ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

НЕПОДСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ

Опубликовано: 8 Июля 2014 04:06
0
12649
"Совершенно секретно", No.10/305
ПОДСЛЕДСТВЕННЫЙ АНДРЕЙ ГРИВЦОВ
ПОДСЛЕДСТВЕННЫЙ АНДРЕЙ ГРИВЦОВ
Фото: "Коммерсант"
Геннадий Гуляев
НЕИЗВЕСТНЫЕ ПОДРОБНОСТИ ГРОМКОГО ДЕЛА СЛЕДОВАТЕЛЯ АНДРЕЯ ГРИВЦОВА
 
30 июня Хамовнический суд Москвы вынес очередной оправдательный приговор по громкому уголовному делу старшего следователя по особо важным делам Следственного комитета России Андрея Гривцова. Четыре года и два судебных процесса потребовалось столичной Фемиде, чтобы разобраться в деле о вымогательстве рекордных 15 миллионов долларов у бизнесмена Владимира Палихаты.
 
Судье Хамовнического суда по делу Гривцова Марине Фильченко не позавидуешь. Более 70 томов уголовного дела, не один десяток свидетелей, прямо противоположные показания обвиняемых и потерпевших. Второй судебный процесс шел с октября прошлого года, и до последнего никто не мог понять, к каким выводам придет эта хрупкая женщина. Напряжение было такое, что один из обвиняемых (по версии следствия – посредник при передаче взятки Сергей Киримов) сначала перестал ходить на заседания суда, а потом и вовсе скрылся в неизвестном направлении. Объявлен в федеральный розыск, а его дело приостановлено. В суд приходила, хотя ее никто не вызывал, экс-сенатор от Брянской области Людмила Нарусова и настаивала на своих показаниях в защиту «потерпевшего» бизнесмена Палихаты. Прослушивались многочасовые телефонные и диктофонные записи переговоров всех участников уголовного дела. И много чего еще. Когда Андрей Гривцов закончил произносить свое последнее слово, у всех присутствующих в зале было ощущение, что государственный обвинитель Амалия Устаева, запросившая для следователя 9 лет колонии общего режима, вот-вот расплачется. А на самом вынесении приговора присутствовали журналисты всех центральных телеканалов и газет, а также друзья, бывшие коллеги следователя и большинство присяжных заседателей по предыдущему, тоже закончившемуся полным оправданием следователя, процессу в Мосгорсуде.
 
Итог – оправдать следователя Андрея Гривцова в связи с отсутствием состава преступления. Третьему обвиняемому по делу, экс-сотруднику столичной милиции Сергею Хацернову, назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года по статье «Мошенничество».
 
С Андреем Гривцовым я знаком лично. В первый раз мы встретились с ним зимой 2011 года. Скромно одетый молодой человек принес с собой большой пакет документов, и больше шести часов, шаг за шагом, он рассказывал мне свою историю. Недоверие перед встречей постепенно стало перерастать в интерес к этому делу. А еще через неделю мне уже казалось, что о столичных рейдерах и о следователе Гривцове я знаю практически все. Но обо всем по порядку.
 
ЗАХВАТ НА «ФРУНЗЕНСКОЙ»
 
7 февраля 2004 года. Суббота. У проходной Научно-исследовательского института эластомерных материалов и изделий (ОАО «НИИЭМИ») появляются несколько десятков человек грозного вида, вооруженных цепями и арматурой. Быстро нейтрализовав пожилых вахтеров – их и охраной-то сложно было назвать, – молодые люди заблокировали все входы и выходы. Выходной день был выбран не случайно: ни руководства, ни сотрудников института на рабочих местах, понятное дело, не было, а значит, и сопротивление вряд ли кто-то окажет. Позже следствие выяснит, что руководил захватом здания ОАО «НИИЭМИ», расположенного в Москве на улице Ефремова, 10, что рядом с метро «Фрунзенская», некто Николай Нестеренко.
 
Оказавшиеся на улице старики-вахтеры сразу же связались со своим руководством и вызвали милицию. Примчавшийся по звонку генеральный директор НИИ Сергей Резниченко первые несколько минут не мог поверить своим глазам. Ему и подъехавшим представителям местного отделения милиции захватчики предъявили свидетельство о праве собственности на здание, в котором черным по белому было написано: многоэтажная постройка площадью в несколько тысяч квадратных метров теперь принадлежит ООО «Бизнес-контракт», а Николай Нестеренко является не кем иным, как директором этой самой фирмы.
 
Шокированный теперь уже бывший директор НИИ Сергей Резниченко, а по документам именно так и выходило, пишет заявление в милицию. Дело о захвате ОАО «НИИЭМИ» возбуждают сначала в районном отделении милиции, а затем начинают перебрасывать из одного столичного следственного органа в другой, и только осенью 2005 года материалы поступают в Московскую городскую прокуратуру.
 
ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА
 
В прокуратуре Москвы дело в свое производство принимает молодой следователь Андрей Гривцов. «Я был поражен, когда увидел тоненькую подшитую папку, – рассказывает Гривцов. – За те полтора года, которые прошли с момента возбуждения уголовного дела, мои предшественники практически не продвинулись в его расследовании. Пришлось начинать раскручивать эту историю с нуля». И он раскрутил. Уголовное дело дошло до суда; суд, согласившись с доводами следствия, отправил в места лишения свободы исполнителей рейдерского захвата. Организаторы, а это, как подозревало следствие и показывали все потерпевшие, Владимир Палихата и Николай Нестеренко, пока остались на свободе.
 
Весной 2007 года следователь Андрей Гривцов переводится в Генеральную прокуратуру РФ, в отдел по надзору за следствием. «Буквально через пару месяцев я понял, что эта работа не для меня, – вспоминает Гривцов. – Сидишь целыми днями в кабинете, перекладываешь бумажки. На выполнение всех моих должностных обязанностей у меня уходило всего несколько часов в день. Все остальное время можно было спать либо раскладывать пасьянс на компьютере. О недовольстве новой работой я рассказывал своему учителю-наставнику и, как я считал, лучшему другу Руслану Паркину». Имя Руслана Паркина здесь прозвучит не случайно. Очень скоро он сыграет свою решающую роль в этой криминальной истории. В 2005 году, во время расследования Гривцовым уголовного дела по захвату ОАО «НИИЭМИ», Руслан Паркин был руководителем отдела Прокуратуры города Москвы по расследованию преступлений в сфере экономики и фактическим начальником Гривцова. Но об этом чуть позже.
 
Осенью 2007 года создается Следственный комитет при прокуратуре РФ, и Андрей Гривцов возвращается в следственные органы. Сначала в так называемый рейдерский отдел Северо-Восточного округа столицы, а спустя полтора года Гривцов попадает в Главное следственное управление самого Следственного комитета. Здесь, в СКП, Гривцов вновь встречает своих «старых знакомых».
 
В Санкт-Петербурге в 2005 году, параллельно с расследованием дела ОАО «НИИЭМИ», было возбуждено уголовное дело по факту рейдерского захвата ОАО «НИПКП «Терминал». Основным подозреваемым, как в Питере, так и в Москве, проходил находящийся в международном розыске Николай Нестеренко. К моменту прихода Гривцова в СКП оба дела уже были объединены, а летом 2009 года Нестеренко задерживают с поддельным паспортом в Белоруссии и экстрадируют в Россию.
 
«Видимо, узнав по своим каналам, что дела по Нестеренко, скорее всего, передадут мне, – поясняет Гривцов, – к моему новому начальнику в ГСУ Олегу Пипченкову приходил адвокат Вытнов, представляющий интересы не только Палихаты и Нестеренко, но и тех исполнителей, которые уже отбывали сроки, и очень настойчиво просил не передавать мне для расследования связанные с ними дела. Но все в отделе, и в том числе Пипченков, понимали, что расследовать такого рода дела, кроме меня, было просто некому».
 
БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ
 
Еще одной причиной того, что начальник Гривцова Олег Пипченков передал эти рейдерские дела именно ему, могло быть то, что Пипченков являлся руководителем следственно-оперативной группы по расследованию громкого уголовного дела питерского авторитетного предпринимателя Владимира Барсукова (Кумарина). Кум, как называли близко знающие Кумарина люди, интересовал Пипченкова больше, чем какие-то мало ему известные рейдеры.
 
По данным наших источников, Пипченков рьяно взялся за дело. Работая еще в Прокуратуре города Москвы, он специализировался именно на бандитах, авторитетах и организованных преступных сообществах. Как работать с этим контингентом людей, он знал не понаслышке и не отличался особым либерализмом. Его подчиненные очень быстро выяснили, что преступная деятельность тамбовской группировки не ограничивается захватами двух объектов. В деле стали появляться новые эпизоды, в том числе ряд заказных убийств и участие в делах группировки Барсукова высокопоставленных питерских силовиков и представителей городской администрации. Следственную группу и ее руководителя неоднократно пытались дискредитировать. Обвиняли во всех смертных грехах – от жесткого обращения с задержанными до получения взяток. Но факты не подтвердились.
 
После того как это не удалось в Питере, видимо, кто-то решил сделать это в Москве. Андрей Гривцов и его расследование в отношении Владимира Палихаты, имевшего очень обширные связи, оказались очень к месту. Гривцов также входил в группу следователей, работавших по тамбовской группировке.
 
СТАРЫЙ ДРУГ ХУЖЕ НОВЫХ ДВУХ
 
«За несколько месяцев до моего перехода из прокуратуры Москвы в Генеральную прокуратуру ушел и мой начальник Руслан Паркин, – рассказывает Андрей Гривцов. – Но в отличие от меня Руслан пошел в адвокаты. Мы продолжали общаться, я всегда считал его своим другом. Вместе ходили в тренажерный зал, вместе отдыхали и, конечно же, говорили о работе». Ведь они вместе начинали раскручивать дело по ОАО «НИИЭМИ». «Руслан как бы невзначай интересовался у меня, какие есть наметки по делу, есть ли у меня уже план действий. Я без задней мысли делился с ним своими соображениями, иногда спрашивал совета», – вспоминает Гривцов.
 
15 января 2010 года следователь Андрей Гривцов, как обычно, к 9 утра приехал на работу в здание в Техническом переулке. Здесь расположено Главное следственное управление СКП. У служебного кабинета его уже ждала внушительная делегация – следователь из управления по Центральному федеральному округу, сотрудники Департамента собственной безопасности МВД РФ. Гривцову быстро объяснили, что он подозревается в вымогательстве крупной взятки, а ошеломленные коллеги, пока проходил обыск на его рабочем месте, успели шепнуть: «Кто-то взял под тебя деньги».
 
«Я сначала подумал, что это какое-то недоразумение, – вспоминает Гривцов. – Но когда узнал, что заявителем о вымогательстве у него взятки был Владимир Палихата, в моей голове стало кое-что проясняться». Однако самые страшные открытия для Гривцова были еще впереди.
 
За два дня до задержания Гривцова в одном из коммерческих банков Москвы при получении из банковских ячеек 8 миллионов долларов был задержан некто Сергей Киримов. Вот выдержка из протокола допроса Сергея Киримова: «Я сам никогда с Гривцовым А.А. не встречался, лишь несколько раз при мне Паркин разговаривал с Гривцовым по телефону. Никакой информации по уголовному делу от Гривцова А.А. я не получал. Все обстоятельства дела мне были известны от Паркина, который предоставлял информацию о планах следователя Гривцова А.А. мне и Палихате. Сумму взятки в 20 миллионов долларов предложил дать Вытнов (адвокат Вытнов – представитель интересов Палихаты В.М. – А.И.). Впоследствии до 15 миллионов долларов ее уменьшил сам Палихата. Кроме этого, при первой встрече Вытнова и Паркина Паркин назвал Вытнову сумму взятки в 7–8 единиц, имея в виду миллионы долларов».
 
Так что же на самом деле произошло между следователем Следственного комитета Гривцовым и свидетелем по рейдерским захватам ряда крупных предприятий Владимиром Палихатой? Показания Сергея Киримова не добавляют ясности в эту историю, а только запутывают ее. Не проливает свет на истину и позиция Руслана Паркина (как видно, он здесь один из ключевых персонажей). Этой позиции просто не существует. Находясь, как позже выяснится, на протяжении нескольких месяцев под бдительным наблюдением оперативников, Руслан Паркин умудряется скрыться от следствия.
 
Из объяснений свидетелей, потерпевших, обвиняемых и позиции следствия известно, что осенью 2009 года Сергей Киримов, близко знающий Владимира Палихату, его адвоката Михаила Вытнова и экстрадированного из Белоруссии в Россию Николая Нестеренко, пытается помочь последним избежать уголовной ответственности. К этому времени следователь Гривцов проводит активную работу по сбору доказательств причастности всех троих к рейдерским захватам. Следует отметить, что Киримов активно играет в хоккей в любительской команде. Там он знакомится с Сергеем Хацерновым, тоже заядлым хоккеистом, а вдобавок еще и работающим начальником отдела Центра по противодействию экстремизму ГУВД по городу Москве. В свою очередь Хацернов, хорошо знающий Руслана Паркина еще по работе последнего в прокуратуре города, выводит на него Киримова. А дальше проходит череда встреч Паркина, Киримова, Палихаты и Вытнова в различных точках столицы – кафе, офисах, а также ведутся переговоры по телефону.
 
Бывший начальник следователя Гривцова Руслан Паркин рассказывает о своих дружеских с ним отношениях, о том, что Гривцов доверяет ему и слушает его советы. На этом собственно совпадения в ключевых показаниях заканчиваются. Вытнов и Палихата утверждают, что сумму для следователя Гривцова за прекращение уголовного преследования им обозначил Руслан Паркин. Сергей Киримов, согласно материалам дела, утверждает, что инициатива дачи взятки исходила от Палихаты и Вытнова. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.
 
13 января 2010 года – кульминация всей истории. За несколько дней до этого Гривцов рассказывает Паркину, что будет приглашать Владимира Палихату на первый допрос. Руслан Паркин говорит, что он теперь уже как адвокат, скорее всего, будет защищать либо Палихату, либо Нестеренко.
 
Именно допрос, назначенный на 13 января, станет ключевым знаком, по версии обвинения, по передаче денег от Палихаты через Киримова Руслану Паркину. После того как Палихата вышел из здания СКП, Сергей Киримов, приняв контрольный звонок от Палихаты на свой мобильный телефон, достал из банковских ячеек пачки денег общей суммой 8 миллионов долларов, заложенные туда ранее. Это была половина от всей суммы вознаграждения. Но оперативники, следившие за Киримовым, не дали ему сделать и двух шагов в сторону машины. Он был задержан с поличным.
 
ВОЙНЫ СИЛОВИКОВ
 
По данным наших источников, атака на следователя Гривцова не была спонтанной и имела множество заинтересованных лиц. И дело даже не в том, причастен к этой темной истории сам следователь или не причастен. Конечными целями громкого коррупционного скандала, по некоторой информации, должны были стать непосредственный начальник Гривцова Олег Пипченков, а за ним соответственно и руководитель всего Следственного комитета Александр Бастрыкин.
 
Кому и зачем это нужно, объяснять долго не приходится. Для многих близких к расследованию уголовных дел тамбовской группировки в Санкт-Петербурге не секрет, что следственно-оперативная бригада во главе с Пипченковым выявила в Северной столице целый криминально-коррупционный клубок. Арест в октябре 2008 года заместителя начальника питерского УБОПа Владимира Сыча – лишнее тому подтверждение. Высокопоставленного милиционера обвинили в участии в рейдерском захвате Фрунзенского плодоовощного комбината. По данным наших источников, в связях с «тамбовскими» были также уличены некоторые чиновники питерской администрации и даже представители Генеральной прокуратуры.
 
Собственно о конфликте между Большой Дмитровкой (на этой улице расположено здание Генеральной прокуратуры РФ) и Техническим переулком (головное здание СКП) с самого основания Следственного комитета не писал и не говорил только ленивый. После первых сообщений о задержании своего следователя официальные представители комитета поспешили заявить, что всегда и сами боролись с коррупционерами в собственном ведомстве. Тем самым, не разобравшись в ситуации, всем показали, что биться за своего сотрудника никто не будет. И не боролись. Следователя Гривцова быстро уволили и оставили один на один с отечественной Фемидой. И он бился.
 
НЕВИНОВЕН – ЕДИНОГЛАСНО
 
Через два года следствия, в 2012 году, дело наконец было передано в Московский городской суд и слушалось с участием присяжных. На скамье подсудимых – следователь Гривцов, отставной милиционер Хацернов и человек из окружения Владимира Палихаты Сергей Киримов. Три месяца шла битва фактов и здравого смысла с государственным обвинением. На стороне последнего выступал и сам председательствующий на процессе судья Ткачук. Лично наблюдал за тем, как он отказывал в допросе свидетелей со стороны защиты, в то время как свидетели обвинения присутствовали в полном составе. Казалось, что выгнать из зала суда сначала адвоката, а затем и самого обвиняемого Гривцова в тот момент, когда он выступал перед присяжными, – это верх цинизма. Безотносительно к тому, виновным окажется подсудимый или нет. Александр Ткаль, один из двенадцати присяжных на этом процессе, рассказывал мне потом: «Когда начался суд и нам сказали, чье дело мы будем рассматривать, все были настроены враждебно по отношению к подсудимым. Все мы простые люди, все сталкиваемся и читаем про коррупцию в правоохранительных органах. Гривцов был для нас один из них. Но по ходу процесса отношение к этому делу у всех стало потихоньку меняться. Я вдруг понял, что этого парня просто подставляют. Во время допросов свидетелей мы стали передавать судье записки с вопросами, ответы на которые нам были очень важны. Но судья их полностью проигнорировал».
 
Сюрпризы были еще впереди. Перед тем как присяжные удалились в тайную комнату, судья Ткачук выступил с напутственным словом. В нем он пытался убедить присяжных, что вина всех подсудимых доказана, доводы защиты принимать к сведению не стоит и вообще дело ясное.
 
После трехчасового совещания присяжных оглашено решение – признать подсудимых полностью невиновными за отсутствием события преступления.
 
Тут бы всем радоваться, но прокуратуре удалось обжаловать приговор в Верховном суде, и дело вернули в Хамовнический суд, но уже без присяжных. Поправки в Уголовный кодекс, принятые в 2013 году, вывели статью о вымогательстве из под института присяжных заседателей. Но и в процессе с профессиональным судьей Гривцову удалось доказать свою невиновность. И снова победить. Профессиональные юристы не могут припомнить похожего случая за всю судебную историю современной России.

поделиться: