ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Чечня: Что будет дальше?

Опубликовано: 1 Ноября 1999 01:00
0
2561
"Совершенно секретно", No.11/127

АЛЕКСЕЙ АРБАТОВ

АЛЕКСЕЙ АРБАТОВ, заместитель председателя Комитета Государственной думы по обороне:

«Есть несколько вариантов развития событий в Чечне. Остановиться хотелось бы только на двух. Один плохой, другой оптимистический. Итак, плохой. Наши войска будут двигаться дальше. Подойдут к горам. Не забывайте, что наступает зима. Туманы, грязь. Федералы станут на своих постах. Чеченцы перегруппируются, сориентируются, распределят, кому и где наносить удар, и начнут зимой контрнаступление по всей территории. И это при том, что Грозный остается их цитаделью. Встанет вопрос о том, что нельзя оставлять такой район у себя за спиной. Начнется штурм Грозного. Опять будет страшная мясорубка. Массовая гибель мирных жителей, переход их на сторону боевиков. Массированная помощь из-за рубежа.

Плюс жесткое давление на Россию со стороны Запада по линии кредитов и займов, политического нажима и т.д. Все закончится тем, что мы вдрызг рассоримся с Западом, не получим никаких кредитов, а война в Чечне пойдет вширь. Заполыхают Дагестан, Ингушетия, Карачаево-Черкесия, и все это приведет к катастрофе для России.

Второй вариант. Наши войска закрепятся на занятых позициях. Параллельно начнутся переговоры с Масхадовым. Нравится Масхадов, не нравится, но другого нет. Выбирать не приходится. Эти переговоры должны вестись жестко. И их надо вести, пока наши войска наступают, а не тогда, когда чеченцы начнут контратаковать. Сейчас, пока у нас большие козыри на руках, мы должны поставить ультимативные условия – выдать Басаева, Хаттаба и всех остальных полевых командиров. Предположим, что Масхадов выдать их не сможет физически. Пусть тогда он своим указом объявит их вне закона и снимет с должностей, лишит полномочий. У нас появится партнер по переговорам, с которым можно вести речь о взаимодействии войск, о гуманитарных миссиях, о влиянии местной администрации, о разоружении незаконных вооруженных формирований, об амнистии... Будет снято давление Запада, достигнута договоренность. Наши войска могут легально находиться на территории Чечни. А потом уже переговоры о статусе Чечни – быть ей в составе Российской Федерации или нет. А может быть, это будет какой-то особый статус, учитывая печальную историю региона. Простор для дипломатов. По крайней мере, будет достигнута стабилизация...» (Совершенно секретно).

* * *

ЮРИЙ ЛУЖКОВ

ЮРИЙ ЛУЖКОВ, мэр Москвы:

«Мои предложения, которые я озвучил перед депутатами Госдумы сразу после террористических актов в Москве и Волгодонске, сводились к следующему: надо сделать серьезные выводы из Хасавюртовских соглашений. Это был позор, это была капитуляция перед бандитами, за которую теперь расплачиваются мирные граждане. Я предложил, во-первых, установить так называемый «санитарный кордон» вокруг Чечни.

Во-вторых, усилить контроль за административной границей между Чечней и Дагестаном, Ингушетией и Чечней, взять под свой контроль границу РФ в Грузии на чеченском участке.

В-третьих, занять левый берег Терека, вытеснить оттуда бандитов и взять эти территории под контроль силовиков. Запретить бесконтрольное использование воздушного пространства. Наносить точечные удары по строго выявленным местам концентрации бандформирований. Но не по площадям... Я не одобряю бомбардировки по площадям. Ведь это же россияне. Выходит, правительство снова решило бороться с собственными гражданами. Лишения, голод и холод переживают не бандиты, у них-то как раз все в порядке...

Аушев правильно кричит. Двести тысяч беженцев – это, наверное, слишком много... Я обратился к губернаторам, чтобы они в пределах своих возможностей оказали помощь и Ингушетии, и Дагестану. Я сам позвонил Руслану: «Давай посмотрим, что тебе нужно, сколько?» В результате Москва отправила в Ингушетию самый длинный поезд из всех допустимых – девятьсот метров... Здесь и государство должно помогать, и регионы...» (МК)

ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ

* * *

По мнению главы думской фракции «Яблоко» ГРИГОРИЯ ЯВЛИНСКОГО, Вооруженные Силы России в августе–ноябре нынешнего года выполнили свою задачу на Северном Кавказе, создав впервые за последние пять лет убедительные предпосылки для ведения политического процесса. Он предложил прекратить бомбардировки Чечни, приостановить сухопутные наступательные операции и начать переговоры с президентом Асланом Масхадовым, но при определенных условиях: освобождение заложников, прекращение работорговли, выдача российским властям террористов, объявленных в международный розыск, принятие решительных мер по разоружению всех негосударственных вооруженных формирований.

В случае если президент Масхадов откажется от ведения переговоров в рамках изложенных условий, Явлинский предлагает дать тридцать суток для того, чтобы беженцы могли покинуть Чеченскую республику. Затем «перечисленные задачи решаются федеральными силами самостоятельно» (Интерфакс).

* * *

МАЛИК САЙДУЛЛАЕВ, председатель Госсовета Чеченской республики:

МАЛИК САЙДУЛЛАЕВ

«Нас убеждают, что для начала Госсовет должен наладить жизнь в освобожденных районах и показать всей республике, как можно жить достойно. Но я считаю это в корне неправильным: нельзя от яблока, которое гниет, отрезать гнилой кусочек и выкинуть, а остальное оставить. Ведь это яблоко все равно будет продолжать гнить... Надо наводить порядок в республике в целом. И не только, вернее, даже не столько военным путем.

Эти три северных района Чечни – Наурский, Шелковской и Надтеречный – будут считаться свободными только тогда, когда будет порядок на территории всей республики. А сейчас мы, как можем, уже помогаем беженцам. Их надо временно разместить в этих районах. Но для этого там должна быть власть не военных, а Народного собрания Чеченской республики.

Я вообще убежден, что в первых эшелонах военных должны идти чеченцы... Надо применить вот какую тактику: собрать представителей духовенства, всех тейпов Чечни (а они у нас в Госсовете представлены все) и предложить им пойти в первом эшелоне федеральных войск. Они способны убедить 90 процентов воюющих перейти на сторону народа. Многие из тех, кто взял в руки оружие, просто боятся, что сегодня им пообещают сохранить жизнь, если они сложат это оружие, а завтра расстреляют. Такие обещания должны идти от чеченцев, имеющих на это полномочия...

Если этого не произойдет, эти люди будут воевать до конца. А конца этому не будет. Я боюсь, что многие в Российской Федерации заинтересованы в том, чтобы как можно дольше затягивать эту войну, чтобы все обещания Путина оказались пустыми словами. И делают это пока довольно успешно.

Вот говорят, что в Чечню надо бухать и бухать деньги. А я считаю – не надо. Дайте нам немного средств на первое время, на полгода, и за это время мы сами начнем зарабатывать, привлекать инвестиции в республику. В Чечню можно привлечь бешеные деньги, но при одном условии – порядок.

БОРИС БЕРЕЗОВСКИЙ

Второе – социальная сфера. Чтобы в республике заработали школы, учреждения здравоохранения, чтобы по весне люди смогли выехать в поле и бросить в истосковавшуюся землю семена.

Третье – восстановление промышленности. Для начала – создание малых предприятий, строительство малых гидроэлектростанций, которые, кстати, не такие уж дорогие... Это будет суверенная республика со своими законами, но в составе РФ. В ней будет все для народов, населяющих ее. Чтобы они могли жить нормально, красиво жить. Независимость в моем понимании – это когда мать может спокойно лечь спать, дети, придя из школы, – ждать отца с гостинцами. Наконец, это когда люди достаточно зарабатывают. Более чем уверен: мы наладим жизнь в Чечне. А всех этих исламистов скоро отправим туда, откуда они к нам понаехали» (Интерфакс Время).

* * *

БОРИС БЕРЕЗОВСКИЙ поддерживает все действия, предпринимаемые Кремлем в отношении Чеченской республики. Однако считает, что только военного решения этой проблемы не существует. Москва должна, по его мнению, делать ставку на интеллектуальную элиту чеченского народа. «Это люди, которые лучше других понимают те процессы, которые там происходят, и те люди, которые умеют консолидироваться именно на базе того, что они обладают необходимой культурой и знанием, – говорит Березовский. – Кстати, таких людей очень много живет в Москве. На сегодняшний день в Москве проживает более шестидесяти чеченских докторов наук и профессоров. Я уже в течение длительного времени не разговаривал по телефону с Басаевым и Удуговым. В то же время я встречался с людьми, которые представляют их интересы. Очень правильно не прерывать контактов. Все-таки наряду с теми силовыми действиями, которые происходят, нужно объяснять безнадежность для воинственных чеченцев решения вопросов таким образом, каким они стали решать их в Дагестане и потом в Чечне» (Интерфакс).

* * *

БОРИС НЕМЦОВ

БОРИС НЕМЦОВ, лидер «Союза правых сил»:

«Я считаю, что борьба с терроризмом – это святое дело и хороший террорист – мертвый террорист. И до тех пор, пока они не будут все уничтожены, у нас будут бесчисленные жертвы, разрушения, похороны ни в чем невинных людей. Второе. Я считаю, что план чеченцев – ну, я имею в виду, действительно, тех, которые сейчас там управляют, то есть полевых командиров, – он очевиден: заманить российские войска в горную Чечню и там устроить резню под названием партизанская война. Поэтому ни в коем случае в горную Чечню идти не нужно – сейчас, по крайней мере, – а нужно установить президентское правление в Северной Чечне, то есть севернее Терека, и это президентское правление должно быть не формальным. То есть должны заработать школы, больницы, должны возвращаться беженцы – так, чтобы чеченцы и русские, которые оказались в Южной Чечне, знали, что в Северной Чечне жизнь, в общем, гораздо лучше... Теперь что касается беженцев. Я считаю, что проблема замалчивается. Эта проблема очень жестока. Я даже не знаю, сколько в бюджете на 2000 год заложено денег на то, чтобы действительно решить эту проблему. Я считаю, что если прямое президентское правление в Северной Чечне будет введено, то одновременно с этим должно быть финансирование и всех проектов, связанных с обустройством беженцев. Беженцы могли возвращаться не только в Ингушетию, но и, например, в Северную Чечню...

Третье. Важный очень элемент, о котором почему-то все забывают. Откуда деньги у бандитов? Все думают, что у них деньги от Бен Ладена, из Саудовской Аравии, афганских моджахедов. Все это ерунда полная! Их деньги – это ворованная нефть. Нефть они воруют из трубы «Баку – Новороссийск». До начала вот боевых действий, можно сказать, они воровали где-то миллион тонн нефти в год. Вся труба «Баку – Новороссийск» на чеченском участке разделена между руководителями террористов. Они ее приватизировали, выкачивают оттуда нефть, перерабатывают на своих мини-нефтеперерабатывающих заводах, таких самогонных аппаратах. Продают нефтепродукты, между прочим, не только в закавказские республики, но даже в Ставропольском крае. Деньги вырученные тратят на закупку оружия и на организацию диверсий в России. Поэтому нужно немедленно делать то, что я давно предлагал, – строить нефтепровод в обход Чечни. Немедленно. Кстати говоря, трубы для этого нефтепровода – уже в Хасавюрте. Мы начали это делать, но просто не успели, поскольку нас Ельцин в отставку отправил. Вот если бы у нас было еще пять месяцев – мы бы этот нефтепровод сделали.

Я убежден, что пока не будет разработана операция – ну, под условным названием «Коммандос» – по уничтожению лидеров преступных группировок чеченских, имена которых всем хорошо известны... Их надо поймать, живыми или мертвыми привезти в Москву, желательно на Лобное место, на Красную площадь. Я вас уверяю, что это будет большое достижение. Вот это – точечная операция, которая требует большого напряжения, да? И концентрации всех ресурсов. Это гораздо важнее, чем войсковая операция, в которой, кстати, могут погибнуть, во-первых, наши ребята, а во-вторых, просто мирные жители, а бандиты все равно скроются.

Я против того, чтобы были крупномасштабные, вот такие разрушительные военные операции. Я сейчас просто поясню, какие имеются в виду операции. Есть операции очевидные, выверенные, подкрепленные данными разведки, в том числе – электронной, которые нужно проводить. Ну, например, если известно на сто процентов, что вот здесь есть сконцентрированная группа боевиков или склад оружия и при этом мирные жители отсутствуют, или они присутствуют, но на каком-то расстоянии, то военную операцию проводить нужно. Если же это – рынок, как случилось в Грозном, то это, конечно, катастрофа» (Радио «Свобода»).

АСЛАН МАСХАДОВ

* * *

По уверению АСЛАНА МАСХАДОВА, президента Республики Ичкерия, он по-прежнему ищет мирный путь выхода из конфликта и сегодня предлагает «разрешить противоречия за столом переговоров с привлечением в случае необходимости третьей стороны в лице международных наблюдателей». Вместе с тем чеченский президент отметил, что будет вынужден «пересмотреть политику в отношении Российской Федерации», если не будут прекращены бомбардировки, и подчеркнул, что «в любом случае рано или поздно сторонам нужно сесть за стол переговоров, и нет никакой необходимости делать это после кровопролитной войны». Президент Ичкерии убежден, что «силовыми методами в Чечне уже ничего не изменишь, а можно лишь усугубить ситуацию и затянуть конфликт еще на долгие годы» (Интерфакс).

* * *

РУСЛАН АУШЕВ, президент Республики Ингушетия:

«Дальше ничего путного не будет. Смотрите – уже все хотят воевать. И федеральный центр. И Басаев. И Хаттаб. И молодежь. Начинается партизанщина, мужчины уйдут в горы. И если убьют Басаева с Хаттабом – появятся новые басаевы и хаттабы... Ну опять войска всех задавят и рассеют, повесят флаги, поставят укрепленные блокпосты. Но кто всем этим будет управлять? Должен же быть лидер!.. И даже если Малика Сайдуллаева посадят в Совет Федерации от Чечни и «выберут» – он будет держаться только на федеральных войсках. А значит – недолго... Народ назван бандитами. И загнан в угол. А ведь людей нельзя загонять в угол. Центр не оставил выхода ни для армии, ни для чеченцев. И сейчас эти две массы начинают воевать, а победителей не будет».

РУСЛАН АУШЕВ

Если бы от Аушева зависело принятие главного решения по Чечне, он «немедленно прекратил бы огонь. Остановил бы войска – и никакого движения дальше. Потребовал бы от спецслужб точных доказательств, какой террорист и где находится. И заставил бы их работать, а не артиллерию и авиацию. А параллельно вел бы переговоры. Но ничего этого не будет! Значит, война – на уничтожение» (Новая газета).


поделиться: