский университет, подыскать приличную однокомнатную квартиру, получить в полиции разрешение на проживание в германской столице. К слову, в ее квартирке стоял чудесный шахматный столик, особенный столик – в нем был оборудован тайник, где хранились наличные деньги резидентуры и некоторые средства оперативной техники...

Единственная дочь обеспеченной датчанки, за которую выдавала себя Полякова, вела очень размеренный образ жизни: посещала театры, музеи, засиживалась в библиотеках, выезжала – так она говорила своим друзьям – к матери в Данию. А на самом деле занималась активной разведкой: добывала секреты по технологии производства крупповской стали, чертежи образцов нового вооружения, которое разрабатывалось в некоторых конструкторских бюро Германии. Она добросовестно выполняла указания Центра, и успех сопутствовал ей...

Однако незамужняя датчанка привлекла-таки внимание полиции, контролирующей жизнь молодых женщин, проживавших в отдельных квартирах. И в датское посольство поступила информация, что в Берлине проживает некая молодая особа из Копенгагена. Посольские работники, естественно, решили взять свою соотечественницу под опеку. Об этом Полякова узнала, обнаружив в своем почтовом ящике приглашение на воскресное богослужение, а затем на встречу за чашкой чая в датское посольство. Естественно, принять предложение она не могла.

Через некоторое время сотрудник датского посольства наведался в дом, где она жила, и оставил свою визитную карточку... Пришлось «в связи с неожиданным заболеванием любимой матери срочно выехать на родину» – сменить жилье и паспорт. Мария стала австрийкой и поселилась в другом районе Берлина, в тихом пансионате.

Летом 1934 года командование Разведуправления отозвало ее в Москву. Она опять хотела поступать в медицинский, но у Берзина были другие планы...

«027» ПРЕДПОЧИТАЕТ «МАРТЕЛЬ»...

Иосиф Дицка

Вместо учебы в мединституте Мария прошла курс специальной подготовки в разведшколе и в 1936 году отправилась во вторую спецкомандировку. В ее личном деле того времени сохранилась уникальная запись: «Особо одаренный, ценный и серьезный разведчик, обладающий необходимой подготовкой и всеми данными для зарубежной работы. При наличии умного руководства и правильного воспитания может вырасти в крупного агентурного работника...»

На этот раз Иосиф не смог проводить свою жену. Он воевал в Испании против путчистов Франко. Был начальником штаба 35-й дивизии республиканской армии, участвовал в боях под Сеговией, Сарагосой...

Молодая англичанка Маргарет Ли прибыла в Женеву, чтобы оправиться от горя после смерти мужа – канадского бизнесмена. Она поселилась в одном из тихих районов, на берегу красивого озера в пансионате, недалеко от конечной остановки городского трамвая. Пансионат принадлежал французу Полю Бертье, который работал в этом же заведении поваром, а его жена выполняла роль главного, и единственного, администратора. Маргарет быстро нашла общий язык с этой семейной парой и особенно подружилась с их десятилетним сыном Жаном. Бездетная вдова часто баловала мальчишку – дарила ему различные игрушки...

Поскольку Жан любил кататься на горных лыжах, а в окрестностях Женевы снега бывало мало, то с благословения родителей Маргарет по воскресеньям брала его с собой на лыжные базы во Францию. Там определяла Жана на детскую площадку, а сама встречалась с представителями Центра, агентами, передавала в Москву добытую информацию, получала деньги от курьеров из Москвы...

Швейцарская резидентура, руководителем которой стала Мария, была в консервации, после того как ее шеф, Виктор, уехал в Москву из-за серьезной болезни. Берзин и поручил Поляковой возобновить деятельность маленькой ячейки военной разведки. У начальника Разведупра Красной Армии, видимо, было свое видение развития событий в Европе, и в середине 30-х годов он настойчиво сосредотачивал силы своей секретной службы на главном направлении – разведке Германии.

У Поляковой первое время было немного помощников. Наибольший интерес для нее представляли агенты Макс и Пауль, проживавшие в Базеле, Клемент и Фалькон, работавшие в Цюрихе, а также «027» – германский офицер, который когда-то передавал Виктору ценную информацию о немецкой армии. Центр предупредил Полякову (псевдоним – Гизеля), что немец награжден железным крестом, информацию передает только за деньги и трудно предположить, как он поведет себя с новым руководителем-женщиной...

Марии рекомендовали на первой же встрече проявить твердость, передать 25 франков на оплату ужина в ресторане под предлогом, что ей, женщине, неудобно будет расплачиваться с официантом...

Центр также сообщил разведчице, что «027» любит дорогой французский коньяк «мартель». Гизеля не курила и никогда не употребляла спиртного. Так что первая встреча с агентом обещала быть сложной...

После обмена паролем и отзывом она заметила на лице немца недоброжелательную ироническую улыбку, но не растерялась и тут же предложила ему деньги для оплаты ужина в ресторане. Настроение «027» несколько изменилось, а после нескольких порций «мартеля» – заметно улучшилось. Позже в их деловых отношениях были и критические ситуации. Но особый талант руководителя, который не случайно отмечен в ее служебной характеристике, помог Поляковой.

19 декабря 1936 года Гизеля получила из Москвы указание, в котором говорилось: «Материалы «027» важны. Особую ценность представляет доклад о состоянии боеспособности германской армии. Это и есть результат вашего правильного руководства его работой. Отблагодарите «027». Желательно было бы получить от него такой же доклад о материально-техническом обеспечении армейских частей, тактико-технических данных основных видов бронетанковой техники, а также о ежемесячной производительности германских заводов, выпускающих такую технику...»

СНАРЯДЫ В РИДИКЮЛЕ

В один из воскресных дней на лыжной прогулке Мария познакомилась с молодым швейцарцем (назовем его Иоган). Как оказалось, с высшим инженерным образованием и широким кругом знакомых в среде технической интеллигенции. Иоган стал помощником Гизели. По ее просьбе он привлек к разведывательной работе своего друга, работавшего на военном заводе, и тот передал ей, в частности, чертежи автоматической башни Р-5, разрабатываемой пушки для установки на самолете, авиационного прицела Цейса, различных взрывателей, полный комплект документации и образец пулемета системы «штанге», а также чертежи нового противотанкового ружья.

Успех в разведке приходит к тем, кто хорошо знает все тонкости этой опасной профессии.

...Однажды Гизеля была в театре на опере Рихарда Вагнера «Золото Рейна» и во время антракта познакомилась с молодой женщиной Рашель Дюбендорфер, сотрудницей Международного бюро труда Лиги Наций. Их оценки восприятия оперы Вагнера неожиданно совпали, и они подружились.

Изучая свою новую знакомую, Полякова установила все ее связи, узнала, что Рашель была платным корреспондентом двух социалистических газет, жила со вторым мужем, а от первого брака у нее была дочь Тамара, – и предложила Центру привлечь Дюбендорфер к работе на военную разведку. Рашель Дюбендорфер был присвоен оперативный псевдоним Сиси. Через несколько лет эта Сиси станет легендой в мире шпионажа и сыграет огромную роль в добывании секретных сведений из важнейших штабов германских вооруженных сил...

В 1937 году на военную разведку под псевдонимом Брудер начнет работать шлифовальщик завода фирмы «Эрликон».

И опять выбор Марии окажется правильным. Брудер регулярно передавал информацию об артиллерийских системах и снарядах к ним. От него и его друзей Гизеля узнала о поставках зенитной пушки фирмы «Эрликон» в Германию – немцы закупали эту систему для последующей отправки в Испанию сторонникам Франко. Полякова получит полный комплект документации на эту пушку.

Как же доставлялась разведывательная информация резидентуры Поляковой в Москву? Это была особая проблема в работе Гизели. Дело в том, что между СССР и Швейцарией в те годы не было дипломатических отношений, а это означало, что в Берне не существовало и советских представительств. Так что все добытые разведчиками документы и образцы приходилось отправлять в Центр через Париж. Это был длинный, а иногда и опасный путь.

По рекомендации Поляковой Сиси окончила курсы водителей, получила права, и разведчицы для перевозки своих грузов стали брать напрокат в разных фирмах легковые автомобили.

Но с чертежами «эрликоновской» пушки возникли большие трудности. Чертежей было много – два чемодана средних размеров. Полякова получила их от источника вечером на горном перевале. Кроме чемоданов, агент передал ей еще и два боевых снаряда... Женщины погрузили чемоданы в багажник, а снаряды, обмотав ветошью, спрятали в сумки. Но ехать ночью по горной дороге не решились, опасаясь, что в случае какого-нибудь толчка снаряды взорвутся...

Найдя безопасную парковку в горах, они дождались восхода солнца и двинулись в Базель, где и спрятали опасный груз на конспиративной квартире у Анны – еще одного агента резидентуры Гизели.

Но это было только полдела. Чтобы доставить груз в Париж, нужно было пройти контрольно-пропускные пункты на франко-швейцарской границе, избежав досмотра вещей. Такой привилегией пользовались только дипломаты. У Гизели и Сиси, естественно, дипломатических паспортов не было. Но они были у знакомых Сиси – сотрудников Международного бюро труда Лиги Наций. С одним из них, австрийцем, Гизеля, одетая в дорогое платье, с прелестной шляпкой на голове, отправилась во Францию. В багажнике их машины лежали два чемодана с секретными документами, а в сумочке на коленях у Гизели... под коробочками с пудрой, флакончиками духов, платочками, пачкой сигарет и другой мелочью, без которой не может обойтись ни одна молодая красивая женщина, были спрятаны снаряды. Им повезло – пограничник не стал дотошно проверять сумочку мадам.

За несколько таких опасных операций старший лейтенант Мария Полякова была награждена орденом Красной Звезды.
ОПЕРАЦИЯ «ZET»

В конце 37-го Полякову из командировки отозвали. В Москве вовсю шла охота за «врагами народа». Начальника разведки Яна Берзина на месте уже не было. Комдив Стигга отбыл в спецкомандировку.

Поляковой пришлось учить основам разведки своих новых начальников – А. Коновалова, П. Мелкишева, руководить работой групп военной разведки в Европе, читать лекции по спецподготовке в разведшколе управления. В группу, которую она вела, входили толковые, как она скажет через много лет, молодые командиры. Пятеро из них – И. Большаков, К. Леонтьев, Н. Трусов, В. Коновалов и В. Никольский – позже станут генералами...

В 37-м возвратился из Испании и Иосиф Дицка. За мужество в боях против испанских фашистов он тоже был награжден орденом Красной Звезды.

Наконец-то вся семья была в сборе. Златана хорошо училась в школе. Мария была счастлива. Но каким зыбким счастье это оказалось. Ее отец, работавший после смерти матери в Горьком на строительстве автозавода, был арестован. Органами НКВД задержан старший брат, слушатель пятого курса Военной академии имени Жуковского, мастер спорта по альпинизму.

В конце 1938 года Полякову неожиданно пригласил на беседу бригадный комиссар И. Ильичев, заместитель начальника управления. Он задал разведчице несколько вопросов: откуда пришла в Разведуправление, с кем работала в КИМе (Косарев к тому времени уже был арестован), что думает об аресте отца и брата... Потом приказал дать письменные ответы на все его вопросы и добавил:

– Все дела в отделе передадите майору Большакову. Мы будем увольнять вас из армии.

После мучительных раздумий Полякова решила написать личное письмо наркому обороны Ворошилову.

Через несколько дней в ее кабинете раздался телефонный звонок. Помощник Ворошилова сообщил, что «Климент Ефремович прочитал ее письмо, просит не волноваться и продолжать работать...».

А вскоре Ворошилов посетил Разведуправление Красной Армии и представил личному составу нового начальника военной разведки, молодого летчика И. Проскурова, воевавшего в Испании.

В этот же день решилась и судьба Марии Поляковой. Ворошилов разрешил оставить ее в разведке...

О готовящемся нападении фашистской Германии на Советский Союз разведчики узнали из сообщения агента ХВЦ, который работал в германском посольстве в Москве. Имя этого человека – Кегель. За три дня до начала войны он вызвал на экстренную встречу военного разведчика Константина Леонтьева и сообщил ему, что германское посольство получило указание уничтожить все свои секретные документы и 22 июня подготовиться к переходу на особое положение...

Немецкие дивизии приближались к столице, и руководство страны приняло решение эвакуировать в Куйбышев важнейшие правительственные организации, в том числе и Разведуправление Красной Армии. Но Государственный комитет обороны и Сталин продолжали работать в Москве. Остался и начальник Разведуправления генерал Ф. Голиков, а также оперативная группа, в которую входили И. Большаков, К. Леонтьев, В. Бочкарев, М. Полякова и другие. Когда немцы были уже у Волоколамска, в Разведуправлении срочно разработали план «Zet». В соответствии с ним в Москве для действий в чрезвычайных условиях (захват столицы немецкими войсками) оставалась специальная разведывательная организация. Она состояла из нескольких групп, которые возглавили опытные офицеры военной разведки. В каждой группе были радист и подпольщики из числа наиболее надежных москвичей – рабочих, инженеров, ученых и учителей. В одну из групп входил артист московского цирка Карандаш...

Полякова была назначена руководителем наиболее важной разведгруппы «Центр»...

9 августа 1941 года Иосиф Дицка, который тоже служил в военной разведке и имел псевдоним Курт, вместе с секретным работником Разведуправления, действовавшим под псевдонимом Келлер, в три часа ночи был десантирован в районе польского города Чекольтин для выполнения специального задания в тылу у немцев. Это был его первый и последний прыжок.

О гибели мужа Мария узнала только после окончания войны. Келлер сообщил, что Иосиф, поломав при приземлении ноги и не желая попасть в плен, покончил с собой...

* * *

Мария Полякова работала в центральном аппарате военной разведки и после войны, была преподавателем специального учебного заведения, в котором обучались военные разведчики...


поделиться: