ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Украина 2.0. Попытка перезагрузки

Опубликовано: 26 Февраля 2014 14:26
0
29650
Онлайн-версия
Бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, освобожденная из тюремного заключения, во время выступления перед сторонниками оппозиции на площади Независимости в Киеве
Бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, освобожденная из тюремного заключения, во время выступления перед сторонниками оппозиции на площади Независимости в Киеве
Фото: РИА "Новости"

Ровно четыре года и один день назад, 25 февраля 2010 года Виктор Янукович официально вступил в должность украинского президента, став первым главой Украины, который решил проверить, насколько и в самом деле Украина – не Россия, как предупреждали его предшественники и многие современники. Эксперимент провалился как раз к годовщине, и первый день своего пятого года Виктор Янукович встречает неизвестно где, неизвестно с кем, и неизвестно в каком качестве и процессуальном статусе.

И даже на фоне прочих и жгучих загадок очередной наступающей украинской весны этот вопрос отнюдь не выглядит праздным. 

Явление Тимошенко

Ничто не выглядит логической развязкой. Все, что могло ею показаться, на деле становится лишь очередным ходом в игре, еще более ее запутывающим.
Выступление Юлии Тимошенко на Майдане отнюдь не было встречено всеобщим восторгом. И дело не только в ней самой, так естественно не успевшей понять, в какую страну она так стремительно вернулась из тюремной больницы. До ее появления на Майдане несоответствие Майдана и его лидеров могло показаться рабочим моментом. Явление Тимошенко прояснило главное: это противоречие – во многом суть того, что в очередной раз выглядит революцией. Которой, кстати, никто не пытается придумать названия, и это тоже характерно.

Противоречие между Майданом и его лидерами было очевидно еще в ноябре, когда молодежные и студенческие организации демонстративно дистанцировались от традиционных политических лидеров. И даже собирались они на разных площадях: студенты на Площади независимости, то есть, на самом Майдане, а политики – на Европейской площади. Вынужденное объединение не решило, возможно, главную, хотя и до поры скрытую коллизию протеста: антивластный и проевропейский, он был ошибочно отождествлен с продолжением «оранжевого».

10 лет назад Майдан собрался для того, чтобы поддержать претензии своих лидеров на власть, и потому их победу считал своей. Нынешний Майдан объединил всех, кто имел основания ненавидеть власть, причем зачастую без явных идеологических обоснований. Вся политическая программа сводилась к свержению режима Януковича, и только в этой степени Майдан интересовала позиция его формальных лидеров. Дело не в том, что они его не контролировали – они и не могли это делать, поскольку их роль в протесте была глубоко вторичной, их задачей было только представлять процесс в политических отношениях с внешним миром и на переговорах с властью. Что они и делали, чем довольно скромно и оценивался их вклад в общую победу.

Сама необходимость воевать в Киеве многими на Майдане воспринималась как результат несостоятельности тех, кто победил в 2004 году. В том числе и самой Тимошенко. Может быть, своим она помогла части Майдана сформулировать свое требование: Украине требуется полная перезагрузка власти.

На правом фланге без иллюзий

На правом фланге к появлению Тимошенко отнеслись с понятной прохладцей: если заподозрить экс-премьера в приверженности к какой-то идеологии, то она уж точно ничего общего с их радикализмом не имеет. Но на этом фланге решающих событий никто не ждет: здесь, судя по всему, развернется борьба между националистами-радикалами из структур типа «Правого сектора» и той же «Свободой», которая теперь на их фоне выглядит едва ли не умеренной консервативной партией. Однако социологи оценивают всю эту нишу процентов в 10, обычный европейский диапазон для радикалов и даже неонацистов, и ресурса для его значительного увеличения не наблюдается. Радикалы, впрочем, пока на что-то большее, чем просто на политическую легализацию, не рассчитывают, ради нее лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош заявил о своем участии в президентской гонке. Вместе с другими отрядами самообороны Майдана, «Правый сектор», возможно, будет теперь представлен где-нибудь во втором эшелоне руководства силовых структур, и, видимо, этим все их политические претензии ограничатся.

Однако без энтузиазма к возвращению Тимошенко относятся и в других секторах украинской оппозиции. Арсений Яценюк, руководитель фракции «Батькивщина», теперь оказывается вне игры, поскольку даже вторые роли типа спикера или премьера при гипотетическом президентстве Тимошенко окажутся занятыми более близкими к ней людьми или партнерами по коалиции, без которой ни одна власть наверняка теперь не сможет обойтись.

Для Виталия Кличко ее появление означает смену всех прежних расчетов, в соответствии с которыми именно он имел лучшие шансы стать лидером объединенной оппозиции. Теперь шансы у оппозиции объединиться вовсе кажутся исчезающими, да и не очень понятно, против кого объединяться. Меняется сама концепция выборов. И, главное, становятся неочевидны ставки и мотивы. Наверное, одним из первых это изменение сформулировал адвокат Тимошенко, деланно удивившийся тому, что Майдан услышал от его подзащитной намерение баллотироваться в президенты. Судя по всему, он был среди тех, кто объяснил Тимошенко суть тех изменений в стране, которые она не могла по достоинству оценить в заточении. В том числе, и по части политических планов. Мечтой Тимошенко всегда было президентство. Но в нынешней ситуации, после того, как «президентская» конституция Януковича была отменена, и Украина стала парламентско-президентской республикой, эта должность в определенной степени утратила свою привлекательность. В этой ситуации, как легко предположить, президент Тимошенко может стать таким же раздражителем для всех, каким был Янукович: Тимошенко, которой совершенно не интересно быть всего лишь моральным авторитетом нации, будет ломать предполагаемую политическую модель, и обязательно вступит в конфликт за полномочия с правительством и парламентом, которые в этой модели главнее. Добром это кончится едва ли, что, возможно, тоже стало понятно Тимошенко довольно быстро, и, возможно, к былой мечте она могла несколько охладеть. С другой стороны, Тимошенко в качестве премьера на Украине для многих тоже незабываема, с ее волевыми решениями в области бензинового ценообразования и прочими представлениями о хозяйственном управлении, заставлявшими хвататься за голову даже видавших виду украинских экономистов. Впрочем, об отказе от премьерских амбиций Тимошенко уже объявила, по крайней мере, на время.

Возможно, в нынешних обстоятельствах она может заинтересоваться ролью лидера парламентского большинства, от которого будет зависеть формирование правительства. Однако в реальности его, похоже, уже принялись формировать вновь формирующиеся депутато-олигархические группы, за которым ревниво и с вполне обоснованными подозрениями следит не расходящийся Майдан. Кажется, Тимошенко берет тайм-аут, анонсировав отбытие в марте на лечение в Германию.

Без востока и без запада

Восток Украины слишком долго был уверен, что уж до каких-нибудь выборов, хоть в этом году, хоть в следующем, Янукович дотянет. Теперь, когда до выборов меньше трех месяцев, серьезного кандидата, которого хотя бы условно можно было бы считать своим, у востока не видно. Некоторый опыт президентских выборов имеет Сергей Тигипко, зампред Партии регионов. На прошлых выборах он имел на востоке определенный успех за счет тех, кто уже не мог заставить себя голосовать за Януковича, но и по укоренившейся политической традиции не решался проголосовать за Тимошенко. Однако его шансы выиграть всерьез не оцениваются, ни избирателем, ни социологами, ни, судя по всему, олигархами. Они в отсутствие единого для них кандидата, каковым был Янукович, скорее всего, разделят свои симпатии и антипатии между другими фаворитами. А их круг Украине еще только предстоит уяснить.
Участие Тимошенко в выборах не планировалось, и только некоторые социологи на всякий случай оценивали ее шансы, которые по их расчетам были сопоставимы с шансами Кличко. Однако все это было до Майдана, уличных боев и похорон погибших, которые могли изменить мотивы былых пристрастий. Поэтому даже Кличко, возможно, утратил выгодный имидж привлекательного и ничем скомпрометировавшего себя новичка. Что он приобрел взамен, сегодня оценить трудно, особенно в свете все более уверенных требований полной перезагрузки украинской власти.

Возможно, повысится спрос на политиков, которые не воспринимались однозначными представителями одной из сторон конфликта. Скажем, олигарха и главного украинского «кондитера» Петра Порошенко без раздражения встречают и в среде «оранжевых», и среди «регионалов» — он имеет опыт правительственной работы и с теми, и с другими. Он, кстати, не вызывает явного неприятия в Москве. Порошенко, впрочем, пока президентских амбиций не выдает, не скрывая, что давно предпочитает пост премьера.

Янукович остается президентом?

Однако у предвыборной кампании, которая началась без старта, есть, помимо ее скоротечности, еще одна особенность.
Даже опубликованное постановление Верховной Рады об отстранении Януковича с поста президента не делает это решение, с точки зрения многих юристов, вполне законным. Оно было принято на том основании, что, не подписав закон о вступлении в силу конституции 2004 года, Янукович самоустранился от исполнения своих конституционных обязанностей. Однако даже Арсений Яценюк поначалу оценивал это самоустранение лишь как повод для начала процедуры импичмента, которая прописана в конституциях и 1996 года, и 2004 года, и 2010 года. Детализирующего импичмент закона на Украине нет, и налицо юридическая коллизия: без импичмента Янукович остается президентом, о чем, надо полагать, очень скоро, в разгар выборной кампании может напомнить, со всеми основаниями, и тогда под вопросом может оказаться легитимность самой кампании.
Пока никаких сигналов о готовности облегчить всем жизнь и никакого желания подписывать добровольную отставку он не подает, возможно, рассчитывая разменять ее при случае на гарантии личной безопасности.
Тем более, что других вариантов контригры у него, похоже, не остается. На поддержку России рассчитывать не приходится, проект превращения юго-востока Украины в Вандею, похоже, ограничился к сегодняшнему дню одним Севастополем, да и, судя по всему, это тоже вопрос времени и договоренностей. Однако, вполне возможно, что Янукович, которому Москва не простила миндальничанья с Майданом, может и в этих условиях предоставить свое покровительство и бескрайние просторы – просто для того, чтобы испортить жизнь Киеву. В комплексе с БТРами в Севастополе и переброской танковых соединений в Крым. С такими же неясными целями, с которыми она требует перенести выборы с 25 мая на осень. Будто и в самом деле надеется за это время кого-то, наконец, для себя на Украине вырастить
 


поделиться: